Тарико, Хотин, Ананьевы: из кого глава «Траста» выбивает долги

Александр Соколов сообщил, как кризис воздействует на работу банка сложных активов, и кто из его одних из самых крупных должников уже столкнулся с сложностями.

О воздействии кризиса

— Кризис уже стукнул по меньшей мере по доходам банков: они делают резервы и теряют доходы. Как кризис влияет на банке непрофильных активов (БНА) «Траст», в который переданы проблемные долги санированных ЦБ личных банков?

— Кризис, конечно, сказывается. Невзирая на неординарную банковскую бизнес-модель, мы находимся в той же финансовой действительности, что и другие. Рассчитываем, что заемщики, у каких сократился валютный поток, обратятся к нам с просьбой об изменении графиков платежей. В особенности это касается тех, кто трудится в более пострадавших от кризиса отраслях — нефтегазовом секторе и сфере коммерческой недвижимого имущества. Часть из них уже обратились. Это безизбежно.

Плюс полтора месяца не работают суды, действует мораторий на реализацию начала процессов признания неплатежеспособности. Это в свою очередь скажется на сроках взыскания по ряду активов.

На главном показателе продуктивности БНА — уровне сборов (recovery) — негативного воздействия кризиса мы пока не ощутили. Сборы первого квартала были выше ожиданий. Полагаем, что план полугодия также будет выполнен, а вот общий годовой план, естественно, располагается под чрезвычайно мощным давлением наружной среды. Неповторимость данного кризисного периода не дает возможности сделать оценки, которые бы размещались на расчетах, но не на чувствах. Я считаю, что осознание настоящего вреда для экономики придет сначала-середине третьего квартала.

Чем занимается «Траст»

На базе банка «Траст» ЦБ сделал банк непрофильных активов, куда были переданы проблемные активы 3-х санированных личных банковских групп — «Открытия», Бинбанка и Промсвязьбанка. Сам «Траст» санировали с 2014 года, его первым санатором был банк «ФК Открытие», который в 2017 году сам попал на санацию ЦБ. На данный момент главным владельцем «Траста» является Центральный Банк РФ. На начало 2020 года активы «Траста» превосходили 2 трлн руб., но их справедливая цена оценивалась всего в 236 миллиардов руб. Задачка БНА — до 2023 года возвратить ЦБ в два раза больше этой суммы (482 миллиардов руб.) за счет реализации и управления приобретенными активами, также взыскания средств с должников. За 2019 год размер возврата средств (recovery) «Трастом» составил 108,4 миллиардов руб., отчитывался банк.

Один из самых крупных должник «Траста» — «Открытие Холдинг» Вадима Беляева, который был обладатель банка «Открытие»: он должен БНА 500 миллиардов руб. С некими партнёрами «Траст» условился: банк заключил сделку с Михаилом Гуцериевым и группой «Сафмар» на 135 миллиардов руб., подразумевающ?? приобретение некоторых активов с баланса «Траста». С иными еще ведет переговоры. СМИ сообщал, что «Траст» изучает вариант привлечения к субсидиарной ответственности обладателя ПИК Сергея Гордеева. Долг компаний «Ривьера» и «Эквилибриум», которые до этого принадлежали структурам Гордеева, превосходит 52 миллиардов руб. О одних из самых крупных заемщиках и про то, каким образом с ними трудиться в кризис, глава «Траста» Александр Соколов сообщил в беседе СМИ.

— Какой размер recovery «Траст» получил за 1-ый квартал? Какие цели стоят по результатам года?

— В 2020 году мы намереваемся собрать свыше 79,6 миллиардов руб., 25 миллиардов руб. уже получили.

— Имеется ли намеченные сделки, которые пришлось отложить потому, что резко усугубилось положение заемщика?

— Нет, но прошло еще чрезвычайно не много времени. Пока все находятся в состоянии шока. Хоть какой кризис поначалу подразумевает резкое изменение критерий, позже адаптацию к ним социума. Лишь после чего начинается новая обычная жизнь, когда люди опять могут планировать бизнес.

