Как проповедники с Близкого Востока и эмиссары из Чеченской республики запустили в Республике Казахстан долгую волну террористических актов с десятками погибших

Как проповедники с Близкого Востока и эмиссары из Чеченской республики запустили в Республике Казахстан долгую волну террористических актов с десятками погибших

Как проповедники с Близкого Востока и эмиссары из Чеченской республики запустили в Республике Казахстан долгую волну террористических актов с десятками погибших

На текущей неделе исполнилось десять лет с начала первых больших атак террористов в Республике Казахстан — наиблежайшей и наикрупнейшей по протяженности общей границы с Российской Федерацией стране. Всего в республике прошло две волны террористических актов, в которых погибло приблизительно 100 человек, в том числе самих боевиков.

И однако существенная их часть совершалась по религиозным мотивам, неверные деяния властей и спецподразделений, привевш?? к их началу, повторяют сотрудники правоохранительных органов не лишь в Республике Казахстан, да и в Российской Федерации, и в остальных примыкающих государствах. «Новая газета» ведает, к чему это приводит.

53-летний реставратор мебели гражданин России Руслан Исаев, который снимал квартиру в самом центре Алматы, был чрезвычайно неловким соседом для жителей престижного комплекса «Бухар Жырау Тауэрс». В общедомовой чат в ВатсАпп он писал большие сведения о «шайтанах»; дети во дворе шарахались от него, так как Исаев пробовал запретить им находиться на игровой площадке; консьержки сетовали, что неспокойный жилец плюет им в лица. Участковый был в курсе, но особенных мер не принял даже тогда, когда Исаев начал стрелять из ружья на лестничной площадке. Кульминация наступила в полдень 24 апреля: Исаев поругался с сторожем жилого комплекса из-за стоящих в подъезде диванов, выстрелил ему в ногу, а позже устроил баррикаду в квартире на 16-м этаже и 8 часов палил в сторону лестничной площадки в сотрудников полиции, служащих прокуратуры и своих знакомых, которых очень срочно пригнали на переговоры. 

Как проповедники с Близкого Востока и эмиссары из Чеченской республики запустили в Республике Казахстан долгую волну террористических актов с десятками погибших

Плакат с надписью «Власть Сотаны», вывешенный Русланом Исаевым на здании ЖК «Бухар Жырау тауэрс». Фото: inbusiness.kz 

То, что больше пострадавших не было, быстрее везение и «награда» самого стрелка, чем показатель мастерства казахстанских спецподразделений. Сотрудники правоохранительных органов неудачно провели переговоры с Исаевым, который вприбавок к выстрелам вывесил на всеобщее обозрение из окна самодельный плакат с надписью «Власть Сотаны». Лишь к 8-ми часам вечера сотрудники правоохранительных органов начали мыслить о штурме квартиры. Однако и он не пригодился: Исаев для чего-то вылез через окно — и по прошествии нескольких мгновений врачи у подъезда зафиксировали его погибель от бессчетных травм.

В казахстанских средства массовой информации после окончания этих драматических событий начали предъявлять претензии сотрудникам правоохранительных органов, которые проводили операцию по обезвреживанию Исаева, также задавать им неловкие вопросы.

  • Откуда у гражданина Рф с очевидными трудностями с духовным здоровьем взялось орудие в Республике Казахстан?
  • Почему на его поведение не отреагировал участковый?
  • Почему человек, который состоял на учете как «лицо, которое прибыло из жарких точек» (значит Северный Кавказ) не находился под контролем Комитета государственной безопасности?

Последний вопрос в принципе вряд ли не важнейший: Исаев 4 года назад проходил в качестве обвиняемого по расследованию о похищении своего отца, и в котором статусе он приехал по рабочей визе в Казахстан — не чрезвычайно ясно до настоящего времени. За регистрацию Исаева на территории государства отвечает миграционная милиция, но пограничные службы курирует КНБ. На месте перестрелки представители КНБ в официальном порядке не появлялись, общественных заявлений позднее не делали и в принципе сделали вид, что ничего не случилось. 

Как проповедники с Близкого Востока и эмиссары из Чеченской республики запустили в Республике Казахстан долгую волну террористических актов с десятками погибших

Руслан Исаев около будки сторожа ЖК «Бухар Жырау тауэрс». Снимок экрана с видео 

А еще казахстанские репортеры назвали Исаева «алматинским стрелком». Звучит симптоматично, ведь в истории города уже был один «алматинский стрелок», куда больше кровавый: в 2016 году Руслан Кулекбаев убил примерно 10 человек, просто передвигаясь по городу и стреляя во всех попорядку. До возникновения Руслана Исаева история Кулекбаева была финишным аккордом вереницы кровавых террористических актов на территории всего Казахстана. С 2011 по 2016 год религиозный терроризм в республике стал неувязкой №1 — но история с мебельщиком Исаевым указывает, что никаких уроков казахстанские власти и казахстанское общество себе не вынесли. Частично из-за вала остальных внутренних вопросов, но в главном поэтому, что трудно для себя признаться в таком числе одичавших просчетов, из-за которых и началась эра террористической деятельности в государстве.

Специальные корреспонденты «Новой» вернули цепочку неправильных решений сотрудников правоохранительных органов и властей Казахстана, после которых государство заполыхала. Существенную долю схожих действий совершает на данный момент и Российская Федерация. 

О ЧЕМ ДАННЫЙ ТЕКСТ. КРАТКО

Это чрезвычайно длиннющий текст, из которого вы узнаете:

– как сотрудники правоохранительных органов длительное время не желали признавать, что взрывы в Республике Казахстан являются террористическими актами;

– как режим поначалу запустил на территорию государства уполномоченных лиц экстремистских организаций, а позже, зажав представителей оппозиции, выжал под их воздействие колеблющихся людей;

– как боевики из Северного Кавказа распространили свое воздействие на приграничные с Российской Федерацией регионы Казахстана;

– как самоуверенность спецподразделений в своей непогрешимости привела к их невозможности противодействовать одному приготовленному боевику;

– как упала мысль перевести экстремистов в «официальный ислам»;

– как перевоплощение спецподразделений в политический сыск и деградация политической системы сделали сотрудников правоохранительных органов беззащитными даже перед обыкновенными преступниками. 

