«В тайге – коронавирусная инфекция!»

Обладатели «Красноярского центра строительства» поставили шлагбаум в лесу и ограничили людям доступ в лес, объясняя это эпидемией Covid-19

«В тайге – коронавирусная инфекция!»

Дмитрий Голованов – управляющий Бюро журналистских расследований «Факт», Глава Союза представителей СМИ Красноярского края, управляющий группы «средства массовой информации против коррупции» провел масштабное расследование про то, каким образом в действительности «пилят» лес в Эвенкии. «Варварское отношение к лесу должно уйти в прошедшее» — слова главу Российской Федерации Владимира Путина, а пару лет назад омбудсмен по правам человека в Красноярском регионе Марк Денисов произнес по причине нарушений, творящихся в лесу, которая направлялась фразу: — Тайга это наша всеобщая кладовая, а если в кладовую длительное время не заглядывал владелец, хозяевами кладовой начинают считать себя крысы…

Возникло чувство, что «владелец» наконец приоткрыл дверь в кладовую. А что, если посодействовать ему раскрыть её пошире, раскрыть сероватые схемы и посодействовать добросовестным компаниям? Ведь конкретно к данному попросил нас Президент?

«В тайге – коронавирусная инфекция!»

Таёжная пустыня. Эвенкийский район.

Эвенкия – большая территория. Число вырубаемого тут леса несопоставимо ни с чем. Из города Красноярска попасть сюда довольно сложно, необходимо заказывать вертолёт. Однако есть и иные пути. К примеру, Усть-Илимск. Попасть в тайгу из данного города, который стал знаменитым благодаря песне Пахмутовой, не составляет огромного труда – 100 км по так называемой Капаевской магистрали, и ты на территории Эвенкии…

Однако поточнее было бы сообщить, по направлению, нареченному «магистралью», вероятно, местными остряками.

Представителей СМИ не пускают в тайгу

Наша съёмочная группа двигалась по тайге конкретно в том направлении: от Усть–Илимска в сторону Эвенкийского района Красноярского края. Нежданно наш путь преградил шлагбаум. Неподалеку от него – балок, в каком основалась охрана, и основалась она, вероятно, уже издавна. КПП стоит прямо среди тайги, на территории, которая никому не принадлежит, не располагается ни в аренде, ни в обременении. После длительных препирательств, контролёр всё-таки согласился связаться по рации с управлением завода Красноярского центра строительства. Как было установлено из диалоги, конкретно они самовольно установили в тайге шлагбаум. Быть может, данный объект предусмотрен в рамках реализации вкладывательного проекта ООО «Красноярский центр строительства»?

С той целью, чтоб перемещаться далее по тайге, нам предложили связаться с управлением завода и спросить разрешения. Вообщем, представитель управления завода, а конкретно основной инженер Евгений Викторович Позняк скоро возник.

К слову, как нам стало не так давно понятно, Евгений Викторович и его предприятие «Плеяда» числятся в огромных должниках, компания доведена до банкротства, свыше 28 миллионов долга требуют кредиторы.

Позняк длительно и кропотливо инспектировал и даже фотографировал предоставленные документы. Однако это ничего не поменяло. Представитель управления завода сказал, что решить сам данный вопрос не может.

Шлагбаум нам так и не открыли. Причину объяснили кратко: «В тайге – коронавирусная инфекция!»

А коронавирусная инфекция тут «неистовствует», вероятнее всего, с 2017 года, в связи с тем, что конкретно с сих пор, вдалеке от любознательных глаз ООО «Красноярский центр строительства» реализует собственный вкладывательный проект – строит завод по переработке леса.

Попасть на него, как мы удостоверились, стороннему человеку нереально: собственники компании почему-либо ограничили доступ в лес. А «владелец» у леса, при этом, совершенно иной: правительство под заглавием Российская Федерация. И от его имени за порядком на этой территории должны смотреть его полномочные представители – Министерство лесного хозяйства Красноярского края, также Краевое государственное экономное учреждение «Тунгусско-Чунское лесничество».

Как позже было установлено, управляющий лесные хозяйства, Валерий Алексеевич Дюрягин, отлично знает про то, что среди тайги стоит КПП Красноярского центра строительства, и он даже сообщил нам, что не один раз, в «устной форме» предупреждал о недопустимости этого ограничения. Но далее этого не пошло.

