Доигрались

Почему после Чемпионат Мира 2018 года российский футбол попал в системный кризис

Доигрались

Провал, позор, трагедия – так российские поклонников спорта охарактеризовали выступление наших клубов в европейских кубках осенью 2020 года. «Зенит», «Локомотив» и ЦСКА без славы вылетели с последнего места в собственных группах, и лишь «Краснодар» за счет единственной победы вышел в весеннюю стадию Евролиги. Вряд ли данный итог можно назвать сенсацией, списав на ошибки в стратегии, физическую форму игроков и остальные сиюминутные обстоятельства. В 2018–2019 годах клубы из России тоже стали аутсайдерами собственных групп в Лиге чемпионов, а последний раз пробивались в playoff престижного соревнования 5 годов назад.

Системная причина в том, что российские клубы больше отстают от заграничных по футбольной капитализации – трансферной цены игроков. Как сообщили «Профилю» специалисты, увеличивать её российскому футболу не получается из-за отсталой финансовой модели: существуя в главном за муниципальный счет, клубы изолированы от мирового рынка и априори убыточны.

Игра с протянутой рукою

В 5 наисильнейших европейских чемпионатах (Великобритания, Испания, Германия, Италия, Франция) главной статьей дохода, приносящей 40–пятьдесят процентов клубного казны, сейчас являются телевизионные трансляции. По данным UEFA, средний британский клуб зарабатывает на продаже медийных прав 143 млн евро в год, испанский – 67 млн, германский – 60 млн, итальянский – 54 млн, французский – 31 млн. В данном контексте положение клубов из России смотрится незавидным. Доля доходов от телетрансляций в российском футболе в 10 раз менее, чем в наисильнейших лигах (четыре процента в 2018 году, согласно отчету UEFA). В главном бюджеты клубов формируются (пятьдесят восемь процентов от спонсорства + восемнадцать процентов «остальных доходов») за счет муниципальных субсидий, которым придан вид коммерческих договоров для соответствия формальностям денежного фэйр-плей.

Доигрались

©

«Это или невозвратные трансферты из казны, или средства государственных организаций, – объясняет бывший-агент Российского футбольного союза Олег Малежик. – Средства распределяются неравномерно, на базе личных пристрастий. Почему «Зенит» получает 200 млн евро от компании «Газпром»? Глава компании Алексей Миллер за него хворает. Если Миллер уйдет на пенсию, и «Газпром» возглавит, к примеру, Герман Греф, «Зенит» получит от силы миллионов 20. Касательно клубов из низших лиг, поддержка которых будто бы имеет социальную значимость, тоже ясно: для чего платить по 100 тысяч рублей за месяц игрокам, на игры которых ходит по 200 зрителей, в главном их дети и супруги? В чем полезность для общества?».

Долголетняя привычка к госфинансированию мешает развитию футбольной экономики, гласит Малежик. «У нашего футбола нет массовой аудитории, которая создает платежеспособный спрос, – признает специалист. – Потому платного ТВ и настоящего matchday в наиблежайшие 5–десять лет можно не ожидать. Мощным коммерческим партнерам неоткуда взяться, пока семьдесят процентов экономики прямо либо в некоторой степени сконцентрировано в руках страны. Продажа телетрансляций за границей? Формально ей занимаются, но доход маленький. Как досадно бы это не звучало, на мировом уровне наш футбол никому не увлекателен».

Доигрались

Статус «Зенита» как самого обеспеченного клуба специалисты разъясняют просто: руководитель компании «Газпром» Алексей Миллер лично хворает за петербургский клуб
Александр Демьянчук/СМИ

Штрафной удар по казне

До 2014 года эти трудности были не очень приметны, так как госкорпорации обеспечивали лидеров российского первенства щедро по мировым меркам. Но потом наш футбол попал в ножницы цен. Из-за девальвации рубля бюджеты в повторном подсчёте на евро свалились в два раза (а на футбольном рынке в данной валюте номинированы не лишь трансферы, да и заработной платы игроков), а европейские ценники добавочно «разогрелись» на 100–200%. Итог виден во время каждого трансферного окна. Например, которые минули летом «Зенит» издержал 32 млн евро на легионеров Ловрена и Вендела, ЦСКА вложил 29 млн евро в Эджуке, Гайча и Фукса. Это много: даже в успешные годы растраты наших клубов изредка превосходили 10 млн евро за игрока (другими словами, в рублях на данный момент израсходовано даже больше).

