Бывшему руководителю «ВСМПО-Ависма» прокололи золотой парашют

Отказ от первичных исковых условий к Воеводину на 4 млрд рублей в компании разъясняют тем, что собственности на подобную сумму у него нет, а 2 млрд можно получить сходу.

При всем этом их выплата не является ни денежной помощью, как настаивает защита, ни компенсацией потерь, как заявляют в компании.

Уголовное преследование в отношении бывшего генерального директора «ВСМПО-Ависма» Михаила Воеводина было возбуждено сначала августа по ч. 4 ст. 159 УК Россия (мошенничество, которое было совершено организованной группой или в особо большом размере). По данным , дело возбудили с пожелания владельцев акций, которые заявили о хищениях в титановой компании. В УМВД по Свердловской области удостоверили факт начала производства по делу.

Заявление в арбитраж был подан 9 сентября. «ВСМПО-Ависма» добивалась с Воеводина 4,07 миллиардов руб. В данную стоимость оценен вред, который компания получила в итоге соглашений, согласованных Воеводиным в 2017–2019 годах.

Мировое соглашение было заключено 27 октября. По его условиям Воеводин в течение 47 дней переводит на счет «Ависмы» 1,95 миллиардов руб., а компания отказывается толковать это как признание факта появления потерь, по которым она добивалась от Воеводина в два раза огромную сумму. Компания также не толкует мировое соглашение как признание виновности Воеводина в появлении потерь на 4,07 миллиардов.

Не помощь и не компенсация. А что?

Отказ от первичных условий в «Ависме» разъясняют тем, что «полная сумма за счет собственности бывшего генерального директора компенсирована быть не сумеет: к нему предъявлены и иные исковые требования, которые не связаны с компанией». Что же это все-таки за требования, в «Ависме» не конкретизируют. Выплату Воеводиным 1,95 миллиардов руб. в компании называют компенсацией потерь, которую пострадавший от локдауна на авиационном рынке производитель титана может получить сходу, но не спустя годы тяжб.

Защита утверждает, что бывший генеральный директор издавна желал оказать компании безвозмездную финансовую помощь, и это учли при договоренностях сторон. Юрист Воеводина заявил в суде, что за все десять лет собственной работы тот исполнял обязанности радиво, никаких потерь не причинил и что истец отказывается от первичных условий конкретно потому. Представители истца в суде с этим согласились. Но выплата «Ависме» 1,95 миллиардов руб. не является ни денежной помощью, ни компенсацией потерь. В  написано, что перечисление Воеводиным этой суммы не может толковаться как возмещение потерь и как признание его виновности за них. При всем этом спор по делу стороны считают всецело и совсем разрешенным.

Представитель «ВСМПО-Ависмы» выделил в разговоре «Ко», что расплатиться Михаил Воеводин должен не акциями либо другими ценными бумагами, а методом внесения денег на счет компании. Откуда у бывшего генерального директора «ВСМПО-Ависма» 1,95 миллиардов руб., в компании не знают. Доход Воеводина как генерального директора вряд ли мог стать источником этот вольной суммы, говорят собеседники «Ко» в сферы. Балансы ООО «ФармЭко» и ликвидированного ООО «ПромИнвестРесурс», где он был до 2009 года следовательно участником и управляющим, тоже не настолько значительны. Тем паче что двадцать четыре процента дистрибьютора фармацевтических средств «ФармЭко» принадлежат семье экс-главы Минэнерго Россия Сергея Шматко. Но в мировом обозначено, что «размер принадлежащего ответчику собственности достаточен для выполнения всех существующих обязанностей».

