Эпидемия за сеткой: о чем молчит ФСИН

Как коронавирусная инфекция шел по системе ФСИН — исследование «Зоны права».

Эпидемия коронавирусной инфекции не могла обойти стороной российские колонии и СИЗО. Однако оценить размах массового распространения болезни там проблемно — в официальном порядке ФСИН рассказывает очень скудные данные: согласно заявлению учреждения, заразились всего 1 600 заключенных по всей Рф (и умер всего один). Никакой статистики по регионам, также инфы про то, каким образом и от кого заразились осужденные, ФСИН не предоставляет. Общественники, которые получают данные также от заключенных и их родных, думают, что заражённых значительно большее количество.

О числе заключенных с коронавирусной инфекцией сообщить что-то определенное трудно из-за недочета инфы, но о ходе массового распространения болезни разрешают судить данные, которые были собраны «Зоной права» по отрытым источникам и своей инфы. Основываясь на проведенном «Зоной права» исследовании, «Медиазона» ведает, как коронавирусная инфекция распространялся по системе ФСИН.

1-ые заболевшие приехали в регионы шагом из города Москва и Петербурга

1-ое сообщение о вероятном инфицировании SARS-CoV-2 в системе ФСИН пришло из города Москва. 1 апреля член ОНК Ева Меркачева поведала, что узники СИЗО №1 «Матросская тишь» сетуют на заразу с признаками тяжелого гриппа и воспаления лёгких, также высочайшей температурой и кашлем, при всем этом на коронавирусную инфекцию их не тестируют. В официальном порядке ФСИН не удостоверила эти данные.

О таковых же признаках сначала апреля ведали заключенные из республики Татарстан, Краснодара и Самарской области. Ни в каком из этих случаев ФСИН не признала инфицирование коронавирусной инфекцией.

Невзирая на это, 8 апреля этапированный из города Москва в Орел заключенный сдал положительный тест на коронавирусную инфекцию. Подтвердился коронавирусная инфекция и в Республики Карелия: двоих заболевших привезли в СИЗО-1 из Ленинградской области, однако в то время в петербургских тюрьмах и изоляторах в официальном порядке не было заболевших.

В апреле месяце очаги коронавирусной инфекции возникли в колониях на территории всего государства

К окончанию месяца очаги распространения SARS-CoV-2 в системе ФСИН стали появляться на территории всего государства: в Республики Чувашия заразу обнаружили у одной заключенной, а в ЕАО — сходу у 16 осужденных Биробиджанской воспитательной колонии и у пятерых осужденных в ЛИУ №2. Одновременно коронавирусную инфекцию обнаружили в Мурманске (ИК-23, 5 случаев) и в Тульской области (ИК-2, 11 случаев).

В мае эпидемия добралась до колоний в Северо-Кавказском регионе. В Махачкале захворали работники тюремной поликлиники (ЛИУ №4). «У заключенных там ВИЧ, туберкулез, диабет, если они захворают, то возможностей у них нет. Их в принципе не инспектируют, хворают либо нет», — говорили родные осужденных. В СИЗО Махачкалы заболел коронавирусной инфекцией экс-руководитель городской милиции Раип Ашиков. Вероятнее всего, эпидемия в колониях Республики Дагестан была довольно суровой и продлилась по меньшей мере до конца последующего месяца: 26 мая членам дагестанской ОНК появились сведения о том, что захворали еще пятеро заключенных: трое в СИЗО-1 в Махачкале, двое — в ИК-2 в населенном пункте Шамхал-Термен.

В Республике Северная Осетия коронавирусную инфекцию обнаружили у подвергнутого аресту участника митинга против введенного по причине масштабной эпидемии коронавирусной инфекции «режима самостоятельной изоляции».

В мае суровая эпидемия прошла по тюрьмам города Москва и Сибири

Посреди мая Москва стала столицей массового распространения коронавирусной инфекции в Российской Федерации, на нее приходилась половина всех установленных случаев. Это не могло не отразиться на столичных изоляторах. По данным члена ОНК города Москва Евы Меркачевой, к 21 мая коронавирусной инфекцией заразились более 50 заключенных столичных СИЗО. ФСИН данные Меркачевой не удостоверила, сообщив лишь о 2-ух вариантах болезни.