Сделки по выходу из активов имеют горизонт планирования от нескольких месяцев до пары лет, потому пока мы воздействие кризиса не ощутили. Я бы сообщил, что на данный момент положение дел смотрится даже несколько лучше, чем мы ее для себя представляли, к примеру в недвижимого имущества. Мы ждали остановку спроса на торговую недвижимость потому, что большое число людей переместилось на удаленную работу и оставило кабинеты. Однако на примере наших объектов видим, что интерес к коммерческой недвижимого имущества сохраняется, однако, с высоким процентом вероятности, это фактор недлинного срока [с начала кризиса], ежели базовый. Не стоит рассчитывать, что все будет как ранее. Естественно, не будет.

— Чем необычен данный кризис вам?

— В моей проф истории это 3-ий кризис. У всех них различная природа и различные результаты. Данный для меня различается от прошлых сначала опытом. Как в том анекдоте-сказке: «Запомни, так будет не постоянно». Хоть какой кризис завершается.

Опыт работы в банковском секторе указывает, что, проходя через кризис, мощные участники стают еще посильнее. Да, кризис — это увеличение перегрузки, больше высочайшая скорость принятия решений и наименьшая степень определенности. Однако не стоит впадать в панику, нужно продолжать делать свое дело. Кризис учит нас быть больше сдержанными и внимательными к людям. На данный момент почти все находятся в состоянии завышенной стрессовости: у кого-либо разоряется бизнес, кому-то нет средств заплатить работникам, потому, чтоб удачно вести переговоры и договариваться, в особенности принципиально проявлять упругость и выдержка.

Кризис постоянно приходит не своевременно, и для нас также. Мы меньше года назад окончили труднейший процесс сотворения БНА и расшивку «столичного банковского кольца». На данный момент, когда готова площадка, собрана команда, налажены процессы, можно было бы сделать выдох и несколько лет поработать в больше умеренном режиме. Однако нет. Этот вот противный сюрприз от вселенной.

Об ожидаемом росте сложных долгов

— Когда удар кризиса быть может более мощным? Когда его ощутят банки?

— Банковский сектор начнет чувствовать воздействие кризиса в 3-ем-четвертом районах, сначала через изменение резервов по кредитам. Однако здесь почти все будет зависеть от бизнес-модели определенного банка и того, с каким сектором он работает. К примеру, доля просрочки в секторе среднего и малого бизнеса, который оказался в непосредственной близости от кризиса, может добиться 30–сорок процентов. Просроченную долг больше большого бизнеса в настоящее время оценить трудно, так как резервы у таковых компаний есть еще.

— Рейтинговые агентства ожидают, что у банков существенно вырастет доля сложных долгов. Может ли в связи с этим у «Траста» прибавиться работы с новым ранцем сложных активов?

— Я не исключаю этот вариант. Пятилетняя бизнес-модель банка непрофильных активов была собрана до кризисных времен. Отлично, что мы успели выстроить инфраструктуру, сформировать команду и отладить бизнес-процессы по работе с активами. Если б данный кризис произошел годом ранее, нам было бы намного тяжелее. На данный момент «Траст» всецело готов к тому, чтоб принять в работу доп активы, если акционер воспримет подобное решение.

— Вы это обсуждаете с Центробанком?

— Мы не обсуждаем с Центробанком определенную стратегию, будем ли наращивать портфель «Траста». Наша задачка — проинформировать владельцев акций о нашей готовности. Разговаривать о конкретике рано, пока вал просрочки на банковский сектор не накатывается, потому обсуждать на данный момент объемы, сроки и другое не имеет смысла. Это как деление на ноль — вариантов нескончаемое число.

— Каким банк непрофильных активов может выйти из кризиса? Как очень могут обменяться цели по возврату, если, приемлим, в четвертом квартале вы увидите резкий рост дефолтов?

