Заголовок на 43 миллиардов

Как может развиваться история заявления «Роснефти» к СМИ

Заголовок на 43 миллиардов

«Роснефть» подала к СМИ заявление о «взыскании репутационного ущерба» на наивысшую сумму 43 миллиардов рублей. С учетом мировой и отечественной практики шанс выиграть схожее дело представляется очень низким, считает педагог кафедры интернационального права МГУ, помощник коллегии адвокатов Pen&Paper Сергей Гландин.

21 мая 2020 года редакция СМИ получила заявление «Роснефти» «о взыскании репутационного ущерба» на сумму 43 млрд рублей. Причиной для него стал заголовок статьи. На 1-ый взор, это беспримерная сумма возмещения даже для западных правопорядков, притом что суды США и Европы уже издавна не поощряют практику акул бизнеса по демотивации СМИ большими суммами заявлений. Однако и в Российской Федерации шанс выиграть подобное дело представляется очень низким, так как оспариваемый заголовок основан только на официальных данных, а у истца обязательно появится трудности в доказывании причинно-следственной связи меж размещенной статьей на российском языке и понижении капитализации компании на глобальном уровне. В таковых критериях у суда фактически не остается оснований для его ублажения.

Осенью 2012 года Бернар Арно обратился с иском в суд на газету «Либерасьон» из-за заголовка на первой полосе Casse-toi riche con! («Убегай, обеспеченный дурачина!»), который сопровождается фото улыбающегося предпринимателя с саквояжем. В полосе описывались планы Арно принять бельгийское гражданство. Богатейший француз оправдывал переезд надобностью развивать бельгийские проекты. Однако французы отлично соображали настоящую причину обращения за бельгийским гражданством — это нежелание платить вводимый Олландом семьдесят пять процентов-ный налог для лиц, чьи доходы превосходят €1 млн в год. Точно непонятно, сколько Арно желал взыскать с редакции, но согласно являющемуся в то время состоянию диффамационного права Франции суд присудил бы ему символический €1. В 2013 году Арно отозвал заявление и не согласился от бельгийского гражданства.

Чрезвычайно нередко заголовок может не нравиться, не отражать настоящего положения вещей, быть предвзятым, но современное демократическое общество гарантирует защиту представления, даже если это мнение обижает, шокирует либо причиняет беспокойство. Пресса имеет в демократическом обществе самую важную функцию. Она не обязана выходить за определенные рамки, также и в отношении реноме и прав других лиц и недопущения раскрытия секретной инфы, но ее обязанностью является распространение инфы и мыслях по всем вопросам общего интереса. Метод распространения должен быть совместимым с ее обязательствами и ответственностью. Очевидно, при выполнении этой функции случается столкновение личных воззрений о публикуемом материале. Однако сколько людей, столько и воззрений, а разрешать возникающий споры — задачка судов.

Заголовок на 43 миллиардов

Фото Евгения Разумного / Ведомости / СМИ

От старшего брата младшему

Поданный «Роснефтью» в арбитражный суд города города Москва заявление к СМИ на 43 миллиардов рублей установил новый рекорд цены заявлений по делам о защите деловой реноме в нашему государству и снова заинтересовал к трудностям свободы слова и наступлению страны на оставшиеся независимые средства массовой информации. При этом заявление продолжил полемику о балансе свободы воззрений и права предоставлять информацию читателей по общественно-принципиальным вопросам, с одной стороны, и пределов охраны деловой реноме и соизмеримости возмещения потерь, причиненных материалом средства массовой информации, — с иной.

Информационное право и диффамационное право развиваются в современном мире по двум лекалам. Есть два эталона освещения — западный и восточный. Российская Федерация, вероятно, в этом нюансе имеет собственный особенный путь, и поданный «Роснефтью» заявление отлично говорит об этом.