«В тайге – коронавирусная инфекция!»

Почему муниципальный человек ведёт какие-то устные переговоры с людьми, которые занимались очевидным самоуправством, почему не выдаст распоряжение, не обратится прокуратуру, в суд, в конце концов, не ясно. Ведь наведение порядка в лесном хозяйстве – это его ровная обязанность.

Если поглядеть на спутниковую изображение местности, которую нам так и не получилось посетить из-за самовольно установленного шлагбаума, то можно ясно узреть, что вырубка леса в том месте, где должен стоять завод, началась еще ранее, чем был подписан контракт аренды с ООО «КЦС». А также, недалеко от оплаченными обществом территориями, образовались целые пролысины в лесном массиве. Кто там вырубил лес, легитимно либо нет, нам еще предстоит выяснить.

ООО «Красноярский центр строительства» реализует вкладывательный проект с 2017 года. Однако уже за этот период времени его «реализаторы» сумели внести в него существенные изменения, повысив вдвое размер перерабатываемой древесной породы. Как надо из актуализированного вкладывательного проекта ООО «КЦС», «необходимость в лесных ресурсах выросла с 522,3 тыс. куб. м до 1 043,1 тыс. куб. м».

Другими словами, каждогодний объём заготавливаемой древесной породы вырос в два раза, и превысил миллион кубов! С той целью, чтоб внести перемены в вкладывательный проект, нужно было поновой согласовать во всех органах эту цифру, но следов этих согласований мы не обнаружили…

Кто подписал необходимая документация, где они? Эти вопросы мы желали задать Максиму Скворцову, руководителю отдела инвестпроектов в области освоения лесов. Но интервью не произошло: телефон Скворцова молчит, а пресс-центр Ведомства поначалу опешила, почему эти вопросы мы желаем задать конкретно Скворцову, а позже попросила предоставить все вопросы в письменном виде. Мы могли бы задать эти вопросы и первым лицам ведомства: руководителю Министерства Димитрию Маслодудову, его заместителю Андрею Черкашину, но, как понятно, эти господа сейчас беседуют с журналистами следственным органам.

Что типично, еще в 2016 году организацию «Красноярский центр строительства» разыскивали приставы, за неуплату сборов в Фонд соцстрахования, и как обозначено на интернет-ресурсе приставов, были обязаны закончить исполнительное создание, в связи с тем, что не сумели установить местопребывание должника.

А уже  в 2017 году ООО «Красноярский центр строительства» приступает к реализации  миллиардного  проекта в Красноярском регионе. Подчеркнём, что одним из критерий отбора кандидатов на участие в конкурсе инвестпроектов, является конкретно отсутствие задолженности по налоговым платежам и сборам  в бюджеты всех уровней, реализация  всех собственных экономных обязанностей.

Как надо из инфы, которая была размещена на интернет-ресурсе Администрации Красноярского края, «Красноярский центр строительства» в рамках осуществления проекта, выполнил пуск цеха лесопиления, окончил стройку общаг, ремонтно-механических мастерских, провёл испытание моста через реку Катанга. Построен либо нет сам завод, пока неясно, и каким образом работает  данный  цех лесопиления, под открытым небом либо в стенках завода, нам выяснить не получилось, ведь на территорию завода вход любознательным сторонним воспрещен.

«В тайге – коронавирусная инфекция!»

ООО «КЦС» продекларировало, что в рамках реализации вкладывательного проекта в организации организовано 383 рабочих места (такие сведения расположена на интернет-ресурсе Администрации Красноярского края). Однако на интернет-ресурсе ФНС «За добросовестный бизнес» расположена сведения про то, что по состоянию на  конец 2019 года  в ООО «КЦС» считается 97 человек. Возможно, за 10 месяцев 2020 года на работу было  принято еще 286 человек, но кто эти люди? Злые языки сообщают, что это жители близкого зарубежья. Ничего утверждать на данный счёт не будем, но ведь нам самим поглядеть на то, как добывается лес и работает завод не дали возможности, может, как раз, и по данной причине. А также, ООО «КЦС» определено местом для исправительных и обязательных работ осужденных. Может, спецконтингент и заполнил недостающие вакансии, и заработной платы ему на порядок меньше. К слову, в регионе стоит задачка прежде всего обеспечить работой местное население.

