Алексей Навальный позвонил собственному подразумеваемому отравителю из ФСБ

Алексей Навальный позвонил собственному подразумеваемому отравителю из ФСБ

Мы рассказывали, что вся эта история с отравлением круче голливудского кинофильма и вы ещё не представляете как.

В традиционном детективе постоянно есть сцена, когда сам убийца сознается в совершённом. И у нас она тоже есть. Это просто неописуемо. Однако обо всем по порядку.

Ровно неделю назад выпустили расследование, оно стало мировой сенсацией, лишь на ютюбе уже 17 миллионов просмотров.
Подтверждения, которые были предъявлены, так неоспоримы, что даже заказчик преступного деяния — президент Владимир Путин — не сумел отпираться и практически сообщил, что прекрасная восьмерка, которая следила за Навальным примерно 4 года, — это представители Федеральной Службы Безопасности.
Однако понятное дело, что Владимир Путин не мог на всю государство сообщить: да, я отдал приказ ФСБ уничтожить собственного политического соперника. Потому опять начал городить чушь про то, что никакого расследования не было, а всё это «узаконенная информация ЦРУ», представители Федеральной Службы Безопасности за Навальным просто присматривали, а самым основным подтверждением того, что отравления не было, будет то, что он живой. Так как, если желали бы, то, естественно, отравили.
Сходу после Владимира Путина его речь удостоверил и конкретизировал глава президентской пресс-службы Дмитрий Песков.
Позднее Дмитрий Песков выразился ещё яснее, сообщив представителям СМИ, что ФСБ «присматривает» за Навальным, так как это рядовая практика в случае тех, кто «контактирует со спецподразделениями остальных стран», также «допускает выражения, которое призывает к насильной смене власти».

Алексей Навальный позвонил собственному подразумеваемому отравителю из ФСБ

В итоге, подумав некоторое количество дней, Кремль и Владимир Путин ответили:
1-ое: за всем стоит ЦРУ.
2-ое: да, представители Федеральной Службы Безопасности были, но они просто наблюдали за Навальным.
Третье: если б желали уничтожить, уничтожили. А раз выжил, то не убивали.
Аргумент про ЦРУ так смехотворен, что его мгновенно не подтвердили репортеры, в том числе прокемлёвских. Они написали детальные отчеты про то, что для получения инфы, использованной в расследовании Bellingcat, никакого ЦРУ и близко не нужно. Она вправду продается хоть какому желающему. Забавно, что кремлёвские средства массовой информации даже сокрушаются, что из-за Алексея Навального сейчас услуги «побива» повысятся в цене.
Владимир Путин, к слову, на этой же встрече с журналистами и расследование о своём зяте-миллиардере тоже назвал работой ЦРУ.
2-ая часть путинского опровержения тоже не выдерживает критики. Если за Навальным наблюдали поэтому, что он экстремист, то почему слежкой занимались врачи и химики? Почему они летали на различных самолётах с ним? Почему приезжали и уезжали в различное с ним время, на различных рейсах с различием в день? Это полное враньё, даже обсуждать не стоит.
Остается основной аргумент: желали бы отравить — отравили бы. А об этом нам не может поведать никто, не считая самих убийц.
Итак вот они нам и поведали. Точнее один из них.
В прошедший понедельник готовились выпускать материалы в 15.00 по времени Москвы. Сразу: Bellingcat, The Insider, CNN, El Pais и Spiegel. Понятное дело, что через 5 минут группа убийц и их руководителей усвоют, что их разоблачили, и залягут на дно. Сменят телефоны и т.д.. Мы допускали того, что этих восьмерых, которые провалили задание, просто самих уничтожат. Либо упрячут. Либо поначалу упрячут, а позже уничтожат.
Потому в 6 утра по московскому времен организовали штаб. И распредели задачи меж собой. Чтоб с 7 утра начать действовать сразу, застав злодеев врасплох.
В 7.00 в дверь к одному из убийц постучалась Любовь Соболь, он ей так и не открыл. В это время у одной из главных офисов ФСБ, где работают убийцы, их караулил журналист канала «Штаб» Дмитрий Низовцев, его через двадцать минут арестовали силовики по звонку из ФСБ.
Журналист CNN Кларисса Уорд в 7 утра пришла к распорядителю группы убийц Олегу Таякину и эти фееричные несколько секунд увидел весь мир.
Ну, а ровно в 7 утра начали звонить своим убийцам.
У Bellingcat были их телефонные номера и перечень номеров, по которым они звонили сами. Изучение этих сведений продемонстрировал, что с той целью, чтоб утаить содержание дискуссий, они употребляют особый номер. Нечто вроде ФСБ-шного коммутатора. Мы взяли элементарную программку, такими пользуются телефонные телефонные хулиганы, чтоб утаить номер, с которого звонят, и подставили заместо него подходящий нам номер.
Расчет обычный. В 7 утра звонок. Ты видишь знакомый служебный номер, берешь трубку и начинаешь говорить.
Практически все, кому звонили трубку взяли, практически все её стремительно повесили. А позже нас ожидала большая фортуна.
Константин Борисович Кудрявцев, военный химик из института криминалистики ФСБ, который работал ранее в научно-научном центре био безопасности Минобороны и армейской академия радиационной, хим и био защиты.

Алексей Навальный позвонил собственному подразумеваемому отравителю из ФСБ

Он говорил 45 минут с Навальным, думая, что он— ассистент секретаря Совета Безопасности и экс-руководителя ФСБ Патрушева.
На начало беседы о Кудрявцеве знали лишь три вещи. Что он состоит в группе тайных убийц, что он химик, и что 25 августа он летал в Омск. Потому подразумевали, что он забрал из поликлиники одежку Алексея Навального.
А к окончанию беседы Константин нам разлюбезно объяснил почти все детали.
На данный момент Алексей Навальный гласит совсем в официальном порядке и направит все надлежащие обращения. Нам известно, что он работник ФСБ.
На данный момент вы услышите его глас. Неважно какая фонографическая экспертиза удостоверит, что это он. А слов его довольно, чтоб арестовать не лишь убийц, да и тех, кто помогал им утаить следы преступного деяния .
Когда президент Владимир Путин на встрече с журналистами произнес: ну, если б желали отравить, то отравили бы, — фразу, которую на данный момент повторяют все любители пропаганды, — Алексей Навальный просто в ладоши хлопал от радости. Так как работник ФСБ Кудрявцев ответил нам всем на данный вопрос. Ну и, не считая того, на данный момент вы узнаете, почему Владимир Путин много думает о его, простите, трусах.
На канале Алексей Навальный LIVE аудио беседы полностью. А если слушать не желаете, то в конце поста будет дешифрование звонка.