С одной стороны, в нем выслеживается верность западным ценностям: отмечается втянутость в международную экономически-финансовую систему, находится ужас перед запретными ограничениями Соединенных Штатов и делается реверанс американским владельцам акций, почти все из которых, как надо из текста заявления, начинают свое утро с новостных сообщений от СМИ. С иной стороны, заявление написан с патерналистских позиций, и быстрее припоминает поучительное послание от старшего брата младшему. Из него журналистам, вероятно, следует прийти к выводу о необходимости писать новости без особенной самодеятельности, строго по пресс-релизу, а еще лучше — просто перепечатать пресс-выпуск авторитетной компании слово в слово. По другому «младшего брата» ожидают чрезвычайно противные результаты. Конкретно так строится сотрудничество СМИ и бизнеса на Востоке: в КНДР, КНР, Иране, Мьянме. Неуверенные могут посетить русский веб-сайт китайского агентства «Синьхуа» и, к примеру, оценить освещение работе Китайской государственной нефтегазовой компании (CNPC).

При всем этом иной индивидуальностью восточной системы осведомления является обычное отсутствие звучных судебных действий. Вы сможете привести хоть одно звучное китайское дело о клевете и защите деловой реноме? Одновременно западная система развивается под воздействием судебных действий. Конкретно в них устанавливается та грань меж личным и публичным интересом.

Свобода слова по-американски

1-ая поправка к Конституции США провозглашает свободу слова и печати. Это право фактически ничем не ограничено и содержит в себе даже hate speech. В суды США тоже заявлялись заявления к средства массовой информации с требованиями больших возмещений. Однако это было в 60-е и 70-е годы прошедшего века. Суды постоянно поправляли баланс в пользу свободы слова, а требование лишних возмещений воспринимали как давление на представителей СМИ. Позицию американских высших судов можно обобщить фразой: «Не быть может вольной государство, где несвободны средства массовой информации».

Эталон изучения заявлений о клевете и защите деловой реноме сформировался еще к 2000 году и исходит из возможности одобрить исковые требования общественных фигур к средства массовой информации, лишь если в судебном порядке будет установлен злой умысел автора по дискредитации объектов собственного материала. Во всех других вариантах заявления отклоняются.

Это правило подтверждают почти все «российские» дела в США. Невозможность обосновать злой умысел создателей привела к отказу Альфа-банку в диффамационном иске в 2005 году в суде окрестность Колумбия. В 2017 году Олег Дерипаска не сумел обосновать несоответствие реальности материала Associated Press о его связях с Полом Манафортом. После обнародования в 2016 году 1,5 страничного отчета под заглавием «Российская Федерация / выборы президента в США: взаимодействие Кремля с Альфа-групп» Михаил Фридман, Петр Авен и Герман Хан возбудили в судах США несколько дел по оспариванию заключений этого отчета, составленного бывший-лазутчиком Кристофером Стилом. 1-ое дело German Khan et al v. Orbis Business Intelligence et al они уже проиграли. Два остальных — к заказчику отчета Fusion GPS и порталу BuzzFeed — на подходе. А именно, в иске к Buzzfeed владельцы акций «Альфа Групп» робко требуют возмещение, которая превышает $25 000, но оставляют вопрос суммы на усмотрение суда.

Европейский подход

У Европы нет первой корректировки, зато есть Европейская конвенция о защите гражданских прав и главных свобод (ЕКПЧ). В соответствии с пункту 1 статьи 10 этой Конвенции, каждый обладает правом свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться собственного представления и свободу получать и распространять данные и мысли без какого-нибудь воздействия со стороны общественных властей и вне зависимости от муниципальных границ. Свобода выражения представления представляет из себя одну из несущих основ демократического общества, основополагающее условие его развития и самореализации каждого его члена.

Свобода слова обхватывает не лишь «данные» либо «мысли», встречаем?? благоприятно либо рассматриваются как безопасные или нейтральные, но также и подобные, оскорбляющ??, шокируют либо внушают беспокойство. Таковы требования плюрализма, толерантности и либерализма, без которых нет «демократического общества».