Ещё один необычный факт: под вкладывательный проект были заведены зараженные леса, на которых вначале  была произведена санитарная рубка, а уж позже, был подписан контракт аренды с ООО «КЦС».

Предпосылки проведения санитарной рубки не известны. Так время от времени делается, чтоб очистить территорию. Однако такие процессы не могут происходить без ведома Ведомства лесного хозяйства Красноярского края и Тунгусско –Чунского лесные хозяйства. Санитарные рубки выполняются за экономные средства. Поражает и разбег цен муниципальных договоров  на санитарные рубки: от  3-х рублей до семисот  рублей за один кубический метр.

Достаточно непонятный метод высвобождения площадки под расположение завода: если следовать буковке закона, Красноярский центр строительства был должен поначалу очистить территорию под расположение завода от леса, перевести эти земли в другую категорию, произвести работы по возмещению ущерба лесному фонду, а уж позже строить завод.

Однако, как было установлено, управление этого компании пошло иным методом: обратилось в арбитражный суд с заявлением к министерству лесного хозяйства Красноярского края о внесении изменений в контракт аренды лесного участка в части изменения свойства переданного в аренду под стройку завода участка, подчеркнув, что на  этой территории были произведены санитарные рубки леса. Министерство, конечно же, с заявлением согласилось, невзирая на то, что при оценке предложенного инвестпроекта в 2017 году, вопрос о нездоровом лесе на участке, который планируется под создание, не поднимался.

Свою продукцию КЦС в главном поставляет Китаю, лишь вот все убытки и вред остаются Рф.

Некоторая тема – данный возврат страной НДС компаниям –экспортерам. По отчету за 2019 год, НДС у Красноярского центра строительства составил свыше 30 миллионов рублей.

Двойная плата за государственный контракт 

Мы решили поглядеть, где ещё есть шлагбаумы. Последующий объект нашей съёмки: участок тайги, на котором ведёт работы ООО «Кодинское». Тут мы застали лишь следы контрольно-пропускного пункта. Сломанный шлагбаум, позабытая поленница дров, чёрные квадраты на месте вагончика. Подобное чувство, что КПП эвакуировалось в страхе…

Что делал данный шлагбаум в тайге, на каком основании был установлен? Мы попробовали прояснить данный вопрос, обратившись к лесозаготовителям.

Вот что по телефону сообщил нам коммерческий руководитель организации «Лидер Трейд» Владимир Литвинский:

«КПП ООО «Кодинское» установило с одной задачей – брать мзду конкретно с нашей компании. Мы делали государственное задание: производили санитарную рубку и вывозку леса, который размещен недалеко от участками ООО «Кодинское». Нам предложили воистину кабальные условия: заключить контракт, в соответствии с которым мы должны произвести ремонтные работы лесной дороги в течение 10 дней по окончанию вывозки древесной породы, не считая того, по данному договору мы должны были платить ООО «Кодинское» каждомесячную плату в размере трехсот тысяч рублей. Однако и этого не много: мы должны были внести обеспечительный платёж в размере 7 с половиной миллионов рублей на случай, если вдруг мы повредим «линейный объект» лесовозами. Понимая, что «собственники дороги» обнаружили бы хоть какой предлог, чтоб не возвращать нам «обеспечительный платёж», мы этот контракт подписывать отказались и стали возить лес объездными способами. Это привело к удорожанию работ. А ведь мы, напомню, увлечены санитарными рубками по муниципальному договору, другими словами, с нас, на самом деле ООО «Кодинское» в лице Сергея Медведева попробовало получить экономные средства. Мы направляли жалобы по данному поводу во почти все инстанции, но никакой реакции на это нарушение не последовало».

Если исходить из Плана лесоуправления и ответственного лесопользования, который был утвержден распоряжением всё такого же руководителя по лесозаготовке и лесообеспечению  ООО «Кодинское» Сергея Медведева (план располагается в публичном доступе в сети Веб), это  предприятие ведет свою лесную деятельность  на основании 3-х договоров аренды, заключенных в ноябре 2008 года, и в данном документе  мы не обнаружили упоминания какой-нибудь лесной дороги.

В 2011 году, правда, в другом квартале №411 Чемдальского лесные хозяйства ООО «Кодинское» выстроило линейный объект (круглогодичную лесную магистраль), но после завершения контракта аренды передало эти участки государству.

