Тюрма по-русски: пролежни «чуть не до мяса». В тюремной поликлинике нашли заключенных, которых неделями не отвязывают от кроватей

Тюрма по-русски: пролежни «чуть не до мяса». В тюремной поликлинике нашли заключенных, которых неделями не отвязывают от кроватей

Тюрма по-русски: пролежни «чуть не до мяса». В тюремной поликлинике нашли заключенных, которых неделями не отвязывают от кроватей

Побывавшие в психиатрическом отделении тюремной поликлиники в Ростовской области заключенные поведали общественникам, что их привязывают к кроватям и навечно оставляют без движения — днями, неделями либо даже месяцами.

Посетив поликлинику, управление которой отказывается ставить камеры в данном отделении, члены ОНК нашли там привязанных заключенных, некоторых с пролежнями «чуть не до мяса» и ранами от связывания. Один из пациентов умер — родные думают, что предпосылкой погибели стали конкретно подобные пролежни, пишет «Медиазона«. 

Сначала сентября 27-летний заключенный СИЗО-1 в Ростове на дону-на-Дону Имя изменено.

«,»body»:»

Имя изменено.

«,»isCreated»:false,»migrationId»:»1553087251646″,»html»:null}»>Руслан Арапов показал членам местной Общественная наблюдательная комиссия по защите гражданских прав в местах принудительного содержания.»,»body»:»

Общественная наблюдательная комиссия по защите гражданских прав в местах принудительного содержания.

«,»isCreated»:false,»migrationId»:»1553087251646″,»html»:null}»>ОНК две открытые ранения на ноге, вспоминает правозащитница Наталья Меркулова. Одна из ран, выше колена, была размером приблизительно 15 см в длину, 2-ая, чуток ниже — около 6 см. 

Заключенный сообщил, что получил повреждения во время содержания в психоневрологическом отделении Межобластная туберкулезная поликлиника № 19 Ростовской области.

«,»body»:»

Межобластная туберкулезная поликлиника № 19 Ростовской области.

«,»isCreated»:false,»migrationId»:»1553087251646″,»html»:null}»>МОТБ-19, где он был повсевременно привязан к кровати 71 день — с 13 июня по 22 августа.

«Раны были получены от действия 8-ми ремней, которыми его фиксировали к кровати. Они подобные белые, прошитые, походят на ремень от халатика», — пересказывает Меркулова слова заключенного.

Арапов сообщил, что его соседей по палате месяцами не отвязывали от кроватей, из-за чего у почти всех образовались глубочайшие пролежни.

Согласно мнению правозащитницы, когда Арапов возвратился из поликлиники в СИЗО, работники изолятора не зафиксировали повреждения. Сделали они это только спустя 17 дней, после того как члены ОНК предали гласности в социальных сетях фото остальных заключенных, еще ранее получивших похожие раны в МОТБ-19.

«Мы узрели у человека на спине пролежень, такую дырку, будто бы ему выстрелили в спину в упор, — вспоминает посещение поликлиники сначала года глава ростовской ОНК Игорь Омельченко. — Я никогда этого не видел ранее. На момент нашего посещения было человек 7 связанных. Опросили их: 1-го 5 дней не отвязывали, другого — три дня».

«Люди лежат от месяца до 3-х»

«Это давнишняя тема, все заключенные страшатся как огня, как погибели, эту МОТБ, — гласит Омельченко из ОНК. — И не желают в принципе туда двигаться». 

В сентябре, после обращения Арапова, общественники опять поехали с проверкой в тюремную поликлинику и опять узрели там человека с пролежнем на спине: «огромным, чуть не до мяса», вспоминает Омельченко. Заключенный сообщил, что его «не отвязывают и истязают», а расположили его в поликлинику, так как он «не желал делать требования» служащих ФСИН.

В сентябре «привязанных было пятеро». Однако почти всех из них членам ОНК расспросить не получилось, так как они были «обколоты» медицинскими препаратами и говорить не могли.