— Так как все наши заемщики уже находятся в необычной кредитной ситуации, малое последствие для банка — смещение платежных сроков по договорам, бывш?? заключены до этого. Не значит, что они выйдут за 2023 год, но может быть повышение сосредоточения платежей на 2022–2023 годы.

Больше нехороший вариант — переход части заемщиков из реструктуризации в дефолт и функцию взыскания. По тем, кто уже располагается в дефолте, положение дел усугубить трудно. Главное воздействие — это понижение цены активов, но его пока также трудно предсказать.

— Что будет, если платежи вашего должника уйдут за 2023 год? Как с ним далее быть?

— В банке непрофильных активов и на данный момент есть заемщики, график погашения которых выходит за 2023 год. Портфель таковых займов составляет 21 миллиардов руб. Он значительно сократился с начала 2019 года. Тогда он насчитывал 57 миллиардов руб. Это также иллюстрация действенной работы прошедшего года.

Ясно, что по результатам кризиса часть обязанностей может перейти за период отчислений в 2023 году. Мы же обязаны будем проявлять реакцию на поменявшийся валютный поток у клиентов, по-иному нереально. Однако это не означает, что в обсуждениях для нас будет являться аргументом фраза «война все спишет». Нет, не спишет. Хоть какой кризис не продолжается вечно. Я не верю в звучные обращения части специалистов, что нас ожидает 2-ая Величавая депрессия. Однако бы поэтому, что все процессы за прошедшие даже двадцать лет кратно ускорились по соотношению с периодом Величавой депрессии. Мы видим, что мир, и Российская Федерация в частности, выбирается из кризиса больше быстро. Если экономике на восстановление будет нужно год либо даже два, это все равно обозримый просвет времени.

О бывших активах структур обладателя группы ПИК

— «Траст» подал обращение о признании банкротом компании «Эквилибриум», бывш?? SPV-компанией группы «Хорус» и принадлежала структурам обладателя группы ПИК Сергея Гордеева. Невзирая на то что Гордеев ее продал, считаете ли вы вероятным привлечение его к субсидиарной ответственности по результатам раззорения?

— Я считаю больше правильным комментировать деяния, ежели ожидания. Есть обычная предусмотренная законом процедура в случае неисполнения долговых обязанностей. Мы по ней движемся. В рамках процесса признания неплатежеспособности «Эквилибриума» будет проведено исследование всех денежных операций и, при этом, определен круг держащих под контролем лиц. Закон един для всех. Следовательно, ко всем фигурантам, по которым будет установлена ответственность, будут предъявлены требования в случае, что долг к тому времени не будет погашена.

— Еще есть один проект, который до этого принадлежал структурам Гордеева, — ТРЦ «Ривьера». Долг компании — обладателя ТРЦ составляет 42 миллиардов руб. Компания в несостоятельности, вы в нем тоже участвуете.

— Подход этот же, как и по всем другим проектам. Если долг не погашается, а заемщик не идет на мировое соглашение, которое устраивает нас как кредитора, то предъявляем судебный заявление. Потом инициируем функцию раззорения и в ее рамках добиваемся выполнения собственных условий.

— А кто не идет на мировое соглашение? Новый обладатель — киргизский фонд KLS? Вы с ними ведете переговоры?

— Я не стану обсуждать стратегию. Не идет на мировое тот, с кем оно не заключено. Предпосылкой несогласия являются условия договоров, которые не устраивают одну из сторон. Естественно, хоть какого заемщика устроит мировое, в соответствии с которым он возвращает рубль, а должен при всем этом миллион. Кредитору подобное соглашение нерентабельно. У каждой стороны своя цель. Наша — возвратить очень вероятное число средств государству.

— KLS либо Гордеев давали для вас мировое соглашение?

— Не имеет значения, кто и что высказывал предложение. Важен сам факт, заключено соглашение либо нет. С Сергеем Гордеевым у нас обычный рабочий контакт. Пытаемся найти решение. На сегодня его нет. Однако это ни о чем же не гласит, в связи с тем, что часто переговоры продолжаются месяцами, годами, время от времени наряду с судами.

