Золотой «Хапсик» // За что Березовский дарил Хапсирокову розы?

 

Оригинал
этого материала
© "Собеседник",
21.12.2000

За что Березовский дарил
Хапсирокову розы?

Елена Скворцова

Золотой "Хапсик" // За что Березовский дарил       Хапсирокову розы?

В Российской Федерации постоянно так: тот, кто дорвался
в один прекрасный момент до власти и средств, уже никогда не
будет бывшим. Где-нибудь выплывет
непременно, но обязательно — в неплохом
месте. Вот и управделами Генеральной прокуратуры,
могущество которого издавна стало притчей
во языцех, уже трудится в Международном
промышленном банке. Хапсирокова не
случаем называли «сероватым кардиналом»
головного правоохранительного учреждения
государства: сейчас даже бывший-прокурор Рф
Юрий Скуратов подтверждает, что завхоз имел
огромную власть, основным рычагом которой
было вещественное обеспечение органов
прокуратуры. При всем этом управделами ловко
употреблял потенциал системы, которая способна просто «отрезвить» государственного служащего
либо предпринимателя хоть какого ранга.

Итак, один «сероватый кардинал» пошел на
службу к иному — новый шеф Назира
Хапсирокова, глава Межпромбанка Сергей
Пугачев, имеет репутацию «кремлевского
кассового работника». Его имя, в том числе,
было упомянуто в связи с делом «Мабетекс»:
конкретно данный банк, по свидетельству
уполномоченных лиц Banco del Gottardo, стал
эмитентом кредитных карт для членов
семьи президента Ельцина. По домыслам, «кассовый работник»
положил «кардиналу» очень недурное
жалованье: 20 тысяч долларов за месяц —
конкретно такую сумму называют, говоря о
новом окладе бывший-завхоза.

Так что навряд ли стоит вычеркивать Назира
Хапсирокова из числа людей, которые способны
оказывать воздействие на развитие тех либо
других событий в государстве.

Золотой «Хапсик»

Как вышло, что еще 10 годов назад
никому не ведомый в столице черкес стал
чуть не главной закулисной силой в
Генеральной Прокуратуре Рф? Кто помогал ему и
почему? Ответы на эти вопросы мы решили
выискать на его родине, в КЧР.

40 8 годов назад Республику Крым-Гери (Назир)
Хазирович Хапсироков родился в поселке
Хабез Карачаево-Черкесской АССР. Он
принадлежал к золотой молодежи
республики, так как его папа
преподавал в местном педагогическом
институте (высших учебных заведений в республике всего два,
и получить диплом считается престижным).
Отец у нашего героя человек выдающийся,
он доктор и врач наук — медиков в
КЧР тоже всего два.

Мне получилось повстречаться с
сотрудниками правоохранительных органов, которые помнят
бурные молодые годы Назира Хазировича. Они
сообщают, что он постоянно ходил опьяненным, чуть не проживал в вытрезвителе (правда,
доставляли его туда, из почтения к папе,
без протокола) и его можно было просто
высадить за хулиганство.

Однако всякий раз грядущего всесильного
завхоза выручали: постоянно находился какой-либо
руководитель, дети которого должны были
обязательно получить высшее образование.
А может быть, вмешивался и дядя — младший
брат отца Хапсирокова служил зам.руководителя
РОВД Хабезского района.

Сейчас в КЧР почтительно отзываются о
Назире Хапсирокове лишь черкесы и
абазины (это всего около десяти процентов от
полумиллионного жителей республики).
Другие по другому как «Хапсиком» его не
зовут.

Свою страсть к «хозяйствованию»
Хапсироков в первый раз показал в «Домбае».
Он, как и полагается, был студентом того
самого пединститута, где работал его
отец (по диплому наш герой —
педагог российского и, видимо,
черкесского языков, юридическое
образование получал существенно позднее,
заочно; злые языки даже молвят,
что он просто купил очередной диплом).
Студенты летом и в зимнюю пору подрабатывали
инструкторами в «Домбае». Также и
молодой «Хапсик».

Он выдумал такую штуку — за сезон через
1-го инструктора проходит до 15 групп
путешественников. И каждую группу постоянно
оповещали: завтра у нашего инструктора
день рождения, нужно бы скинуться на
подарок, посидеть…

Обнаружилось это стремительно: за
Хапсироковым доброжелательно
приглядывали — единственный черкес
в числе карачаевцев-наставников, не много ли
что…

Миллионы из наволочек

После института (1976 год) наш герой
начал трудовую деятельность со второго секретаря
райкома комсомола в Карачаевске, скоро
он — инструктор райкома партии.