Вместе с тем изучая обращение «Новой газеты», Европейский суд по гражданским правам (ЕСПЧ) упомянул, что публикация 10 ЕКПЧ не гарантирует прессе совсем неограниченную свободу выражения представления, даже в отношении освещения вопросов, которые представляют суровый общественный интерес, и определил 4 принципа ответственной журналистики. Пользуясь защитой, которая предоставляется конвенцией, репортеры должны в процессе выполнения собственных обязательств соблюдать принципы ответственной журналистики: 1) действовать радиво, 2) предоставлять точную и надежную данные, 3) беспристрастно отражать представления лиц, которые участвуют в общественной полемики и 4) воздерживаться от рвения к очевидной сенсационности. При всем этом журналистская свобода распространяется на вероятное внедрение в определенной степени преувеличений либо даже провокаций.

Суды участвующие государства ЕКПЧ, к котором пока относится и Российская Федерация, призваны разрешать дела о клевете и защите деловой реноме с учетом законодательных позиций по статье 10 ЕКПЧ.

«Замораживающий эффект»

Сначала этого века ЕСПЧ озадачился растущим потоком дел о давлении на прессу методом возбуждения уголовных дел и взыскания лишних возмещений в делах об освещении ею действий политиков и общественно-принципиальных вопросов. Заметим, что подобные жалобы поступали в Страсбург не лишь из государств территории бывшего Советского Союза, да и из тихой Исландии, успешной Норвегии и даже Франции, в какой свобода слова является ценностью с 1789 года.

В первом деле исландского корреспондента ЕСПЧ посчитал, что признание заявителя виноватым и обвинительный вердикт за обсуждение беспощадности и злоупотреблений милиции Рейкьявика могут помешать открытой полемики по общественно весомым вопросам, что неприемлимо в демократическом государстве.

В деле Кумпэнэ и Мазаре против Румынии ЕСПЧ высказался о демотивирующем эффекте уголовного давления на представителей СМИ. Формулируя прецедентную норму, суд прямо признал «замораживающий эффект» (chilling effect), оказывающ?? ужас представителей СМИ перед наказанием на реализацию свободы выражения ими воззрений, таким фактором, который надлежит принимать во внимание при оценке соразмерности, а тем и обоснованности, которые назначаются наказаний.

В другом деле венгерский корреспондент Петер Уй подверг чувственной критике винодельческую продукцию муниципального концерна и даже одарил ее очень уничижительным эпитетом. Он озаглавил свою статью «Сотни тысяч венгров пьют это ***** с гордостью», за что получил уголовное дело и судимость за инсинуацию, подтвержденную Апелляционным и Верховным судами государства. ЕСПЧ углядел в деле безосновательное вторжение властей в право выражения представления и выделил неприменимость морально-моральных критериев оценки материалов СМИ в делах о защите деловой реноме организаций.

В 2008 году ЕСПЧ разбирал дело молдавского издания Timpul Info-Magazin и автора размещенной в нем статьи «Богатство в государстве нищеты» на нарушение руководством Молдовы статьи 10 ЕКПЧ. Накануне голосования за выборах президента публикация обрисовывала непрозрачную практику государственных закупок люксовых транспортных средств для госслужащих через близкий к кабинету министров фонд с непонятными выгодоприобретателями. Фонд и его должностное лицо обратились с исковым заявлением о клевете и возмещения вреда деловой реноме в размере $0,5 млн. Во выполнение грядущего судебного акта суд принял обеспечительные меры, и приставы задержали счет и имущество издания. Своим решением кишиневский суд взыскал €95 725, апелляция оставила решение без изменения. Верховный суд государства уменьшил сумму возмещения до €8430. Однако вопрос о величине возмещения никак не связано с финалу изучаемого им дела, ЕСПЧ отметил его пугающее действие на газету-заявителя и отметил, что его наложение способно «мешать открытому дискуссии вопросов, которые представляют публичный интерес». В данном деле ЕСПЧ установил нарушение руководством Молдовы статьи 10 ЕКПЧ.