Наша принципная позиция — пока нет утвержденного и подписанного формально обязывающего документа, мы параллельно движемся по установленной законом процедуре раззорения и взыскания. Мы не можем дать гарантию, чем завершатся переговоры — исполнением обязанностей либо тем, что нас некоторое число времени будут водить за нос. В некоторых вариантах переговоры заемщику необходимы, чтоб затянуть время и зачистить свои офшорные цепочки. Тогда кредиторам будет труднее добраться до активов. В числе прочего есть подобное понятие, как срок исковой давности, который может пройти, если мы будем чего-то ожидать.

Потому наш базисный подход — переговорный процесс и параллельно движение по обычной правовой процедуре, чтоб не терять времени, а оно, обычно, работает не на нас.

— В случае взыскания ТРЦ «Ривьера» в котором объеме долг быть может погашен? И какой еще позже размер условий быть может предъявлен к держащим под контролем лицам?

— Цена «Ривьеры» даже в докризисный период не покрыла бы и половины долга. Однако определенную цифру я на данный момент назвать не смогу. Большие объекты, подобные как торгово-развлекательные центры, очень трудно оценить. Ни мы, ни аудиторы гарантированно не сообщат, сколько данный объект стоит в критериях нынешнего рынка. На данный момент звучат прогнозы про то, что бизнес торговых центров в больших городах придет в упадок, так как люди перебегают на online-шопинг и утехи. И это заставит владельцев распродавать активы. Подобные прогнозы тоже оказывают влияние на стоимость объектов.

Касательно условий, то весь размер, который не покроется залоговой массой, конечно же, будет предъявлен держащим под контролем лицам, состоящим в группе и иным заинтересованным лицам.

О соглашении с Михаилом Гуцериевым

— «Траст» в прошедшем году достиг договоренностей с Михаилом Гуцериевым и группой «Сафмар». Как воздействовали эпидемия и данный кризис на выполнение обязанностей по сделке?

— Все обязанности прошедшего года группой Михаила Гуцериева исполнены. Обязанности первого квартала 2020 года также исполнены в полноценном размере и в срок. Мы полагаем, что все намеченные платежи к концу года тоже будут изготовлены, невзирая на трудности в экономике.

— Накануне сделки вы пробовали реализовать три лота привилегированных акций «РуссНефти» (в общей сумме двадцать пять процентов уставного капитала), и два пока еще никто не купил. На данный момент кризисная положение дел на рынке нефти. Что планируете делать с этими акциями, если не можете их реализовать до 2023 года?

— На данный момент у нас есть денежный инструмент неплохого качества, с неплохой эффективностью. Когда мы выходили на аукцион (а это было нужно сделать в согласовании с нашими действиями), то условия по данному инструменту были остальные. Ничего необычного, что покупателей не было. На данный момент это продукт другого качества. У него на рынке не настолько не мало альтернатив, беря во внимание эффективность шесть процентов годовых в валюте и финансовый риск «РуссНефти». Как придут в норму стоимость нефти, мы сможем выйти из данного актива.

Мы планировали в текущем году выставить на продажу часть пакета, который остался у нас на балансе, даже начали к данному готовиться. Однако на данный момент осознаем, что в текущем году не время. По стрессовой стоимости мы продавать не желаем, а неплохую никто не даст. Потому данный вопрос, наверняка, который направлялся года.

— Бывший один из собственников Бинбанка Микаил Шишханов не вошел в сделку с Михаилом Гуцериевым. Может ли ему быть предъявлен заявление от Центрального банка о компенсации недополученной дохода от расположения средств в капитал Бинбанка?

— Давайте дождемся событий, а позже уже их будем обсуждать.

— В переговоры с Шишхановым входят сделки, которые заявлялись как вывод 250 миллиардов руб. из Бинбанка? Речь об увеличении уставного капитала 2-ух «дочек» Рост Банка (объединен с «Трастом»), которое БНА посчитал выводом активов и оспорил в Арбитраже.

