Франция: в ожидании «трагической осени»

Франция: в ожидании «трагической осени»

Франция: в ожидании «трагической осени»

Во стране вина, багетов, бардовых беретов, Эйфелевой башни, чиновников и основное — аббревиатур, два сокращения определяют жизнь. TPE и PME. За ними — самая активная половина работающей государства. Истинные сливки общества, его бри и камамбер, его хлеб и соль, его кровь и пот. А на данный момент, в годину кризиса — к тому же его слезы.

Как небольшой бизнес Франции выходит из карантина и «предвкушает» кризис, которого не видели с периода 2-ой мировой. Репортаж Новаой газеты.

TPE — это «чрезвычайно мелкие компании» (от 1 до 10 человек), PME — «небольшие и средние компании» (от 11 человек до 250). Они вместе — это 99,8 % от общего числа всех компаний в государстве. «Чрезвычайно мелкие» — кафе, лавочки, салоны, мастерские, фермерские хозяйства… — дают экономике третья часть оборота: триллион евро в год.

До и чуток после карантина правительство помогает и детям, и средним. Однако время поддержки для большей части — кроме «более пострадавших отраслей» (туризм, культура…) — скоро завершится. В условиях коронавирусного штиля придет пора считать утраты, находить возможности экономии.

К тому же лето не пришло, а бизнесу уже пророчат «чертовскую осень».

Однако есть и просветы, есть и радости в бизнесе.

Винный магазин

Жан-Кристоф — продавец в винном магазине на улице Клер. Стоит, свободно улыбается.

Франция: в ожидании «трагической осени»

Жан-Кристоф (справа, рядом — коллега Адриен). Фото: Юрий Сафронов / «Новая»

— Трудно для вас, наверняка, — говорю.

— Нет, отчего же? Просто! Отлично…

— Ну а сколько же вы утратили? — спрашиваю.

— В смысле?

— Ну в смысле рабочих мест, доходов…

— А! Нет, что вы! Мы, напротив, выиграли! Мы уж точно удвоили доходы — по меньшей мере.

— Удвоили?!

— Да. Чрезвычайно благодатное время. И к слову, для всех кавистов (продавцов вином. — Ю. С.) нашего района. Французы, как видно, чрезвычайно нуждались в том, чтоб повысить употребление спиртных напитков…

— Однако после выхода с карантина хоть чуть-чуть пошло понижение? — с надеждой спросил я.

— Ну разве что чуть-чуть. Однако еще рано подытоживать месяца.

Парикмахерская

— Как гласит французская пословица: Le malheur des uns fait le bonheur des autres. («Несчастье одних обеспечивает счастье остальных»), — гласит, послушав эту историю, парикмахер Дамьен,

к которому я пришел укоротить волосы и расширить познания о французских характерах, традициях, новостях.

Дамьен, как обычно, не унывает. График стрижек расписан плотно, работать приходится практически без остановки с 8.00 до 20.00 6 дней в неделю. И так — утром 11 мая, когда в государстве начали снимать карантин, и до конца июня.

Позже шум спадет, Франция острижется. Потому Дамьен удивляется, что почти все его собратья и сестры по цеху после карантина повысили цены. «Они добавили по 3–5 евро за «санитарные меры» — покупку геля, перчаток, масок, но я-то мне известно, что клиенты совершенно не впечатлены возможностью платить больше». 

Подымать цены в положении, если в предстоящие несколько месяцев практически во всех сферах диктовать условия будет не тот, у кого продукт, а тот, у кого средства, — «нехорошая стратегия», подчеркивает Дамьен.

Франция: в ожидании «трагической осени»

Парикмахер Дамьен ударно трудится больше сорока лет. Видит срезы всего французского общества. Фото из архива

«Осенью пойдут раззорения. Будет каскад, лавина», — разрезает неприятную правду парикмахер, у которого в клиентах и огромные шишки из CAC40 (могучая кучка одних из самых крупных французских компаний), и обыкновенные TPE — «люди различных профессий, возрастов, доходов». Он различия не делает, чрезвычайно демократичный мастер. с помощью данному не лишь имеет доступ к наилучшим головам государства, да и видит срезы практически всех слоев общества.

