Спасибо, что жив

Почему воевавший в Донецке за российских серб гибнет в ростовском СИЗО

Спасибо, что жив

Доброволец Горан Чирич, который воевал за “российский мир» в ДНР, располагается на грани жизни и погибели в ростовском СИЗО, его супруга Лилия из Донецка взывает о поддержки. «Супруг находится в следственном изоляторе. У него не работает одно лёгкое. Воздуха в камере не хватает, он задыхается… Он может умереть в всякую минутку… Он приехал защищать «российский мир», а попал в ростовской тюрьме», — полагает коренная дончанка Лилия Чирич, у которой сербская фамилия.

Ее супруг Горан Чирич — доброволец, вел войну за Донецкий регион с 2015 года. Они повстречались и венчались на той войне. По просьбе Сербии Российская Федерация собирается выдать Горана Чирича, чтоб его судили.

Если Горан, естественно, ранее доживет.

«Состояние усугубляется с каждым днём, — чуть сдерживает слезы супруга. — Сколько мы не просили, медицинские препараты в СИЗО ему не передают. Он измученный, он весь нездоровой. С августа прошедшего года супруг располагается за сеткой, доказанных фактов того, что он вправду сделал то, в чем он обвиняется, нет… Я опасаюсь, я чрезвычайно опасаюсь, что он не выйдет».

Для чего серб Горан Чирич поехал на чужую войну? Чтоб осознать это, его мотивы, нужно возвратиться на практически полтора столетия назад.

Спасибо, что жив

На венчании жених был в камуфляже, жена — в сиреневом платьице с легким белым платком на голове

Сердце сербов

В местечке Горни Адровац на юге Сербии есть могила. Тут похоронено сердце полковника Николая Раевского. Внук известного генерала, который воевал с Наполеоном, Николай являлся макетом графа Вронского из романа «Анна Каренина». В конце лета 1876-го он прибыл в Сербию, чтоб спасти братьев сербов от турецкого ига. Их было больше 3-х тысяч — российских, которым не все равно.

На берегу Южной Моравы через 13 дней Раевский был убит. На месте его смерти сначала ХХ века выстроили собор Святой Троицы. Он до настоящего времени стоит под сенью лип, окруженный кованой ажурной оградой, — как память о российских добровольцах, которые остались вечно на Балканах.

В девяностые годы тяжелого, двадцатого века российские возвратились сюда снова. Радио компания «Свобода» называла цифру в 5 тысяч человек. Те, кто вел войну с ними плечо о плечо, думают, что навряд ли новых добровольцев было больше нескольких сотен. Однако каждый дрался за десятерых. Отряды «Белых волков», «Королевских волков»…

15 октября 94-го в ходе наступательных действий Мошевачко-Брдо гибелью смелых пал Роман Малышев, высочайший русоголовый юноша. За некоторое количество дней ранее умер его однофамилец Петр.

В апреле 95-го в Сараеве умер Крендель, он же — Валерий Гаврилин. Сражался в сербской артиллерии, принял участие в штурме Игмана, дрался под Горажде…Все повторяется. Снова, снова и снова…

Когда в 2014-м началась война в юго-восточных областях Украины, схожая и сразу не схожая на ту, другую, которая разодрала бывшую Югославию на кусочки, 10-ки сербов по собственной воле тоже направились на Донецкий регион. Как они откровенно верили, выручать наш общий «российский мир».

Горан Чирич был одним из числа тех, кто сделал собственный выбор. «Он сам, юным, вел войну вместе с русскими. Он видел зверства, которые творились на его родине, когда неприятели заходили в села, убивали дам, детишек… Он вспоминал нанесение бомбовых ударов Югославии. Он так и не сумел остаться в стороне от происходящего уже у нас — в Донецке. Не получал за это никаких средств, прибыл по кличу сердца», — разъясняет Лилия.

В Донецкую республику Горан добирался окружными способами через Румынию, Украину, Беларусь, Российскую Федерацию.

Спасибо, что жив

С лета 2015 года он служил в международной бригаде «пятнашка», участвовал в боях под Марьинкой и под Дебальцевом. «Из под Дебальцево его привезли с двухсторонним плевральным воспалением легких, с исходной стадией туберкулеза. Как было установлено позднее, они пили воду из речки и, разумеется, там и заразился, — не прекращает супруга. — Рентген показал казеому плевры. Ее еще называют туберкуломой. Жизнь держалась на волоске. В этих условиях развилась астма третьей степени. Одно из легких, левое, в итоге закончило работать совершенно».

В бою под Марьинкой Горан Чирич перенес к тому же контузию, давш?? о для себя знать позднее ухудшением на ухо. Он продолжал служить и лечился, но со здоровьем стало совершенно плохо. Трудно дышать, трудно ходить. Перебежал в другое отделение, но скоро стало ясно, что его война завершилась.

Осталась она — Лилия. Умеренная донецкая преподавательница, с благодарностями и почтенными дипломами.

Она тоже желала о «российской весне»: «Для меня действия на родине… я их пережила через себя, через свою душу, мы повстречались с Гораном, наши взоры совпали, длительно не думали и решили расписаться».

