Три триллиона на всех

Кто получит противокризисные средства от кабинета министров

Три триллиона на всех

Правительство уже ведет работу по подготовке к снятию карантина и восстановлению экономики — и похоже, что новых способов помощи людей и бизнеса после анонсированного Владимиром Путиным третьего антикризисного пакета уже не будет. The Bell подсчитал общий размер государственной поддержки экономики — вышло 3 трлн рублей, либо 2,6 % ВВП. На «живы средства» из данного приходится лишь 1,5 трлн рублей, а основной получатель государственной поддержки — компании малого и среднего бизнеса, но часть средств он не сумеет получить, а часть — освоить.

Главные заключения

Итоговая цена способов помощи, по подсчетам The Bell, — приблизительно 3,1 трлн рублей, либо 2,6 % ВВП 2019 года. При всем этом живых средств из них — около сорока процентов.

Три триллиона на всех

Если учесть все способы помощи, не считая безотзывной кредитной полосы на 5 трлн рублей и месячных и годовых РЕПО для банков от Центрального банка, больше всего поддержки предвидено на поддержку:

  • среднего и малого бизнеса (МСП) — 1,9 трлн рублей;
  • людей, сначала малообеспеченных, — 546 миллиардов рублей;
  • регионов — 200 миллиардов рублей;
  • большого бизнеса — 137 миллиардов рублей;
  • медицины — 127,6 миллиардов рублей.

Самые умеренные меры — помощь застрявшим за границей россиянам (5,5 миллиардов) и поддержка добровольцев (242 миллионов рублей).

Три триллиона на всех

На «живы средства» — прямые дотации — приходится чуток меньше половины способов помощи. Если считать лишь их, перечень получателей будет смотреться так: поначалу — небольшие и средние компании (МСП — 589,5 миллиардов), позже жители — 512,9 миллиардов, потом регионы (200 миллиардов), медицина (127,5 миллиардов), большой бизнес (62 миллиардов) и застрявшие за рубежом (5,5 миллиардов).

Как мы считали 

Подсчеты The Bell (3,1 трлн рублей на три пакета, либо 2,6 % ВВП 2019 года) сходятся с оценками профессионалов. Основной финансист «Специалист РА» Антон Табах думает, что «3-ий» пакет равнозначен приблизительно 1 трлн рублей, прошлые два оценивались в два трлн. В 800–900 миллиардов рублей оценивает 3-ий пакет и финансист Марсель Салихов. Это меньше суммы, которую на спасение экономики выступили с рекомендациями навести создатели отчета «Либеральной миссии»: они говорили о 4–шесть процентов ВВП при консервативном сценарии и 8–десять процентов — в радикальном.

Все способы помощи — и людям, и бизнесу можно условно поделить на 4 типа.

  • «Живы средства» — различные дотации, которые не надо будет возвращать.
  • Кредиты — их возвращать придется. Пусть и по низким ставкам, и не прямо на данный момент.
  • Средства, разрешивш?? оставить, — это будущие платежи в бюджет, от которых правительство высвободило людей либо компании.
  • Отсрочки — по кредитам и налоговым платежам. Данный тип поддержки стоит домом: банкам и налоговой в итоге придется возвратить средства в полноценном размере. При подсчете общей суммы мы оценивали их в 0 рублей, засчитывая лишь надлежащие дотации — к примеру, банкам на компанию реструктуризации займов. Примерная «стоимость» отсрочек — 138 миллиардов рублей (68 миллиардов — кредитные каникулы для людей, 70 миллиардов — кредиты местных бюджетов).

Цена мер государственной поддержки мы считали отталкиваясь от затрат бюджета. К примеру, беспроцентные займы на заработную плату для МСП — это кредиты для конечного получателя, их придется возвращать. При всем этом на их компанию Министерство экономического развития дает банкам дотацию, ее мы считали как «живы средства».