Однако сейчас игроков, «делающих разницу», за эти средства не приобрести. Например, в 2012 году «Зенит» дал 40 млн евро за Халка, главного нападающего сборной Бразилии. В 2019‑м в аналогичную сумму обошлась покупка другого бразильца Малкома – всего только подающего надежды запасного «Барселоны». В 2014 году «Спартак» уплатил 10 млн евро за Куинси Промеса, броского игрока сборной Голландии. В 2019‑м уже 18 миллионов ушли на другого голландца Гуса Тиля – юного, который способен, но еще себя не проявившего. Показательно, что даже в критериях всеобщей повышения общего уровня цен капитализация наших клубов за пару лет снизилась, и от европейских грандов они отстают уже не в два–3 раза, а в 7–10 раз.

Доигрались

В ноябре падение российского футбола признал обладатель «Спартака» Леонид Федун: «Европейские клубы можно поделить на 4 дивизиона. Клубы из первого дивизиона сейчас растрачивают выше 500 млн евро в год, из второго – больше 300 млн, из третьего – больше 200 млн, из 4-ого – 100 млн. Ранее российские команды были во 2-ой группе, а на данный момент скатились в четвертую. В подобном положении волшебства если и бывают, то изредка».

В текущем розыгрыше Лиги чемпионов разрыв меж топ-клубами и аутсайдерами возрос еще посильнее по причине масштабной эпидемии коронавирусной инфекции, которая сломала обычный футбольный календарь. Летний отдых меж прошедшим и сегодняшним сезонами оказался для клубов из России не по привычке маленьким – 15 дней, в 3–4 раза менее, чем в остальных лигах. Притом, российское первенство 2020/21, который стартовал на месяц позднее обыденного, проводят по самому твердому графику на материке (европейские лиги перенесли часть игр на зиму, а у нас этот возможности нет). Более перегрузки – больше травм, означает необходим высококачественный запас. Однако лишь европейским грандам по карману содержать два равноценных состава. В октябре, когда игроки «Зенита», «Локомотива» и «Краснодара» начали «ломаться» один за одним, наставникам пришлось кидать в бой необстрелянную молодежь. Тут-то все и отважилось.

Здравствуй, Лига конференций

В 2007–2009 и 2016–2018 годах Российская Федерация поднималась на шестую строку в рейтинговом списке государственных федераций UEFA, который составляется по итогам выступления государства в европейских кубках за прошлые 5 лет. Периодически мы даже рассчитывали на то, чтоб опередить Францию, войдя в пятерку наисильнейших лиг. Но то была иллюзия благополучия, которая создается «золотым дождиком» государственных корпораций. Финансовый базис российского футбола – один из слабейших в числе топ‑20 лиг: в Турции в 10 раз выше прибыль от телетрансляций, в Голландии в три раза больше приносит matchday и т.д..

В прошедшем сезоне Российская Федерация уступила шестое место в рейтинговом списке Португалии, а, судя по текущим темпам набора очков, испытывает судьбу пропустить вперед Голландию, Бельгию и Австрию. Выпав из первой 10-ки, мы фактически лишимся возможности делегировать клубы в Лигу чемпионов. Кроме того, практически труднодоступным окажется и 2-ой по значимости турнир – Лига Европы. Со последующего года UEFA выселит «слабаков» в новый еврокубок – Лигу конференций. Главную массу участвующих там составят команды из Сербии, Словакии, Кипра, Израиля, Болгарии, Румынии и т.д., минимум две квоты получит и Российская Федерация.

«Если наши команды будут в главном выступать в Лиге конференций, это станет мощным ударом по возможностям привлечения игроков в российское первенство. Призовые в новом состязании будут символическими, а на данный момент десять процентов бюджетов клубы из России получают за игру в Лиге чемпионов и Лиге Европы. Следовательно, мы лишимся 40-50 млн евро в год», – предсказывает специалист по спортивному руководству, исполнительный руководитель столичного «Локомотива» в 2016–2019 годах Алексей Киричек.

