Бывший руководитель высшего звена Внешпромбанка совершенно растерял нюх

Юрист Али Аджина настаивает на нарушении его права на защиту.

По имеющейся информации “Ъ”, следственный департамент (СД) МВД Россия завершил следственные действия по делу в отношении бывших управляющих разорившегося Внешпромбанка — президента Ларисы Маркус и ее первого заместителя Али Аджина. Обоим обвиняется трата средств банка на сумму 33,6 миллиардов руб., а бывший-заместителю президента — к тому же на 113,5 миллиардов руб. Оканчивающие процессуальные мероприятия сопровождались твердыми ограничениями, которые связаны с эпидемией коронавирусной инфекции, и скандалами. Например, к господину Аджину на предъявление итогового обвинения допустили защитника по назначению, но не его своего, что банкир посчитал нарушением собственного права на защиту. А знакомство фигурантов с материалами дела производится в комнате для свиданий с родными через стекло и при помощи переговорных трубок. Защита господина Аджина считает это неприемлимым.

По данным источников “Ъ”, сотрудник следственных органов по особо принципиальным делам «банковского» отдела СД МВД Ольга Коллер не так давно предъявила обвинение в конечной редакции бывшим главам Внешпромбанка Ларисе Маркус и Али Аджину. Необходимо подчеркнуть, что в связи с противоэпидемиологическими мероприятиями допуск родных и адвокатов в специализированный блок «Матросской Тишины», где содержатся фигуранты, в то время был закончен, но сотрудник следственных органов прибегла к поддержки тюремных надзирателей, через которых передавала свое постановление, и защитников по назначению. Согласно мнению адвокатов, работающ?? с господином Аджином на неизменной базе по соглашениям, после процедуры предъявления обвинения их клиент с подозрением на коронавирусную инфекцию (10 дней у него наблюдались высочайшая температура, утрата чутья и иные тревожные признаки) был помещен в тюремную поликлинику, где сходу попал под капельницу.

Юрист банкира Владимир Аверин о предоставлении итогового обвинения собственному подзащитному вызнал из его письма. Заступник подчеркнул, что о анализах проведения тестов обвиняемого на коронавирусную инфекцию его защиту и родных не известили. При этом фигурантов уже начали знакомить с материалами дела. Данная процедура проводится в комнате для свиданий с родными через стекло. Согласно мнению господина Аверина, он уже направил жалобы на деяния служащих ФСИН и следователя в адрес всех правоохранительных и контрольных органов, также на имя главу Российской Федерации.

Работник СД, сообщается в жалобе, «проводя таким образом процессуальные мероприятия в критериях сильной эпидемии, грубо нарушила требования УПК, в связи с тем, что кодекс не предусматривает проведение процессуальных мероприятий через стекло с внедрением одной телефонной трубки для всех, которые исключают право обвиняемого на личное свидание с заступником для выработки общей позиции».

При всем этом господин Аверин отметил, что по непонятным для него причинам работники СИЗО пропустили на территорию следователя и защитника по назначению, однако при карантине это запрещено. В собственной жалобе юрист настаивает на проведении проверки в отношении всех лиц, имеющих отношение к данному.

Как уже докладывал “Ъ”, господину Аджину и его экс-руководителю Ларисе Маркус обвиняется трата чужого собственности в особо большом размере (ч. 4 ст. 160 УК Россия). Это дело было процессуально выделено в еще одно дело из материалов «огромного» расследования хищений во Внешпромбанке. Очередной его фигурантке — бывшему заместителю президента финансовой организации Екатерине Глушаковой — вердикт был вынесен в апреле месяце. Она признала вину, ее дело было рассмотрено в особенном порядке, в итоге госпожа Глушакова получила 6 лет колонии, при всем этом суд одобрил исковые требования АСВ на 30 миллиардов руб. в полноценном размере. Вердикт опротестован сторонами обвинения и защиты.

Подчеркнём, расследование в отношении акционера Внешпромбанка Георгия Беджамова (живёт в Монако и считается в розыске по линии Интерпол, при всем этом княжество отказало в его выдаче), его сестры Ларисы Маркус, Екатерины Глушаковой и «неустановленных лиц» СД МВД возбудил 18 декабря 2015 года в связи с хищением денег финансовой организации методом мошенничества (ч. 4 ст. 159 УК Россия). 1-ый эпизод касался суммы 113,5 миллиардов руб. Позднее обвинение было переквалифицировано на растрату. В мае 2017 года Ларису Маркус и Екатерину Глушакову, признавших вину по данному эпизоду, приговорили в особенном порядке следовательно к 8-ми с половиной и четырем годам колонии. Госпожа Глушакова даже успела условно-раньше срока освободиться, когда ей предъявили обвинение по новому эпизоду — о трате 33,6 миллиардов руб. Такая же процедура с участием госпожи Маркус была проведена в колонии, после этого ее направили в Москву.

В июне прошедшего года новыми обвиняемыми по второму делу стали Али Аджин, до этого проходивший по нему очевидцем, также еще 4 человека, которые, как считают следственные органы, занимались обналичиванием выведенных из банка средств. Всем им вменили оба эпизода сходу — растрату и 113, 5 миллиардов, и 33,6 миллиардов руб. Как считают следственные органы, эти средства были выведены из банка с 2009-го по 2015 год, а потом обналичены и похищены.

А именно, роль Али Аджина в криминальной схеме, по материалам дела, заключалась в том, что он подписывал протоколы совещаний кредитного комитета банка о будто бы выдаче кредитов организациям, которые за ними в действительности не обращались, также держал под контролем поиск фиктивных компаний, которые должны были выступать в качестве заемщиков, и обеспечивал подельников валютными средствами.

В отличие от госпожи Глушаковой, остальные фигуранты расследования виновности не признают. 11 июня завершается срок ареста господина Аджина и госпожи Маркус.


  • Первичным источником сведений и основанием для изложенных в публикации фактов, аргументов и иных данных является данный сайт.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.