Считается ли данный линейный объект (лесная дорога), где ООО «Кодинское» установило КПП для ООО «Трейд Лайн», в Списке лесных дорог, какие права  на неё у ООО «Кодинское», – не понятно. Согласно заявлению бизнесменов, на эту магистраль прав у ООО «Кодинское» нет, потому КПП и шлагбаум они установили нелегально, также как и нелегально пробовали собирать с них средства за проезд лесовозной техники. А то обстоятельство, что к нашему приезду КПП «ООО «Кодинское» скоропостижно «самоликвидировался», вероятнее всего, удостоверяет то, что стоял он на данном месте вправду нелегально.

«В тайге – коронавирусная инфекция!»

Охото направить внимание и на то, что больше отвратительного участка тайги, чем тот, представш?? перед нашим взглядом в оплаченных владениях ООО «Кодинское», мы не встречали на всём собственном пути. Если сообщить кратко – выжженное и вырубленное поле: коряги, порубочные остатки, невывезенный кругляк, вдоль лесной дороги – выработанные карьеры.

Может быть, из этих карьеров берётся гравий для подсыпки дороги. Кто роет эти карьеры и, есть либо нет у компании лицензия на недропользование, кто будет заниматься их рекультивацией, чем были засыпаны уже переработанные карьеры – этими вопросами, возлагаем надежды, зададутся контрольные и надзорные ведомства. Как заявляют свидетели, рекультивацию карьеров проводят самым варварским методом, а конкретно: заваливают ямы порубочными остатками, отходами, сверху присыпав землей. Этот подход полностью может стать предпосылкой лесного возгорания.

«В тайге – коронавирусная инфекция!»

Обрушения на оплаченной ООО Кодинское территории

В 2018 году ООО «Кодинское» подписало Соглашение с представителями экологических компаний WWF Рф (Глобальный фонд одичавшей природы), Некоммерческое сотрудничество «Прозрачный мир» о сохранении и ответственном управлении лесами высочайшей природоохранной ценности в границах аренды ООО «Кодинское», оно тоже есть в публичном доступе. Однако, одно дело сохранять леса и трепетно ими управлять на бумаге, а другое – сохранять их в действительности…

Избирательный подход к бизнесу

Нужно подчеркнуть, что вся дорога, так именуемая Капаевская магистраль, по которой мы передвигались, располагается в страшном виде: рытвины, кочки, колдобины. Магистраль, на самом деле: никто не содержит, а ведь лесовозы идут ежедневно. Срок использования лесовоза 5 лет, но по этот магистрале, согласно мнению заготовителей и перевозчиков, машинка выдерживает от силы года три. Бизнесмены и организации, занимающиеся заготовкой и транспортировкой леса, естественно, заинтересованы в том, чтоб лесная дорога была обычной, чтоб не билась техника.

«В тайге – коронавирусная инфекция!»

ИП Фёдоров, занимающийся заготовкой древесной породы не 1-ый год, решил взять в аренду лесной участок, чтоб выстроить нормальную лесную магистраль, по которой можно будет возить лес. Заключил с Министерством лесного хозяйства Красноярского края контракт аренды, разработал проект освоения лесов и получил в аренду участок для строительства лесной дороги протяжённостью 130 км и шириной 10 метров.

Чтоб начать стройку дороги, Федоров завез технику, поставил шлагбаум, балок для сотрудников, дорожные знаки, заключил контракт с охранным предприятием на охрану объекта строительства.

Он направил в адрес организаций и личных бизнесменов коммерческое предложение о заключении договоров на право проезда по его линейному объекту большегрузной техники и возмещения ущерба, который был нанесен магистрале крупногабаритным транспортом.

«В тайге – коронавирусная инфекция!»

