Олег Кан на дне: послание «крабового короля» Александру Бастрыкину

Форбс ознакомился с письмом Олега Кана, которого средства массовой информации окрестили «крабовым владыкой», к руководителю СК Александру Бастрыкину.

Накануне нового 2019 года Олег Кан стал известным на всю государство. Он стал героем расследований сходу нескольких общегосударственных каналов, окрестивш?? его «крабовым владыкой». После чего на него было начато уголовное расследование о незаконном перемещении через границу. Потом сотрудники следственных органов соединили его с уголовным делом об убийстве предпринимателя Валерия Пхиденко, расследуемое с 2010 года. Кана объявили в розыск, а сам он оставил Российскую Федерацию и залег на дно.

В самый разгар сильной эпидемии Кан нежданно поменял стратегию. Поначалу преследуемый предприниматель убедил телевизионную ведущую Ксению Собчак принять участие в крабовом бизнесе, потом отдал огромное интервью и в письме объяснился с главой СК Александром Бастрыкиным. Форбс исследовал обращение предпринимателя. Оригинальность документа подтвердил источник из окружения предпринимателя.    

Злой волшебник

«Я издавна уже заработал все, что мне было нужно», — пишет Бастрыкину Кан. Он рассказывает, что стоял у истоков развития крабодобывающей сферы, но уже отошел от дел. В крабовой сферы он «довольно наработался» и на данный момент занят меценатством, настаивает Кан. Свои компании, согласно мнению преследуемого предпринимателя, он передал родным: «Пора было дать дорогу юным». Сейчас он менее чем помощник «со вольным графиком работы» в одной из рыбодобывающих компаний, настаивает Кан.

Это не воспрепядствовало сотрудникам следствия приписать Кану компании, которые, по их версии, приняли участие в контрабанде краба, сокрушается предприниматель: «Сейчас меня как злого волшебника винят в том, что я единолично уменьшил таможенную цена краба по различным сделкам в различных компаниях, к которым я просто не имею никакого отношения».

Это нереально, убежден Кан: таможня всецело держит под контролем поставки краба. К убийству Пхиденко он тоже не имеет отношение, убеждает Бастрыкина Кан, а преступление приписали так же, как и компании, и сейчас в средства массовой информации о нем говорят «не по другому, как об убийце». В 2005 году на него самого было совершено покушение, которое до настоящего времени не расследовано, сетует «крабовый повелитель».

Отвлекающий маневр

«Все организованные в отношении меня обвинения, заочные аресты, объявления в розыск, это ни что другое, как отвлекающий маневр», — пишет Кан Бастрыкину. Предприниматель думает, что в действительности представителей следственных органов и «центральные средства массовой информации» соединяет воединыжды одна цель — рейдерский захват крабового бизнеса на Сахалине.

Основная задачка — «затянуть» в его уголовное дело промысловые компании, считает Кан. Последующим шагом парализуется их управление, потом компании «прекращают свое активное существование» и их выкупают по дешевке вместе с квотами, обрисовывает последовательность действий собственных оппоентов «крабовый повелитель». Однако формально претензии к нему, в действительности штурмуют компании, считает Кан: «В итоге, все чрезвычайно подло, но хорошо скооперировано».

По всей вероятности, речь в письме идет о компаниях «Курильский всепригодный комплекс» (КУК) и «Монерон». В марте месяце их имущество арестовал суд по обращению СК. Обе компании соединены с Каном – КУКом обладал его сын, а «Монерон» принадлежит его старому сподвижнику Дмитрию Пашову. В общей сложности им принадлежат квоты на вылов 10 000 тонн краба.

В письме Бастрыкину Кан не называет определенных заказчиков, в интересах которых будто бы действуют сотрудники следственных органов. Вообщем, в беседе «Ведомостям» он сообщил, что его трудности с законом ухудшилась после переговоров о продаже крабового бизнеса с зятем Геннадия Тимченко Глебом Франком. Представитель Франка заявил «Ведомостям», что интерес к бизнесу «крабового короля», напротив, исчез после уголовных дел: «Кан — вне периметра наших интересов». В письме Кан просит Бастрыкина назначить проверку уголовного расследования и взять ее под персональный надзор.

Медийный шум

Кан не 1-ый, кто за ближайшее время просит Бастрыкина лично направить внимание на крабовую ветвь. Про это главу СК просили Ксюша Собчак и Елена Соглаева, сообщил Форбс супруг последней Игорь Соглаев. Бывший руководитель высшего звена «Роснефти» и А1 (супруга действует в его интересах) вместе с Собчак был намерен купить пятьдесят процентов «Монерона» и КУКа, но планам помешал арест компаний.

Бастрыкин не единственный влиятельный государственный служащий, которого Собчак с Соглаевой просили разобраться в уголовном деле Кана, подчеркивает Соглаев. Кроме того, они обратились к генеральному прокурору Игорю Краснову и к члену сената от Республики Тыва Людмиле Нарусовой, мамы Собчак. Нарусова, со своей стороны, посетовала руководителю Верховного суда Вячеславу Лебедеву, также предложила включить ГК «Монерон», в которую входят КУК и «Монерон», в перечень предприятий системного значения.

ГК «Монерон» поначалу признали системообразующей, но позже исключили из перечня. Начинания Нарусовой сопровождал большой публичный и медийный резонанс. Непонятно, как это поможет Кану, но он заявлял, что конкретно этого эффекта ожидал от возникновения Собчак: «Шум вышел сейчас совершенно на иной уровень, потому рассчитываю, что сейчас сотрудники следственных органов беспристрастно подходят к нашему вопросу».


  • Первичным источником сведений и основанием для изложенных в публикации фактов, аргументов и иных данных является данный сайт.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.