Вот. Сейчас мы с вами знаем не все, естественно, но уже чрезвычайно почти все. А Алексей Навальный, вероятно, стал первым человеком в истории, вопрос о трусах которого рассматривался на Совете Безопасности Рф, либо где там Владимир Путин планирует свои важнейшие операции.
Видите ли, всё, что говорил Алексей Навальный в прошлом видео о полной деградации правоохранительной системы, подтверждается.
Представляете для себя. Хранятся в правоохранительных органах улики попытки убийства. К ним приезжают ФСБ-шники, эти улики забирают, стирают с них следы преступного деяния . Позже отдают назад. Позже 2-ой раз приезжают и делают аналогичное. Чтоб наверное. Это не правительство выходит, а преступники. Смотрите, уже сколько людей использовано: от докторов и сотрудников полиции до местного ФСБ. И они в принципе по первому распоряжению совершают тяжкое преступление, фабрикуя улики.
Так как это операция не по спасению шкуры какого-либо Кудрявцева либо Таякина. Они Владимира Путина выручают. Он всё это выдумал.
Мы с вами придавили их к стене. Доказанных фактов сейчас больше, чем довольно. Однако суду мы их не предъявляем, а можем лишь предъявить россиянам. Прошедший раз просили, и вы нам очень посодействовали с распространением. И в сей раз прошу. Он лжет на прямой полосы, задействуя для распространения собственной ереси в принципе все газеты и всё телевидение государства. Мы можем ответить лишь тем, что будем говорить правду. Поучаствуйте в данном. Пусть вся государство спрашивает у Владимира Путина: почему нет расследования?
Ну и в итоге желаем ещё раз сообщить огромное спасибо пилотам самолета, стремительно посадившим его, и докторам, которые оказали Алексею Навальному первую помощь. Вы, товарищи, наверное поглядите данный ролик. Сейчас уже совсем ясно, что Владимир Путин-то и ФСБ желали уничтожить, а выжил Алексей Навальный благодаря для вас. Неплохим людям, которые выполняли собственный долг. Спасибо.
Отличных людей выше, чем злодеев. Подобные пилоты и докторы — гордость Рф, но не таякины, путины и кудрявцевы. И в какой-то момент добро одолеет зло.

Дешифрование звонка:

Кудрявцев: Да, Артем, приветствую.
Алексей Навальный: Константин?
Кудрявцев: Алло.
Алексей Навальный: Алле, Константин Борисович?
Кудрявцев: Да-да-да.
Алексей Навальный: Здрасьте. Меня зовут Устинов Максим Сергеевич, ассистент Николая Платоновича Патрушева. Мне ваш телефон отдал Владимир Михайлович Богданов. Простите за ранешний звонок, мне необходимо 10 минут вашего времени, чрезвычайно очень необходимо. Что?
Кудрявцев: Да-да, слушаю.
Алексей Навальный: Управление снова… новая итерация дискуссий. Попросят, наверняка, вас попозже рапорт приготовить, но я на данный момент делаю отчет для Николая Платоновича. На Совете Безопасности все это будет обсуждаться на самом высоком уровне. Мне необходимо один абзац, просто короткое осознание от членов команды: что у нас пошло не так? Почему в городе Томск был с Навальным полный провал? Ваше мнение напишите, скажите мне, пожалуйста, я запишу, а позднее уже в рапорте укажете.
Кудрявцев: В Омске был провал?..
Алексей Навальный: Не, в городе Томск. Значит в городе Томск.
Кудрявцев: В городе Томск?..
Алексей Навальный: Да.
Кудрявцев: А че в городе Томск было?
Алексей Навальный: Константин Борисович?
Кудрявцев: Да-да-да.
Алексей Навальный: Вы слышали, что я для вас произнес? Я по указанию Патрушева звоню.
Кудрявцев: Не, это я понимаю все отлично, я просто пробую в голове вспомнить — а в городе Томск что было?
Алексей Навальный: Ну, вы в Омск 25-го числа для чего ездили?
Кудрявцев: В Омск либо в Томск?
Алексей Навальный: Вы ездили в Омск 25-го числа, в городе Томск была операция. И на данный момент я составлю маленький… маленькую версию рапорта, что там произошло. Попозже Владимир Михайлович попросит вас написать длинноватую версию. Я осознаю, что это снова, но управление для Совета Безопасности просит меня приготовить документы на данный момент. Потому вы мне чрезвычайно очень поможете и не будете задерживать Николая Платоновича.
Кудрявцев: Я б с наслаждением посодействовал, но я на данный момент на коронавирусе сижу, дома.
Алексей Навальный: Ну, потому я для вас и звоню…
Кудрявцев: Давайте я для вас это… А Макшаков? С Макшаковым если связаться?
Алексей Навальный: Макшакову я позвоню тоже, конечно. Ну, другими словами я на данный момент… Это обычная процедура. Я буду на данный момент звонить Александрову, Макшакову, Таякину и с каждого буду просить на два абзаца разъяснение, так как мне необходимо в конечном итоге рапорт сделать на два листочка. Сами осознаете, кому я делаю рапорт на два листочка. Я не желаю тут именами кидаться, но я б не стал для вас звонить в 7 утра и не стал бы Богданову звонить в 7 утра, если б не срочная положение дел. Потому просто у меня тут вот написано: «Кудрявцев, двоеточие, считает так и так». Почему у нас ничего не вышло и что необходимо… Почему было плохо и что необходимо сделать, чтоб отлично?
Кудрявцев: М-м…
Алексей Навальный: Пишу.
Кудрявцев: Я б написал, но я на данный момент, я говорю, дома в карантинном режиме.
Алексей Навальный: Так вы мне скажите.
Кудрявцев: У меня подписка. Если с Макшаковым переговорите, он вот положение дел…
Алексей Навальный: Я с ним переговорю.
Кудрявцев: Я могу с ним связаться тоже, разъяснить ему.
Алексей Навальный: Константин. Я поговорю с Макшаковым. Вы меня просто услышьте, пожалуйста. Я поговорю с Макшаковым. На данный момент… и, там, письменные документы, естественно, вы на имя Богданова вы сделаете попозже. На данный момент мне необходимо просто… Я всех обзваниваю и ваших коллег также. Мне необходимо просто с ваших слов один абзац текста. Что, по вашему воззрению… Самая основная трудность провала операции в городе Томск. Я записываю.
Кудрявцев: Ну, я не владею сведениями всецело на данный момент.
Алексей Навальный: Естественно. Вы… в том объеме, в каком вы владеете сведениями. Алло? Я пишу. Давайте я для вас помогу? Давайте вы просто по иной… Вы, грубо говоря, по десятибалльной шкале вы оцениваете работу Александрова как? Ясно, что он ваш сотрудник, все же.
Кудрявцев: Александрова?
Алексей Навальный: Да.
Кудрявцев: Работа отличная, да. Оцениваю отлично.