В сентябре месяце Федорову были направлены представления и распоряжения правоохранительных и контрольных органов об ликвидации препятствий для проезда лесоперевозчиков. На место, где расположился КПП Фёдорова, на вертолёте два раза вылетала группа государственных служащих, органов охраны правопорядка и лесные хозяйства из Эвенкийского района. Шлагбаум опломбировали, документы, находившихся на КПП, изъяли. Оставили лишь журналы, в которых Фёдоров отмечал с сентября по октябрь лесовозы, транспортирующие лес, также и с завода ООО «Красноярский центр строительства» и ООО «Кодинское». В этих журналах чётко видно, кто какой лес везёт. Что вместе с пиломатериалами с завода КЦС везут и кругляк. Может, это и стало главной предпосылкой жалоб на Фёдорова? Ведь, согласно условиям вкладывательного проекта, круглый лес из тайги вывозить запрещается, его следует перерабатывать на месте…

Вместе с представителями органов охраны правопорядка на КПП Фёдорова   возникли люди, которые вели видеосъёмку. Она стала основанием анонимного видеозаписи, скоро расположенного на сайтах соцсетей в группе «Происшествие- Иркутск». Кто вел съёмку, какое было редакционное задание у съёмочной группы, не понятно. Эти люди не предъявили Фёдорову никаких документов.

То, что на Капаевской магистрали расположено несколько КПП, в ролике не говорится в принципе, также как и  то, что плату за проезд большегрузного транспорта  взимают либо пробуют взимать почти все арендаторы лесных участков, при этом как на легитимных, так и на нелегальных основаниях, в их числе КПП Усть-Илимского филиала АО «Группа «Илим», ЗАО «КАТА», ООО «Кодинское».

«В тайге – коронавирусная инфекция!»

Куда везут кругляк?

На пути очередной КПП, который принадлежит Красноярскому муниципальному казенному учреждению «Лесная охрана».

Функции этого учреждения заложены в самом его заглавии. Основатель – Министерство лесного хозяйства. Через КПП проезжают лесовозы, отмечают собственный груз, предъявляя товарно-транспортные затратные. Согласно данным документам, думаем, нетрудно проконтролировать, что везут, например, с территории завода Красноярского центра строительства: кругляк, баланс (плохое сырье для ЦБК) либо пиломатериалы. Ведь одним из критерий реализации вкладывательного проекта является конкретно запрет вывоза круглого необработанного леса.

«В тайге – коронавирусная инфекция!»

Но, как нам стало понятно, каких-то нарушений пунктом лесной охраны не найдено. Даже, невзирая на то, что в адрес Ведомства лесного хозяйства в сентябре 2020 года поступали сведения о том, что Красноярский центр строительства вывозит с территории завода круглый лес, и даже сообщались номера лесовозов.

Министерство перепоручило разобраться в данном лесной охране, и те отрапортовали, что нарушений при перевозке древесной породы найдено не было. Что подобное нарушения при перевозке древесной породы, и что подобное нарушение критерий вкладывательного проекта, разъяснять Министерству не нужно. Однако, подменяя эти понятия, оказывается, можно закрыть глаза на нарушения.

Обоснование платных пропусков

Ещё одно КПП, которое мы повстречали, принадлежит ЗАО «Ката». Дорога идет на Ванавару. Тут нас пропустили без вопросов. Сообщили, что пропускают весь легковой транспорт, машинки с продуктами, грузом для обеспечения жизнедеятельности поселка. Как объяснил контролёр, платные пропуски требуются лишь для лесовозов, в связи с тем, что они разбивают магистраль. Собранные средства идут на восстановление и ремонтные работы дороги. Цена пропуска складывается из объёма транспортируемого груза и количества км, которые нужно проехать.

Помощь большому бизнесу

Ещё несколько шлагбаумов и КПП, которые мы встречали на собственном пути, принадлежат Усть–Илимскому филиалу АО «Группа Илим» – наикрупнейшему в Российской Федерации экспортёру и поставщику леса. Размещены они чуть не на заезде в Усть-Илимск, так сообщить, ворота города, которые большегрузному транспорту никак не объехать.

Нужно сообщить, что объекты свои компания бережет с ревностью. Даже снаружи КПП не разрешают снимать, как будто не брёвна и пиловочник везут по данной магистрале, а пушки и ракеты.

После длительных препирательств на КПП (нам воспрещали вести видеосъёмку) представителей СМИ позвали в кабинет компании, мол, там всё и растолкуют. Однако в кабинет нас так и не пустили. Долгие диалоги по телефону на вахте закончились вызовом группы резвого реагирования личной охранной компании «Ангара», которая оберегает покой Усть-Илимского филиала «Группы Илим».

Почему так упрямо не хотели идти с нами на контакт его главы?