Поддержка малого предпринимательства

Общая сумма: 1,9 трлн рублей, «живы средства» — 589,5 миллиардов (29,6 % от всех мер)

Конкретно небольшой бизнес, по оценкам большей части финансистов, принял на себя основной удар кризиса. По-видимому, что размер поддержки большой, но на «живы средства», даже с учетом мер из последнего пакета, из них приходится чуток меньше тридцать процентов.

Главные меры спасения МСП Владимир Путин назвал лишь 11 мая: 500 миллиардов рублей будет направлено на кредиты на выплату заработных плат (из расчета один минимальный размер оплаты труда на человека за месяц) для компаний в пострадавших отраслях. Если к октябрю получатели беспроцентных займов сохранят девяносто процентов занятых служащих, кредит можно не возвращать. Вточности такая же программа уже действует в США (paycheck protection program), ее единственное отличие от российской — принимать участие могут все небольшие и средние компании (до 500 служащих), но не лишь «самые пострадавшие».

Основной финансист «Специалист РА» Антон Табах думает, что средства, которые были выделены на российскую программку, будут выбраны приблизительно на 50%: не все компании смогут сохранить занятость по беспристрастным причинам — это будет нереально в сферах, где спрос не возвратится и через шесть месяцев, к примеру в области организации конференций. А также, почти всех отпугнет возможность контроля со стороны органов охраны правопорядка, которые будут смотреть за мотивированным внедрением средств.

Основная претензия к зарплатным кредитам: они возместят лишь часть заработных плат в размере МРОТ — 12130 рублей, однако средняя заработная плата в Российской Федерации составляет 47 тысяч рублей, медианная — 34 тысячи. Другими словами работодателю или придется доплачивать, или финансовое положение его служащих резко усугугбится. «Для нас гипотетичная компенсация в размере МРОТ на работника за апрель составила бы меньше двадцать процентов от настоящих затрат на ФОТ», — приводил пример соорганизатор интернет сайта по резервированию туров Level.Travel Дмитрий Малютин.

Иная трудность — не все компании, которые оказались на грани закрытия, попадают в перечень пострадавших отраслей. Практически половина государственной поддержки может пройти минуя адресатов, оценивала посреди апреля Торгово-промышленная палата, опросив 24 тысячи бизнесменов. Примерно 50% из них рассказывали, что помощь для них просто не предусмотрена, так как они «не попадают в подходящую категорию». При всем этом большая часть принимавших участие в опросе компаний (пятьдесят восемь процентов) сообщили, что уже на данный момент не могут платить аренду, а сорок семь процентов — не имеют возможности трудиться в удаленном режиме.

«Логика поддержки лишь пострадавших отраслей уместна для вкладывательного проекта. Однако мы увлечены не инвестированием, а спасением экономики в критериях сильной эпидемии. Ее сущность как раз в том, что мучаются все и поддерживать нужно тоже всех», — думает управляющий направления «Фискальная политика» Финансовой экспертной группы Александра Суслина. К примеру, всех, у кого свалилась выручка, чем бы они ни занимались, но не тех, кого правительство по каким-то своим причинам считает больше полезными. «Непонятно, что дешевле: поддержать все компании на данный момент либо платить завышенные пособия по безработице из-за недостаточной поддержки большему количеству людей позже», — полагает Суслина.

Все тяжело и с получением займов. Собственница ресторана из города Москва не смогла получить средства на заработной платы в собственном банке, так как он не принимает участие в программе, а в большом банке, который участвует в программе, кредит ей не дали, так как там у нее нет зарплатного счета.