Алексей Навальный: Лидерские качества Таякина вы как оцениваете? Координацию команды.
Кудрявцев: А Таякин там не был. Там Осипов был.
Алексей Навальный: Мне известно, что там не было Таякина, что там был Осипов, но все же Таякин в операции принял участие, верно?
Кудрявцев: Правдиво, у меня нет этот инфы, я не могу ничего сообщить.
Алексей Навальный: Ну отлично, Осипова вы по десятибалльной шкале как оцениваете? Ща, погодите, я записываю.
Кудрявцев: Отлично, да-да. Отлично оцениваю.
Алексей Навальный: Отлично. Тогда закономерный вопрос, согласитесь. Я должен, вроде бы, просто на данный момент разъяснить буду Патрушеву. Если вы гласите, что отлично оцениваете и Александрова, и Осипова, почему ничего не вышло?
Кудрявцев: Ну вот данный вопрос я для себя задавал уже не один раз, к слову. Вроде вроде бы, ну, по ситуации… То, что сведениями, что я владею, а я владею не все сведениями…
Алексей Навальный: Понимаю.
Кудрявцев: Сами осознаете, да? Я владею той сведениями, которая у меня есть конкретно. Либо которая до меня доводится.
Алексей Навальный: Ровно с этой целью и делается отчет. (неразборчиво) Да-да-да.
Кудрявцев: А?
Алексей Навальный: Да-да-да. Я вас перебил. Я просто говорю, что ровно с этой целью мы и делаем отчет, чтоб каждый со собственной колокольни вроде бы поглядел. Потому на данный момент меня интересует лишь ваше мнение.
Кудрявцев: Ну я оцениваю работу отлично. По последней мере, ну, работа изготовлена, вроде бы, ну, как вот, ну, делали вроде бы, все… прорабатывался вопрос. Я так считаю. Не один раз.
Алексей Навальный: В том-то и дело. Что прорабатывался не один раз.
Кудрявцев: Вы от Троянова звоните, да?
Алексей Навальный: Что-что?
Кудрявцев: От Троянова звоните, Артема? Просто мне номер телефона Троянова Артема высветился.
Алексей Навальный: Ну, естественно, я звоню через… по общей системе. Богданов меня просил звонить, я так и звоню, чтоб вы просто не волновались. Отлично. Тривиальный вопрос, ответ на который должен быть в моей бумаге. Если вы оцениваете отлично работу и Осипова, и Александрова, почему провал-то? Что необходимо сделать в дальнейшем, чтоб ничего этого не было?
Кудрявцев: Фух… Ну в нашей работе, сами осознаете, вопросов и аспектов постоянно чрезвычайно много, и все учесть, вроде бы, усердствуем постоянно по-наибольшему, чтоб не было никаких просчетов и т.д.. Сами осознаете, да?
Алексей Навальный: Я понимаю. Что самое основное — другими словами тут же…
Кудрявцев: Вопрос наверное прорабатывался конкретно. Я так считаю. Ну, это мое мнение. По очень мере, если брать, ну, то что до этого там, да, было изготовлено, вот, но аспекты есть постоянно. В каждой, вроде бы, в каждой работе есть аспекты какие-то, да? Вся положение дел оборотилась вроде бы с одной стороны там, ну … как сообщить-то это верно-то, е-мае…
Алексей Навальный: Ну?
Кудрявцев: Ну, я тоже думал, что могло… Ну, посадили там это… Сами осознаете, да? Он полетел, посадили, все вот это вот. Положение дел сложилась так, что… не в нашу пользу. Я так считаю. Если б чуток подольше, то, при этом, чуток… могло бы все пойти и по-иному.
Алексей Навальный: Чуток подольше что? Константин Борисович?
Кудрявцев: Летел.
Алексей Навальный: Если б чуток подольше летел?
Кудрявцев: Ну, может быть, да. Если б чуток подольше летел, к примеру, но не посадили его там резко как-то, как знали, может быть, это все пошло не так. Другими словами оперативная работа, там, докторов скорой помощи, да, на посадочной полосе там и т.д.. Ну и, при этом, там, дальше… алле?
Алексей Навальный: Да-да-да. Самолет посадили через 40 минут, в принципе это должно было бы, вроде бы, учитываться при планировании операции. Нельзя сообщить, что самолет посадили просто мгновенно. Высчитали некорректно дозу, вероятности, почему?
Кудрявцев: Ну, это я не могу сообщить почему. Рассчитывали все, другими словами я так осознаю, что рассчитывали все с припасом.
Алексей Навальный: Отлично. Давайте вот вопрос, который… Передо мной… Я с вами неприкрыто говорю. Вы поймите меня тоже. Вот есть управление, которое, вы понимаете, как ведет себя управление…

Кудрявцев: Да-да-да.
Алексей Навальный: Давай, резвее, на данный момент, в пятнадцатый раз там всем пиши. Вот я пишу. Вот у меня написан вопрос. В чем трудность? Был Калининград, позже был Томск. Почему не были учтены трудности Калининграда, чтоб все произошло приемлимо в городе Томск.
Кудрявцев: Про Калининград я-то и не знаю ничего совершенно. У меня инфы нету.
Алексей Навальный: Отлично.
Кудрявцев: Я знаю, единственное, что там были… не про Калининград, про город Томск мне известно, что были, что было, вроде бы, да. В Калининграде мне не известно, что там, положение дел какая. Потому у меня инфы нет.
Алексей Навальный: Отлично, сообщите, пожалуйста. Вот конкретно механика. Как было применено вещество? Вы считаете, что был верный выбор изготовлен?
Кудрявцев: Да… Да, я считаю, да.
Алексей Навальный: Если коротко обрисовать это мне в отчете… как это… как верно обрисовать это? Как это было изготовлено, как коротко разъяснить?
Кудрявцев: Ну, это уж по оперативной связи разъяснять, но не по…
Алексей Навальный: Не, ну я, естественно… Вы осознаете, кому я пишу отчет.
Кудрявцев: Да-да-да.
Алексей Навальный: Там не то, что по оперативной связи. Мне человеку, который не очень разбирается и в общем-то не желает вникать в детали. Как ему коротко разъяснить, как было изготовлено? Просто чтоб я, ну, точно это определил.
Кудрявцев: Как было изготовлено что?
Алексей Навальный: Как было нанесено вещество?
Кудрявцев: Ну, я говорю, это лучше по оперативной связи. Я, сами осознаете, я работал уже позже.
Алексей Навальный: Да, я знаю.
Кудрявцев: Я в самой, вроде бы, это… по последней мере, то, что, вроде бы, после мы смотрели, там, вроде бы… делали там свои мероприятия, вот эти вот… ну, да, факт того, что пребывание, может быть, и было. Как сообщить-то?