То, что в столичных изоляторах в мае произошла суровая пандемия коронавируса, в некоторой степени удостоверяют и случаи болезни узнаваемых заключенных, не обделенных вниманием адвокатов и представителей СМИ. Например, в СИЗО коронавирусной инфекцией заразились основоположник группы «Размер» Зиявудин Магомедов и его сосед по камере, также предприниматели Дмитрий Михальченко и Андрей Каминов.

Наименее популярные заключенные при всем этом ведали общественникам из «Зоны права», что к ним относятся с еще наименьшим вниманием: «24 мая у 2-ух человек взяли анализы на коронавирусную инфекцию, мер никаких не предпринимается по исцелению, просто все без помощи других лечатся своими средствами, установленных увезли в неведомом направлении».

Позднее ФСИН все-же признала три варианта коронавирусной инфекции в СИЗО «Лефортово» и три варианта — в «Бутырке».

В Новосибирском регионе коронавирусную инфекцию выявили у узника в СИЗО №2 Куйбышева, после этого все региональные изоляторы закончили принимать подследственных без отрицательного теста. В Свердловской области SARS-CoV-2 подтвердился у семерых арестованных в СИЗО-1.

В московском СИЗО «Капотня» за время карантина, по имеющимся сведениям администрации, было установлено 15 заражённых заключенных; они все были переведены в поликлинику «Матросской тишины», докладывал «МБХ медиа» член ОНК города Москва Александр Хуруджи.

1-ые неподтвержденные погибели от коронавирусной инфекции — в Брянске, Московской и Ярославской областях

1-ые сведения о смертях, может быть, которые связаны с эпидемией, пришли из Брянска и Серпухова. В ИК-1 Брянска с 10 по 13 мая погибли четыре заключенных: будто бы у всех были заболевания сердца. При всем этом родные осужденных из этой колонии думают, что в учреждении произошла эпидемия коронавирусной инфекции; они ведали про то, что на территории колонии работают гражданские врачи, часть заключенных вывезли в городские поликлиники, а один из отрядов всецело произвели изоляцию. Позднее ФСИН удостоверила вспышку болезни в данной колонии, но не связанные с ним погибели.

Кроме того, согласно мнению родных, вероятно от воспаления лёгких умер заключенный СИЗО №3 Серпухова. По имеющимся сведениям проекта «Гулаг-инфо», через три месяца в изоляторе погиб очередной человек; у него был положительный тест на коронавирусную инфекцию. «Тестированию на вирус SARS-CoV-2 подвергались только те заключенные, у кого температура тела достигала 40 градусов и держалась более 3 суток», — докладывал очередной источник общественникам из «Зоны права».

В Ярославской области на полный карантин ушло практически все региональное управление ФСИН, от приема заключенных не отказалось единственный СИЗО на всю область. В ИК-2 от вопросов с сердцем погиб один из осужденных; посмертно ему поставили также диагноз ОРВИ. Родные содержащихся в колонии ведали, что сходу в нескольких отрядах произошла вспышка болезни, схожего на томную простуду. Источник, близкий к работникам ИК-2, сказал «Зоне права», что положительный тест сдали двое служащих этой колонии; также были взяты анализы как минимум у 100 осужденных, но ему не известно об итогах этих тестов.

В официальном порядке ФСИН не признала связанной с коронавирусной инфекцией ни одну из указанных смертей — после того как началась эпидемия учреждение в принципе признало лишь одну коронавирусную погибель.

Летом коронавирусная инфекция продолжал распространяться по стране

К середине июня коронавирусная инфекция в официальном порядке добрался и до Ростовской области — его нашли у пятерых заключенных СИЗО-5 Ростова-на-Дону; всем, кто вступал в контакты с ними — адвокатам, конвою, судьям и сотрудникам прокуратуры — выступили с рекомендациями уйти на самостоятельную изоляцию. А также, SARS-CoV-2 вероятно обнаружили у 1-го человека в СИЗО-3 в Новочеркасске; источник не сообщил, речь идет о сотруднике либо о заключенном.

