Письма издалека

Письма издалека

«Независимая газета» 9 ноября предала гласности открытое письмо бывшего управленца Тольяттиазота генеральному прокурору Россия И.В. Краснову.

На обращение, как показывает Сергей Махлай, его вдохновили недавние общественные выступления генерального прокурора с позицией о «недопустимости безосновательного уголовного преследования предпринимателей и использования институтов власти для давления на бизнесменов», а причиной для обращения стали деяния миноритарного акционера «Тольяттиазота» – компании Уралхим.

Как понятно, вокруг наикрупнейшго мирового производителя аммиака и иной хим продукции издавна неистовствуют серьезные страсти, и нет колебаний, что дело «Уралхим» против «Тольяттиазота» войдет в историю корпоративных конфронтаций как эталон редкостного законодательного нигилизма и бреда.

Старый корпоративный конфликт меж компанией «Уралхим» и иными владельцами акций «Тольяттиазота» привел на скамью обвиняемых самого Сергея Махлая,  его отца Владимира Махлая, также ряд остальных лиц, в том числе 2-ух людей Швейцарии – управляющих компании «Нитрохем» – большого хим трейдера, 1-го из иностранных коллег «Тольяттиазота».

Сущность обвинения заключалась в том, что обвиняемые, как считают следственный органы, утаивали свою аффилированность с «Тольяттиазотом» от миноритарного акционера (Уралхим), что дало возможность им обходить надобность одобрения ряда соглашений на общем собрании владельцев акций, совершать сделки на нерыночных критериях – продавать продукцию компании по низким ценам подконтрольной швейцарской компании Нитрохем.

Летом прошедшего года Комсомольский райсуд г. Тольятти вынес Махлаям и иным обвиняемым обвинительный вердикт, назначив им наказание в виде заключения на сроки от 8-ми с половиной до 9 лет заключения и удовлетворил гражданский заявление, который был предъявлен «Уралхимом» на 87 миллиардов рублей, также на 10 миллиардов. рублей в пользу самого «Уралхима» и на 77 миллиардов. рублей в пользу «Тольяттиазота».

Необычным в данной ситуации было то, что суд решил о взыскании вреда наперекор позиции самого «пострадавшего» – «Тольяттиазота» , юристы которого заявляли в суде, что вреда не было и отказывались от заявления. Но ни адвокатов, ни завлеченных ими профессионалов – ведущих научных работников-правоведов суд не стал слушать, а взыскателем вреда в пользу «Тольяттиазота» суд обусловил конкретно «Уралхим».

Позиция «Тольяттиазота» была основана на том, что никакого хищения продукции в действительности не было, а произведенный расчет профессионалами цены продукции в размере 84 миллиардов. руб. очевидно неверный и завышенный (конкретно посчитанная цена продукции в процессе следственных действий в размере 84 миллиардов. руб. явилась основанием для предъявления обвинения в её хищении, так как на счета Тольяттиазот за продукцию поступила сумма в размере свыше 65,5 миллиардов. руб.).

В судебном разбирательстве было получены сведения, что специалисты «Института законодательства и сравнительного правоведения при Кабинете министров России» Семилютина и Казанцева сделали грубые математические ошибки в общем размере свыше 6 миллиардов. руб., а специалист Казанцев из данного же экспертного учреждения, которому было назначено определение цены продукции вначале, и совсем был отстранен от окончания экспертные исследования, в связи с тем, что сделал вывод о рыночности цен Тольяттиазот (а означает и об отсутствии хищения).

Кроме того, Казанцев заявил в суде, что на него было оказано давление со стороны его управления в целях подписания им экспертные исследования, которая содержит ложные заключения о занижении цены, но он не согласился, а поэтому и был отстранен.

Специалисты же Семилютина и Валентей, которые назначены заместо Казанцева, не владея соответствующей квалификацией и опытом проведения обозначенных исследовательских работ, пришли к обратным заключениям в пользу «Уралхима».

Броско и то, что данные специалисты в суд так и не дохода , чтоб удостоверить аргументированность собственных «вычислений», потому, что «Уралхим» данному интенсивно мешал (вероятно понимая, что в процессе дачи показаний профессионалов выяснится, что не они в действительности проводили экспертное исследование, а лишь её подписывали).

Вместе с тем судья, удовлетворяя гражданский заявление «Уралхима», не отминусовал от 87 миллиардов. руб. свыше 65,5 миллиардов. руб., которые получил за свою продукцию «Тольяттиазот», невзирая на то, что конкретно этот подход установлен судебной практикой по всем без исключений уголовным делам, в том числе и самые популярные из них (ЮКОСа и Кировлеса).