— Мы почти все обсуждаем с Микаилом Османовичем. Он длительное время управлял группой БИН и на данный момент помогает нам разобраться в почти всех вопросах.

— А если в общем говорить про эту сделку, вы весь размер считаете выводом активов? Я слышал доводы, что это была попытка завести активы на баланс.

— На данный момент идет суд по «Рост Инвестициям» и «Рост Капиталу», который еще не закончился.

О задолженности Алексея Хотина

— У вас еще есть один большой заемщик — Алексей Хотин, один из собственников разорившегося банка «Югра». Как идут переговоры с ним и сколько составляет размер долга, который приходится на структуры, по которым он отдал поручительства?

— Размер долга — порядка $140 млн. Обязанности разновалютные, потому привожу долларовый эквивалент. Все кредиты обеспечены залогами, но различного качества.

С группой господина Хотина у банка непрофильных активов был подписан контракт о реструктуризации. В прошедшем году и в первые три месяца текущего года все обязанности группой Хотина в рамках этого контракта выполнены в полноценном размере в согласовании с утвержденным графиком.

Обязанности по второму кварталу просрочены. Это было прогнозируемо, так как активы господина Хотина сосредоточены в нефтегазовом секторе и в коммерческой недвижимого имущества.

В общем трек отношений положительный, до этого обязанности исполнялись. Будем перестраивать работу с заемщиком. На данный момент департамент реструктуризации анализирует текущее положение дел, чтоб предложить наилучшее для всех решение. Положение дел осложняется тем, что не считая «Траста» есть и иные кредиторы с огромным размером условий: АСВ [АСВ], «Альфа-Групп».

— Другими словами у вас пересекаются с ними требования? Как я понимаю, кредиты структурами Хотина взяты в различных банках под различные объекты недвижимого имущества, а это различные валютные потоки, которые не должны быть соединены.

— Обращения заемщика, что под каждое обязательство у него некоторый залог, — это миф, который предприниматели употребляют, чтоб условиться с кредиторами. Такие обращения вызывают только ухмылку.

Есть выгодоприобретатель, который сразу управляет всеми своими бизнес-потоками. Нередко нуждающийся в поддержке бизнес дотируется за счет другого. И в итоге владелец отвечает за все, также и долями, которые не соединены формально с изучаемым делом.

Однако снова: у нас был неплохой трек до кризисных явлений. На данный момент нам придется проявлять реакцию на понижение валютного потока.

— Заявление о несостоятельности «Капитал Вест» — компании, владеющ?? одним из заложенных бизнес-центров, — был подан «Трастом» тоже в рамках неплохого трека?

— Неплохой трек совсем допускает реализацию процесса признания неплатежеспособности по ряду организаций. Это часть процесса при работе с большой группой. Время от времени бывает, что даже при реализации мирового соглашения часть организаций проходит через функцию раззорения. Не постоянно банкротство значит объявление войны со стороны кредитора.

— А кредит Хотина уходит за 2023 год?

— Новый план по работе с этими активами еще не принят. Говорить об этом рано.

О задолженности авиаперевозчики Utair

— Есть и иной заемщик, у которого трудности: Utair обязана синдикату банков приблизительно 39 миллиардов руб., также «Трасту» приблизительно 14 миллиардов. В отчетности компания рассказывала, что допускает остановку платежей по лизингу, в том числе оплату самолетов. Как это влияет на вашем положении как кредитора?

— По понятным причинам работа с долгом Utair усложнилась. Катастрофическое понижение числа полетов, как следствие — утрата выручки. «Трасту» не получилось условиться с авиакомпанией и в докризисное время. Наша команда высказывала предложение различные варианты реструктуризации, но мы не условились. Было обсуждение снутри клуба кредиторов, и даже с учетом противоречий до кризиса были понятны сценарии вероятного решения вопроса. На данный момент, к огорчению, которая устраивает денежной модели, думаю, нет ни у одной из сторон. И сама компания, вероятнее всего, не осознает всей глубины денежных последствий.