В ИК-5 Архангельской области положительные испытания на коронавирус сдали 25 из 25 тестированных заключенных. ФСИН удостоверила факт заражения, но не пояснила, сколько человек заразились.

Об массового распространения болезни уже в петербургской ИК-5 сначала июня сказал освободившийся оттуда заключенный. Как он сообщил, сначала июня приблизительно 40 осужденных слегли в медицинская часть с признаками острой респираторной вирусной инфекции. Они все взаимодействовали с вольнонаемным мастером, арендовавш?? создание в колонии и заболел коронавирусной инфекцией. Испытания, по словам собеседника, у заключенных не брали. Схожая положение дел произошла в СИЗО «Кресты»: несколько заключенных посетовали на высшую температуру, кашель, аносмию, но им не оказали никакой поддержки.

Самая масштабная эпидемия во ФСИН случилась летом в Сибири и на Урале

Посильнее всего от коронавирусной инфекции пострадали тюрьмы в Сибири и на Урале. 29 июня пресс-центр ФСИН по городу Красноярску сказала про то, что в числе арестованных в СИЗО-1 установлены случаи SARS-CoV-2 «в бессимптомной и легкой форме», не уточняя, сколько человек заразились. В Челябинске одновременно предоставили отчет о 2-ух установленных вариантах.

В ИК-47 Свердловской области девять осужденных после конвоирования (откуда их привезли, не сообщается) сдали положительный тест на коронавирус. В Областной поликлинике № 2 при ИК-2 в Екатеринбурге сначала июля находились 64 заключенных с коронавирусной инфекцией. В инфекционном отделении этой поликлиники с лимитом 30 коек на 13 июля лежали 19 пациентов с удостоверенным диагнозом SARS-CoV-2 и выраженными признаками.

Невзирая на то, что ФСИН по Свердловской области пару раз в официальном порядке докладывала о числе заболевших в регионе, общественники подразумевают, что учреждение могло утаить масштаб массового распространения болезни в ЛИУ-51, откуда в поликлинику при ИК-2 вывезли 17 осужденных.

Коронавирусная инфекция добрался даже до ИВС: как сообщил общественникам из «Зоны права» источник, к началу июня тут было установлено 11 случаев коронавирусной инфекции — как в числе служащих, так и в числе административно арестованных. «Был карантин, тогда взяли у всех анализы. И все. Более никто никого не инспектирует. Выдали пилюли, работники их растворяют и брызгают помещения. Уборщица дважды в неделю. Когда мы уходили, привезли еще четырех», — произнес собеседник.

Эпидемия не завершалась в уральских учреждениях по меньшей мере до конца июля. 31 числа пресс-центр ФСИН сказала представителям СМИ, что «заболевшие есть, и не в одном учреждении»; доп деталей приведено не было.

А также, в Свердловской области погиб единственный осужденный, чью погибель ФСИН признает в официальном порядке. Учреждение отмечает, что у него было несколько тяжелых приобретенных болезней.

В городе Новосибирске вспышка произошла в ИК-8, у заключенных фиксировали температуру и признаки острой респираторной вирусной инфекции. Согласно мнению родных осужденных, тех, у кого выявляли температуру, переводили в некоторый отряд. Заключенных с самыми тяжелыми признаками транспортировали в поликлинику ЛИУ-10. Родные говорили представителям СМИ, что неким заболевшим невзирая на высшую температуру отказывают в посещении мед части и посылают на работу. В колонии, как они говорят, не выдавали маски.

Работники ФСИН с коронавирусной инфекцией

«Зона права» собрала и сведения о заражениях коронавирусной инфекцией служащих ФСИН — подобные ситуации были зафиксированы в столице России, Петербурге, Свердловской области, Республики Бурятия, ЕАО, Рязанской, Саратовской, Калужской, Псковской, Амурской, Ярославской, Астраханской, Ивановской, Челябинской, Калининградской областях, также в Красноярском регионе, республиках Кабардино-Балкария, Марий Эл, Мордовия, Татарстан и Карелия.