Как проповедники с Близкого Востока и эмиссары из Чеченской республики запустили в Республике Казахстан долгую волну террористических актов с десятками погибших

Рахимжан Макатов. Фото: wikimedia 

Рванули

В первый раз слово «террористический акт» звучно прозвучало в Республике Казахстан 17 мая 2011 года. В сей день победитель музыкального конкурса «Жас Канат» (аналог «Новой волны») 25-летний Рахимжан Макатов зашел на проходную департамента КНБ по Актюбинской области и попробовал прорваться вовнутрь строения. Когда это у него не вышло, Макатов привел в действие бомба, погибнув при всем этом сам и ранив троих. При этом, слово «террористический акт» как прозвучало, так и пропало: первой реакцией официальных властей Казахстана стала общественная подмена «террористического акта» на «самоподрыв». Макатов, как считают следственные органы, таким образом «пробовал недопустить уголовного наказания» за организацию преступных групп.

Ровно через неделю рядом со процессуальным изолятором ДКНБ г. Астана (на данный момент столица Казахстана переименована в Нур-Султан) взорвалась красная «Audi-100» с 2-мя людьми снутри. Согласно некоторых сведений, ранее в данный изолятор привезли подозреваемых в отношении к взрыву в Актобе неделей до этого. В официальной версии такие сведения отсутствовала: по словам уполномоченных лиц МВД, «предпосылкой смерти неустановленных лиц явился самопроизвольный взрыв безоболочного взрывчатого вещества без поражающей внутренности», имелся в виду газ: почти все авто в Республике Казахстан переоборудуют под газовое горючее, так как это дешевле. Однако взрыв был этот силы, что, согласно мнению местного населения, части тел жертв разбросало в различные стороны, «с крыши доставали последние куски, тротуар с иной стороны дома весь был усыпан [маленькими кусками тел людей]»; некоторые части будто бы даже залетели в окно второго этажа в комнату, где находился небольшой ребенок.  

Как проповедники с Близкого Востока и эмиссары из Чеченской республики запустили в Республике Казахстан долгую волну террористических актов с десятками погибших

Кровавое место взрыва, где лежала часть тела умершего. Астана, 24 мая 2011 года. Фото: Светлана Глушкова / RFE/RL 

На месте случившегося были найдены документы 2-ух мужчин с очевидно «невосточными» именами — Дмитрий Кельплер и Иван Черемухин. Это стало одним из оснований для утверждения про то, что не говорится о террористическом акте. Позже стало известно, что Черемухина в автомобиле не было (он не согласился говорить с «Новой»), зато былрусский мусульманин Сергей Подкосов. Подкосов транспортировал взрывчатку, которая сдетонировала ранее времени, а Дмитрий Кельплер, может быть, оказался случайной жертвой: он таксовал и не знал, какой груз везет его пассажир. Однако это установили позднее, а в то время возобладала логика «нет жертв в числе сотрудников правоохранительных органов — нет и террористического акта». 

Далее терроризм в Республике Казахстан как явление опровергать стало совершенно трудно. 

В июне месяце — начале июля 2011 года в республике произошла 1-ая широкомасштабная спецоперация. 28 июня в Темирском районе Актюбинской области сотрудники правоохранительных органов задержали обитателя поселка Шубарши Талгата Шаканова, в его машине обнаружили несколько ружей, «Сайгу» и радикальную литературу. Шаканова выслали в ИВС, а через двое суток его подельники расстреляли автомобиль полиции (погибли два сержанта). Было установлено, что в населенном пункте Шубарши действует маленькая мусульманская община радикально настроенных людей (боевиками их назовут несколько позднее): их нападение на сотрудников полиции было ответом на задержание Шаканова и, возможно, на погибель собственного лидера Азамата Каримбаева, умершего в местах заключения накануне этого. 

На розыск стрелявших подняли весь состав местных сотрудников правоохранительных органов, но в вооруженном столкновении сотрудников полиции с правонарушителями преступники завоевали победу, убив в процессе боя 1-го из бойцов спецназа. 

Тогда в Шубарши пришлось подтягивать внутренние силы, бронетехнику и вертолеты. Специальная операция завершилась 8 июля боем в примыкающем поселке Кенкияк: умер очередной боец спецназа, с иной стороны было убито девять человек.

Однако даже эту специальную операцию с участием армии правоохранительные органы в официальном порядке называли борьбой с «криминалитетом». Сломались генералы лишь осенью 2011 года, когда в городе Атырау на западе государства с различием в пару минут взорвались две бомбы: одна — у областной прокуратуры, иная — у областного акимата. Одна из бомб уничтожила Бауыржана Султангалиева — боевика террористической группировки, который её устанавливал: детонатор сработал ранее времени. Сотрудники правоохранительных органов оперативно задержали подельников Султангалиева, и те подтвердили, что сделали свое экстремистское общество еще в 2009 году под воздействием проповедей командующего полевым отрядом с Северного Кавказа Саида Бурятского. 

Как проповедники с Близкого Востока и эмиссары из Чеченской республики запустили в Республике Казахстан долгую волну террористических актов с десятками погибших

Место, где подорвался Бауыржан Султангалиев. Атырау, 2011 год. Фото: Рауль Упоров / uralskweek.kz 

Более молчать про то, что в Республике Казахстан вовсю действуют боевики террористической группировки, было не под силу даже спецподразделениям. Однако почему все они это время так страшились называть вещи своими именами? 

Запустили

Чтоб ответить на данный вопрос, необходимо перенестись в Казахстан девяностых годов. Юное независимое правительство, средств нет, возможности неясны. В таковых критериях часть юных людей решила не ожидать у Каспийского моря погоды, а поехать получать новые познания за границами республики. Трудность появилась с теми, кто, в отличие от собственных ровесников, поехал не на Запад, а на Восток.