Ровная помощь гражданам

Общая сумма: 546,5 миллиардов рублей, из них живых средств — 512,9 (83,4 % с учетом отсрочек)

Нескончаемые очереди в отделения ПФР и упавший веб-сайт Государственных услуг — обещанная 11 мая Владимиром Путиным выплата по 10 000 рублей на каждого малыша от 3 до шестнадцать лет вызвала шум. Выплаты, на которые направят около 270 миллиардов рублей (из расчета, что их получат 27 млн российских детишек), созвучны мерам, предлагавш?? создатели отчета фонда «Либеральная миссия». Однако они говорили о раздаче средств в принципе всем, но не лишь тем, у кого есть дети. Финансист Константин Сонин рекомендовал выплатить людям по 10 000 в апреле-мае, один раз летом и один раз осенью. Это обошлось бы приблизительно в 1–1,5 трлн рублей. Сергей Гуриев называл в два раза огромную сумму — пораздавать по 20 тысяч, израсходовать 2 трлн следовательно. Раздача средств семьям — «не «бесспорная поддержка» либо «поддержка всех с обычный отсечкой», но все же что-то близкое, считает Сонин.

Плюс этой меры в том, что в Российской Федерации есть тесноватая корреляция меж наличием детишек и уровнем благосостояния, подчеркивает руководитель по финансовому направлению ИЭФ Марсель Салихов. Выплаты покроют порядка восемьдесят процентов семей, которые находятся за уровнем нищеты, оценивает основной финансист «Специалист РА» Антон Табах. За прошедшие годы количество семей с детками в числе всех малообеспеченных вправду колебалось на уровне 70–восемьдесят процентов, получается исходя из сведений службы госстатистики. «Всякую программку поддержки детям очень трудно осуждать», — признает Табах.

К наличию детишек привязано еще несколько способов помощи:

  • по 5000 рублей положено за малыша до 3-х лет (уже выделено 49,7 миллиардов);
  • на 3376 рублей повышено пособие по уходу за ребенком;
  • 3000 рублей за месяц в дополнение к обычному пособию получает родитель, ставш?? безработным;
  • ранее намеченного начнут платить по 5,5 тысяч на малыша для малообеспеченных, обещанных еще в послании Общегосударственному собранию в январе;
  • в конце концов, 9,5 миллиардов рублей выделено на погашение ипотеки семьям с 3-мя детками.

Россияне, не успевшие родить детишек до сильной эпидемии либо уже успевшие их вырастить, могут надеяться лишь на одну меру прямой поддержки — завышенное пособие по безработице. В Российской Федерации его довели до уровня МРОТ (12 300 рублей), в столице России — до 19 500 рублей за месяц для тех, кто посиживает без работы более 60 дней. На увеличение пособий выделили 33,4 миллиардов рублей.

Получить пособие по безработице тяжело. Вот история девицы, которая 14 дней просто не могла прорваться на веб-сайт для подачи обращения на пособие. Есть и наименее тривиальные трудности. К примеру, чтоб встать на учет в центр занятости, человеку, у которого есть ИП, необходимо его закрыть — но не во всех регионах это можно сделать удаленно, а учреждения из-за «нерабочих дней» закрыты, ведает собеседник The Bell, столкнувшийся с данной неувязкой. Однако основная трудность — пособие возмещает только 25–тридцать процентов от средней величины потерянной зарплаты, что плохо не лишь для получателей пособия, да и для спроса на товары и услуги в общем.

Неважно какая поддержка лучше никакой, но ее логика вызывает вопросы — к примеру, что за рамками поддержки остались семьи с детками-учащимися старших классов, учащимися и с иными иждивенцами, к примеру людьми с инвалидностью, гласит Суслина из ЭЭГ.

Вся остальная поддержка жителей не подразумевает прямых отчислений из бюджета. Каникулы по потребкредитам и ипотечным займам, если доход заемщика свалился на тридцать процентов, — это просто обязанности, перенесенные во времени, припоминает генеральный директор рейтингового агентства НКР Кирилл Лукашук. В теории они делают опасности для банков, если заемщики не смогут возвратиться к выплатам после кредитных каникул. Однако на практике для банков это быстрее прибыльно, так как наращивает шанс, что кредиты все-же возвратят, гласит Лукашук. За реструктуризацией уже обратились 1,42 млн заемщиков, а банки удовлетворяют чуток больше половины обращений, отчитывался ЦБ.