Он и сам уже 40 с излишним лет в бизнесе. Самозанятый = TPE. Штучный спец. Так что во время кризиса выживет — у него нет колебаний. Наемных сотрудников тоже, к слову, нет. Поточнее: очень к слову.

Есть от чего вздрогнуть

Так как «будут и раззорения, и увольнения», произнес 22 мая глава министерства экономики Брюно Ле Глава города, снова выделив, какие красивые способы помощи французское правительство приняло для коммерции. Финансовые издания, правда, отмечают, что маленьким и средним бизнесменам посодействовали «не полностью довольно»: в ФРГ, к примеру, помощь «в два–3 раза выше». 

Франция: в ожидании «трагической осени»

Фото: Юрий Сафронов / «Новая газета»

Однако даже если прирастить помощь — все равно огромную часть придется позже возвращать: беспроцентные займы, отсроченные арендные платежи… «Кредиты, гарантированные страной, — бомба медленного действия» — с таким заголовком вышла передовица в финансовой прессе Les Echos. 

Есть от чего вздрогнуть. И люди в темных мантиях уже кружатся над пока живыми бизнесами: национальное объединение адвокатов заказало маркетинговую кампанию на телевидении: «15 000 адвокатов, чтоб для вас рекомендовать и ассистировать».

К бесплатной телефонной службе психической поддержки для глав компаний, которую в апреле месяце открыло министерство экономики, в мае месяце добавилась телефонная психическая служба для TPE-PME, которая была создана Объединением локальных компаний. Работают 30 психологов, 7 дней в неделю, с 8.00 до 20.00. Редчайшее для Франции расписание работы чего-или.

Должен быть спрос: социологическое исследование, которое было проведено по заказу союза страховщиков, продемонстрировало, что восемьдесят восемь процентов шефов малеханьких и средних компаний «испытывают стресс» по причине сохранения бизнеса.

Лишь две третьих считают, что их дело выживет. 

Где взять средства?

По данным Банка Франции, в государстве приблизительно 4 миллионов TPE и PME. В них работают 6,3 миллиона неизменных наемных служащих — практически половина рабников личного сектора государства. И уже в почти всех личных конторах меж шефами и работниками намечается раскол по поводу отчислений: шефы (семьдесят пять процентов) не желают платить премию за работу в период действия карантинных мер, а сотрудники (девяносто процентов) хотят таковых премий добиваться, убеждает очередной социологический опрос. 

Франция: в ожидании «трагической осени»

Туристский бизнес пока несет самые тяжелые утраты. Однако пока путешественников нет, некоторые гостиницы употребляются в остальных целях. В данной парижской гостинице администрация города поселила бескровных. Фото: Юрий Сафронов / «Новая газета»

Макрон, естественно, дал гарантии премии докторам и иным государственным служащим, попросив и бизнес не отставать… «Однако где взять средства?» — говорят предприниматели.

И это пока лишь начало. А что будет, когда пойдут увольнения? А вот что:

как написала бы газета «Правда», увеличение числа безработных в условиях возрастающего недовольства властью спровоцирует трудящихся на новые социальные волнения.

Однако мы сейчас не дадим высказаться ни красным профсоюзникам, ни желтоватым жилетам (опасаюсь, они еще успеют надоесть осенью)… Лучше побеседуем с хозяйкой желтоватых цветков.

Цветочный магазин

Синди — торговец-флорист цветочного магазина в чрезвычайно буржуазном районе. Однако вот два месяца, пока был карантин, Синди получала лишь восемьдесят четыре процента от заработной платы: магазин не работал, и владелец не добавлял трудолюбивой девице от себя ничего.

Франция: в ожидании «трагической осени»

Синди. Фото: Юрий Сафронов / «Новая газета»

— Однако на данный момент и не ранее, положение дел чрезвычайно тяжелая, — оправдывает владельца цветочница, запакованная в защитный пластик так, как будто она ведет торговлю цветами не у парижского Дома Людей с ограниченными возможностями, а у 4-ого энергоблока ЧАЭС.

— Мне известно, что владелец просил поддержки у страны, но не подошел по аспектам, и ему не дали, — не прекращает Синди.

Вздыхает: магазин поставлял цветочки на почти все большие действия, празднички, но нет на данный момент ни событий, ни праздничков, и пока не ожидается. По последней мере, до осени.