— Наше правительство никак не держало под контролем, кто, куда и для чего движется. А почти все уехали обучаться в религиозных учреждениях в подобные государства, как Саудовская Аравия, Пакистан и Египет. Некоторые из них уже тогда были центрами размещения больших радикальных и экстремистских группировок. Мы с сотрудниками задумались про то, что будет, когда все эти «учащиеся» возвратятся домой, — ведает Досым Сатпаев, руководитель Группы оценки рисков и один из первых профессионалов в Республике Казахстан, кто заговорил в те времена о риске религиозного террористической деятельности в республике. 

Как проповедники с Близкого Востока и эмиссары из Чеченской республики запустили в Республике Казахстан долгую волну террористических актов с десятками погибших

Досым Сатпаев. Фото: islam.kz  

Пока неокрепшие разумы юных казахстанцев уходили на экспорт в исламские государства, происходил оборотный процесс: в республику «импортировались» большие религиозные объединения вроде «Хизб ут-Тахрир» (организация признана террористической и незаконна на территории РФ) и «Таблиги Джамаат» (организация признана террористической и незаконна на территории РФ). Формально они регились как образовательные центры, целью которых безвредно называлось повышение роли ислама в жизни общества. Так как подобные же центры создавались и в примыкающих республиках (а в некоторых из них «Таблиги Джамаат» и совсем некоторый период открыто сотрудничала с региональными властными структурами), спецподразделения Казахстана смотрели на происходящее через пальцы, а предупреждающие о возможной угрозы этих компаний работы профессионалов вызывали у них «раздражение».

Смена отношения к неконтролируемым религиозным деятелям произошла в 1999 году после Баткенских событий, когда боевики Исламского движения Узбекистана (организация признана террористической и незаконна на территории РФ), подпитываемые «Аль-Каидой» (организация признана террористической и незаконна на территории РФ), пробовали прорваться через Ферганскую равнину на территорию Узбекистана через Кыргызстан. Для нейтрализации боевиков Кыргызстану пришлось завлекать армии нескольких государств, в том числе российскую. Казахстана это впрямую не задело, но власти республики сообразили, что государство просто может стать последующей мишенью сторонников радикального ислама.

На стыке столетий в религиозной жизни республики начался новый шаг, который Досым Сатпаев называет «казахстанское содержание». Учившиеся за рубежом в духовных учреждениях юные люди начали ворачиваться в Казахстан и объединяться по интересам с уже существующими «просветительскими центрами». После этого «просветительство» приобретало остальные объемы, ложась на благодатную почву.

— Когда в Казахстан начали ворачиваться учащиеся, положение дел стала равномерно накаляться. В это время происходил общественно-финансовый транзит: люди нищали, происходило поэтапное умирание городов, были огромные трудности в поселках, не хватало средств на выплаты заработных плат. И здесь сообщили о для себя религиозные структуры, которые постулировали два принципа: ислам, который есть в Республике Казахстан, — неверный, должен быть незапятнанный и по нормам шариатского права, другими словами больше добросовестная и честная жизнь, чем то, что дает работающая власть; а все, кто с этим не согласен, действуют наперекор Аллаху. Это проповедование легло на чрезвычайно комфортную социальную почву, — разъясняет руководитель Казахстанского интернационального бюро по гражданским правам Евгений Жовтис, который уже начиная с нулевых интенсивно защищает людей, которые преследуются страной по религиозным мотивам. 

Как проповедники с Близкого Востока и эмиссары из Чеченской республики запустили в Республике Казахстан долгую волну террористических актов с десятками погибших

Террористический акт 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке. Фото: Universal History Archive / Universal Images Group via Getty Images 

Другими словами, разочаровавшимся казахстанцам из соц низов была предложена понятная и обычная альтернатива. Так как до тучных времен больших цен на углеводороды было еще далековато, в идейном плане власти Казахстана в очах бедных слоев жителей смотрелись слабее религиозных эмиссаров. 

Главная ошибка властей в это время заключалась в том, что они даже не попробовали вступить в идейную борьбу с религиозными проповедниками, а сходу достали кнут. 

Как раз кстати для казахстанских сотрудников правоохранительных органов случилась атака боевиков 11 сентября 2001 года на башни-близнецы в Нью-Йорке — и под предлогом противодействия террористической угрозе они начали закручивать гайки. Поначалу задержания за религиозный экстремизм были точечными и в главном сосредотачивались в южной части республики (в особенности в Шымкенте, который граничит с Узбекистаном), но позже опыт карательного давления на религиозных активных участников признали удачным и перенесен на всю государство.

На данном шаге число неверных действий власти увеличилось неоднократно. Объединенное управление Государственного противотеррористического центра, который был создан в 2003 году, отдало команду задерживать и отправлять в тюрьмы всех, у кого находилась религиозная литература, не входящая в список в официальном порядке допустимой в государстве. Начали сажать тех, кто хоть как-то оправдывал «Хизб ут-Тахрир» — и это при условии, что её деятельность в то время запрещена в Республике Казахстан не была. Обитателя Кентау Вадима Берестова в январе 2005 года осудили на один год тюрьмы за статью в шымкентской прессе «Рабат», в какой он опровергал причастность «Хизб ут-Тахрир» к взрывам в примыкающем Узбекистане. Через двое суток после оглашения вердикта Берестову у центральной мечети Алматы приблизительно 40 человек вышли на акцию протеста. Число арестованных и осужденных за изготовка и хранение литературы и листовок стало измеряться десятками, а сроки заключения начали расти. 

Как проповедники с Близкого Востока и эмиссары из Чеченской республики запустили в Республике Казахстан долгую волну террористических актов с десятками погибших

Евгений Жовтис. Фото: acca.media 

— Однако это казахское общество, в каком у человека постоянно много родни, а она видит очевидную несправедливость по отношению к собственному близкому. Все эти семейные «ячейки» начали радикализироваться по отношению к работающей власти и правоохранительным органам, — гласит Евгений Жовтис.