— Вы гласите про клуб кредиторов, но Сберегательный банк, к примеру, говорил, что он условился с Utair.

— Постоянно есть различные позиции. Я не желаю комментировать позицию Сберегательного банка. Факт — с синдикатом кредиторов реструктуризация подписана не была.

— Что непосредственно вы давали по реструктуризации и разделению бизнеса Utair?

— Более рабочей планом мы считали выделение вертолетного сектора. Однако на данный момент это не имеет никакого значения, все подходы придется пересматривать с нуля. Ограничение полетов пробило брешь в выручке компании, и без того перегруженной долгом и с недостатком платежного баланса. В ближайшей перспективе не вижу, как ее можно залатать.

— По поддержке Utair у вас пока нет инфы? Правительство может посодействовать либо «Сургутнефтегаз»?

— Это вопрос отношений авиаперевозчики с страной и «Сургутнефтегазом».

О кредитах Александра Мамута и Рустама Тарико

— Как складывается положение с долгом Александра Мамута? Какой график погашения? Не так давно появились сведения, что он реализует долю в «Стрелке». Могут ли средства от этой сделки пойти на возврат задолженности?

— Александр Мамут в прошедшем году всецело затушил кредиты Рамблер Групп, в текущем году закрыл обязанности по иному кредиту за счет средств от реализации компании Kopter AG. В апреле месяце мы получили преждевременную выплату в размере 1 миллиардов руб. по кредиту АО «Вандеркинд» (Hamleys).

В докризисное время возврат задолженности шло сильно отлично. Однако мы осознаем, что один из важных размеров бизнеса Александра Мамута — сеть кинозалов «Синема Парк». Она вровень с иными веселительными компаниями лишилась на долгое время важного потока выручки. Если у заемщика появится трудности, нам придется обмыслить новые условия реструктуризации, чтоб у группы была возможность исполнять обязанности перед «Трастом».

В текущее время долг структур Александра Мамута перед банком непрофильных активов составляет 23,5 миллиардов руб.

— Имеется ли у вас соглашения с группой «Российского эталона»? Что же это все-таки за кредит, каким компаниям? И имеется ли там обеспечение?

— У группы Рустама Тарико перед «Трастом» три долга на сумму порядка $86 млн. По двум из них условились о реструктуризации — скоординировали график погашения. И один из этих реструктурированных займов был всецело погашен в апреле.

— Долг на какую сумму погашен?

— «Траст» получил порядка $15,3 млн.

— А чем обеспечены кредиты? Это акции банка?

— Такие сведения мы не раскрываем.

— У «Российского эталона» еще есть один большой долг, поточнее — существенно больший, перед группой зарубежных финансистов по дефолтным бондам Russian Standard. Там в залоге акции банка. Ваши долги пересекаются? Есть какая-то конкурентность?

— Прямых пересечений нет.

— С долгами Russian Standard работает А1, которая входит в «Альфа-Групп». Вы уже говорили про Хотина, права условий к которому тоже есть у «Альфа-Групп». В «Трасте» работает Михаил Хабаров, который ранее возглавлял А1. Может ли появиться конфликт интересов?

— Нет, не может. Приведу пример. Я ранее трудился в группе ВТБ, а на данный момент вхожу в ее совет руководителей. Группа ВТБ является кредитором «Открытие Холдинговой компании», так же как и банк непрофильных активов. Это никак не мешает мне без конфликтной ситуации интересов работать с долгами холдинговой компании, сначала в интересах компании, которую я возглавляю.

Вся команда до перехода в «Траст» кое-где работала. Поверьте, их набрали не из института. У всех был трек в мощных компаниях — Сберегательном банке, группе ВТБ, «Альфа-Групп», «Открытии». Есть деловая этика, которой все придерживаются.

О несостоятельности «Открытие Холдинговой компании» и воздействии Вадима Беляева

— На данный момент вы вступили в банкротство «Открытие Холдинговой компании» в качестве участника. Суд изучает заявление самого холдинговой компании. Держите под контролем ли вы функцию и какие у вас планы по расследованию сделок?