В психиатрическое отделение МОТБ-19 посылают заключенных, «которые либо поругались с работниками ФСИН либо не делают то, что от них необходимо», разъясняет Игорь Омельченко. Почаще всего туда направляют из медицинской части колонии либо СИЗО с пометкой «острый психоз».

«Попадают в это отделение те, кто членовредительством занимался либо грозил кому-то, написать можно почти все, — гласит общественник. — Там им вкалывают препараты, привязывают к кровати — за руки, за ноги. Люди лежат от месяца до 3-х, их не много подкармливают, все истощены, конечности атрофируются, человеку позже их разрабатывать».

Руслана Арапова направили в больницу в МОТБ-19 в июне 2020 года. Ранее госпитализации он, будучи в боксе временного содержания ростовского СИЗО-1, крышкой от консервной банки отрезал для себя часть члена, ведает его сестра Имя изменено.

«,»body»:»

Имя изменено.

«,»isCreated»:false,»migrationId»:»1553087251646″,»html»:null}»>Ира Арапова. Игорь Омельченко из ОНК вспоминает, что беседовал с Русланом про то, для чего он это сделал:

«Как он гласит, он делал для себя обрезание. Он мусульманин, издавна посиживает, необрезанный — начал понемногу его делать. В конечном итоге, как он гласит, его привезли в МОТБ и отрезали под корень весь член. Где он крышку консервную раздобыл? Да там же, где и телефон, в СИЗО это не трудность, потому вначале в документах и сообщали, что он член для себя бритвой отрезал, но не крышкой».

Во всех отделениях ростовской тюремной поликлиники есть видеокамеры, не считая психиатрического, добавляет Омельченко. Члены ОНК даже давали управлению поликлиники установить систему видеофиксации за собственный счет, но им отказали.

«За связанными ухаживают подобные же нездоровые, мы называем их «санитарами», — анализирует общественник о причинах отказа. — Они в свое время сами были «на вязке», и им поручают глядеть за этими людьми. Все два часа их должны отвязывать, но никто этого там не делает. Кроме того, доходит до насилия: и нравственных, и сексуальных. И в рот, и в пищу плевали, лупили. Либо достанут член и по губам водят, по лицу — чрезвычайно много всего».

Сероватая зона «мер временного стеснения»

Так называемые «меры временного стеснения» пациентов используют в случае, когда человека нельзя успокоить седативными продуктами, гласит психиатр Виктор Лебедев, управляющий проекта «Дело Пинеля», который занимался правовыми вопросами психиатрической поддержки.

«Лишь тогда мы должны обеспечить закрепление, — гласит Лебедев. — Она применяется при помощи или особых приспособлений, или средств находящихся под рукой. Мы должны обездвижить пациента либо ограничить его передвижение для недопущения действий, небезопасных для него и окружающих».

Но в Российской Федерации нет аннотации, которая регламентирует применение мер стеснения, не прекращает доктор: «Конкретно по данной причине закрепление заболевших — это большая сероватая зона. Она используются и вне психиатрических заведений: пациентов привязывают в реанимационном отделении, фиксируют в палатах и домах отдыха. Это делают для облегчения ухода за ними».

Сестра Руслана Арапова, узнав о ранах, выслала жалобы в прокуратуру, СК Ростовской области и региональное отделение Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения. В последнем ведомстве обращение пока не получили, гласит Леонид Жабин, руководитель отдела организации контроля и контроля в области охраны здоровья населения. Как он сообщил, плановые проверки МОТБ-19 и остальных медучреждений области отменены на время сильной эпидемии SARS-CoV-2. Вообщем, ранее они проходили тоже нечасто — раз в 5 лет.

«Мы проводим проверки в рамках закона «О защите прав организаций и личных бизнесменов», мы не можем просто пройти и провести проверку — так не бывает, — гласит Жабин. — Не много того, с учетом ограничений на ковидный период, все незапланированные проверки ведутся лишь с разрешения прокуратуры области. Потому просто пойти и поглядеть, что там да как — в данное время нереально».