— В особенности трудно то, что мы утратили Гран-при «Формулы Е», которое каждый год проходит вот тут, через дорогу: там ведь все цветочки — наши… 

— Можете пережить данный кризис?

— Считаю, да, все-же двадцать лет магазин существует. Есть много террас, которые мы украшаем. Много верных клиентов.

Сувенирная лавка

В сувенирной лавке в Латинском квартале продают не какой-либо ширпотреб в виде уменьшенных до забавного эйфелевых башен, а стильную и подходящую в хозяйстве посуду с портретами сказочных зверюшек, глиняные игрушки, полотенца с вышивкой… Вечер, хозяйка только-только перевернула табличку «Открыто» на двери. Однако когда я постучал, с энтузиазмом открыла опять.

— А… корреспондент?! Простите, говорить не могу, уже поздно, мне здесь еще все закрывать, — ответила она с интонацией, выражавш?? или вялость, или грусть, или все сходу.

— Простите, — говорю. — Скажите лишь, у вас очень реализации снизились по причине карантинных мер?

После чего вопроса на лице хозяйки магазина проступило выражение удивления.

— Ну естественно! Утраты нереальные! Ведь мои клиенты — путешественники! А путешественников — сколько на данный момент?! Ровно ноль!

— Однако помощь хоть какую-то вы получили от страны? — спросил я с участием в голосе, подумав, что по другому она на данный момент может и зарыдать, а ведь это чрезвычайно взрослая дама и опытнейший, наверняка, предприниматель.

Однако ни про опыт, ни про помощь она отвечать уже не стала, и даже имя свое не назвала.

Впрочем, эта дама хоть и обращена своим коммерческим лицом к путешественникам, но ведь не относится впрямую к сферы, так что и мощный план кабинета министров поддержки, который был объявлен 14 мая, ее наверное не коснется.

Ресторан, где обедает премьер

Мари — хозяйка ресторанчика на улице Варенн в Париже. Сообщает, что получила помощь от кабинета министров: и оплату технической безработицы для трудящихся, и гарантированный страной кредит. Однако власти и должны оказывать помощь: это ведь они воспретили ресторанам работать.

Франция: в ожидании «трагической осени»

Мари. Фото: Юрий Сафронов / «Новая газета»

И до настоящего времени обладатели не знают, когда и чего следует ожидать. Как и все французы.

Вечером во вторник, 26 мая, через 14 дней после начала «первой фазы» снятия карантина, все еще точно не было понятно, когда конкретно власти объявят об критериях фазы № 2: на какие расстояния позволят ездить, откроют ли рестораны, какие запреты еще снимут, в которых регионах…

— Мы пока раскрылись «на вынос» и на доставку. Однако ждем ответа на вопрос, когда можно будет открыться «всеполноценно», — гласит Мари. — В «красной зоне»*, я считаю, это будет не ранее середины июня. Однако мне не известно. Я видела главу правительства сейчас, который у меня поспрашивал незначительно, но сам уточнений не отдал**.

— Он тут у вас кушает? Глава правительства Франции?

— Ну да, Филипп. У него же тут неподалеку резиденция… Приходит довольно часто.

— К для вас и иные премьеры хаживали?

— Нет, данный 1-ый. Остальные больше посиживали в резиденции.

— И вы здесь все закрываете на время обеденных визитов премьер-министра?

— Нет. Он даже не резервирует. Приходит, садится, как все… Естественно, еще есть трое телохранителей. Однако они никому не мешают. Берут для себя по чашечке кофе на улицу… У главу правительства есть необходимость смешаться с людьми. Он чрезвычайно обычный, обычный, — не прекращает нахваливать клиента Мари.

— А он почему вас избрал? — спрашиваю.

— Ну у нас смачно, — улыбается хозяйка. — Итальянская кухня. Повар итальянский.

— Реальный либо, как у всех, — из Индии?

— Нет же. Он — итальянец. Ну правда, еще чуть-чуть грек. Так что такая средиземноморская у нас кухня.

Когда и на каких критериях глава правительства разрешит Мари и почти всем тысячам рестораторов Франции «открыть кухню» — вопрос, можно сообщить, экзистенциальный для всей экономики государства.