— Функцию раззорения держит под контролем арбитражный управляющий, утверждаем?? судом. Мы были очень удивлены по судебному вердикту — принять обращение о признании банкротом от холдинговой компании в нарушение сроков публикации извещения.

— Конкурсный управляющий быть может с кем-то связан?

— В соответствии с законодательством он должен быть независимым, на что мы и рассчитываем. Касательно определенных действий, то мы, являясь мажоритарным кредитором «Открытие Холдинговой компании», претендуем приблизительно на девяносто процентов конкурсной массы. На данный момент проходит детализированный форензик по главным операциям «Открытие Холдинговой компании». И, конечно же, защищая свою позицию в рамках процесса признания неплатежеспособности, мы будем открывать эти показатели и приводить их в качестве доводов. Ко всем установленным судом ответственным держащим под контролем лицам будут предъявлены претензии. Без исключений.

— Беляев какую-то роль в компании играет?

— У нас на сегодня нет фактуры, которая бы рассказывала, что Вадим Беляев управляет концерном, но я не верю, что он никак не оказывает влияние на деяния «Открытие Холдинговой компании», равно как и иные выгодоприобретатели, эмигрировавш??. Не верю, что люди просто посиживают на далеких заграничных дачах и ничего не делают. Считаю, они принимают самое активное участие во всех действиях, которые происходят с их бывшими либо до настоящего времени действующими группами.

Вот, к примеру, этот необычный факт. Не так давно произошла смена генерального директора «Открытие Холдинговой компании» и на эту пост был назначен бывший шофер господина Беляева.

— Беляев — один из немногих выгодоприобретателей, к кому не были предъявлены претензии за сделки. ЦБ ему предъявлял заявление, но за потерянные средства Центрального Банка России от санации «Открытия». С ним было заключено какое-то договор о том, что он, приемлим, помогает разобраться с положением дел в «Открытии»?

— Схожих договоров быть не могло. Мы — муниципальный банк, у нас нет возможностей кому-то что-то прощать либо идти на тайные сделки. Мы можем договариваться в правовой плоскости с корректной общественной позицией, как это случилось с Михаилом Гуцериевым. Никак по другому.

О процессе с Минцами в столице Великобритании

— Про семью Бориса Минца понятно, что большая часть ее активов в Великобритании заложена под займы зарубежным банкам. Вправду ли это так, имеется ли в данном трудность?

— Суть в том, что по нашим проектам, как в школьных задачках, уже есть «дано» — некоторые не зависящие от нас условия, с которыми приходится работать.

«Траст» заявил требования в Высочайшем суде Лондона. Активы семьи на $515 млн заморожены. Далее будет суд, который, возможно, займет пару лет. Как вы понимаете, процесс по делу [бывших совладельцев самого банка «Траст»] Юрова, Беляева и Фетисова продолжался 4 года. В итоге суд удовлетворил требования банка непрофильных активов в полноценном размере. А также, в заключении судья порядка 130 раз охарактеризовал господина Юрова как человека, вводивш?? суд в заблуждение и предоставлял неприкрыто неверные сведения.

Та же команда британских юристконсультов, работавш?? с нами по Юрову, Беляеву, Фетисову, занимается и действием по делу Минцев. Потому мы смотрим на возможности этого разбирательства очень оптимистично. Мы претендуем на ублажение сто процентов наших условий. Поглядим, что получится возвратить. Если в конечном итоге мы выиграем это дело и собственности не хватит, чтоб с нами рассчитаться, то будет процесс признания неплатежеспособности.

— «Траст» не так давно предал гласности приобретение по розыску активов должников за границей. Это конкурс на поиск активов 2-ух людей Канады и США и еще компаний из Сингапура, Индии, Кипра и BVI. Это все одна группа лиц?

— Форензик — одно из самых закрытых направлений работе банка. Это детективное финансовое расследование. Полностью закрытая информация.