На венчании жених был в камуфляже, жена в сиреневом платьице с легким белым платком на голове. Оба чрезвычайно суровые. Хотелось бы сообщить, что с того времени они никогда больше не расставались. Однако это не так.

Приказано выдать

«Горан чрезвычайно хороший. Даже когда он трудно захворал, то все равно усердствовал оказывать помощь людям, детям-сиротам конфеты брали, сам их и отвозил. Как-то товарищ попросил съездить с ним в Российскую Федерацию, необходимо было посодействовать перегнать машину. Там, на границе КПП «Успенка», супруга задержали российские военнослужащие погранвойск, сообщили, что по запросу Сербии», — Лилия замолкает.

Это случилось в августе прошедшего года. Горану сказали, что его разыскивают на родине, против него будто бы открыто уголовно-процессуальное производство за «пособничество в мошеннических действиях, которое было совершено с внедрением собственного должностных полномочий». Он был задержан и отправлен в следственный изолятор-1 города Ростова-на-Дону.

Притом что мужчина уже 5 лет как не покидал ДНР, а разыскивать его сербы стали лишь в 2019 году. Ранее никаких претензий к нему не было.

Спасибо, что жив

Нужно сообщить, что Горан не 1-ый и не последний гражданин другого страны, кто вел войну за ДНР либо ЛНР, а сейчас считается правонарушителем у себя дома. Украинские спецподразделения не один раз возбуждали уголовные дела по тяжким статьям против бывших добровольцев донецкого региона. Их добивались депортировать как боевиков, участвующих нелегальных вооруженных бандитских групп. Почти все государства в общем-то поддерживают эти требования. В каждом государстве есть свои статьи УК за сепаратизм и наемничество. Ни одна власть не пожелает, чтоб подобные идеалисты, как Горан Чирич, оставались на свободе и передвигались по миру, как им вздумается, отстаивали свою правду.

Так, который был представителя ополчения ДНР Александра Безрукова, гражданина Казахстана, пару лет назад отправили на родину. Там он получил двадцать лет заключения.

В апреле текущего года был выдан Казахстану очередной бывший-представитель ополчения Евгений Щербак. Он вел войну в ДНР в 2014–2017 годах в составе отряда «Спарта». Потом перебрался в Российскую Федерацию, но невзирая на многократные обращения к нашим государственным служащим с просьбой о предоставлении временного укрытия — ему было отказано. Россия депортировала Евгения Щербака на родину, где его также обвинили в участии в зарубежных вооруженных конфликтах. Накануне он был осужден на 4,5 года.

До этого еще тлела какая-то надежда, что Российская Федерация собственных не сдает. Ведь когда-то получилось отстоять представителей ополчения Антона Ларкина, Николая Трегуба, Сергея Сапожникова… 10-ки человек!

С течением времени Украина и Европа сообразили, что схема признания бывший-представителей ополчения боевиками террористической группировки почаще всего не срабатывает, потому правила игры поменялись. Никакой политики — сейчас добровольцам угрожают сроки за обыденные бытовые преступного деяния . Обстоятельств защищать их у властей Россия больше нет. Разбираться в деталях, кого и за что требуют выдать, — на местах не любопытно тем паче. В детали уголовных дел, как они истинные либо сфабрикованы, служители Фемиды не вдаются. Есть требования Интерпола — означает, будет депортирован.

«Моего супруга винят в помощи в мошеннических действиях с внедрением должностных полномочий. Однако он никогда не был в Сербии должностным лицом либо предпринимателем, он трудился обыденным барменом, — повторяет Лилия. — Последние 5 лет он в принципе не выезжал из Донецка — поначалу вел войну, позже лечился. Он даже в Российской Федерации за этот период времени никогда не побывал».

Как супруга декабриста, она сходу рванула на российскую сторону, чтоб осознать — за что? Почему?

Никакой инфы. Требуют выдать, и точка. «Я сама плохо себя чувствую, в связи с тем, что тоже инвалид, но обошла все инстанции в Ростове на дону — никто ничего не разъясняет. Была в районной прокуратуре, в областной, пробовала что-то выяснить, но они и сами, вероятно, не в курсе либо мне не говорят. Однако, как я сообразила, никаких доказанных фактов виновности Горана нет, даже формулировка статьи, по которой его желают судить, изменялась пару раз, тут, в Российской Федерации, за минувшие 10 месяцев, что он задержан, его никто не допрашивал, ему не дали защитника, не предоставили переводчика, его отправили в следственный изолятор, а должны были в пункт для временного содержания для иноземцев…».

Лилия ведает, как пару лет назад супругу из Белграда позвонили бывшие сподвижники, они возвратились на родину и были здесь же задержаны в аэропорту. Товарищи по оружию уверяли Горана, что ничего сурового ему не угрожает, если он соберется на родину, то получит лишь условный срок, дескать, все равно про то, что он служил в Донецке, сербским спецподразделениям отлично понятно. «Однако Горан не думал ворачиваться. Его родственники, его родина тут. Он стал гражданином ДНР, у него местный паспорт, он хотел в принципе отрешиться от сербского гражданства, мы оба желали, как это станет может быть, получить российские документы, просто за ними большие очереди на данный момент».

