«Заботливый владелец», либо Игры с государственной собственностью

Оригинал этого материала

© "Новая
Газета", 20.12.99

Борис Гамов

История приватизации ОАО "Томский
нефтехимический комбинат" приобретает
все больше необычные очертания.
Незаинтересованному читателю, дальнему от
тонкостей нефтехимии и приватизации,
сми, в особенности
местные, преподносят её как борьбу сибиряка-патриота
с некоторыми московскими структурами, которые стремятся получить контроль над
предприятием и, уведя налоговые платежи в центр,
оставить область на "голодном пайке".
Но за звучными, трескучими фразами
героя-патриота, в роли которого выступает
гендиректор СХК Геннадий Хандорин
— авторитетный руководитель и государственник, —
остается в тени более увлекательная история
приобретения ТНХК муниципальным
предприятием СХК, то есть страной. И роль в данной, более увлекательной истории самого г-на
Хандорина.

А история такая. В 1997 году Геннадию
Хандорину получилось уверить являющегося в то время
руководителя Министерства атомной индустрии Михайлова
приобрести у популярного бизнесмена из России Кахи Бендукидзе акции ТНХК
и его дочернего компании ТХК-4.
Надобность этого приобретения
мотивировалась, во-1-х, финансовой
выгодой, так как продукция комбината
после его реструктуризации и усовершенствования
могла быть нужна рынком как в Российской Федерации,
так и за границей. И, во-2-х, выгодой
социальной: по уверению Хандорина, ТНХК мог
бы предоставить работу работникам атомной
индустрии, потерявш?? её, то есть
работу, в итоге конверсии.

На приобретение пакета акций и векселей
ТНХК и ТХК-4 государственное предприятие
СХК затратило определенное число
средств. Мы используем термин "определенное"
заместо четкой суммы, так как сейчас её
определение проблемно. По одним
данным, на покупку было израсходовано приблизительно 27
миллионов долларов, по иным — около
пятидесяти. Из справки же головного
бухгалтера СХК В.В. Соколовой в принципе
получается, что всего "за пакет акций и
векселей было уплачено 666 654 тысячи рублей,
либо около 117 миллионов долларов (!!!) по
являющемуся в то время курсу. И тут, как в школьной
задаче, появляется вопрос: сколько все-же
г-н Хандорин израсходовал муниципальных
средств, если источники, которые близки к
торговцам пакета, сообщают, что получили они
за собственный пакет … приблизительно 12 миллионов долларов.
Ну и то не все "живыми" средствами.

Даже если принять во внимание усушку-утруску,
дефолт и курсовую разницу, все равно
неясно, как говорил узнаваемый поэт "где
средства, Зин?" К слову, некоторые источники
неофициально сообщают, что участники сделки
поимели от нее собственный интерес — каждый в
согласовании с приложенными усилиями.
Более всех сил прилагали заместитель министра К.
Куранов и генеральный директор Г. Хандорин. Возможно, что намеки на интерес почетаемого
академика в "откате" — наветы и домыслы,которые имеют собственной целью запятнать белый
казенный мундир Геннадия Петровича, но…

Но предстоящее после приобретения
страной в лице СХК акций ТНХК ход ситуации не попросту кидает тень на
белый муниципальный мундир Г.
Хандорина, но просто-таки делает его
цветовую принадлежность неразличимой.

Что сделает заботливый владелец-государственник,
приобретя на муниципальные же средства
доля ценных бумаг какого-нибудь компании? Ответ
кажется естественным: постарается прирастить
долю страны в активах компании. Ну и уж
естественно, всеми силами постарается сделать
создание на данном предприятии
выгодным, выгодным.

Про сегодняшнее состояние дел на ТНХК, про
искусную реструктуризацию компании, которая была проведена при конкретном участии г-на
Хандорина, разговор длинный и особенный,
потому не будем останавливаться на данной теме. Еще увлекательнее разобраться с
действиями Геннадия Петровича по
обеспечению муниципального контроля за
новым муниципальным собственностью.

А деяния были предприняты, мягко говоря,
необычные. Вместе со своим денежным
специалистом, которые обеспечивают договор по
приобретению Минатомом акций ТНХК (а еще ранее —
покупку акций ТНХК Кахой Бендукидзе) —
личной компанией "Вангвард", гендиректор СХК Геннадий Хандорин делает и
регистрирует личное же ООО "Аппарат
Управления". Новое ООО было призвано
производить управление Томским
нефтехимом и обеспечивать муниципальные
интересы в вопросах сотрудничества с
иными владельцами акций ТНХК. СХК
получил в нем поначалу 85,45 % уставного
капитала, а ООО "Вангвард" — 14,55 %. Позже
"Вангвард" занес в уставный капитал "Аппарата"
53 тыс. акций Нефтехима и таким образом
нарастил свою долю до 17,88 %, правительство
осталось уже с 82,12 %.

Могло показаться, все приемлимо, государству
недосуг заниматься своим бессчетным
собственностью, и оно нанимает (либо делает)
специализированную структуру для
воплощения этих функций. Все бы так, если б не два пустячка. Пустячок N 1 — это то, что
государственная собственность при активном участии Г.
Хандорина плавненько перетекла в личную
структуру. "Ну и что, — произнесет читатель, —
ведь в данной личной структуре при самом
минорном раскладе выше восьмидесяти процентов акций в руках
ФГУП СХК, другими словами в руках страны".
Произнесет так читатель и будет не прав. При этом
не прав "в квадрате".

Во-1-х, как ни старайся, а формально ООО —
личная структура, "частность" которой
не миниатюризируется ни от какой толики в ней
страны. А во-2-х, в такой
конфигурации СХК + "Вангвард" — "Аппарат
управления" очень значительное
значение имеет "пустячок" N 2 под
заглавием "Устав ООО "Аппарат
управления". Пункт 8 статьи 14 этого
Устава говорит, что "решения по вопросам,
обозначенным в подпунктах 2, 3, 4, 5, 7, 8, 11, 14 пункта
2 статьи 10 Устава Общества принимаются
всеми участниками общества единодушно".
А подпункты эти регулируют порядок
принятия решений по вопросам изменения
Устава общества, учредительного контракта,
образованию исполнительных органов
общества, валютной оценке неденежных
вкладов, распределения незапятанной дохода
меж участниками общества и — внимание —
принятия решений, "ведущих либо способных
привести к передаче собственности, который был внесен в качестве вклада в уставный
капитал Общества".

Иными словами, муниципальная
собственность, обретенная на
муниципальные же средства, была
добровольно передана муниципальным
государственным служащим личной структуре. Не много того,
волею такого же государственного служащего правительство было
избавлено от возможности без помощи других
распоряжаться своим своим
собственностью.

Один мой знакомый, услышав эту историю,
высказал свое суждение о ней в том смысле,
что ловко "обули" правительство и как это
человек с таким счастьем — и на свободе?
Неплохой вопрос. Любопытно, даст ли на него
ответ государственник и патриот Геннадий
Хандорин? А если даст, то когда: на данный момент либо
после получения депутатской
неприкасаемости?

 


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.