«Состязания низшего уровня необходимы лишь UEFA. С денежной точки зрения клубам стоит принимать участие в Лиге чемпионов. Все другое – инерция, дань традиции. Будущая Лига конференций – очередной турнир, на который придется летать по всей Европе, растрачивать ресурсы, здоровье игроков, не получая взамен в соизмеримом объеме ни средств, ни престижа», – констатирует глава Интернациональной школы спортивного руководства МИРБИС Максим Белицкий.

Чемпионат для собственных

При этом, сопоставляя уровень богатства клубов с их фуррорами на поле, следует воздержаться от фаталистической позиции. Ведь футбол – это соревнование, в нем нет места предопределенности. Постоянно можно распорядиться средствами продуктивнее соперников. В данном смысле примером для Российской Федерации должны стать европейские клубы, которые обладают похожими возможностями, считает Алексей Киричек.

«В последние несколько лет европейские клубы средней руки тоже начали заниматься бизнес-экспансией на глобальном уровне. К примеру, на недавнем World Football Summit испанская «Сельта» получила приз в категории «Наилучшая интернациональная стратегия»: клуб открыл больше 10-ка академий по всему миру, повысив известность бренда в США, Азии, Южной Америке. Загребское «Динамо» тоже открывает детские академии в Штатах в расчете на эмигрировавших туда хорватов. Это вопрос не ресурсов, а стратегического видения и поиска рыночных ниш. Касательно трансферов, то необходимо поучиться у португальских и голландских клубов, умудряющихся брать игроков за малые суммы, развивать их, а позже продавать дороже. Не «сколько у нас средств», а «как мы их тратим» – так необходимо ставить вопрос. На данный момент траты наших клубов не ведут к созданию дополнительной цены. Малком стоил на Transfermarkt 40 млн евро, «Зенит» столько за него и заплатил. В чем продуктивность руководства?» – анализирует специалист.

Олег Малежик разъясняет низкую отдачу от вложенных средств принадлежностью клубов из России к государственному сектору. «Чтоб стать игроком, наставником либо арбитром, необходимо отучиться в академии, пройти лицензирование, удостоверять квалификацию и т.д., – гласит он. – А чтоб стать гендиректором клуба, нужно просто быть другом главу региона либо человеком системы. восемьдесят процентов наших футбольных деятелей – случайные люди, которые никакого отношения к футболу не имеют. Отсюда необычные назначения наставников, непонятная селекция, отсутствие маркетинга и т.д.. Российский футбол – ветвь размером в 10-ки млрд рублей в год. Выищите, имеется ли на online-биржах труда объявления о поиске кадров в наши клубы? Может быть, отыскивают массажистов, который обслуживает персонал, но никогда не будет вакансии на руководящую пост. Это рынок, на котором не необходимы наилучшие. Необходимы свои».

Дополнительной «гирей» на ногах российского футбола является предел на легионеров, отчасти изолировавший наш рынок от мирового. Клубы изредка могут дозволить для себя бизнес-проекты по «выращиванию» выгодных на рынке юных иноземцев. Легионерских мест в составе чуть хватает на срочное усиление опытнейшеми бойцами, списанными из наисильнейших лиг: перепродать их уже нереально. Во‑вторых, предел не даёт сделать устойчивый экспорт доморощенных игроков: «паспортисты» – очень редчайший продукт, чтоб расставаться с ним добровольно. У самих же граждан России высочайшие заработной платы очевидно отбивают охоту находить счастья за границей.

Предел критикуют со всех сторон, но никто не решается его отменить: за последовательное снижение количества иноземцев высказывался лично глава Российской Федерации Владимир Путин. В этом году порядок ужесточен снова: легионерам оставили всего 8 мест в заявке клуба. В конечном итоге «Зенит», «Краснодар» и «Локомотив» вошли в пятерку команд Лиги чемпионов с минимальным числом зарубежных игроков.

«Ничего неплохого из данного не вышло: как 2-3 легионера выбывали из-за травм, наша команда теряла конкурентоспособность, – комментирует Малежик. – В общем предел очевидно нанес вред российскому футболу: конкурентной борьбы нет, молодежь не вырастает, сборная и клубы катятся вниз. Жалко, что наследство мирового первенства 2018 года мы пускаем по ветру. Ранее числилось, что нашему футболу мешают убогие занесенные снегом стадионы. Сейчас же по комплексу инфраструктурных объектов мы одни из наилучших в мире, а перспектив совершенно не видно».

Иван Дмитриенко


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.