Пить он продолжал по-черному. Его бывшие
соратники (некоторые из них сейчас
трудятся в администрации Карачаевска)
вспоминают: дня не проходило, чтоб
Хапсирокова не грузили в какую-нибудь
машину, чтоб отвезти домой. За это его
даже чуть не стали исключать из партии. Однако
вступился отец и убедил собственного друга,
первого секретаря райкома Алексея
Федорова, не наказывать заблудшую овцу.

Скоро Федорова переводят в Усть-Джегутинский
район, куда он конфискует с собой нашего
героя. Однако Хапсироков после гулкого «опьяненного
дела» уже не может трудиться в райкоме
партии, и ему присматривают теплое
местечко — руководителем бытового
комбината.

«Бытовое помещение» занималась тем, что выпускала
простыни, наволочки, трикотаж. Наш
изобретательный герой здесь же нашел метод на
швейной ниве поправить свои денежные
дела. Вместе с руководителем отдела
культуры райисполкома Владимиром
Чагаровым и руководителем дома культуры
Звездиным организовали создание
престижного трикотажа. Продукцию
распродавали далековато — на берегу.

В восьмидесятые годы это называлось теневым
делом. Которым, конечно же, в конечном итоге
заинтересовался ОБХСС. Появилось
уголовное дело о хищениях в особо
больших масштабах.

Хапсироков на дачу показаний не являлся,
потому ему даже пришлось незначительно
посидеть в СИЗО. Однако его скоро выпустили
— расценили, что для «мальчугана»
серьезного урока было довольно.

Воздействия Федорова, чтоб спасти
подопечного, сейчас было не много. В
КЧР думают, что тогда в
дело вмешался сам 2-ой секретарь
республики — Умар Темиров. Для справки:
оба защитника нашего героя живые-здоровы
и полностью устроены. Федоров служит в кабинете министров КЧР.
Темиров до прошедшего года трудился в
аппарате Государственной Думы.

Тем или иным образом, но дело о хищениях в
отношении Хапсирокова передали в
райотдел милиции, где оно тихо
умерло. Его «сподвижник» Чагаров
также избежал наказания. На семь лет угодил
тогда в тюрьму только один руководитель дома
культуры Звездин, который в триумвирате
отвечал за перевозку уже готовых
изделий.

Трамплин в Москву

После всех этих подвигов Хапсироков
около года «отдыхал» в Карачаевске на
должности руководителя кинозала. И вот
новое теплое место — управление
строительства оранжерейного комбината (УСТК)
«Южный». Это уже прямой путь в Москву —
выгодный и обеспеченный комбинат
подчинялся Мосгорисполкому.

Не неудача, что его взяли на рядовую
пост в отдел снабжения и сбыта. Там
он, по показаниям свидетелей, в первый раз
испытал технологию «сжирания» собственного
начальства, потом удачно
показанную на Ильюшенко, дав
ему «прокатиться» на собственном «Мерседесе» (из
показаний Хапсирокова), который в конечном итоге
завез шефа в Матросскую тишину, и на
Скуратове (который не колеблется, что в
истории с его скандальной увольнением не
последнюю роль сыграл завхоз).

Однако до настоящего времени на комбинате вспоминают
другую историю, связанную с «Хапсиком»,
которая также нашла свое отражение в
документах органов охраны правопорядка.
История забавная и несуразная, но как нельзя
лучше показывающая настоящий характер
нашего героя.

В Усть-Джегуту на комбинат из города Москва
поступали наборы продуктов питания, которые
позже продавались местной элите.
Хапсироков тогда трудился в системе
снабжения комбината и «забавлялся» тем,
что обкрадывал поступающие заказы,
создавая новые кульки и продавая их
влево. Элиту нельзя накалывать. Даже
если она — районного уровня. «Хапсик»
попался. Материалы были направлены в
прокуратуру. Однако позже решили простить
сына почетаемого доктора и просто
изгнать его с комбината. Однако даже это не
получилось — Хапсироков, как постоянно,
вывернулся.

Спустя какое-то время он — уже
руководитель отдела сбыта комбината, а
позже и глава всего УСТК.

«Нужные» знакомства появились в девяностых годах,
когда УСТК получил попорядку на
стройку дач в Московской области для
влиятельных госслужащих. Тогда,
к слову, по окончании работ нашелся
перерасход — чуть не на полмиллиона
долларов. Виноватым считали заместителя
Хапсирокова, сбежавш?? (по иной
версии, сбежал он с перепугу: ему будто бы
сообщили, что Назир его «заказал» — на
мертвеца легче все списать). Дело
закрыли. А Хапсироков позже хвастался,
что за дачи государственные служащие жутко
признательны и поэтому даже давали
работу в Контрольно-ревизионном
управлении при администрации
президента и Генеральной Прокуратуре…

После «дела» — в
управделами

Однако до того как перебраться в столицу, в
кресло управляющего делами
Генеральной прокуратуры, и нежданно обернуться
муниципальным помощником юстиции 2
класса (по армейским меркам — генерал-лейтенант)
и заслуженным юристконсультом Россия, Хапсироков еще
попрезидентствовал в организации «Югинвест»,
которая в конечном итоге попала в центре 2-ух
уголовных дел. Вообщем, оба дела были
закончены в 1995—1996 годах.