Три триллиона на всех

Регионы

Общая сумма: 270 миллиардов рублей, «живы средства» — 200 миллиардов (семьдесят четыре процента с учетом отсрочек)

В 3-ем пакете мер есть вправду полезные — прямые выплаты на детишек, дотации на заработную плату для МСП, налоговые каникулы, — но трудность в том, что значительная часть этих мер ложится непосильным бременем на и без того истощенные местные бюджеты, являющиеся главными получателями налоговых платежей МСП, подчеркивает финансист Наталья Зубаревич. По ее расчетам, с учетом налоговых каникул падение налоговых доходов регионов составит порядка тридцать процентов. «В прошедшем году в виде трансферов регионы получили 2,6 трлн рублей. На данный момент им добавили лишь 200 миллиардов — меньше десять процентов этой суммы», — подчеркивает Зубаревич.

Предложенные Владимиром Путиным выплаты регионам обеспечат только двадцать процентов их комплексных потребностей в предоставлении финансов в 2020 году, пишут специалисты S&P. Они предсказывают наивысший за прошедшие двадцать лет недостаток местных бюджетов на уровне 6–девять процентов комплексных доходов. Ужаснее всего придется сырьевым регионам, более зависимым от налога на доходы: Красноярскому краю, республике Татарстан, Коми. Согласно расчетам агентства «Национальные кредитные рейтинги», 62 региона всецело исчерпают скопленные резервы в 2021 году, а комплексная необходимость в долговом финансировании составит от 500 миллиардов рублей. У регионов будет лишь один выход — увеличивать долг. Больше удачные экономически регионы смогут занимать на рынках, наименее удачные — у общегосударственного центра.

Большой бизнес

Общая сумма: 137 миллиардов рублей, «живы» — 65 миллиардов (двадцать пять процентов)

Практически весь «2-ой пакет» способов помощи экономики в критериях коронавирусной инфекции был практически нацелен на наикрупнейшие компании.

Прямую дотацию в размере 23 миллиардов рублей получили лишь авиаперевозчики — безотносительно того, принимают участие ли они в вывозе застрявших за границей путешественников. Большая часть пакета пришлась на кредиты и госгарантии. Их мы не учитываем в итоговых подсчетах, потому сумма поддержки большим организациям может показаться сравнимо маленький. Кроме того неведома сумма займов на обратные средства — лишь размер дотации на пониженную ставку (24 миллиардов рублей).

Владимир Путин дал поручение сделать перечень предприятий системного значения и запустить для них беспроцентные займы на обратные средства. Они будут обеспечиваться госгарантиями на пятьдесят процентов. К 19 мая банки выдали таковых займов на 20 миллиардов рублей, по млрд каждый (другими словами на госгарантии уже выделено 10 миллиардов рублей). На рассмотрении еще 300 обращений (если каждый будет по млрд, гарантии составят 150 миллиардов рублей). В том же пакете программку беспроцентных займов на заработную плату расширили на средние и большие организации — по данным займам госгарантии составят семьдесят пять процентов.

Либеральные финансисты критиковали меры поддержки предприятиям системного значения и рассказывали, что так власти готовятся «к предшествующей войне»: во время кризиса 2008–2009 годов вправду необходимо было поддерживать большие организации, но на данный момент все по другому. Прежде всего от массового распространения болезни мучается большущее количество небольших и средних компаний, которые поддержки могут просто не дождаться, говорил руководитель по финансовой политике ВШЭ Юрий Симачев.

Медицина 

Общая сумма: 122,76 миллиардов рублей, на сто процентов — «живы средства»

Трудно оценить, много либо не много средств выделили на здравоохранение. Однако есть масса подтверждений (1, 2, 3, 4, 5) того, что за МКАД эти средства пока проникают кое-как. Основная трудность докторов — отсутствие изделий для персональной защиты: не хватает масок и бахил, докторам нередко приходится их шить вручную, а заместо противочумных костюмов надевать в «красную зону» строй костюмчики из «Леруа Мерлен». В некоторых вариантах к докторам, которые сетовали на недостаток средств защиты, позже приходили сотрудники правоохранительных органов.