— Чрезвычайно почти все зависит от того, попросят ли нас сделать социальную расстояние 1,5 либо 2 метра меж столиками. 2-ое будет значить, что мы потеряем две третьих мест. Так что я лучше бы подождала излишний месяц заместо того, чтоб вот так открыть.

— Вы думаете, вашему ресторану получится выжить?

— На данный момент не имею представления. Представим, начнем 15-го либо в июне месяце, позже июль-август — почти все люди все-же уедут из Парижа. А путешественников нет. Так что лето будет страшным, я считаю.

«Пора ворачиваться к норме»

«У меня много друзей-рестораторов. Практически все предугадают закрытие. Если выживут, увольнения будут точно. Если им предпишут соблюдать «социальную расстояние», следовательно, придется оставить максимум 20 столиков заместо 40 — а это конец… Работа в убыток. Если поднять цены, люди закончат ходить», — гласит Дамьен.

«Чем быстрее людям дозволят возвратиться к норме — тем наименее разрушительными будут результаты, — предупреждает парикмахер, осознающ?? серьезность коронавирусной инфекции, но думает, что власти уже «перегнули палку» с ограничительными мерами и «запугиванием»: — Население Франции — 67 миллионов. От коронавирусной инфекции погибли 28 тысяч. А воспоминание, что 6 миллионов. Погибель — это катастрофа. И я тоже могу умереть…

И в 1968-м я помню гонконгский грипп, который унес во Франции более 30 тысяч, однако в действительности больше — тогда совершенно не много считали…

Франция: в ожидании «трагической осени»

Дамьен. Фото из архива

Осенью, как постоянно, не запамятовывайте, к нам возвратится к тому же сезонный грипп. И что сейчас — не жить? Все эти маски и защитные экраны… Когда-то необходимо и тормознуть. Не будет никакого наслаждения посиживать на террасе… А приобрести что-то в магазине? Тоже в маске… Нет, спасибо. Я лучше подожду два месяца».

Впрочем, большая часть продавцов малеханьких, не сетевых, магазинов и лавочек не требуют от клиентов входить в маске (правительство, не сумев обеспечить достаточное их число, оставило данный вопрос «на усмотрение» предпринимателей). Сообщают, что в торговых точках с «безмасочным» режимом реализации идут лучше, чем в точно таковых же, но с «масочным»: газета Le Monde предназначила данному статью.

«Физическая расстояние»

— Во Франции, к слову, сейчас не указано говорить «соц расстояние», — улыбается Дамьен. — Французская академия некоторое количество дней назад постановила. Так как «соц расстояние» — это когда маркиз не желает знаться с садовником. Потому вернее говорить: «физическая расстояние». Ну и еще:

верно говорить la Covid-19 (в женском роде), но не le Covid-19 (в мужском), как на данный момент все делают. Важный аспект! Что поделаешь, это Франция: у нас нет масок, нет перчаток, у нас нет ничего, но у нас есть Язык!

Кто смотрится достойнее — президент либо премьер?

Касаясь вопросов политики, Дамьен поет в унисон с социологическими опросами: президент за время карантина нарастил для себя неблагопристойный отрицательный список. И в данном смысле Франция выделяется в условиях остальных государств Европы. 

— Вы тоже, как и «большая часть французов», думают, что премьер Филипп «смотрелся достойнее» в эти кризисные дни?

— Полностью. У Филиппа больше суровая политическая стать. Иной… Вы слышали его (президента Макрона. — Ю. С.) истеричную речь о действиях поддержки культуры?.. Чрезвычайно умный, чрезвычайно профессиональный, но его нередко вносит. И позже, у почти всех чувство, что он проживает в собственном мире… Если б люди сейчас выбирали меж Макроном и Филиппом, то, естественно, одолел бы Филипп.

Макрон в шаге от «олландизации» — сообщил реклама-консультант, педагог Sciences Po Филипп Моро-Chevrolet.

«Олландизация» — это когда президента прекращают слушать, и ему в плюс уже ничего не идет: даже если он дает разумные вещи.

Макрон еще может сойти с этой скользкой дороги, но уже с огромным трудом, убеждает реклама-консультант.

При любом варианте эта осень дает обещание быть чрезвычайно сложной не лишь для предпринимателей.

Томную осень Макрон может повстречать с новым премьером — «ознакомленные источники» уверенно говорят: президент вот-вот снимет Эдуара Филиппа. Самое позже — после городских голосования в июне месяце.