Алексей Навальный: Ну, сообщите, как есть.
Кудрявцев: Куда нанесли… Ну, вроде бы, там, да… Сделали, да, дело. Вот. Следовательно… Быть может, и был какой-то шанс вероятности нахождения после.
Алексей Навальный: Ну вот смотрите. Снова же. У нас с вами открытый диалог. Вы осознаете, почему я пишу вот это все. Бутылка, скандал, телевидение, обнаружили, нашли. Следовательно, управление гласит: растолкуй нам. Почему нашли, почему было на бутылке? И необходимо разъяснить им коротко.
Кудрявцев: На бутылке не было ничего.
Алексей Навальный: Отлично.
Кудрявцев: По последней мере, я так думаю.
Алексей Навальный: Так где было? Откуда тогда взялось на бутылке? Либо не было ничего? Это выдумали, что ли?
Кудрявцев: Нет, на бутылке-то нету вроде как. Ну, по последней мере, ту, что я данные знаю.
Алексей Навальный: Ну?
Кудрявцев: Быть может, какая-то информация до меня не доведена. Я, вроде бы, сами осознаете… больше определенные детальные вопросы. Станислав Валентинович, у нас он в теме всецело, вроде бы, на 100 процентов. У него точно эти сведения есть.
Алексей Навальный: Мне потому Богданов и отдал ваш телефон, чтоб я звонил. Так как задачка, которую передо мной управление поставило, — с каждого собрать их мнение. Тут же, быстрее, вопрос не про то, что сделать оргвыводы, а вопрос про то, что как в дальнейшем действовать приемлимо. И чтоб управление — высший управляющий — верно осознавал, что случилось. Потому, снова, я извиняюсь, что я утром вас огорошил, но кулаками стучат по столу и говорят: дай мне на две странички, чтоб он все сообразил. Вот, вроде бы, что мне в этих 2-ух страничках написать?
Кудрявцев: Вы мне первому позвонили, да? Простите.
Алексей Навальный: Что?
Кудрявцев: Ну, первому позвонили? Никому еще не звонили?
Алексей Навальный: Я с вас начал. У меня есть перечень, я на данный момент буду всем обзванивать. Однако в действительности мне ж не надо, чтоб вы мне поведали все за всех. Поведайте просто собственный взор. Вы бы вроде бы сделали по другому? Если б вы планировали операцию, вроде бы необходимо было сделать по другому эту штуку?
Кудрявцев: Ну, это нужно садиться мыслить непосредственно уже. Зависимо от ситуации, от событий. От вероятных методов. Ой, не методов, мест, да. Здесь аспектов, я говорю, чрезвычайно много. И нужно учесть каждый аспект, каждую мелочь. Я считаю, ну, мне так, ну, по моему воззрению, было, вроде бы, спланировано и… ну, верно было все спланировано. По-иному не могло быть. Если б некорректно было спланировано, ничего б не делали. Вот. Я считаю.
Алексей Навальный: Константин. Да?
Кудрявцев: Я говорю, сам факт вроде бы, да. Метод был, ну, мне кажется, избран верно, но какие-то аспекты все равно есть постоянно.
Алексей Навальный: Так снова. Какой метод был избран?
Кудрявцев: А?
Алексей Навальный: Какой метод-то был избран?
Кудрявцев: Ну, вы не понимаете разве?
Алексей Навальный: Ну, я что-то мне известно, что-то не знаю, но я должен у вас спросить. У меня вот написано: побеседуй и задай какие-то вопросы. Вот задаю.
Кудрявцев: Ну я по данному телефону не могу для вас говорить.
Алексей Навальный: Ну, я по данному и звоню, так как срочная бумажка необходима.
Кудрявцев: Я… Станислав Валентинович, он для вас скажет, вроде бы, все это было. По такому телефону-то я не могу сообщить. По этот связи.
Алексей Навальный: Отлично.
Кудрявцев: Потому… поэтому лишь… я б произнес.
Алексей Навальный: Вы наблюдали, что я для вас звоню через коммутатор? Вы мне сможете сообщить. Я согласовал данный разговор с Богадновым.
Кудрявцев: Что-то мне никто не звонил. Ни Богданов вчера не звонил, ни Макшаков…
Алексей Навальный: Ну, так как лишь сейчас утром…
Кудрявцев: А-а, реально лишь на данный момент?
Алексей Навальный: Естественно. Меня самого подняли в 5 утра и сообщили: давай. Я здесь все утро бегаю, конвульсивно ищу всякие телефоны. Потому, если вы… Я… Желаете, спустя какое-то время позвоню по оперативной связи. Ну, просто, вы мне чрезвычайно сэкономите время, если на данный момент скажете. Так как мне еще обзванивать… у меня перечень из 13-ти человек.
Кудрявцев: Ого… Да… А вы не сообщите, как вас зовут, я запишу?
Алексей Навальный: Устинов Максим Сергеевич. Ассистент Патрушева Николая Платоновича.
Кудрявцев: Угу.
Алексей Навальный: Так. У меня как и раньше остались вопросы. Во-1-х, вещи где? Что с вещами?
Кудрявцев: Что с вещами?
Алексей Навальный: Ну, Навальновские вещи где?
Кудрявцев: Были, ну… Я их последний раз видел в Омске в самом. Оставили там. Мы там ездили, работали.
Алексей Навальный: Да, вы 25-го же туда летали, в Омск, верно?
Кудрявцев: Да мне бы вспомнить. Наверняка, приблизительно да. У меня записано на работе.
Алексей Навальный: Так и непосредственно что с ними случилось, с вещами с этими?
Кудрявцев: А, конечный пункт нахождения их?
Алексей Навальный: Да.
Кудрявцев: Ну, конечный пункт нахождения их — я без понятия. Могу, понимаете, что сообщить? Мы, когда приехали, нам дали их… привезли местные ребята, омские, вот. С этой милиции… как она?
Алексей Навальный: Транспортной. Ага.
Кудрявцев: Да, да. Нам от них дали коробку.
Алексей Навальный: Ага.
Кудрявцев: Мы с коробкой поработали, следовательно. И возвратили все ребятам, ну, местным. А местный руководитель… в принципе, у меня его телефон есть, если нужно могу дать.
Алексей Навальный: Да, давайте. Запишу.
Кудрявцев: Вот он эту коробку… Я ему сообщил, чтоб он возвратил назад. Вероятнее всего, он дал её этим ребятам, с транспортной милиции.
Алексей Навальный: Например, дайте мне, пожалуйста, телефон руководителя.
Кудрявцев: Повисите, отлично?
Алексей Навальный: Да, естественно.
Кудрявцев: Ага. Алле?
Алексей Навальный: Да-да-да.
Кудрявцев: На данный момент, секундочку. Алле?
Алексей Навальный: Да, пишу.