Вообщем, это не единственные пассажи суда, которые вызывают удивление. Суд согласился с тем, что миноритарий имел право на долю в производимой продукции и вместе с обвиняемыми привлек к солидарной ответственности также 15 зарубежных и организации из России, признав их практически «частью собственности обвиняемых, которое подлежит взысканию в счет возмещения нанесенного вреда».

Вердикт Комсомольского суда вызвал существенный резонанс не лишь в бизнес-среде, да и в научном обществе, также в числе практикующих юристконсультов, которые высказали убеждение в том, что данным судебным актом искажены базисные законодательные понятия, использовано экзотичное истолкование прав владельцев акций, методов определения вреда и лиц, которые ответственны за его возмещение. Данная тревога полностью объяснима, учитывая как страшный для коммерции, ну и всей законодательной системы государства, прецедент был организован.

Самарский областной суд отклонил апелляционную обращение Махлаев и остальных обвиняемых, также гражданских ответчиков «поневоле». Кассационные жалобы, которые были поданы на вердикт и постановление областного суда, до настоящего времени не лишь не рассмотрены, но даже не переданы районным судом в 6-ой кассационный суд из-за необходимости перевода документов на зарубежные языки и необходимости предоставления сторонам времени на подачу возражений.

Поразительно, но при рассмотрении дела в первой инстанции судья Кириллов действовал прямо обратно, ограничивая пострадавший «Тольяттиазот» и сторону защиты в представлении доказанных фактов, со ссылкой на надобность выполнения разумного срока уголовного судопроизводства, однако «Тольяттиазот» и заступники просили всего некоторое количество дней для представления собственных доказанных фактов (отметим, что государственное обвинение и «Уралхим» представляли свои подтверждения свыше 9 месяцев, «Тольяттиазоту» и защите было же предоставлено в общей сложности всего порядка 2 месяцев, из которых несколько судебных совещаний добавочно подтверждения представляли Уралхим и прокуроры, в нарушение установленной очередности их анализа) На этапе же кассационного обжалования осознание разумности сроков в Комсомольском районном суде нежданно кардинальным образом поменялось.  Сходу появились сложности перевода, однако в первой инстанции перевод также требовался и происходил очень бойко. Суд без усилий и оперативно находил переводчиков с различных языков, в т.ч. были использованы и столичные переводчики.

Кроме того, решив «выслать правосудие» в сжатый срок, судьи первой и апелляционной инстанции работали  по-стахановски , проводя совещания в ежесуточном порядке. В отличие от кассации, в обращение на пересмотр дело было передано чрезвычайно оперативно, а после вынесения вердикта рассмотрение началось уже через 3 месяца и окончилось 26 ноября прошедшего года.

Не реагирует на бессчетные жалобы защиты на волокиту и глава Самарского областного суда Кудинов.

Как указывал юрист 1-го из пострадавших в  жалобе на волокиту в Верховный Суд Россия, при этот спешке вынесения обвинительного вердикта  контрастно и совершенно точно смотрится восьмимесячная (а по факту уже практически годовая) «неспешность» судьи Кириллова в направлении уголовного дела в кассационную инстанцию.

Это и логично, беря во внимание, что  оснований на отмену  настолько  разнопланового вердикта больше чем более чем хватает.

При этом, осознавая риск отмены вердикта и почему не теряя разлюбезно предоставленного судом времени, «Уралхим», засучив рукава вместе с сотрудниками ФССП, начали выполнению вердикта и взыскания с компаний, которые были признаны «собственностью» обвиняемых, вреда. Деяния «Уралхима» уже заставили сотрудников 1-го из таковых компаний – солидарных ответчиков – тольяттинской компании «Томет» обратиться к главу правительства Мишустину с открытым письмом в прессе Коммерсантъ с просьбой не допустить полной смерти компании в итоге действий «Уралхима», с которым «Томет» никогда не состоял в договорных либо других отношениях, но в один момент оказался должен свыше 87 миллиардов. рублей.

Показательно, что история отношений самого «Уралхима» со своими миноритариями также далековато не ясна, а разбирательства в суде с владельцами акций для него в порядке вещей, свидетельством чему являются бессчетные публикации в средства массовой информации, которе освещают корпоративные конфликты «Уралхима».

Для чего «Уралхиму» пригодился статус миноритарного акционера «Тольяттиазота»? Закономерный вопрос, беря во внимание, что уж «Уралхим» как никто знал все трудности миноритарных владельцев акций в Российской Федерации, так как и сам выступал их источником.