О иной дилемме — с выплатами докторам за работу с COVID-нездоровыми — говорил сам Владимир Путин. К 11 мая их получили 56 тысяч человек — другими словами меньше половины тех, кому, как он сообщает, они были назначены. Владимир Путин обозвал Белый дом и нижестоящие инстанции за «бюрократическую канитель», и кабинету министров пришлось в спешке переписывать постановление о выплатах, убрав из него условие — платить докторам и медицинскому персоналу за «практически отработанное время».

Однако всех вопросов, о которых говорили докторы, это не решило. Как и раньше непонятно, как выделять тех, кто работает «конкретно с коронавирусными нездоровыми». «Вот местное управление решило, что данный определенный лазарет не коронавирусный, и туда везут лишь “незапятнанных” заболевших. Разумеется, что в какой-то момент туда привезут хворого коронавирусной инфекцией, и от него стремительно заразится вся поликлиника. Однако формально докторы будут трудиться в “незапятанной” поликлинике и доплат не получат», — ведает специалист по инфекционным заболеваниям большого общегосударственного учреждения. Больше того: докторы «незапятнанных» лечебных учреждений сталкиваются с сокращением стимулирующих отчислений, бывш?? у них до коронавирусной инфекции.

Без «путинских» доплат остается и младший медицинский персонал, переведенный в статус технического для реализации «майских распоряжений» (об увеличении заработных плат медицинскому персоналу), говорила ставшая санитаркой медицинская сестра местной поликлиники в подкасте «В непосредственной близости от».

Всего в Российской Федерации чуток меньше 700 тысяч докторов и 1,52 млн уполномоченных лиц среднего медицинского персонала (медработников, акушерок, медицинских сестер), получается исходя из сведений службы госстатистики. Если представить, что на выплаты могут надеяться около 290 тысяч человек (из расчета, что в среднем доплата — 51,6 тысячи, всего выделено 45 миллиардов) — выходит, что их получат лишь тринадцать процентов докторов. Тяжело поверить, что другие восемьдесят семь процентов докторов не сталкиваются с коронавирусной инфекцией.

Имеется ли у Рф средства на больший размер поддержки

Обсуждения, сколько нужно израсходовать на спасение экономики от коронавирусной инфекции, упираются в вопрос, сколько средств у Рф в принципе есть на борьбу с кризисом. Мест, откуда можно «взять средства», всего три.

1-ое — Фонд государственного благосостояния (ФНБ), который с 2018 года остался единственным российским запасным фондом. Средства ФНБ лежат на счетах Министерства финансов, и конкретно Министерство финансов на техническом уровне ими распоряжается. В ФНБ автоматом перечисляются прибыль от дорогой нефти (когда она стоит больше $42,4 за баррель Urals) и прибыль от инвестирования средств самого ФНБ. По имеющимся сведениям на апрель 2020 года, в фонде было 12,8 трлн рублей — либо 11,3 % ВВП. Это наивысшее значение: еще в марте размер ФНБ составлял 7,3 % ВВП.

Просто взять и применять все эти 11,3 % ВВП нельзя. Во-1-х, часть этих средств не чрезвычайно ликвидна (лежит на вкладах либо вложена в остальные вкладывательные инструменты). Ликвидная часть ФНБ — 11,1 трлн рублей. Из этой суммы 2,8 трлн рублей было забронировано на договор по приобретению Сберегательного банка кабинетом министров у ЦБ.

В конце концов, часть средств ФНБ придется израсходовать на возмещение выпадающих доходов бюджета. Компенсация выпадающих доходов от продажи нефти и газа случается автоматом, для ненефтегазовых — необходимо решение кабинета министров, разъясняет Александра Суслина из ЭЭГ. Как рассказал глава министерства денег Антона Силуанова, которые выпадают доходы от продажи нефти и газа составят 2 трлн рублей, ненефтегазовые — 1 трлн, их покроют за счет привлечений займов. Суслина сообщает, что сумма выпадающих доходов может оказаться больше — до 5 трлн рублей: все будет зависеть от того, как поведет себя нефть и как действенными будут способы помощи экономики.