В итоге, сотрудники правоохранительных органов своими руками закладывали мины медленного действия по стране. Сажая без разбора всех попорядку, спецподразделения, сами того не хотя, сделали в колониях на территории всего государства ячейки по приготовлению религиозных экстремистов. Евгений Жовтис, который попал в тюрьму после смертельного наезда на человека, вспоминает, как сталкивался в колонии с проповедниками, некоторые из которых сели в тюрьму уже преднамеренно, чтоб вербовать приверженцев: «Я со своими объяснениями проиграл им в одну калитку: они еще неоспоримее для тех, кто посиживает». 

Почему сотрудники правоохранительных органов этого не замечали либо думали, что все у них под контролем? Предпосылки две — самоуверенность и неграмотность. 

Посреди нулевых гайки в республике начали закручиваться не лишь в религиозной сфере, да и в сфере НКО и оппозиции (спецподразделения не чурались даже звучных убийств: самое популярное — убийство головного представителя оппозиции государства Алтынбека Сарсенбаева в зимнюю пору 2006 года). Но на поверку это отдало прямо обратный эффект: как подчеркивает Евгений Жовтис, власти сами выжали людей в сферу религиозного радикализма, где их взяли в оборот приготовленные проповедники. Неграмотность же заключалась в стремлении причесать всех религиозных деятелей под одну гребенку. 

Как проповедники с Близкого Востока и эмиссары из Чеченской республики запустили в Республике Казахстан долгую волну террористических актов с десятками погибших

Тела убитого представителя оппозиции Алтынбека Сарсенбаева, его помощников Василия Журавлева и Бауыржана Байбосына, которые были найдены около поселка Коктобе по близости Алматы 13 февраля 2006 года. Фото из книжки Рахата Алиева «Крестный тесть». 

— Если вы боретесь с противником, вы должны осознавать его логику. Когда вы сводите все деяния религиозных групп только к криминалу, вы сами ограничиваете способы и методы работы сотрудников правоохранительных органов. В Республике Казахстан длительное время никто не готовил спецподразделения к идейной борьбе против религиозных радикалов. Демонстративная деталь: длительное время не было даже профессионалов по работе с религиозными текстами на арабском языке. Работали с переводной литературой, а ведь при всем этом пропадает огромное количество маленьких аспектов. Ну и аналитическая работа была поставлена плохо, — перечисляет руководитель Группы оценки рисков Досым Сатпаев.

Уверенность в том, что у них все религиозные члены радикальных групп под контролем, повлекла то, что сотрудники правоохранительных органов допустили в 2011 году террористические акты в Актобе, Атырау и Таразе. При этом 1-ый удар они пропустили совсем с иной стороны, не с Востока: эту опасность спецподразделения очевидно недостаточно оценили. 

Проморгали

В апреле 2008 года корреспондент провластной казахстанской газеты «Литер» Аскар Джалдинов написал статью под заглавием «Они идут на Север» — про то, что республика испытывает судьбу стать коридором для боевиков, двигающихся из Центральной Азии и Афганистана в сторону Рф, в том числе в Субъект Урала. В собственном материале Джалдинов ссылался на обращения действовавшего тогда руководителя ФСБ Николая Патрушева и осторожно хвалил свои органы государственной безопасности за попытку «натренировать свои мускулы». «Часто ведутся солидарные антитеррористические учения, где разрабатываются планы реагирования на разные террористические акты. За прошедшие 2 года были проведены три межгосударственных учения в рамках СНГ и ШОС, 19 учений республиканского уровня и 96 учений в регионах. (…) В порядке судебного производства на территории республики запрещена деятельность 14 заграничных террористических и одной радикальной группировки. Издано свыше 30 законодательных актов муниципального и междуведомственного характера, которые регламентируют единый подход к организации противотеррористической работы», — писал Джалдинов. 

Как проповедники с Близкого Востока и эмиссары из Чеченской республики запустили в Республике Казахстан долгую волну террористических актов с десятками погибших

Аскар Джалдинов. Фото: facebook.com 

Невзирая на слог статьи, на последующий день, вспоминает корреспондент, к нему «пришла контрразведка».

— Они целый месяц истязали меня вопросами, откуда я взял такие сведения. Однако ведь были общественные отчеты ФСБ о канале трафика боевиков из Азии в Российскую Федерацию и Европу. Чрезвычайно демонстративный момент: я просто открыл все свои источники на мониторе — перечень на публике доступных веб-сайтов, — дескать, читайте, ребята. Обязана же быть у вас своя аналитическая служба! — гласит «Новой» Джалдинов.

Спецподразделения в конечном итоге от корреспондента отстали, но чего в материале точно не было (и на что, может, стоило направить внимание сотрудникам правоохранительных органов) — так это информация о том, что канал работает и в оборотную сторону. Боевики с Северного Кавказа — прежде всего из Чеченской республики — поехали в Центральную Азию находить новых рекрутов. Казахстан с наслаждением отозвался на данный призыв.

Главную скрипку в данном «оргнаборе» играл убитый в 2010 году полевой глава Александр Тихомиров, больше узнаваемый как Саид Бурятский. Он открыто призывал к джихаду, приводя в качестве примера вояки, которому «раскрылись глаза», самого себя — с этим аргументом Бурятский поехалпо приграничным районам Казахстана. 

— Его проповеди были походят на гастроли Киркорова: в мечетях людей набивалось под завязку — от пожилых людей до детишек из старшей группы детского садика. Он взращивал в людях это чувство [религиозного радикализма], и это в конечном итоге все и подорвало,— гласит Аскар Джалдинов. 

Свою цель Бурятский мог считать удачной: в 2008–2009 годах из Атырауской и Актюбинской областей на Кавказ десятками двигались юные люди, чтоб поучаствовать в «священной войне». В июле 2009 года в Махачкале была уничтожена группа боевиков, пятеро из которых оказались гражданами Казахстана. Некоторый период воодушевленным проповедями Бурятского юным казахам ставили заслон на границе, а позже, когда их число стало зашкаливать, приверженцев кавказского боевика в республике начали сажать на долгие сроки — в среднем на 6–восемь лет заключения. При всем этом спецподразделения никогда не давали ответа возмущенным родным осужденных, как в принципе Саид Бурятский сумел расслабленно разъезжать по всему Казахстану? 