Бутик госпожи Мейер

Однако кто бы ни был премьером, это ничего принципно не изменит: не он же создаст коллекцию, к примеру, для данной престижной марки с Сен-Жермена, которую двадцать четыре года назад сделала и до настоящего времени держит (без всяких остальных служащих) Франсуаза Мейер (Francoise Meyer).

Франция: в ожидании «трагической осени»

Франсуаза Мейер. Фото: Юрий Сафронов / «Новая газета»

Она много критикует власти: за то, что так резко, без предупреждения, объявили карантин, за кучу неопределенностей, недоговоренностей и разногласий: «Вот поначалу эти обращения про то, что маски ничего не дают, а позже — штрафы, если вы появляетесь без маски в транспорте».

Указывает на телефоне ролик из ютюба:

«Это видео с компиляцией всех глупостей, которые за время карантина говорили власти, и оно довольно смешное. После каждой фразы президента либо уполномоченное лицо кабинета министров звучит громоподобный хохот Луи де Фюнеса либо Бурвиля».

Вообщем, госпожа Мейер не скатывается до того, чтоб без разбору ругать власть. Признает и награды:

«Помощь кабинета министров посодействовала нам вздохнуть». Уточняет: получила и разовую помощь (1500 в месяц), и кредит.

Употребляет мед метафору:

Однако для нас эта помощь — насыщение кислородом, но не интубация.

Далее дышать придется без помощи других.

Финансисты пророчат, что торговцы одежки пострадают не меньше рестораторов. Обычно к данному времени уже ведет работу по подготовке к скидкам летняя коллекция, а к продажам — зимняя. А здесь все двинулось. И если большие торговцы могут демпинговать, то почти всем небольшим магазинам, которых, к примеру, в Париже — тысячи, придется чрезвычайно тяжело.

Однако у Франсуазы надежда на спасение есть: «К счастью, у нас чрезвычайно мощная коллекция». А еще придется отрешиться от отпуска, урезать траты — «во всем, не считая качества» — и, естественно, перестроиться и поработать над развитием online-продаж. Ее доходы ровно на пятьдесят процентов зависят от путешественников, и она ни при каких обстоятельствах не желает покидать Сен-Жермен, хоть взять в аренду тут и чрезвычайно недешево: «Мы возлагаем надежды, что в сентябре будет меньше ужаса, границы раскроются и путешественники возвратятся».

Была надежда и на понижение аренды, но владелец помещения отказал. И так пока всюду, вздыхает Франсуаза:

«Знакомый юрист сообщил, что выслал 30 писем от имени собственных клиентов арендаторам и получил 30 отказов».

Специалисты по недвижимому имуществу, вообщем, пророчат, что и рантье продержатся недолго и отступят — под воздействием неизбежного кризиса.

К слову, однако французы и накопили за время карантина неслыханные за прошедшие десятки лет млрд (средства легли и на вклады, и в «кубышки»), но за 14 дней после открытия магазинов и салонов практически ни в одной сферы спрос даже близко не возвратился к показателям «мирного времени». И навряд ли скоро возвратится: аналитический центр Xerfi предсказывает среднее понижение расходов французских семей по результатам года на 7,5 % — этого не было с послевоенных времен.

Однако поглядим. Специализированный глава министерства Ле Глава города 22 мая заверил:

«Экономика понемногу просыпается — как спящая кросотка». Сейчас основное, чтоб и эта фраза не вошла в новую выборку с Бурвилем и де Фюнесом.

При любом варианте не будем очень строги к руководителю Министерства: кажется, никто еще не в курсе, что там далее с коронавирусной инфекцией.

— Мне не известно, война это либо не война, как говорил Макрон. Однако мне видится, что после 2-ой мировой мы еще не переживали больше важного исторического момента, — гласит Франсуаза.

Уточняет: «Хоть я и родилась намного позднее».

* * * * *

Париж

* Другими словами там, где власти признают санитарную остановку неблагоприятной, также, возможно, в Париже.

** 27 мая сказали, что премьер выступит 28-го

Юрий Сафронов, корреспондент RFI, Париж;  размещено в издании Новая газета


  • Первичным источником сведений и основанием для изложенных в публикации фактов, аргументов и иных данных является данный сайт.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.