О претензиях к братьям Ананьевым

— Получилось ли для вас сформировать круг претензий к бывшим обладателям Промсвязьбанка братьям Ананьевым и, в принципе, ваш ли это проект?

— Близятся к окончанию финансовое расследование и формирование нашего круга претензий. Однако нам принципиально не попросту сконструировать претензии, а «упаковать» их так, чтоб предъявить в судах не лишь российских, да и межгосударственных. Точку можно будет поставить тогда, когда мы подадим заявления.

Господа Ананьевы мастерски зачистили следы денежных афер, перед тем как оставить государство. Наши претензии к братьям Ананьевым кратно менее, чем у Промсвязьбанка. Мы получили подконтрольные им активы с баланса Автовазбанка. Однако данный контроль был на понятийном уровне, формально это деаффилированная с ними конструкция. Недостаточно знать, что некоторые выгодоприобретатели держали под контролем бизнес, нужно еще уметь формально это обосновать. В нашем случае это сделать тяжело, так как часть документов отсутствует, часть заранее искажена на этапе выдачи займов, так как финансировалась, на самом деле, собственная группа. Все же «Траст» заканчивает работу по формированию понятного размера претензий.

— Это агрохолдинг «ГК «Белая Птица», к примеру?

— Комментировать рано.

О нефтяных активах и недвижимого имущества

— У вас есть достаточно большой размер нефтяных активов, есть компания ТПГК. А также, на данный момент идет банкротство Ruspetro. Что будете делать с нефтедобывающими организациями, которые вы сосредоточили, в сегодняшних критериях?

— ТПГК и Ruspetro — различные на самом деле компании. ТПГК — месторождение, Ruspetro — это работающая добывающая компания. В рамках процесса признания неплатежеспособности Ruspetro может перейти к нам на баланс. Если это случится, то мы будем действовать в согласовании с нашей обычной практикой: расчистка актива от правовых и денежных нарушений, выставление на аукцион, поиск финансиста и продажа.

В нашем ранце есть активы, которые мы развиваем, к примеру «Интеко». Мы осознаем, как извлечь из данного бизнеса дополнительную цена. Однако мы полностью точно не нефтяники, бурить и заниматься нефтедобычей не будем.

— Какие сделки по недвижимому имуществу из-за массового распространения болезни перенеслись?

— Пока ничего не переносили. Трудимся в рамках утвержденного на год плана. Он включает также продажу бизнес-центра «Доминион», спроектированного Захой Хадид, складских комплексов «Вегетта» и «Курьяновское» и остальных объектов.

Уже на данный момент мы осознаем, что не получим намеченный итог по чистому операционному доходу от сдачи в аренду ряда объектов недвижимого имущества. Считаю, минимум на двадцать процентов придется понизить ожидания.

— Думали ли вы про то, что будете делать после окончания работы «Траста»?

— Правдиво — нет, не думал, я не приверженец обширных раздумий. Впереди долгий период и непростая стратегия, которую нужно попытаться выполнить, большая ответственность перед Центробанком и страной в общем. И я всецело сконцентрирован на данном.

Факты об Александре Соколове

Сначала 2000-х годов Соколов трудился в банке «Авангард» и Банке города Москва, в 2005 году перебежал в «Траст», где держал под контролем управление рисками розничного бизнеса.

Спустя примерно 15 лет уже муниципальный «Траст», который возглавляется Соколовым, выиграл заявление против бывших владельцев в Высочайшем суде Лондона на $900 млн.

С 2008 года трудился в ВТБ24: пришел на должность руководителя департамента изучения рисков, скоро вошел в правление банка, которое тогда возглавлял Михаил Задорнов.

В 2017 году прямо за Задорновым перебежал в команду ставшего муниципальным банка «Открытие». По прошествии одного года возглавил «Траст», на базе которого был организован банк непрофильных активов.


  • Первичным источником сведений и основанием для изложенных в публикации фактов, аргументов и иных данных является данный сайт.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.