Кудрявцев: 8962.
Алексей Навальный: 962.
Кудрявцев: 059.
Алексей Навальный: 059.
Кудрявцев: 2595.
Алексей Навальный: 2595. А зовут его?..
Кудрявцев: Михаил… По отчеству не записывал его.
Алексей Навальный: Михаил Павлович…
Кудрявцев: Да, он руководитель БТ. Если можно поспрашивать, поглядеть…
Алексей Навальный: Да я выясню, нет вопросов.
Кудрявцев: Он произнесет где.
Алексей Навальный: Давайте детальнее про вещи. На них было что-то? Коробка. Другими словами что-то там обнаружили на ней? Что с этим делали непосредственно?
Кудрявцев: Ну, мы же дважды ездили.
Алексей Навальный: Угу.
Кудрявцев: 1-ый раз пакет был. Обыденный.
Алексей Навальный: Ага.
Кудрявцев: Пакет там с печатями, там все… Там разорванный весь был. Там были вещи. Они влажные какие-то были. Были вещи, при этом, то, что было там… костюмчик там, эти трусы, носки там, маска. Футболка, при этом, да.
Алексей Навальный: Например, и какую процедуры вы реализовали? Что делали с этим? Чтоб я сказал.
Кудрявцев: Обработку делали.
Алексей Навальный: Обработку вот по данной методике, бийской, верно?
Кудрявцев: Бийской?
Алексей Навальный: Ну, поправьте меня, если я ошибаюсь…
Кудрявцев: Нет, мне не известно бийскую методику.
Алексей Навальный: Отлично, а что тогда?..
Кудрявцев: Либо быть может знаю, но не пойму на данный момент, о чем…
Алексей Навальный: Что тогда непосредственно делали, растолкуйте?
Кудрявцев: Ну, замывали, обрабатывали смесями. Чтоб они не это… ну, там… как сообщить-то. Ну, обрабатывали. Чтоб не было следов, там, ничего этого.
Алексей Навальный: Все вещи обрабатывали?
Кудрявцев: Нет, поначалу не все. Поначалу, там, главные. Костюмчик там, трусы. Вот это все. (неразборчиво) Когда коробку принесли, мы уже… практически… ну все, все обрабатывали в последний раз.
Алексей Навальный: На вещах имеется ли возможность того, что в поликлинике супруга Алексея Навального либо кто-то срезал кусочек одежки и он попал…
Кудрявцев: Нет. Нет.
Алексей Навальный: Этот вероятности нет?
Кудрявцев: Нету. Все было в безопасности. Следов чего бы то ни было отрезанного и т.д. не было никаких.
Алексей Навальный: Как в конечном итоге, по вашему воззрению, немцы как все это нашли в конечном итоге?
Кудрявцев: Ну они ж там Бундесвер завлекли, там военные химики работали.
Алексей Навальный: Есть возможность того, что на теле прямо у него осталось…
Кудрявцев: Не знаю, может, есть какие-то методики нахождения…
Алексей Навальный: В котором месте его тела были бы следы, которые они нашли?
Кудрявцев: Тела?
Алексей Навальный: На теле, на теле на его где они могли найти?
Кудрявцев: На теле нигде не обнаружили. Ну, это по моему воззрению.
Алексей Навальный: Ну, отлично, смотрите…
Кудрявцев: Они ж не изучили тело, они ж там по крови вероятнее всего работали.
Алексей Навальный: Ну, это нам не известно, как они работали. Просто я должен провести изучение все…
Кудрявцев: Это мое предположение лишь. На теле я думаю, что… Наверное они его замывали, мыли, конкретно еще у нас в поликлинике наверное.
Алексей Навальный: Означает, у кого… с кем в омской поликлинике я могу побеседовать, чтоб узнать, мыли тело?
Кудрявцев: Нет, этой вот инфы у меня нету, но вот Михаил, который вот….
Алексей Навальный: Который Павлович?
Кудрявцев: Руководитель ПТ… А, вы уже обнаружили телефон, да? Угу. Он, вот он всей сведениями владеет. Как там, что делали.
Алексей Навальный: Простите, вопрос этот, доверчивый. Однако я вот отталкиваясь от того, что я записал, мне его зададут. Одежку замывали, так как на ней были бы следы. Означает, и на теле были бы следы. Однако вы гласите, что на теле следов быть не могло. Почему?
Кудрявцев: Ну, мне видится, что он просто впитывается стремительно. Не оставляет следов. Это Макшаков произнесет больше тщательно. Я всей сведениями не обладаю. Я даже не мне известно, что там делали. Я имею в виду, сами осознаете, да?
Алексей Навальный: Ну, я понимаю.
Кудрявцев: У меня нет инфы.
Алексей Навальный: Константин Борисович…
Кудрявцев: Мне сообщили, я приехал, сделал и уехал. Все другое… вся остальная информация по причине, кто там ездил, кто это делал, нет у меня этой инфы.
Алексей Навальный: Я с ними со всеми поговорю сам. Повторяюсь, мне необходимо ваш взор определенный, так как управление произнесло со всех собрать данные и составить общую картину. Означает, давайте снова суммируем все, что у нас есть. Другими словами, по вашему воззрению, выжил данный… фигурант… так как самолет посадили очень рано, правильно? Основная причина?
Кудрявцев: Ну, мне видится, что да. Лишь поэтому. Если бы там немножко подольше, то, может быть, все, вроде бы, завершилось по-иному. Вот видите, стечение событий… Это тот этот вот нехороший фактор, который в нашей работе, да, быть может.
Алексей Навальный: Ясно. Под стечением событий мы имеем в виду событие №1: посадили самолет, событие номер два — это что?
Кудрявцев: Ну, это то, что это, как его… Приехала там скорая и т.д.. Провели мероприятия вот эти вот, первичные, которые они обычно… Ну, там врачи глядят состояние. Они там вкололи антидот какой-то, следовательно. Вероятно — вероятно, что вот это вот, да. Либо однако… ну, симптоматика же там похожа.
Алексей Навальный: Ну да.
Кудрявцев: Они действовали конкретно по аннотации, врачи. Потому потому, что сработала скорая, да.
Алексей Навальный: Ага.
Кудрявцев: Это тоже фактор, вроде бы. Отвезли. Далее, при этом, то, что увезли его в поликлинику эту. Там, при этом, тоже провели какие-то мероприятия в зависимости, там, от симптоматики и всего вот этого. Наверняка, итак вот, как-то. Это мне так видится, что это сыграло роль.
Алексей Навальный: Например, снова. План. Я не пойму, и, отталкиваясь от вопросов, управление которые передо мной поставило, они не соображают. План был, что он в отеле концы даст либо в самолете?
Кудрявцев: Я об этом… инфы у меня нету.