Три триллиона на всех

В итоге в ФНБ остается меньше 7 трлн «вольных» средств (из них 577,5 миллиардов расположено на вкладах ВЭБ.Россия). В действительности эта сумма быть может меньше, если выпадающие доходы бюджета придется восполнить и в предстоящем году, что больше чем возможно. На предложенную либеральными финансистами и Финансовой экспертной группой поддержку в 4–шесть процентов понадобилось бы 4,5–7 трлн рублей. Алексей Кудрин призывал израсходовать чуток больше половины ФНБ, в следующие годы возместив недостающие доходы за счет привлечений займов.

2-ое место, где можно «взять средства», — золотовалютные резервы (ЗВР), в которые врубаются средства ФНБ, но средствами фонда распоряжается Министерство финансов, а ЗВР — ЦБ. Резервы хранятся в валюте, ценных бумагах остальных стран, на вкладах в остальных государствах и в виде золота. Их употребляют, чтоб покрывать недостаток платежного баланса. Какую-то часть этих средств можно реализовать и навести средства на поддержку экономики, припоминает Суслина. По данным на апрель 2020 года, размер ЗВР составлял $564,9 миллиардов, из них тридцать процентов — либо $165,3 миллиардов — в ФНБ.

Третьим источником средств для поддержки экономики могут быть наружные займа. Маленький наружный долг — может быть, основная макроэкономическая гордость кабинета министров в последние несколько лет — оставляет для Российской Федерации возможность занимать за рубежом.

В сентябре 2019 года, в первый раз после присоединения Республики Крым, российский наружный долг даже стал практически нулевым: резервы перекрыли обязанности, другими словами по мере необходимости весь долг можно было бы затушить за счет резервов «прямо на данный момент». Маленький рост долга допускает и Министерство финансов: согласно мнению Антона Силуанова, Российская Федерация может занять от 1,5 до два процента ВВП на покрытие выпадающих ненефтегазовых доходов бюджета. На последних торгах Министерство финансов уже располагал ОФЗ больше чем на 100 миллиардов рублей заместо обыденных 20–30 миллиардов, напоминал Силуанов.

Кроме всего вышеперечисленного, у бюджета остается еще «недотраченный» в прошедшем году триллион рублей и два новых, правда, достаточно умеренных источника средств — налог на вклады более 1 миллионов рублей, который начнет взиматься с 2021 года, и завышенный налог на офшорные доходы от ценных бумаг. По расчетам Альфа-банка, в сумме они будут приносить около 450 миллиардов рублей в год.

Скопленные во вред росту резервы — «следствие ранения 1998 года, когда короткосрочные займа вдруг оказались недосягаемы, а обслужить их было нереально», — пояснял руководитель группы независимых рейтингов и макроэкономического изучения АКРА Дмитрий Куликов. Еще в 2017 специалисты Sberbank CIB рекомендовали Рф нарастить государственный долг для роста экономических показателей, сравнивая умеренные российские шестнадцать процентов с 282% долга к валовому внутреннему продукту Стране восходящего солнца и поболее 200% в Бельгии и Испании.

«Я не уверена, что на поддержку экономики можно будет просто достать 8 трлн рублей, но 5 трлн — полностью можно было бы. Если взять часть суммы из ФНБ, реализовать часть золотовалютных резервов, незначительно нарастить долг — эти средства можно найти», — сказала Александра Суслина. «Бюджет увеличивает резервы, изымая средства у личного сектора», — говорила 3 года назад основной финансист Альфа-банка Наталия Орлова. В 2020 году кризис стукнул конкретно по нему. Однако настоящие средства в виде поддержки ему пока ворачиваются в сравнимо умеренном объеме.

Анастасия Стогней


  • Первичным источником сведений и основанием для изложенных в публикации фактов, аргументов и иных данных является данный сайт.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.