«Интермикс» Химок и Ставрополя

Здесь любопытны отношения «Ависмы» с партнёрами Interlink Metals and Chemicals и ООО «Интермикс мет», которые были упомянуты в сообщениях о возбуждении дел в отношении Воеводина. Группа Interlink — швейцарский титановый участники биржевых торгов. В сентябре в выпуске из арбитражного суда уральский «Коммерсантъ» рассказывал, что в 2017–19 годах «Ависма» продавала швейцарцам ферротитан и титановую стружку в рассрочку с тридцать процентов-ным дисконтом и доставкой за счет торговца. Вред от этих соглашений владельцы акций из «Ростеха», которые устроили проверку перед майским увольнением Воеводина, оценили в 3,8 миллиардов руб. Еще 256 млн руб. компания недополучила в итоге соглашений с ООО «Интермикс мет», ООО «Проминдустрия» и ООО «Торгово-промышленный вектор».

Компания «Интермикс мет» производила удобрения и оксид скандия для атомной индустрии на базе Лермонтовского гидрометаллургического завода (ГМЗ). Компания и сам завод в равных долях принадлежали двум предпринимателям из подмосковных Химок, товарищам юношества Сергею Махову и Сергею Чаку. В 2011 году, когда мировые цены на уран свалились, а на скандий выросли, «Росатом» решил нарастить создание редкоземельного сплава. На это по государственной программе было выделено 150 миллиардов руб. 

Получить доход на скандии решили и Махов с Чаком. Они выкупили у Минимущества Лермонтовский ГМЗ, взяли в Сберегательном банке кредит на 1,13 миллиардов руб. под гарантии выделения финансовых средств по той же государственной программе и условились с Михаилом Воеводиным о поставках с «Ависмы» хлоридного плава от производства титана, в каком содержится 7,5 % скандия. В 2016 году Махов  Воеводину «наиглубокую благодарность за креативность мышления» и «замечательное взаимодействие» — «идеал в развитии сферы». Однако к 2017 году цены на скандий свалились на сорок процентов, и государственную программу свернули. Лермонтовский ГМЗ разорился, чуть ли не оставив моногород на Ставрополье без тепла и электро энергии. В 2018 году завод Махова и Чака за долги выкупил близкий к «Ростеху» Альберт Авдолян. Сейчас власти Ставрополья неудачно  привлечь химкинских предпринимателей к субсидиарной ответственности.

В истории с «Ависмой» это не единственное сочетание подмосковных Химок и Ставрополья с «Ростехом». Наикрупнейшая в мире титановая компания на шестьдесят процентов принадлежит кипрским офшорам Jivanta Ventures Limited и Cador Enterprises Limited, связывающ?? с главным владельцем акций Михаилом Шелковым. Еще двадцать пять процентов у «Ростеха», а 5,27 % — у ЗАО «Бизнес Союз Компани», который принадлежит семье юристконсульта из Химок Дмитрия Осмоловского. Он же — участник Ассоциации выпускников президентской программы «Ставропольский альянс менеджеров».

Уголовное дело остается

Собеседники «Ко» в сферы колеблются, что владельцы акций «ВСМПО-Ависма» не были в курсе соглашений компании в протяжении настолько длительного времени. А многомиллионные убытки её дочек при офшорной структуре владения ставят общий вопрос о маршрутах денежных потоков.

Мировые договора по арбитражным делам нередко употребляются как повод закончить уголовное преследование ответчика, отмечают юрисконсульты, — тем паче что обвинения Михаилу Воеводину пока не предъявлены. «Арбитражное дело не может регулировать уголовное, но, если у истца замечания отсутствуют к ответчику и факт заключения мирового соглашения не значит признания его виновности, это может сыграть свою роль», — подразумевает юрист бывшего генерального директора Илья Котляров.

Однако в истории с Воеводиным мировое соглашение не значит закрытия уголовного преследования. «Закончить дело по статье 159 ч. 4 УК Россия нельзя даже по обращению заявителя, — припоминает помощник Saveliev, Batanov & Partners Юлия Михальчук. — А также, заявитель испытывает судьбу попасть под ст. 306 УК Россия о неверном доносе. Потому можно сообщить, что тут дороги назад нет. Однако вероятен вариант, когда следствие выносит постановление о закрытии расследования по делу за отсутствием состава преступного деяния , и его никто не оспорит».


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.