Почти всегда ФСИН, даже если и признавала факт заражения работника, отмечала, что он не вступал в контакты с заключенными и никого не заразил. При всем этом в почти всех регионах — к примеру, в Свердловской области, Москве, Петербурге, Красноярском крае — приметно, что болезнь передавалось от служащих заключенным и напротив.

Падение заболеваемости и начало 2-ой волны

Сначала августа сходу в 2-ух колониях в Якутске — ИК-3 и ИК-5 — подозревают коронавирусная инфекция у заключенных, поведали они «Зоне права». Согласно мнению заключенных, 11 человек из ИК-3 направили в тюремную поликлинику, где произвели изоляцию в некотором корпусе. В ИК-5, по имеющимся сведениям общественников, три человека сдали положительный тест.

После значительного понижения числа установленных случаев SARS-CoV-2 в Российской Федерации в августе месяце-начале сентября снизилось и количество сообщений о заболеваниях в системе ФСИН. В октябре, с началом 2-ой волны, ФСИН снова ввела карантин в столичных СИЗО.

Снова появились сведения о заболеваниях на Урале: Знак.ком ссылаясь на записи в социальных сетях рассказывает, что хворают заключенные в ИК-6 Копейска. Источник представителей СМИ в колонии удостоверяет, что в числе заключенных вправду большое количество человек с кашлем и аносмией.

«Люди хворают прямо в отрядах. У почти всех кашель, аносмия, боль в голове. Ясно, что никакого спец исцеления там нет. Свидания на время сильной эпидемии запрещены, потому вирус в исправительное заведение могли занести лишь работники. Все прячется, разглашения данному не дают», — гласит источник СМИ. Скоро из ИК-6 условно-раньше срока освободился экс-градоначальник Копейска Вячеслав Истомин — и у него сразу подозревают коронавирусная инфекция.

А также, в первых числах ноября, по данным члена татарстанской ОНК Альберта Зарипова, в Свердловской области захворали 45 человек в ИК-3, несколько человек в ИК-5, четыре осужденных в ИК-52, 9 человек в ИК-2 и несколько в ИК-63.

«Гулаг-инфо» также рассказывает о новых вспышках болезней в Мурманской и Тверской областях. В официальном порядке ФСИН также признала случаи заражения в Пермском крае, удостоверив при всем этом только малую часть данных общественников.

В октябре месяце ФСИН удостоверила и инфицирование в Мариинской воспитательной колонии в Кемеровской области. Источники местного веб-сайта Vse42.ru докладывали о «вспышке болезни», но тюремное учреждение в официальном порядке удостоверило лишь один положительный тест.

Данных недостаточно, убеждены общественники

Согласно мнению юристконсульта «Зоны права» Данила Нургалеева, во время массового распространения болезни ФСИН закрылась в медиапространстве. Учреждение не комментирует сведения о заболевших даже в тех вариантах, когда инфицирование удостоверяют юристы,которые имеют на руках положительные испытания, и судьи в процессе совещания. А также, ФСИН игнорирует или неполно отвечает на запросы средства массовой информации, адвокатов, ОНК и организаций про защите прав граждан.

«С конца лета либо начала осени ФСИН закончила докладывать о новых вариантах заражения заключенных и служащих в учреждениях, как делала ранее периода. Однако с цикличностью раз в 3-4 месяца кто-то из официальных лиц ФСИН рассказывает общую статистику», — замечает Нургалеев.

Общественник подчеркивает, что учреждение усердствует ничего не разговаривать о инфицировании служащих: «С сентября нам появились сведения о 8-ми возможных вариантах заражения служащих. ФСИН в официальном порядке удостоверила лишь два. По другим случаям пресс-релизов нет».

С начала осени, гласит Нургалеев, ФСИН опять начала закрывать свои учреждения на карантинный режим: в них ограничили прием посылок, свидания и масштабные мероприятия. Невзирая на это, в почти всех учреждениях вспышки начались вторично — к примеру, в Свердловской области.


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.