В 1992 году в Российской Федерации начал своё действие закон «О психиатрической поддержки и гарантиях прав людей при её оказании». В нем обозначено, что меры физического стеснения врачи могут использовать лишь по указанию доктора-психиатра, когда «другими способами нереально предупредить деяния госпитализированного лица, которые представляют конкретную опасность для него либо остальных лиц». Раздельно в законе указано, что «вязка» обязана производиться при неизменном контроле мед сотрудников. Метод стеснения и время его внедрения должны быть также зафиксированы в мед документах. «Привлечение остальных пациентов для данных задач исключается», — говорится в письме бывшего головного санитарного доктора Рф Геннадия Онищенко от 2002 года.

Погибель от сепсиса

Галина Михайлова, дочь умершего заключенного Романа Михайлова, думает, что несопоставимые с жизнью раны у отца образовались конкретно в психиатрическом отделении МОТБ-19. Туда 42-летний Михайлов попал сначала апреля, а уже 24 июня умер. Его дочь сообщает про то, что поначалу на месяц растеряла связь с папой, а в мае выяснила, что его направили в больницу в тюремную поликлинику.

«Я его в последний раз видела на вердикте в январе, — рыдает она. — Тогда он смотрелся приемлимо, весил под 120 кг. Когда мне в июне выдали тело, я его не выяснила — он был весь седоватый, с длинноватыми ногтями на руках, кожа да кости. Опознала его лишь по татуировкам на руках».

Осужденного за Публикация 119 УК.

«,»body»:»

Публикация 119 УК.

«,»isCreated»:false,»migrationId»:»1553087251646″,»html»:null}»>угрозу убийством Романа Михайлова в апреле 2020 года должны были шагом выслать в Республику Калмыкия из следственного изолятора-3 в Новочеркасске. Заместо этого он попал в психиатрическом отделении МОТБ-19. Сначала мая Галина приехала в поликлинику, чтоб выяснить, по какой причине это случилось.

«Через 4 часа вышла доктор и сообщила, что у папы был нервный срыв, — вспоминает Михайлова. — Гласит: «Мы за ним приехали, он оказал злость, и мы его сюда расположили». Не беспокойтесь, гласит, он тут располагается под наблюдением и исцелением. Я спрашиваю: каким еще исцелением? А она мне сообщила, что без официального разрешения руководителя [поликлиники] они не вправе разглашать такие сведения».

Сначала июня юрист Михайлова попробовал увидеться с ним в поликлинике, но управление ему отказало, указав на недавнюю операцию «на основании приобретенного болезни» у пациента. Дочь убеждает, что приобретенных болезней у отца никогда не было. 26 июня в почтовое отделение хутора Кавалевского, где она живет, пришло сухое сообщение с подписью руководителя МОТБ-19 Сулеймана Гаджикурбанова: «Михайлов Роман Валерьевич погиб».

Дочь вспоминает, что лишь через три месяца получила Выписка из МОТБ-19, которую Галине Михайловой выдали вместе с телом отца, была короткой и неопределенной: «Причина погибели не установлена до конца лабораторных исследовательских работ».

«,»body»:»

Выписка из МОТБ-19, которую Галине Михайловой выдали вместе с телом отца, была короткой и неопределенной: «Причина погибели не установлена до конца лабораторных исследовательских работ».

«,»isCreated»:false,»migrationId»:»1553087251646″,»html»:null}»>заключение о погибели из бюро судебно-медицинской экспертизы. В нем заявлено, что отец умер от сепсиса и Острая бактериальная зараза подкожных тканей.»,»body»:»

Острая бактериальная зараза подкожных тканей.

«,»isCreated»:false,»migrationId»:»1553087251646″,»html»:null}»>флегмоны поясничной области — на самом деле, из-за тех же пролежней либо ран, образовавшихся от привязывания к кровати.

«Закрытое учреждение, и они делают, что желают», — резюмирует общественник Игорь Омельченко.

Как он считает, найти решение задачи с привязыванием заключенных к больничным кроватям посодействуют лишь установленные всюду камеры: «И это касается не лишь вязок. Все нарушения осужденных, все деяния служащих должны фиксироваться на видео».

Автор: Алла Константинова; МЕДИАЗОНА

 


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.