Спасибо, что жив

Из Донецка в ростовское СИЗО не наездишься. Чтоб как-то поддержать Горана в заключении, Лилия и ещё один родственник оставили средства правоохранителям, имевш?? доступ к заключённому. Попросили приобрести пищу, приобрести предметы первой необходимости…

««7 тысяч передал родственник и ещё две с половиной я. А они забрали все для себя. Другими словами околпачили. Приобрели Горану лишь сигареты, незначительно колбасы и хлеба. Еще у супруга отобрали телефон, сообщили, что тот ему больше не необходим, Горан не выдержал несправедливости и написал заявление на имя руководителя следственного изолятора. Проверка подтвердила факты. Однако, как я знаю, сурового наказания никто не понес. А вот жизни супругу не стало».

Под очами черно, Горан еле держался на ногах перед Лилией на их единственном короткосрочном свидании. Кожа да кости. Безпрерывно кашлял. Чуть жив. «Мы пробовали достигнуть того, чтоб у нас однако бы приняли медицинские препараты, — никчемно. Ему необходимы ингаляторы, без них он не может дышать. Однако на его состояние не обращают внимания, однако я передала все документы по заболеванию.

В заключении супруг трижды перенес грипп, пневмания. Кроме прогрессирующей казеомы плевры у него грыжа, холецистит… Мы чрезвычайно просили, чтоб его однако бы положили в поликлинику на обследование, разъясняли, что он трудно болен, мучается, а на данный момент, когда к тому же началась массовое распространение коронавирусной инфекции, при таком отношении у него без работающего легкого практически не остается возможностей выжить».

Самый ужасный приступ произошел в апреле месяце. Горан начал задыхаться и синеть, заключенные, согласно мнению Лилии, вызвали охрану, долбили что есть сил в дверь. «Медицинская сестра пришла, но не согласилась дать ему медицинские препараты, сообщила, что ей воспретили», — не может сдержать чувств Лилия. Она рыдает. Я слышу по телефону ее всхлипывания и не знаю, как ее утешать в подобном положении, чем посодействовать. Просто я тоже закончила веровать в справедливость. В особенности тут и на данный момент.

12 мая в Ростовском областном суде было рассмотрено дело Горана Чирича. Резоны Чирича про то, что он является гражданином Донецкой республики, отмели, как «не основанные на работающих межгосударственных нормах права». ДНР как страны, как понятно, нет. А означает, не было туберкулезной воды в реке, из которой он пил. Не было боя под Дебальцевом. Не было никакого «российского мира».

Никого и ничего, не считая Лилии, которая бьется за жизнь супруга из последних сил.

Я вспоминаю российских добровольцев, тоже оставшихся после войны в бывшей Югославии. Они женились на сербских женщинах, но не многие из них стал доволен. С течением времени почти все были выброшены на помойку жизни. Их лишили гражданства, которое они получили за свои подвиги, забрали пенсии и работу, почти всех заставили уехать с Балкан и скитаться по миру.

Бывшая социалистическая Югославия взяла курс на ЕС, в политику пришли новые люди, полагавш??, что лучше быть на обочине, но Европы. Добровольцы же всем мозолили глаза.

Невзирая на весомые доводы и бессчетные документальные доказательства долговременной службы Горана Чирича в рядах ополчения, суд «не углядел оснований, в согласовании с которыми в выдаче Чирича сербской стороне быть может отказано». Были всецело отметены как не заслуживающие внимания резоны о вероятном политическом характере преследования Горана руководством Сербии.

В соответствии с статье 462 УПК Россия и в согласовании с межгосударственным контрактом на основании принципа взаимности Российская Федерация может расслабленно выдать зарубежному государству их гражданина. Не вдаваясь в детали и не проводя никакого расследования, за что, фактически, его так желают заполучить и что его ожидает на родине. Сербского идеалиста, который выжил на собственной и преданного на чужой войне…

Лилия сообщает, что продолжит биться за супруга.

Андрей Седлов, управляющий КПЦ «Война и мир»: «Все почаще представители ополчения попадают под выдачу по так называемым запросам Интерпола. Им вменяют совершение уголовных преступлений, которые, я уверен, они не совершали — и доказанных фактов данному нет. При этом уголовные дела часто возбуждаются задним числом, в таковых вариантах находятся как пострадавшие, так и очевидцы « преступного деяния ». После этого отношение со стороны управления СИЗО поменялось в худшую сторону…».

Органам охраны правопорядка остальных государств, также и России, ничего не остается, как задерживать представителей ополчения по международно-правовым актам.

На данный момент мы готовим официальное письмо в надлежащие органы и структуры Россия, чтоб иметь возможность закончить эту практику выдачи по неверным обвинениям».

Екатерина Сажнева


  • Первичным источником сведений и основанием для изложенных в публикации фактов, аргументов и иных данных является данный сайт.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.