После этих дел ЕСПЧ суды стран-участвующих ЕКПЧ стали существенно пореже удовлетворять диффамационные заявления, которые сопровождаются требованием выплаты больших сумм.

Потому при рассмотрении первого дела «Роснефть» vs СМИ российские арбитражные суды действовали в рамках законодательной позиции ЕСПЧ по 10-й статье. Стоимость заявления в деле № А40-97503/2016 составляла 3 179 000 000 рублей. В соответствии с решению первой инстанции от 19.12.2016, из запрашиваемой суммы возмещения в пользу истца было взыскано только 390 000 рублей, другими словами в 8151 раз меньше. Апелляция отменила решение в такой части и не согласилась взыскивать что-или в пользу организации «Роснефть». В следующем стороны пошли на мировое соглашение, кассационная инстанция утвердила его и отменила судебные акты обеих нижестоящих инстанций.

Демотивация в деле «Роснефть vs СМИ»

В Российской Федерации истец в силах оценить ущерб собственной реноме в всякую произвольную сумму. Заявление, стоимость которого превосходит 2 миллионов рублей, в силу статьи 333.21 НК Россия оплачивается госпошлиной менее 200 000 рублей. Однако это совсем не означает, что суд пойдет ему навстречу. Возможно, что настолько гигантский размер заявленных условий является типичным предупреждением деловым средства массовой информации о необходимости сверяться с пресс-релизами «Роснефти» и проявлять определенный уровень эмпатии к чаяниям авторитетной отечественной компании в ее стремлении не попасть под санкционные меры США.

Опрошенные Форбс специалисты не видят возможностей на взыскание всей суммы по делу № А40-85039/2020. А также, в иске к СМИ сумма потерь в форме понижения капитализации нефтедобывающей организации на 43 миллиардов обусловлена только выходом материала СМИ в 17:16 по времени Москвы и его воздействии на цены ценных бумаг организации. При этом в архиве Игоря Сечина есть успешное дело, в каком свидетельства завлеченного им спеца утвердили суд во мнении, что движение цен ценных бумаг не быть может следствием единственного фактора. В 2014 году в Савеловском районном суде города города Москва слушалось дело № 2-4098/2014 по заявлению Сечина И. И. к «Аксель Шпрингер Раша», также к авторам статей «Последний конкистадор» и «Государева щедрость» о защите чести, плюсы и деловой реноме. Как надо из судебного акта, «допрошенный в судебном совещании в качестве спеца Якимкин В. Н. подтвердил заключения, изложенные им в собственном заключении, подчеркнув, что Сечин И. И. не мог повлиять на движение цен ОАО «ТНК-ВР Холдинг», в связи с тем, что движение цен ценных бумаг зависит от огромного количества разных причин. Это подтверждается выводами, бывш?? изготовлены им по итогам фундаментального анализа по каждому из 4 эпизодов воздействия выражений истца на цены акций, обозначенных ответчиками в размещенных статьях». Так сторона истца обосновывала невозможность заявлений главы «Роснефти» Игоря Сечина воздействовать на капитализацию одной из структур ТНК-BP, бывш?? куплена «Роснефтью» у компании ТНК-BP. Решением от 01 августа 2014 года судья удовлетворил требования истца и признал оспариваемые сведения не надлежащими реальности и порочащими честь, достоинство и бизнес репутацию главы «Роснефти».

Судьи арбитражных судов лучше подкованы в рассмотрении дел о взыскании потерь и ущерба деловой реноме, ежели суды общей юрисдикции. Мне представляется, что итогом этого дела будет win-win: [Заместитель руководителя администрации президента] Алексей Громов положит в папку первого лица материал про то, каким образом суд признал заголовок СМИ о «Роснефти» не подходящим реальности. Но фраза о нулевой сумме взысканной возмещения фигурировать в нем не будет.

Мнение автора может не совпадать с воззрением редакции

Сергей Гландин


  • Первичным источником сведений и основанием для изложенных в публикации фактов, аргументов и иных данных является данный сайт.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.