Официальная версия приобретения им пакета акций «Тольяттиазота» летом 2008 года, которая была озвучена его представителями в суде – «неплохой показатель по дивидендам за 2007 год».

Может быть такая версия и была бы удобоваримой, но … «Уралхим» заполучил пакет акций компании – соперника у другого портфельного финансиста – «Реновы» Виктора Вексельберга, история отношений которого с «Тольяттиазотом» также была конфликтной, сопровождающейся уголовными делами на менеджмент компании, потом законченными, и судебными исками.  Другими словами тривиальной вкладывательной привлекательности акции «Тольяттиазота» не показывали ни на момент покупки, ни ретроспективно.

Загадка вскрылась достаточно стремительно. Чуть купив незначимый пакет акций, уже в январе последующего года закаленный в корпоративных войнах «Уралхим» инициировал  бессчетные корпоративные споры в арбитражном суде.  Следующая активность миноритария развеяла все колебания в «вкладывательных» планах «Уралхима». В очевидности планов «финансиста» – получении корпоративного контроля за предприятием хоть какими методами колебаний не оставалось.

Но малеханькой победоносной войны не произошло. Осознав, что в арбитражных судах профита не получишь, «Уралхим» взялся за больше верный вариант – открыв уголовное производство по делам на менеджмент компании. Конфликт продолжается уже больше десятки лет, но считать его законченным рано. Впереди у его участвующих еще две кассационных инстанции, также, более возможно, и ЕСПЧ.

Вместе с тем как это часто случается, корпоративный конфликт меж «Уралхимом» и владельцами акций «Тольяттиазота» уже «перескочил» свои начальные границы, вовлекая в свою орбиту все новые персоналии, очень дальние от предмета спора.

Одним из таковых лиц, за судьбу которого также беспокоится Сергей Махлай и просит генерального прокурора направить на его дело внимание, является руководитель принадлежащего Сергея Махлаю Тольяттихимбанка – Александр Попов.

Попов уже 18 месяцев располагается под арестом по обвинению в покушении на дачу взятки арбитре Верховного Суда Россия за вынесение решения по налоговому спору и ряду остальных более нелепых обвинений. Логично вместе с тем что основным очевидцем обвинения выступает экс-руководитель службы безопасности «Тольяттиазота» Олег Антошин, осужденный за незаконные деяния в отношении компании и дававший показания против Попова являясь под арестом в СИЗО.

В том, что арест Попова – только метод давления на непокладистых владельцев акций «Тольяттиазота»,  не многие колеблется. Покалеченные человеческие судьбы – не в счет. Все, что улучшает «переговорную» позицию в споре, приемлемо. Бизнес – ничего личного.

Достучится ли Сергей Махлай, которому озвученная генеральным прокурором позиция «внушила оптимизм», до собственного адресата? Блажен кто верит …

Обращение с открытыми письмами к властным структурам и должностным лицам от бизнесменов, публичных деятелей, бизнес-объединений издавна не уникальность. Часто не считая эпистолярного жанра вправду уже ничего не остается.

В современном состоянии правоохранительной системы бизнесмены стали беззащитны как дети, не случаем потому с целью защиты и тех и остальных учреждены особые университеты уполномоченных при президенте (уполномоченных).

Скопированные в приговоры вместе с орфографическими ошибками обвинительные заключения, проштампованные потом вышестоящими инстанциями,  не оставляют бизнесменам возможностей. Позиция же «решал» и иных «интересантов» этого правосудия «идеальна» и практически беспроигрышна. Как мантру они могут говорить про установленную вступившим в легитимную силу вердиктом вину обвиняемых, причиненный им, обычно «виртуально», вред и необыкновенную законность своих действий, конечно «в рамках законодательного поля».

Фемида, как понятно, слепа, но в этом случае она не считая того к тому же мучается тугоухостью и иными заболеваниями, предпочитая не видеть и не слышать тривиального – доверие к ней издавна подорвано не лишь у бизнеса, да и у обычных жителей, а термин «басманное правосудие» сейчас полностью могут примерить на себя и самарские суды первой и 2-ой инстанций.

В отсутствие системных тектонических изменений всей законодательной системы государства генеральному прокурору, даже при его большом желании, навряд ли получится побороть «безосновательное уголовное преследование предпринимателей и внедрение институтов власти для давления на бизнесменов».

А тем временем, на корпоративном веб-сайте «Уралхима» расположена сообщение о его вступлении в Ассоциацию финансового взаимодействия со государствами Африканского континента (АЭССА). Почему-либо становится тревожно за Африку …

Источник: "Профиль"


  • Первичным источником сведений и основанием для изложенных в публикации фактов, аргументов и иных данных является данный сайт.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.