Алексей Навальный: Ну, другими словами в принципе планирование было отталкиваясь от того, где это все произойдёт?
Кудрявцев: Если б я знал, я б произнес. Лгать не желаю.
Алексей Навальный: Лгать не нужно.
Кудрявцев: Ну, я рассказываю, как есть. У меня этой инфы, как должно было проходить, нету. Не было инфы. Не доводили. Я могу лишь полагать, что, может быть, это все должно было там случиться.
Алексей Навальный: Так представите. Я, фактически, для этого и звоню. Предположение ваше заключается в чем?
Кудрявцев: Мое предположение?
Алексей Навальный: Да.
Кудрявцев: Ну, это ж лишь мои догадки. Я ж не знаю… не знал всего плана про проведение. Сами осознаете, да?
Алексей Навальный: Я понимаю полностью.
Кудрявцев: До меня доводят данные, которую я должен знать. Более мне ничего не говорили. Я… сочинять-выдумывать тоже, вроде бы, это плохо, я считаю.
Алексей Навальный: Верно. Сочинять-выдумывать плохо, но задачка, которая передо мной поставлена, простите, что повторяю, как попугай, она такая — побеседуй со всеми и пусть они составят вроде бы свое… ну, каждый человек, который посиживает снутри… В нашей работе, вы полностью верно гласите, все зависит от случайностей, каких-либо необычных вещей. Потому мнение каждого человека…
Кудрявцев: Так и есть, так и есть.
Алексей Навальный: Потому мнение каждого человека про то, что верно, что некорректно, оно чрезвычайно принципиально. И ваше мнение чрезвычайно принципиально. Потому вот. Взор ваш в принципе на всю картину. Ну, вы осознаете, результаты этого всего будут нам аукаться еще достаточно длительно.
Кудрявцев: Да, я понимаю это отлично. Тоже и читаю, и смотрю телек. Веб читаю.
Алексей Навальный: Ну, естественно.
Кудрявцев: Не рассчитывали, я считаю, на все вот это вот, вроде бы. Ну, как я думаю. Ну, как, не кажется, а я полагаю, что уж… все пошло не так.
Алексей Навальный: На это, прямо сообщим, не рассчитывали. Потому мне необходимо осознать.
Кудрявцев: (неразборчиво). Ну, я считаю, что это должно было, по вероятности, в наиблежайшее, там, некоторый период случиться. Другими словами, быть может, даже… А, может, на это и рассчитано на то, что полетит. Так как, сами осознаете, время лететь там три часа приблизительно. Это большой… Если не сажать, то, может быть, был бы иной эффект. И итог был бы иной. Я думаю, что самолет сыграл решающую роль. Ну, не решающую… Однако один из причин. То, что посадили и провели мероприятия первичные. Вот.
Алексей Навальный: Какое количество времени прошло с момента отравления до того6 как он отрубился?
Кудрявцев: Инфы нет у меня этот. Мне не известно по времени, когда было все изготовлено. Другими словами когда отработали, да. Не знаю, у меня этот инфы.
Алексей Навальный: Окей…
Кудрявцев: Это произнесет точно Макшаков наверное. Ну, ребята, быть может. Ну, не быть может, а произнесут.
Алексей Навальный: Не, ну ясно. Да. Означает, еще у меня есть в числе вопросов необычный этот вопрос. Вы же с Навальным ездили сколько? И в Киров ездили в 17-м году, да? Вы-то сами как его личность оцениваете?
Кудрявцев: Чью? Его?
Алексей Навальный: Да, Алексея Навального. Чью…
Кудрявцев: Ну-у-у… в смысле, как я оцениваю его личность?
Алексей Навальный: Ну, я ж потому и обмолвился — необычный вопрос.
Кудрявцев: Осторожный, чрезвычайно это… выскажемся так… всего опасается. Ну, с одной стороны, да. А с иной стороны — он там ходит всюду, там, и т.д., да. Номера меняет временами, да. Усмотрительный чрезвычайно этот в данном плане. Другими словами он наверное, быть может, может, чуйка какая, ощущал, что его там… Ну, он, там, не прячет, что наблюдали и т.д.. Сами осознаете, да? Алле…
Алексей Навальный: Да-да-да, слушаю. Я просто… я записываю.
Кудрявцев: Озвучивал, там, на страницах личного блога, там, не один раз, что за ним, там, это, наружка, типа, ходит, да, по пятам. Другими словами он чрезвычайно усмотрительный, осторожный, там, в данном плане. Излишних движений не делает там никогда. Мое мнение, другими словами, вроде бы, да. Осторожный. Осторожный, усмотрительный.
Алексей Навальный: Например, есть возможность того, что кого-либо из членов группы видел в лицо? И выяснит в лицо?
Кудрявцев: Ой, это вряд ли. Постоянно строго к данному подступают.
Алексей Навальный: Вот у меня есть информация…
Кудрявцев: Одежка там, смена одежки.
Алексей Навальный: Означает, у меня есть информация, что в один прекрасный момент члены группы летали с ним вместе на одном рейсе, было подобное?
Кудрявцев: Ой, этой инфы у меня, к несчастью… ну, вроде бы, мне не известно, (неразборчиво) ничего не говорил. Обычно берут постоянно рейсы специально различные. Даже если группа летит… из нескольких, там, бригад, то один летит одним рейсом, иной летит иным рейсом. Ну, усердствуют постоянно так. Мне не известно, здесь инфы нет у меня.
Алексей Навальный: Другими словами вы этого не понимаете?
Кудрявцев: Не знаю, честно.
Алексей Навальный: По шкале от 1-го до 10, какова возможность того, что он либо члены его группы, команды, могли сфотографировать кого-либо, записать? Кто-то случаем мог на камеру попасть?
Кудрявцев: Ну, беря во внимание наши нынешние… там всюду и камеры стоят, ну, все равно, когда работают (неразборчиво) закрывают и т.д.. Ну, сами осознаете, да?
Алексей Навальный: Ага.
Кудрявцев: В плане всего другого остальном работаем лишь тогда, когда нам оперативные работники дают добро. Другими словами они нам разъясняют положение дел, при этом, а мы уже говорим, идем либо нет. Другими словами постоянно отсекается возможность снять кого-то и т.д.. Осознаете, да?
Алексей Навальный: Понимаю.
Кудрявцев: Наибольшая конспирация — это 1-ое дело. Чтоб никто не снял, никто излишнего не увидел и т.д.. Другими словами это исключается постоянно.
Алексей Навальный: Вы сами как оцениваете работы оперативных служащих?
Кудрявцев: Которые участвовали?
Алексей Навальный: Да.
Кудрявцев: Ну, с теми, с кем я работал, отлично оцениваю.
Алексей Навальный: Дайте я запишу фамилию и телефон.
Кудрявцев: Чей?