Как проповедники с Близкого Востока и эмиссары из Чеченской республики запустили в Республике Казахстан долгую волну террористических актов с десятками погибших

Саид Бурятский

Ответов тут, вероятно, два. Во-1-х, свободное перемещение Бурятского по западу Казахстана быть может соединено с фигурой Аслана Мусина — экс-руководителя администрации президента Назарбаева, который длительное время держал под контролем Актюбинскую и Атыраускую области (он сам родом из этих мест). Перед Мусиным была установлена цель не допустить разгула «местного сепаратизма», но, как и во всей стране, зажим политических свобод привел к выдавливанию колеблющихся несогласных в религию. А также, сын Аслана Мусина Асылбек сам являлся глубоко религиозным человеком (его называют основоположником секты коранитов в Республике Казахстан) и даже выступал с лекциями на темы религии перед работниками КНБ. Асылбек Мусин умер в Риге в декабре 2017 года, но конкретно при кураторстве региона его папой религиозный экстремизм достиг высшей своей точки.

2-ая причина, почему Саид Бурятский и его «учение» просто зашли на территорию Казахстана, еще легче: сотрудники правоохранительных органов, разумеется, думали, что их карательного контроля над сторонниками радикальных религиозных течений будет довольно. Данная самоуверенность недешево стоила спецподразделениям, ведь 1-ые террористические акты, которые случаются в Актобе, как раз и были направлены против сотрудников правоохранительных органов.

Рахимжан Макатов, который взорвал себя на проходной актюбинского КНБ, был даровитым домбристом, папой 3-х дочерей, но не согласился от светской жизни, связавшись со знакомыми собственной супруги, переманивш?? его на сторону «джихада». Группировка «Ассистенты религии» («Ансар Удин»), в какой состоял Макатов, обязана была двигаться в Республика Дагестан устраивать террористические акты против российских сотрудников правоохранительных органов, но задержалась потому, что их проводника на Кавказе уничтожили в итоге специальной операции. В это время казахстанские сотрудники правоохранительных органов накрыли всю группировку — а Рахимжана Макатова отпустили. Может быть, из-за его незаметного и умеренного вида, однако, как позже выяснится, в «Ансар Удин» Макатов являлся правой рукою её лидера — самоназванного «эмира» Есета Махуова. Может быть, потому, что на первых допросах после задержания Макатов показал готовность к взаимодействию — а позже пришел мстить за собственных (по мнению сотрудников правоохранительных органов, Макатов подорвал сам себя, так как посчитал свои деяния «предательством» по отношению к «братьям»). 

Война с религиозным терроризмом на западе Казахстана проводилась все лето 2011 года. Стали ли сотрудники правоохранительных органов в остальных регионах еще больше аккуратными по отношению к тем радикалам, о которых они знали? Вроде бы не так. 

Провалились

Субботним утром 12 ноября 2011 года в городе Тараз на юге Казахстана житель города Максат Кариев в форме работника телефонной компании вышел из дома и сел в машину знакомого водителя такси, где его уже ожидали двое друзей. Вместе они доехали до гаражного кооператива «Химик», где загрузили в машину нужные для будущей работы инструменты. Потом Кариев с товарищами связал водителя такси — тот, правда, сопротивления не оказывал, — сел в машину и поехал в охотничий магазин «Маке и К» в центре города, в 200 метрах от отдела милиции. В магазин Кариев вместе с взятыми из машинки инструментами зашел ровно в 11 утра.  

Как проповедники с Близкого Востока и эмиссары из Чеченской республики запустили в Республике Казахстан долгую волну террористических актов с десятками погибших

Тело Максата Кариева, 2011 год. Фото: Гульжан Асанова / rikatv.kz

 На протяжении последующих 112 минут Максат Кариев захватил орудие в магазине, убив 2-ух гостей, проехал практически через весь город, выстрелил в помещение местного КНБ из гранатомета, расстрелял несколько сотрудников полиции патрулей, несколько непредвиденных водителей, а позже вступил в пистолетную дуэль с капитаном милиции Газизом Байтасовым около строения администрации области и привел в действие гранату РГД. 

Байтасов накрыл его своим телом и не дал возможность погибнуть невольным свидетелям ценой собственной жизни. Всего Кариев убил восьмерых (включая самого себя) и ранил четырех.

Похождения «таразского стрелка», как его сходу окрестили репортеры, стали кульминацией провального для спецподразделений 2011 года. Кариев, который отслужил в армии, числился наилучшим стрелком в части, а после демобилизации чрезвычайно стремительно попал под воздействие эмиссаров быстро набирающей воздействие религиозной силы — салафизма (самая ровная интернациональная организация, сплетенная с казахстанским салафизмом, — это «Аль-Каида»). Вместе с подельниками Кариев выдумал большой план по нападению на органы государственной власти и правоохранительные органы Тараза, сумел раздобыть большое число орудия (те же «инструменты» из гаража) и замаскироваться так, чтоб его длительное время не сумели вычислить на улице.

При всем этом КНБ знал о его передвижениях: за домом Кариева повсевременно наблюдали два работника государственной безопасности, так как бывший военный издавна состоял на учете у спецподразделений как «склонный к джихадизму». «Таразскому стрелку» довольно было просто переодеться, чтоб они его упустили, а во время собственного нападения на город Кариев специально заехал в собственный двор и расстрелял чекистов в упор, они даже не успели ничего осознать. Кроме того, если б не геройский подвиг капитана Байтасова, непонятно, как много бы еще Кариев ходил по городу: его перемещения сотрудники правоохранительных органов выслеживали по видеокамерам, но в драках с представителями правоохранительных органов «таразский стрелок» безизбежно выходил победителем. Он расстрелял три патруля, также конный, который вышел против человека с автоматом вооруженным лишь дубинками. Непременно, Кариев был самым приготовленным боевиком из всех, кто встречался спецподразделениям Казахстана в 2011 году, но он шел по городу один — а деяния сотрудников полиции были походят на сумбур. 