Финишный аккорд управления этой
компанией был звучным. В 1993 году
Хапсироков заключает с фондом «Интерприватизация»
контракт об осуществлении поставки продуктов питания в общей сумме свыше 3 млн. долларов. Фонд средства
перевел. Однако никакого продуктов питания не
получил. А Хапсироков в срочном порядке написал заявление об увольнении с должности руководителя «Югинвеста»
и пропал. В 1996 году управление «Интерприватизации»
обратилось с заявлением в
Генеральную прокуратуру: где же наши средства? Однако
там уже пару лет как управлял
делами тот Хапсироков… Нужно ли
изумляться, что фонду было отказано в
возбуждении уголовного дела?

Ильюшенко провозгласил нашего героя
управляющим делами Генеральной прокуратуры в
конце 1993-го. Сразу прямо за этим
возникли информацию о прокручивании
финансовых средств казны прокуратуры в «Московском
государственном банке» и о её
специфичном интересе к скандально
лопнувшему «Уникомбанку». Управлял
обоими банками Ашот Егиазарян, который
при Ильюшенко получил удостоверение
советника Генеральной прокуратуры и воспользовался
этим статусом до 1998 года.

Лишь после прихода в Генеральную прокуратуру
Назир Хазирович закончил «стесняться»
собственной состоятельности.

Два года назад заработная плата, сообщим,
прокурора края составляла 4 тысячи
рублей. Если представить, что
управделами получает не меньше 12 тысяч,
все равно неясно, откуда у него могли
взяться легитимные возможности для
довольно высочайшего уровня жизни.

Давайте подсчитаем. Даже без учета
цены пятикомнатной квартиры в
мансарде арбатского дома с некоторым
входом выходит — по самым умеренным и
поверхностным подсчетам — много.
Личный внедорожник «Мицубиси-Паджеро», его супруга
чуть раньше ездила на автомобиле «Mercedes-Бенц
600», у сына двое «Жигулей»…

А есть еще дом на родине в Хабезе,
где живет его отец. Дом выстроен не
так издавна и, по подсчетам местных
профессионалов, стоит никак не меньше пол миллиона рублей. Был еще дом в Черкесске,
не так давно проданный, в каком также жил
отец. По местным оценкам, он стоит не
меньше 200 тысяч рублей. Любопытно, на
кого оформлено вся собственность г-на
Хапсирокова и какими доходами
родных его можно удостоверить?
На данный момент в Черкесске строится очередной дом
семьи.

По местным наблюдениям, Хапсироков на
родину прилетал на личном самолете,
который как-то преданно прождал трое суток,
пока руководство отдыхало. Любопытно, во
сколько это обходилось казне
Генеральной прокуратуры? Вопрос не риторический.
К примеру, весной 1996 года на Ставрополье
вместе с руководителем Ельциным прилетал
и генеральный прокурор Скуратов. Когда Ельцин
улетел, прокурор края Лушников поехал
провожать руководство в аэродром. Там
Скуратова и Хапсирокова ожидал
индивидуальный самолет на Екатеринбург…
А позже Хапсироков позвонил Лушникову и
предложил оплатить весь рейс, 70 млн.
рублей. Это сразу «съело» две третьих
годового казны прокуратуры края.
Лушников позже практически год выбивал эти
средства назад.

Растущие аппетиты

О работе Назира Хапсирокова на
посту управляющего делами
Генеральной прокуратуры написано много.
Напомним только самые калоритные сюжеты.

В 1995 году от лица Генеральной прокуратуры
Хапсироков заключает контракт на ремонтные работы
строения прокуратуры в Санкт-Петербурге с
турецкой компанией Ata Insaat Sanayi Ve Ticaret Ltd. На
это было выделено 5.855.435 долларов. Вся
сумма как бы ушла в Женеву, на счета
турецкой компании. Однако турки 3 млн
в принципе не получили, а, как было установлено при
проверке, цена работ была завышена
чуть не вполовину. Для наглядности
приведу часть сметы по интерьеру: две
доски для записи мелом (?!) за 1132 доллара,
коврик для обуви за 3616 долларов и т.д..