Алексей Навальный: Ну, вот ваших контактов, которые… С кем можно это обсудить. Если, я считаю, что я врд ли буду с ними связываться, но если управление сообщит, чтоб я мог оперативно это сделать.
Кудрявцев: Например, ну я-то всех и не помню ребят-то. Я не так нередко ездил.
Алексей Навальный: Ну главные кто?
Кудрявцев: Ну, Михаила, вот это вот я могу сообщить.
Алексей Навальный: Ну, пишу. Михаил… а, ну, Павлович который? Ну, ясно.
Кудрявцев: Да, других я даже и не помню ребят, издавна было.
Алексей Навальный: Угу.
Кудрявцев: 17-й год — это не вчера и не шесть месяцев назад было. Я даже контактов, это, не сохраняю. Ну, по подобным вещам. Я этого вот оставил, так как мы с ним связываемся уже не один раз. Позже же еще ездили 2-ой раз. Тоже стремительно, оперативно с ним связались и сделали все.
Алексей Навальный: Например, сколько у нас в общей сложности было по Алексею Навальному операций?
Кудрявцев: К ребятам вопросов нету, вроде бы, все постоянно скооперировано отлично, обеспечение там, проведение мероприятия. Приреканий, вроде бы, не было.
Алексей Навальный: Означает, есть оперативные…
Кудрявцев: Вот по данной теме, там, я не помню, сколько там… Я вот помню, что я там в Кирове был, в Киров все. А больше я не помню как.
Алексей Навальный: В Кирове были… Означает, у нас есть оперативная информация, может, в связи с этим… и соединено это все, что они там готовят какие-то публикации. И, быть может, потому меня и попросили со всеми связываться. И будто бы он думает, что были еще попытки. Что… какие… о чем может идти речь? Что он может, сам Алексей Навальный, про себя знать, сколько раз… Вот он сам заявит: меня пробовали отравить столько-то раз. Что он может сообщить, как думаете?
Кудрявцев: Что он может об этом мыслить?
Алексей Навальный: Да.
Кудрявцев: Ну, не знаю. Я, если честно, про попытки еще там что-то… не в курсе. Я слышал он там, да, что-то озвучивал. Что были еще там попытки. Однако о чем речь я даже не знаю. Может, что-то и было, но через меня это не проходило.
Алексей Навальный: Например, окей. Вы чрезвычайно посодействовали. Давайте я снова по своим бумажкам пробегусь. Например, самолет — у нас есть ответ на данный вопрос. Помощь докторов — есть. Оцениваете работу коллег высоко. Поправляйте меня по ходу дела, если я что-то некорректно произнес. Случайность… Например, Паняев. Вы оцениваете работу Паняева как?
Кудрявцев: А кто это?
Алексей Навальный: Ну, на месте работал. Владимир Александрович Паняев. Алло?
Кудрявцев: Да-да-да… Паняев…
Алексей Навальный: Не понимаете этого?
Кудрявцев: А мне не известно, нет, даже не пересекался.
Алексей Навальный: Окей, отлично.
Кудрявцев: Может, ребята пересекались…
Алексей Навальный: Отлично. Со Станиславом Валентиновичем обсужу тогда это. Означает, одежка обработана, и все с ней отлично?
Кудрявцев: Ну, да, последний раз, когда отдавали, все… чистенько.
Алексей Навальный: Не будет никаких неожиданностей у нас с одежкой?
Кудрявцев: Ну, потому пару раз поехали.
Алексей Навальный: Пару раз поехали, чтоб обработать одежку. Давайте снова. У меня имеются сведения, что вы 25 августа это делали, а 2-ой раз?
Кудрявцев: Позднее чуток поехали, через недели две, наверняка, либо через неделю.
Алексей Навальный: Через неделю после 25 августа? Не помните точно?
Кудрявцев: Нет, к несчастью, не помню. Это Макшаков произнесет.
Алексей Навальный: Окей. Кто еще ездил с вами?
Кудрявцев: Со мной?
Алексей Навальный: Да.
Кудрявцев: Василий Калашников.
Алексей Навальный: Ка-лаш-ни-ков…
Кудрявцев: Однако его фамилия, наверняка, не озвучена была, да?
Алексей Навальный: Нет, у меня нет в перечне его, удивительно…
Кудрявцев: Означает, управление посчитало, что, не имеет (неразборчиво)
Алексей Навальный: Ну да, отлично, это, да… Отлично, я у Богданова данный уточню вопрос. Отлично, следовательно, на теле, вы считаете, ничего не могло остаться?
Кудрявцев: Ну, я думаю, что нет.
Алексей Навальный: Основной…
Кудрявцев: Ну, я так думаю, по последней мере.
Алексей Навальный: Ну, естественно.
Кудрявцев: Я не в курсе, вроде бы, что они делали, ну, что конкретно. Вы осознаете, про что я говорю?
Алексей Навальный: Понимаю.
Кудрявцев: Мне не известно, что там было. И по свойствам, и т.д., по проникновению, я тоже не знаю. Я так считаю, что, если делали, то вряд ли там что-то могло остаться. Это мое мнение, и я данные даю конкретно… как сообщить-то… ну, как я думаю. У меня инфы этот нет. По последней мере (неразборчиво).
Алексей Навальный: Отлично, а скажите мне, какой предмет одежки… На какой предмет одежки основной был упор? У нас самый рискованный в теории предмет одежки какой?
Кудрявцев: Ну, трусы.
Алексей Навальный: Трусы.
Кудрявцев: (неразборчиво)
Алексей Навальный: Что-что?
Кудрявцев: Рискованный в котором плане?
Алексей Навальный: Ну, где могла быть наибольшая сосредоточение.
Кудрявцев: Ну, трусы.
Алексей Навальный: В котором месте трусов… Это внутренний шов, внешний шов, который прилегает куда? Так как у меня здесь по данному поводу блок вопросов. Я это с Макшаковым буду обсуждать, но мне необходима ваша информация тоже.
Кудрявцев: Ну, по внутренним работали. Ну, по последней мере, там обработка была.
Алексей Навальный: Ну вот представляете для себя трусы? Да? И в котором месте есть самая…
Кудрявцев: (неразборчиво) Это где паховая часть.
Алексей Навальный: В паховой части трусов?
Кудрявцев: Ну, гульфик так именуемый… Там швы подобные есть, вот по швам…
Алексей Навальный: Например, погодите, это принципиально, на данный момент, секунду. Кто передал данные про то, что обязана быть обработана гульфиковая часть трусов?
Кудрявцев: Я думаю. Сообщили работать по трусам, по внутренней части.
Алексей Навальный: Кто произнес-то? Макшаков?
Кудрявцев: Да.
Алексей Навальный: «Внутренние»… Ща, пишу… «внутренние швы трусов»… Окей, следовательно, сероватого цвета трусы? Цвет трусов какой, не помните?