Может быть, не желали излишних вопросов. К примеру, почему Усть-Илимский подразделение организации, заключая соглашения с лесозаготовителями на право перевозки по магистрале тяжеловесных и небезопасных грузов, регулирует себя, как владельца 245 км, а в действительности в принадлежности у компании лишь 96,8 км?

Данный факт нам удостоверило управление ООО «Лидер Трейд»: акты  по договорам с «Илимом» они подписывают конкретно за 245 км. Например, сумма по такому договору за 2019 год у них составила 3 млн 600 рублей.

Однако, если у компании в принадлежности лишь 96,8 км, то означает, никаких оснований с той целью, чтоб брать средства за другие километры, у «Илима» нет. Ну и не соображают лесозаготовители, за что они должны платить: дорога не обслуживается и не ремонтируется. «Илим» содержит лишь те участки, которые ведут к их делянам.

«В тайге – коронавирусная инфекция!»

Перевернувшийся лесовоз на магистрале, которую обслуживает “Илим”

Может быть, в головном кабинете, который располагается в Санкт-Петербурге, даже и не знают о дорожных трудностях лесоперевозчиков в Усть-Илимске.

Нужно подчеркнуть, что дорога, за проезд по которой АО «Группа Илим» взимает с лесоперевозчиков плату, проходит по тайге. По пути видятся лесные ручьи и речки, тут – водоохранная зона. Как шло стройку лесной дороги в водоохранной зоне 10 годов назад, чем отсыпали магистраль, где копали карьеры, сейчас уж навряд ли кто и вспомянет. А то, что лесная дорога тут была еще в бытность русских леспромхозов, сейчас и совсем никто не помнит.

АО «Группа Илим» – наикрупнейший заготовитель и экспортер леса,50 % акций находятся у братьев Зингаревичей и Захара Смушкина, в 2018 году он даже попал в перечень Форбс как долларовый мультимиллионер. Другим пакетом акций в пятьдесят процентов обладает американская компания. Продукция лесопереработки этого компании идет в главном на экспорт, одним из самых крупных партнеров является Китай.

Однако вот что настораживает: Министерство лесного хозяйства Иркутской области часто подает заявления к «Группе Илим» с целью компенсации вреда, наносимого природе и зверю миру. Например, к примеру, с этой компании в текущем году в бюджет городского образования взыскано 13 миллионов рублей в счет компенсации вреда.

Лишь в суде Усть-Илимского района за минувшие месяцы по группе Илим было принято несколько решений о заставлении компании очистить территорию от порубочных остатков и компенсировать вред.

Однако это сущие мелочи для этого серьезного участника на лесном рынке. Уполномоченный по правам коренных немногочисленных народов в Красноярском регионе Семён Пальчин встревожен состоянием лесов после лесных рубок: уничтожается лес, охотничьи угодья.

Неисправимый урон наносят лесозаготовители зверю миру. Он попросил компании, занимающиеся лесозаготовками, создать и принять политику в отношении коренных немногочисленных народов, в рамках которой не нарушать их права. В числе этих компаний Пальчин вспомнил «Краслесинвест», ООО «Кодинское», АО «Группа компаний ИЛИМ», ООО «Красноярский центр строительства», ООО «Приангарский ЛПХ» и иные.

Пеняет уполномоченный по правам коренных немногочисленных народов Красноярского края, и на то, что на территорию, где вырубается лес, надзорные ведомства, фактически, не выезжают.

Ясно, что объёмы потребляемых лесных ресурсов у «Группы Илим» вырастают с каждым годом. Потому глава региона Иркутской области Игорь Кобзев дал обещание великану лесной сферы помощь в реализации большого вкладывательного проекта «Стройку целлюлозно–картонного комбината». АО «Группа Илим» посодействуют в части обеспечения лесными ресурсами и в части строительства лесной инфраструктурных объектов. Итогом проекта станет создание современного комбината по производству картона мощностью 600 тысяч тонн в год, по этому это предприятие приобретет статус комбината-миллионника. Но настораживает то, что лесные ресурсы не нескончаемы, а их восстановление – дело серьёзное и ответственное.

Итак, мы видим, что при реализации вкладывательного проекта могут иметь место многочисленные нарушения, о которых мы написали. Просим считать наш материал основанием для проведения проверки контрольно-контролирующими ведомствами. Показатели этих проверочных мероприятий мы непременно опубликуем.


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.