Как проповедники с Близкого Востока и эмиссары из Чеченской республики запустили в Республике Казахстан долгую волну террористических актов с десятками погибших

Мемориал капитану Газизу Байстасову, который закрыл своим телом Кариева во время взрыва. Фото: Анатолий Ремнев / yvi.kz

— У сотрудников правоохранительных органов, как у спасателей, есть свои условные показатели по тренировочным занятиям в ситуациях завышенной боевой готовности. Ранее было так: опергруппа обязана непременно отрабатывать тактические деяния по 2-3 часа в день. На данный момент все эти тренировочного занятия проводятся для проформы: у сотрудников полиции большое количество иных дел, а позже, сотрудников правоохранительных органов нередко дергают на недопущение всяких митингов, а это отбирает время на подготовку и совсем сбивает профессионализм сотрудников полиции, — разъясняет полковник КНБ в отставке, который был работник отделения «Альфа» Арат Нарманбетов.

Трудность к тому же в том, что работники КНБ и сил спецназначения еще как-то представляют для себя способы борьбы с приготовленными боевиками — а сотрудники правоохранительных органов действовали не по инструкциям, а по наитию. Однако и к подготовке сил спецназначения тоже масса претензий: опрошенные «Новой» специалисты поясняют, что главные антитеррористические учения сотрудников правоохранительных органов ранее почаще всего проходили не в критериях города, а на полигонах, потому, когда что-то бывало, и сотрудники правоохранительных органов, и бойцы спецназа иногда терялись.

Апогея эта положение дел достигнет в 2016 году при задержании «алматинского стрелка» Руслана Кулекбаева (см. ниже), а война с терроризмом в 2011 году завершилась декабрьской специально подготовленной операцией в окрестностях города Алматы. Сначала ноября боевики убили 2-ух патрульных, которые случаем узрели боевиков. Поиск преступников занял практически месяц, специальная операция в населенном пункте Боралдай 5 декабря продолжалась практически три часа. Спецподразделения уничтожили всех пятерых боевиков, но те сумели застрелить 2-ух служащих специализированные подразделения «Арыстан».

Как проповедники с Близкого Востока и эмиссары из Чеченской республики запустили в Республике Казахстан долгую волну террористических актов с десятками погибших

Дом после взрыва в дачном поселке Кызылжар на окраине Актобе, 2011 год. Фото: Алима Абдирова / RFE/RL

Отвлеклись

Когда в Республике Казахстан говорят о террористической деятельности, то вспоминают 2011 и 2016 годы, но в принципе-то 2012-й был более кровавым. Вот перечень главных инцидентов, которые связаны с религиозными радикалами:

  • 21 июня в Актобе трое радикалов напали на шофера такси и уничтожили работника дорожной милиции, через двое суток двое из преступников были застрелены в вооруженном столкновении с сотрудниками правоохранительных органов, при всем этом два работника органов охраны правопорядка получили ранения;
  • ночью 11 июля в Алматинской области взорвался личный дом, в пожаре погибло девять человек, также 5 детишек — сотрудники правоохранительных органов сообщили, что в доме собирались взрывные устройства, одно из которых сдетонировало;
  • 13–14 августа на территории Иле-Алатауского государственного парка были убиты 12 человек — местные егери случаем натолкнулись на убежище радикалов, и те в ответ зарезали лесников и их гостей;
  • 17 августа в населенном пункте Баганашыл Алматинской области большая часть группы, которая убила егерей 3-мя днями до этого, была уничтожена в процессе специальной операции с применением гранатометов: было убито 12 боевиков, утрат в числе сотрудников правоохранительных органов не зафиксировано;
  • 8–20 сентября — взрывы в Атырау и нападение на здание городского отдела милиции: несколько служащих получили ранения, спустя несколько суток четыре атаковавших были убиты в процессе боя.

Как проповедники с Близкого Востока и эмиссары из Чеченской республики запустили в Республике Казахстан долгую волну террористических актов с десятками погибших

Административное здание компании «Озенмунайгаз», сожженное в процессе масштабных правонарушений, Жанаозен, 2011 год. Фото: Анатолий Устиненко / СМИ 

Все же в публичном сознании религиозный экстремизм и терроризм отошел на 2-ой план в связи с иными кровавыми событиями. 16 декабря 2011 года милиция по личному распоряжению Назарбаева начала стрелять по объявившим забастовку нефтяникам в городе Жанаозен (в официальном порядке жертв — 17, неофициально — больше сотни) — и с этого в государстве началась быстрая зачистка всех оппозиционных движений (несоразмерный ответ на инцидента — в принципе возлюбленная забава стареющих властителей). Летом 2012 года произошел расстрел 15 боец на пограничной заставе «Арканкерген». По официальной версии, коллег расстрелял рядовой Владислав Челах, не выдержавший насилия; по неофициальной — к расстрелу военных могла быть имеет отношение та же самая группировка, устроивш?? бойню в Иле-Алатауском государственном парке. 

В конце 2012 — начале 2013 года в Республике Казахстан свалились два самолета: в одном из них погибло все управление пограничной службы КНБ. 

Как проповедники с Близкого Востока и эмиссары из Чеченской республики запустили в Республике Казахстан долгую волну террористических актов с десятками погибших

Рядовой Владислав Челах в суде, декабрь 2012 года. Фото: wikimedia 

Сначала официальное государственная власть попробовало повысить значимость роли Духовного управления мусульман Казахстана — государственные структуры, которая была призвана отвечать за сотрудничество с верующими гражданами государства. ДУМК было еще в девяностых, являясь реальным правопреемником русской структуры, плотно связанной со спецподразделениями. Стремительно стало ясно, что в качестве парламентера «госмусульмане» не годятся.