Кудрявцев: Ну, голубий был.
Алексей Навальный: Голубые…
Кудрявцев: Макшаков, такие сведения лучше у него…
Алексей Навальный: Они целы? Другими словами их вроде бы можно возвратить ему, на теоретическом уровне? Длеать этого мы не будем, но они целые и все приемлимо.
Кудрявцев: Да, все чисто, да.
Алексей Навальный: Зрительно по ним не будет видно… они не выцвели, нет никаких пятен, ничего нет?
Кудрявцев: Нет же, ничего нет. Ну, они в неплохом состоянии, незапятнанные.
Алексей Навальный: Однако на брюках…
Кудрявцев: Брюки та же область, внутрення, где трусы, там. Может быть, и там что-то было. Ну, вроде бы, тоже там замывали.
Алексей Навальный: Угу.
Кудрявцев: Ну, это, нет, это вероятно, так как контакт-то все-же есть…
Алексей Навальный: Простите, не расслышал, что же есть?
Кудрявцев: Ну, контакт со брюками там имеется какой-то, может быть, и там что-то было. Брюки тоже обработали. Они тоже незапятнанные, все с ними приемлимо.
Алексей Навальный: Окей. Это в принципе была ошибка либо верно — контактный метод донесения?
Кудрявцев: Ну, это не мне решать…
Алексей Навальный: Ваше мнение какое?
Кудрявцев: Управление так посчитало, следовательно, это было верно, наверняка. Метод неплохой.
Алексей Навальный: Ну, раз он выжил, следовательно, не этот неплохой. Вы тоже, вы поймите меня верно…
Кудрявцев: Обстоятельства, снова же, я говорю, сложились так, что положение дел пошла вот итак вот. Потому, как сообщить…
Алексей Навальный: Отлично.
Кудрявцев: Они избрали, значит, при этом, как-то они… Метод неплохой, да. Согласен. Контакт есть. Контакт будет неплохой, следовательно. Проникновение не плохое. Если они это избрали, при этом, они расценили, что это верно. Зависимо от ситуации, там, от опыта, там, наверняка.
Алексей Навальный: Окей, отлично… Означает, это я вас спросил, это я спросил. Добавить еще что-то желаете? Что еще считаете принципиальным либо значительным, что мне стоит указать в рапорте?
Кудрявцев: Да нет, наверняка, я считаю, и так инфы много.
Алексей Навальный: Окей. Отлично.
Кудрявцев: По последней мере, у меня в голове на данный момент вот это вот… А вы на данный момент кому будете звонить, если не тайна?
Алексей Навальный: Секрета нет, но я буду чрезвычайно признателен, если вы никого не будете предупреждать. Так как мне необходимо их мнение. Сами осознаете, мне не надо, чтоб вы меж собой уславливались. В данном смысле я для вас правдиво и неприкрыто говорю, что…
Кудрявцев: Дело не в соглашения, дело просто в том, что я 1-ый, кто возник. Мне, к несчастью, никто не позвонил, ни Богданов, ни Макшаков. Я, если честно, ошеломлён вопросами всеми вот этими, сами осознаете, (неразборчиво) от этой ситуации…
Алексей Навальный: Константин Борисович. Все ошеломлёны. Представляете, как я ошеломлён, я в принципе об этом не знаю ничего, и мне позвонили в 5 утра и сообщили — иди, выясняй. Вот я звоню для вас и глуповатые вопросы задаю. Так как я в принципе про это знаю чрезвычайно не много. Однако работа такая, позвонили, вот нужно делать. Отлично. Тогда я вашим сотрудникам буду на данный момент звонить и будет здорово, если в течение времени какого-то не будете делиться с ними деталями с той целью, чтоб их рассказа был какой-то больше.
Кудрявцев: Ну, я деталями делиться не буду, я на данный момент однако бы Макшакову позвоню, он в курсе в принципе этого всего…
Алексей Навальный: Он, естественно, в курсе. Макшакову я еще утром звонил. Он, фактически говоря… Я сейчас утром беседовал с Богдановым и с Макшаковым. Все приемлимо.
Кудрявцев: А Богданов отдал мою фамилию? Его фамилию? Ну, ребят, следовательно?
Алексей Навальный: Ну, естественно…
Кудрявцев: А ваш телефончик возьму, чтоб с вами связаться.
Алексей Навальный: Есть, естественно. Пишите. 916.
Кудрявцев: Угу.
Алексей Навальный: 912-24-87.
Кудрявцев: 24-87?
Алексей Навальный: Да. Максим Сергеевич.
Кудрявцев: Да, я записал, угу.
Алексей Навальный: Отлично. Если мне будут необходимы еще какие-то дополнения, я, наверняка, еще в течение пары часиков буду звонить, потому на связи оставайтесь, отлично?
Кудрявцев: Да я постоянно на связи, днем и ночью, у меня уже привычка.
Алексей Навальный: Да ясно…
Кудрявцев: С телефоном всюду хожу, в санузел и в ванну, поэтому…
Алексей Навальный: Да-да, это точно… Все-же я не пойму одной вещи. Вот они наносили на трусы? Либо на трусы и на брюки? Так как у меня информация двойная, и я не могу осознать.
Кудрявцев: Это Макшаков произнесет точно.
Алексей Навальный: Нет, ну они мне сообщат, я желаю, чтоб вы мне сообщили.
Кудрявцев: Нет, я об этом не знаю, куда нанесено было. Я говорю: мы работали конкретно по этим… По трусам, брюкам, внутренностям там, смотрели, имеется ли там пятна, нет ли там пятен каких-либо и т.д.. Пятен вроде бы на трусах, видимых пятен, не было. По последней мере, зрительно. На брюках тоже, там флисовые брюки, плотные подобные, на них в принципе ничего не разглядишь. Тем паче, они сине-темного цвета, и те, и те. Потому как нам сообщили, так мы и смотрели. Зрительно не было видно
Алексей Навальный: Окей. Ясно. Отлично. Все, Константин Борисович, спасибо огромное, будем на связи, тогда буду обращаться еще.
Кудрявцев: Максим Сергеевич?
Алексей Навальный: Да?
Кудрявцев: Алле?
Алексей Навальный: Да-да-да.
Кудрявцев: А, простите, вопрос этот… а ничего, что мы с вами по обыкновенному телефону говорили?
Алексей Навальный: А-а, мы ничего этого не рассматривали особого. Это быстрее критическая положение дел, я считаю, ничего ужасного нет. Я согласовал с Богдановым, что я для вас буду звонить по этот связи.
Кудрявцев: А, скоординировали, да?
Алексей Навальный: Да, да. Отлично. Условились. Добро.
Кудрявцев: На связи тогда.
Алексей Навальный: Фортуны, пока.


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.