Юрий Скуратов сообщил:

— Мне как-то принесли проект
постановления о окончании этого дела.
Однако я не отдал его закрыть. В котором
положении дело располагается на данный момент, мне не известно.

К слову, я всякий раз, когда газеты
раскапывали о Хапсирокове различные
истории, организовывал проверку этих
информации. Он жутко выражал недовольство, но я
отвечал: пусть лучше у нас будут
в официальном порядке испытанные факты. Если ты
чист, мы сможем опровергнуть всякую
публикацию. Он уходил, и все проверки
завершались ничем. Сейчас-то я понимаю,
почему они так завершались…

Когда-то Ильюшенко предоставил
Хапсирокову право первой подписи на
денежных документах. Скуратов этого
права его лишил. Однако позже. После чего
наш герой был должен подписывать лишь
те документы, где суммы не превосходили 20—30
тысяч рублей. В действительности все осталось
как и раньше. Конкретно держал под контролем
Хапсирокова Юрий Чайка (сейчас руководитель Минюста). И по признанию Скуратова, делал
это без охоты, усердствуя не очень
вмешиваться в дела завхоза. Еще бы!
Услужливый управляющий делами еще в 1997
году предложил по остаточной цены
приватизировать дачи в населенном пункте «Садово-Успенское».
С формальной точки зрения ничего
нелегального в данном не было, если не
считать того, что вместе с дачами
продавалась и земля. А она тут чрезвычайно
финансово накладная. По неким данным, который был
основной военный прокурор Юрий Демин и
оба бывший-зама Скуратова — Розанов и Чайка
получили дачи в элитном месте «всего»
кое-где за 60 тысяч долларов (любопытно,
откуда у добросовестных государственных служащих подобные
средства).

Управделами не брезгал вмешиваться и
в уголовные дела. Заместитель
генерального прокурора Михаил Катышев,
который в то время держал под контролем следствие,
специально добивался от охраны в
Благовещенском переулке, на Мясницкой
улице и на Кузнецком мосту — везде, где «живет»
следствие — докладывать ему о любом
возникновении Хапсирокова и к с кем конкретно
ходил завхоз. Наверняка, как месть
Хапсирокова можно принимать то обстоятельство, что позднее в кабинете Катышева после
ремонтных работ оказались «жучки»…

По свидетельству Скуратова, у завхоза
была большая поддержка и вне стенок
Генеральной прокуратуры — в Кремле и в
Управлении делами президента. Дружил он
и с олигархами. Как местными, так и
общероссийского масштаба. Известен
случай, когда Борис Березовский явился
на Огромную Дмитровку с охапкой роз для
Хапсирокова — тем днём с Бориса
Абрамовича сняли обвинение по делу
Аэрофлота.

А вот иной пример. Когда
расследовалось дело о хищении 500-миллиардного
займа на Кавминводах, было установлено:
средства через московские банки были
расположены в заграничных банках 5
государств. Тогда задержали троих.

Вел это дело прокурор Ставропольского
края Юрий Лушников, сейчас уже бывший-прокурор.
Против него было открыто уголовно-процессуальное производство, все пункты обвинения которого
Лушников удачно оспаривает в Верховном
суде.

— Фактически, мои трудности начались с
того, — сообщил Юрий Михайлович, — что
Хапсироков позвонил по телефону и
добивался — на истерических нотках, —
чтоб я высвободил задержанных. Он мне
прямо говорил: это люди, с которыми я
решаю дела. Я не согласился. Тогда на нас
нажали по-иному, пришлось задержанных
высвободить.

А самый звучный скандал с
вмешательством Хапсирокова в следствие
разгорелся не так давно. Сотрудник следственных органов Сергей
Гребенщиков подал рапорт на имя
генерального прокурора Владимира Устинова про то, что управляющий делами является препятствием
расследованию дела о взятке, которую
получил зам. руководителя Министерства финансов Владимир
Петров. Проверка, как обычно, никаких
итогов не отдала.

Итак, все попытки урезать возможности
человека, который говорил про себя: «Я не
1-ое лицо в прокуратуре, да и не 2-ое»,
оказывались безрезультативными. Очень
крепко врос в существующую систему
императивных отношений г-н Хапсироков. Наши
источники в Генеральной Прокуратуре заявляют, что ухода с поста одиозного завхоза добивался
Кремль. И однако, согласно некоторых сведений,
конкретно Хапсирокову и Березовскому
Устинов — тогда не много кому узнаваемый
руководитель управления Генеральной прокуратуры в Северо-Кавказском регионе — должен своим
нынешним постом, он был обязан
согласиться.

Место непотопляемого завхоза занял его
1-ый зам — Олег Бродский. Вообщем, в
прокурорских кругах его вроде считают
человеком солидным.

 


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.