— Кроме того что было недоверие к структуре из-за её прошедшего, трудность ДУМК в его «официальности». Это бюрократическая структура, которая к тому же представляет легитимизированную в очах режима ветвь ислама — суннитскую ветвь, а почти все из экстремистов представляют шиитов, так что они просто не принимали ДУМК ни в одном виде, — гласит общественник Евгений Жовтис.

Настоящих возможностей Духовному управлению, на самом деле, никто не отдал. Как считают Евгения Жовтиса, в религиозном вопросе государственная власть прибегло к чисто «русскому подходу возложения ответственности»: есть ДУМК и отделы по делам религии в регионах — им дали на откуп работу с «обыкновенными» мусульманами, а все члены радикальных групп остались в ведении КНБ, разговор с которым постоянно начинался с фразы «необходимо больше сажать». При всем этом даже госструктура по управлению мусульманами могла бы сделать что-то полезное: к примеру, обучить сельских имамов противодействовать радикалам в поселках и аулах, где мысли радикальных религиозных течений были более сильны из-за нищеты местного жителей. Однако средств на это нет: формально ДУМК не может платить заработной платы, и в 2017 году, например, доход сельского имама составлял приблизительно 6 тысяч рублей — в шоке был даже действовавший тогда глава министерства по делам религий Нурлан Ермекбаев. Уверить двигаться за подобные средства в поселок приготовленных профессионалов нереально,а те имамы, которые уже есть, обычно, получают только среднее образование и в дела экстремистов не лезут.

— Им нет никакого смысла испытывать судьбу своим здоровьем и здоровьем собственной семьи, а переубедить людей у сельских имамов нет практически никакого шанса, так как ораторы экстремистских организаций куда больше подготовлены, — резюмирует руководитель Группы оценки рисков Досым Сатпаев.

Наряду с налаживанием формального общения властей Казахстана с мусульманами спецподразделения начали решать вопрос с распространением радикализма в местах заключения. Основной целью было отселить проповедников от обыденных заключенных. Мысль выстроить некоторую колонию только для «религиозных» в конечном итоге отвергли, так как сообразили, что это практически возведение защитной крепости экстремистов своими руками, но другая задумка оказалась не лучше.

— В изменениях к Уголовно-исполнительному кодексу в 2014 году возникло нечто среднее меж колонией серьезного и колонией общего режима. На самом деле, всех заключенных по «религиозным» статьям стали переводить в некоторые блоки при СИЗО, где им очень ужесточили условия, даже если у них были маленькие сроки. Число свиданий, к примеру, уменьшалось с 12-ти короткосрочных и 6 длительных до 2-ух короткосрочных в год, длительные были отменены. Были ограничены звонки на волю. А самое основное — людей с такими статьями воспретили выпускать по условно-досрочному освобождению. В конечном итоге это привело к еще большему озлоблению и ожесточению их семей, — разводит руками Евгений Жовтис. 

Как проповедники с Близкого Востока и эмиссары из Чеченской республики запустили в Республике Казахстан долгую волну террористических актов с десятками погибших

«Переехавшие в Сирийскую Арабскую Республику казахи». Снимок экрана с видео

С возникновением в мире ИГИЛ (оно же «ИГИЛ» — организация признана террористической и незаконна на территории РФ) у спецподразделений Казахстана добавилось мигрени, ведь жители государства стали уезжать в Ирак и Сирию сотками. В конце 2013 года средства массовой информации тщательно ведали о 150 людях, которые выехали из государства в Сирийскую Арабскую Республику сразу, называя себя «семьей», а в 2014–2015 годах миграция в зону боевиков «Исламского страны» из Казахстана стала массовой. Вообщем, отъезду желающих вести войну КНБ в это время мешал не очень: действовала логика «всех выпускать — никого не впускать». Притом к данному времени сотрудников правоохранительных органов в Республике Казахстан совсем перепрофилировали в сторону политического сыска.

Расслабились

Весной 2016 года в Республике Казахстан начались масштабные протестные акции против передачи земли иноземцам в личную собственность, и власть ощутила в данном суровую угрозу собственной правомочности, однако даже в Алматы на митинг 21 мая вышло приблизительно 3 тысяч человек — незначительно для двухмиллионного города. В первый раз за длительное время глава государства обязан был пойти на попятную: принятие изменений в Земляной кодекс было отложено.

В качестве ответного удара власти начали арестовывать гражданских активных участников — и в это время спецподразделениям стало не до религиозного радикализма, который совершенно ушел из новостной повестки. Заместо этого государственные каналы надрывались, изобличая некоторую руку Запада, которая вкладывает в карманы участникам протеста по 150 долларов (канонической стала фраза «Распространите в числе жителей вашего ЖЭКа!» из уст ведущего Первого канала «Евразия»), а спецподразделения ранее митинга 21 мая в один момент стали отыскивать тайники с арматурой и зажигательной консистенцией прямо в центре Алматы. Подразумевалось, что они будут употребляться для организации «Майдана» в Республике Казахстан. 

Как проповедники с Близкого Востока и эмиссары из Чеченской республики запустили в Республике Казахстан долгую волну террористических актов с десятками погибших

Протесты в Алматы 21 мая 2016 года. Фото: REUTERS 

— Сотрудники правоохранительных органов подготовились к протестам представителей оппозиции и закончили готовиться к нападениям экстремистов, которые обычно подготовлены еще лучше. Безопасность страны стала восприниматься как безопасность одной определенной личности и безопасность элиты, — определяет Досым Сатпаев.

Вероятнее всего, конкретно потому нападение на целый город днем 5 июня 2016 года стало для казахстанских сотрудников правоохранительных органов безусловной нежданностью. Однако инкриминировать в данном лишь спецподразделения, наверное, будет лишне, считает корреспондент Аскар Джалдинов: «Мы все расслабились, расценили, что терроризм побежден».

