В противоборстве с COVID структура медицинского обеспечения в России чертовски не совладевает со своими задачками

В противоборстве с COVID структура медицинского обеспечения в России чертовски не совладевает со своими задачками

«Невзирая на сообщения про удачных испытаниях вакцины от коронавирусной инфекции, которые оживили сначала 2-ой недели ноября глобальные рынки, 2-ая волна массового распространения болезни продолжается. Количество зараженных и погибших поставило рекорды уже пару раз с начала ноября. Российская Федерация не является исключением на данном фоне, однако меж ней и большая часть остальных государств остаются значительные отличия практически во всём, что касается распространения вируса.

Сначала, оказывается на виду неповторимость отечественной «статистики». Российская Федерация с мая по ноябрь опустилась со второго на 5-ое место в мире по количеству в официальном порядке зарегистрированных случаев SARS-CoV-2, но числа, которые предоставляются руководством, не должны восприниматься серьёзно в связи с несколькими обстоятельствами.

Во-1-х, в большинстве государств Евросоюза и тех странах территории бывшего Советского Союза, где к статистике можно относиться с наименьшим доверием (Украина, Грузия, Армения), повышение каждый день регистрируемого числа ин­фицированных составило во время с 1 сентября до ноябрьских максимумов от 5,8 до 50 раз, в то время как в Российской Федерации – всего 4,6 раза.

Во-2-х, и это даже больше приметно, каждодневные отличия этого показателя составляли в большинстве государств в среднем 20-шестьдесят процентов, в то время как в Российской Федерации они за прошедшие два месяца необычным образом не превосходили десять процентов (самое огромное каждодневное отклонение, зафиксированное 28 октября, достигнуло 9,35 %), что, возможно, говорит о «корректировки» данных, в связи с тем, что никакая эпидемия не может развиваться настолько прогнозируемым образом.

В-3-х, озабоченность эпидемией в недавнее время значительно выше, чем весной, – у каждого россиянина хворает значительно более знакомых, веб полнится запросами о способах исцеления, а в аптечных пунктах на территории всего государства появился недостаток почти всех фармацевтических средств, что гласит не лишь о масштабе болезни, да и о начинающейся панике.

В-четвёртых, можно отметить степень распространения SARS-CoV-2 в числе уполномоченных лиц репрезентативных групп: так, в «первую волну» захворали приблизительно 30 членов Государственной Думы и 2 главу региона, а на данный момент их количество составляет уже 117 и 20 следовательно, что существенно превосходит декларируемые средние характеристики по стране (двадцать шесть процентов и двадцать три процента от соответственных «популяций» при показателях в ФРГ и США на уровне 4-шесть процентов).

При любом варианте не приходится колебаться, что трудность смотрится больше чем серьёзной (стоит увидеть, что официальная смертность пациентов, у каких был установлен SARS-CoV-2, превосходит смертность от коронавируса практически в три раза [55,67 тыс. против 20,72 тыс. человек по состоянию на конец сентября], и ориентироваться в оценке ситуации стоит конкретно на первую цифру – однако даже она очень условна).

Вторым принципиальным моментом является поменявшийся ответ на распространение массового распространения болезни российской структуры медицинского обеспечения. Весной её усилия были в большей мере направлены на выявление и исцеление инфекции, чем на данный момент. В марте-апреле складывалось ощущение, что власти убеждены в действенности карантинных мер и возможности скорой победы над коронавирусной инфекцией – и кривая увеличения числа заболевших с конца марта по начало мая еще больше походит на такие же графики в продвинутых странах в этот же период, чем за прошедшие полтора месяца.

В противоборстве с COVID структура медицинского обеспечения в России чертовски не совладевает со своими задачками

При всем этом заболевание, разумеется, сместилась в регионы (доля города Москва в общем числе каждый день обнаруживаемых случаев составляет на данный момент 26,4 % против 50,5 % посреди апреля), где возможности для её исцеления больше ограничены. Из всех регионов сейчас приходят совсем однообразные сообщения: даже при тривиальных признаках заболевания нереально сделать бесплатный тест, а платные, с одной стороны, не многим по карману, с иной – личные лаборатории отказываются принимать клиентов с признаками; телефоны в больницах и скорой помощи не отвечают часами, а приезд докторов на дом затягивается на некоторое количество дней; перевозка в клинику делается, обычно, на довольно поздней стадии болезни; фактически всюду стационары заполнены до предела, везти даже тяжелых заболевших просто некуда (вспомним демарш омских докторов скорой помощи у здания областного ведомства здравоохранения; при всем этом глава региона Александр Бурков до настоящего времени не выслан однако бы в отставку – прим. «Компромат-Урал»); внимание к более уязвимым категориям заболевших мало и граничит с полным безразличием.

Принципиальным показателем является соотношение смертности и выявляемых случаев инфекции: нынешние значения фактически схожи показателям «первой волны» (так, за 7 дней с 17 по 23 мая было зафиксировано 63,8 тыс. заражений и 851 смертельный финал, в то время как за 7 дней с 1 по 7 ноября – 135,7 тыс. и 2261, другими словами удельная смертность некординально выросла – примерно на двадцать процентов), в то время как в большинстве западных государств положение дел поменялась существенно (меж серединой апреля и началом ноября показатель смертности к числу новых случаев сократился в среднем в 6-7 раз, а, к примеру, во Франции – практически в 30 раз).

Это наблюдение более верно показывает на то, что российская структура медицинского обеспечения чертовски не совладевает со своими задачками (на это указывают даже официальные данные, которые публикуются руководством). Надежды на вакцину, которую дает обещание Кремль, достаточно призрачны: ни одна из предлагаемых не прошла международно общепризнанных испытаний. А также, совсем непонятно, как оперативно российская индустрия готова реплицировать нужное количество доз (о «сложностях» в такой сфере открыто говорили в ближайшее время даже общегосударственные министры).