Утром 5 июня в квартире дома номер 104 по улице Есет Батыра в Актобе было шумно и забавно: отмечали акику — праздничек жертвоприношения в честь рождения малыша. За столом собралось 45 мужчин, у каких, правда, тотчас отобрали мобильники. После чего один из владельцев торжества — российский мусульманин Дмитрий Танатаров, — включил присутствующим проповедь Абу Мухаммада аль-Аднани, 1-го из лидеров нелегального ИГИЛ, который известен россиянам как устроитель террористического акта внутри авиалайнера «Когалымавиа» в небе над Синаем в октябре 2015 года (тогда погибло 224 человека). В собственном спиче аль-Аднани попросил всех джихадистов, кто не может выехать в Сирийскую Арабскую Республику, совершать убийства неправильных в собственных городах. После того как изображение на дисплее погасло, убеждать собравшихся за столом в необходимости локального джихада продолжил сам Танатаров.

Все гости были подготовлены заблаговременно, с этой целью торжества их собирали несколько недель — но даже тогда 20 человек дрогнули и просто ушли. Оставшиеся 25 человек разделились на две группы и направились захватывать город. Следствие позднее зафиксирует, что у боевиков, большей части которых не было и тридцать лет, был точный план по освобождению заключенных, которые отбывают в колониях Актобе сроки за религиозные преступного деяния . План удался только отчасти, да и эти действия вошли в историю города как самый кровавый террористический акт. 

Как проповедники с Близкого Востока и эмиссары из Чеченской республики запустили в Республике Казахстан долгую волну террористических актов с десятками погибших

Магазин по продаже оружия «Паллада» после ограбления в Актобе, 2016 год 

Поначалу правонарушители напали на магазин по продаже оружия в примыкающем доме — был убит торговец, один из служащих ВОХР, которые прибыли на тревожный вызов, и 69-летний пенсионер, приехавш?? домой и выходил из собственного старого «Москвича», стоящего перед магазином. Далее часть боевиков поехала брать 2-ой магазин по продаже оружия, а оставшиеся, захватив рейсовый автобус, напали на часть вооруженных сил, располагающуюся в два,5 км по данной же улице. Они пробили ворота (шофер успел сбежать в самый последний момент) и с захваченными в магазине обрезами попробовали прорваться к оружейным комнатам, чтоб забрать автоматы.

с помощью усилиям офицера, успевш?? заблокировать доступ в помещения и предупредить караул, планы боевиков пошли прахом. Трое военных сумели отразить нападение 17 человек с орудием (еще трое военных было убито), и те обязаны были бежать. К вечеру на свободе осталось семеро боевиков: часть смогли задержать, часть — прежде всего тех, кто поехал захватывать 2-ой магазин по продаже оружия (в процессе нападения был убит один гость и ранен иной), — убили при задержании.

Как проповедники с Близкого Востока и эмиссары из Чеченской республики запустили в Республике Казахстан долгую волну террористических актов с десятками погибших

Автобус, оккупированный боевиками террористической группировки в Актобе для тарана ворот части вооруженных сил. 5 июня 2016 года. Фото: instagram.com / aktobe_zello 

В регионе объявили «красный уровень террористической угрозы» — в первый раз в истории Казахстана. На практике это означало, что в городе на некое время всецело отключили веб и отчасти сотовую связь, сотрудники правоохранительных органов получили возможности проводить досмотр хоть какого человека и без затруднений просачиваться в любые помещения. В конечном итоге конечный разгром радикальной организации произошел 10 июня (еще пятеро убитых, другие задержаны). Два 10-ка сотрудников полиции были награждены орденами и медалями, двое военных, сбежавш?? из части вооруженных сил при нападении боевиков, были осуждены на 3,5 и 4,5 года заключения.

Выжившие боевики и те, кто ушел с торжества, получили различные сроки заключения — вплоть до бессрочного заключения (неким в 2017 году по амнистии срезаличетверть неотбытого наказания). Кадровых решений последовало незначительно: через месяц после нападения на Актобе в городе тихо сменилиглаву КНБ региона и местного акима, были изменены также несколько маленьких госслужащих в сфере религии.

— Никого снять, на самом деле, и не могли. Было осознание, что местные главы, в общем, ни при чем: за борьбу с радикалами отвечает КНБ, и из-за их просчетов браниться с местной элитой ни к чему. Притом все решения комитета принимаются впрямую в основном управлении, местные главы КНБ в принципе не подчиняются гражданским в руководству, — разъясняет Евгений Жовтис.

Заключения, которые себе сделал казахстанский режим по результатам нападения на Актобе, были все этим же танцем на граблях. Новый виток борьбы с радикализмом гражданские власти всецело возложили на КНБ, и в конце года Нурсултан Назарбаев подписал пакет противотеррористических изменений, которые специалисты сравнили с «пакетом Яровой» в Российской Федерации. Наказания за почти все виды преступлений и правонарушений, даже впрямую не связанных с терроризмом и экстремизмом, были увеличены, усилилось давление на средства массовой информации и на веб. На то, что большая часть боевиков были юными людьми, которые живут в критериях глубокой нищеты и предоставленными самим для себя, внимание во власти в принципе никто не направил. Только в 2017 году президент 

Назарбаев попросил скурпулезнее глядеть на тех, кто потенциально может стать боевиком террористической группировки: в частности, он предложил запретить определенную форму бороды, черную одежку и подрезанные штаны (эти признаки могут свидетельствовать о верности салафизму). 

После чего сотрудники правоохранительных органов пару раз провели рейды по установлению схожих персонажей — как правило в салонах сотовой связи, где, обычно, работали сторонники нестандартных религиозных течений. По прошествии 4-х лет закончили трогать даже их.

Закрылись

По прошествии 5-ти лет после первых террористических актов казахстанские сотрудники правоохранительных органов снова оказались толком не готовы к нападению сколь-или приготовленных экстремистов. Оказалось также, что нападение в выходной лишь ухудшает положение дел: «таразский стрелок» Максат Кариев держал в ужасе город в субботу, актюбинские боевики террористической группировки в 2016 году — в воскресенье. Разница


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.