Третьим различием Рф от большей части государств Евросоюза (и в еще наименьшей мере от Соединенных Штатов) является готовность властей снова ввести ограничения. Весной Москва «закрыла» экономику в самом начале массового распространения болезни, когда зараженных было намного менее, чем в западных государствах. На данный момент власти решительно не хотят решать нечто схожее, однако положение дел смотрится больше тревожной. Далековато не всюду отменены занятия в учебных заведениях, ограничения в сфере публичного питания и масштабных мероприятий еще наименее существенны (лишь в последние дни в столице России отменили до 15 января зрелищные мероприятия и ввели запрет на работу ресторанов и веселительных центров в ночные часы).

В большей части субъектов главные запреты задели людей в возрасте от шестьдесят пять лет – однако их активность обычно не очень высока, тогда как общая активность граждан России (также посещения магазинов и компаний сферы услуг) сейчас располагается на соизмеримом с показателями прошедшего года уровне, и это можно сообщить, к примеру, о транспортном сообщении – как внутригородском в городах-миллионниках, так и межрегиональном.

Экономика, которой почти все (также и автор) пророчили снижение на 9-десять процентов по результатам года, на данный момент ощущает себя достаточно хорошо – и как раз это оплачивается доп заражениями и смертями. Феноминально, но всё большая обеспокоенность граждан России вопросами здоровья и ужас перед возможностью заразиться смешиваются в обществе с высочайшим уровнем «коронавирус-диссидентства», пренебрежения к простым мерам безопасности и открытой «агитацией» против всех ограничений (что с учётом малопродуктивности здравоохранения смотрится в особенности необычным). Одновременно в российском руководстве нет одного представления относительно последующих действий – если распространение массового распространения болезни не притормозит (а даже в столице России подтверждают, что относительно успокаивающая риторика середины октября оказалась необоснованной), новый карантин неминуем.

Четвёртой индивидуальностью можно назвать очень ограниченный финансовый «ответ» на новое пришествие SARS-CoV-2. Внесенный не так давно в Государственную Думу проект казны на 2021 год, как и макропрогноз кабинета министров, не принимают в расчёт ухудшающейся эпидемиологической обстановки. Кроме того, если в текущем году власти пошли на однако бы некоторые способы помощи жителей и бизнеса (необходимо помнить, что траты общегосударственного казны за девять месяцев превысили характеристики соответственного периода 2019 года на 24,9 %), то на последующий год запланировано значительное урезание затрат по почти всем принципиальным статьям (сокращение ассигнований на оборону, к примеру, вызвали активную критику «государственников» и стали причиной обсуждать возможности ухода с поста руководителя Министерства финансов Антона Силуанова). И если в большинстве западных государств широкомасштабные денежные вливания, которые составили от девять процентов ВВП в Англии и 12,5 % ВВП в США до 14-пятнадцать процентов в Евросоюзе и наивысших двадцать процентов в Стране восходящего солнца, то в Российской Федерации даже самые позитивные оценки поддержки не выходят за границы два с половиной процента ВВП.

Вроде бы ни развивалась «2-ая волна» массового распространения болезни, в продвинутых странах в течение текущего года настоящие доходы жителей приметно росли, а текущее потребление сокращалось, потому экономика имеет запасы для относительно резвого восстановления. Не следует также забывать, что быстрое восстановление рынка ценных бумаг (9 ноября Доу-Джонс пробивал наивысшие 30 000 пунктов, а общая капитализация организаций из США составила сначала этой недели 173% ВВП) обеспечивает поддержку пенсионным и вкладывательным фондам, что, со своей стороны, крепит готовность покупателей сохранять траты на высо­ком уровне.

Властные структуры России попытками удержать запасы на «применимом» уровне сейчас загоняют себя в ловушку, в связи с тем, что на определённом шаге «распечатывание кубышки» может оказаться никчемным. Демонстративно, что оптимизм российских финансистов на текущей неделе погрузился, по расчётам IHS Markit, до как никогда низкого уровня за всю 11-летнюю историю наблюдений.

Общее воспоминание от всего происходящего в Российской Федерации в критериях нового «пришествия» вируса Covid-19 сводится к чувству потери политического лидерства и стратегического мышления. Власти разрешают действиям развиваться «самим по для себя», надеясь на обычное российское «авось» и думая, что эпидемия скоро будет побеждена, а экономика и публичные настроения возвратятся в предкризисное состояние.

В глобальном масштабе положение дел, вероятнее всего, будет развиваться конкретно в данном ключе, но российский портфель может оказаться специфическим по меньшей мере поэтому, что «коронакризис» – аналогично кризису 2008-2009 гг. и пертурбациям 2014-2016 гг. – может стать началом нового, уже третьего за ближайшее время периода «не-развития», который добавочно закрепит отставание государства от остального мира и вызовет ещё больше обширное распространение в обществе апатии и безнадежности, которые в новых критериях будут становиться все больше политически небезопасными», — считает финансист Владислав Иностранцев в статье для издания RIDDLE под заголовком «Коронавирусная инфекция vs российский авось».

Редакция «Компромат-Урал» делит резоны автора и припоминает читателям адрес для оборотной связи

Материал исследовала Ольга Смолина
«Компромат-Урал»

Контекст:

«Каждый упущенный день угрожает в близлежащем будущем смертями и трагедией»

Стоит covid-нездоровым веровать обещаниям властей о выдаче бесплатных фармацевтических средств?

Коронапроизвол. Борьба с коронавирусом — как предлог для превышения возможностей?


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.