Катерина Борисевич, которую осудили по делу «Ноль промилле», вышла из колонии

Катерина Борисевич, которую осудили по делу «Ноль промилле», вышла из колонии

Катерина Борисевич, которую осудили по делу «Ноль промилле», вышла из колонии

Сейчас из гомельской колонии №4 вышла на волю корреспондентка Tut.by Катерина Борисевич. Она была осуждена по расследованию о «ноль промилле» и провела в местах заключения шесть месяцев. Накануне истечения срока Катерину перевели в Гомель. Отсюда она отправится домой, в Минск.

Корреспондентку встречают несколько коллег и товарищи. Она с удовлетворенным видом волочет по земле от ворот колонии клетчатую «челночную» сумку, там манатки.

— Разят. Нужно бы выбросить, — разъясняет Катерина. И заявляет о первостепенных планах: — Кофе и сыр!

Катерина Борисевич, которую осудили по делу «Ноль промилле», вышла из колонии

Позднее, отъехав подальше от колонии, делится скопленными чувствами. Собравшиеся вокруг нее при всем этом то и дело озираются на прибывший следом тонированный бус и гражданские машинки. Из которых, вообщем, никто не выходит. Мемуары пока не систематизированы. Может, позже напишет книжку. Пока же на ней под курткой футболка с пришитой желтоватой биркой.

— Два шага в наручниках, все как полагается. Я всегда доложила так, — корреспондентка начинает тараторить: — «Борисевич Катерина Анатольевна, 1984 года рождения, осуждена по статье 178 УК, состою на предупредительном учете как склонная к экстремизму и другой деструктивной работе. Спальное место располагается справа от двери».

Оказывается, «кровать справа от двери» — это не попросту так. «Радикалы» должны просматриваться через глазок.

— А в чем проявлялся твой экстремизм?

— Не знаю, мне не разъясняли.

Уже за городом, остановившись на заправке, Катерина не прекращает неугомонно таскаться со собственной «тюремной» сумкой — нет пригодного мусорного бака. Попутно хвастает свитером, который натерпелся вместе с ней:

— В Стокгольме купила…

О ближайших планах

Прежде всего, поведала Катерина, ей охото обнять всех близких, покушать маминого борща и сырников и поехать в деревню заняться цветами.

— В колонии я была в карантинном режиме трое суток, попросила для себя хоть какую-то работу, чтоб делать хоть что-то, — мне сообщили высаживать календулу и васильки. И я их пересаживала из 1-го ящика в иной — получила неописуемое наслаждение, потому охото ближе к природе, — улыбается Борисевич.

Что означает желтоватая нашивка на одежке?

Кроме того у нее спросили, что значит желтоватая нашивка на её одежке.

— Это просто [нашивка с распоряжением того], что я Борисевич, содержусь в колонии. В действительности у меня была на эти трое суток форма, как говорят, «зоновская»: довольно привлекательное розовое платьице в цветы, пиджак, фуфайку мне даже дали — вдруг какое похолодание — и какие-то туфли, — ответила она.

Катерина Борисевич, которую осудили по делу «Ноль промилле», вышла из колонии

Данная нашивка, согласно мнению журналистки, не является отметкой того, что она «политическая» осужденная. Катерина сообщает, что нашивала её для себя сама и это делается просто для обозначения.

О деле Tut.by

После выхода из колонии Катерина поведала, что фактически ничего не знает о случившемся вчера с работниками Tut.by.

— Я просто мне известно, что были обыски, юрист ко мне приезжал около 3-х часов дня, потому в принципе ничего не знаю, ничего не читала, — произнесла она.

Об отношении в местах заключения

— Я не могу сообщить, что ко мне было какое-то особенное отношение. Работники были подчеркнуто обходительны и корректны — отношение было аналогичным, как и к другим обвиняемым или заключенным. Однако потому что у меня была коричневая карточка (обозначает, что человека поставили на учет как склонного к экстремизму. — Прим. Onliner), из Жодино в Могилев меня направили в наручниках, так же я двигалась и из Могилева в Гомель, — вспоминает корреспондентка.

Жизнь за сеткой — томная?

Самое тяжелое, согласно мнению Борисевич, — то, что она не может обнять собственных близких. Кроме того она, как некурящий человек, трудно переносила табачный дым от сокамерниц.

— Я, наверняка, на то и корреспондент, чтоб найти общий язык со всеми. Я приемлимо общалась и с теми, кто посиживает за убийства, и за наркотические вещества — мы даже вместе плясали. С людьми у меня в принципе вопросов не появлялось, однако контингент совсем различный: на «Володарке» он один, в Жодино — все совершенно по-иному, но это те люди, которые тоже проживают в числе нас, — поведала Катерина.

Как она сообщила, некоторые заключенные по «политическим» статьям её узнавали.

— Я полагаю, я сейчас научилась на все сумасшедшие вещи глядеть расслабленно. Сообщить, что меня кто-то там сломал либо я стала иной, я не могу. Выяснилось, что я чрезвычайно мощный человек — это было приятно. Рыдала я 1-ый раз от радости, когда освободили уже в то время близкого мне человека. Еще позже рыдала, когда Алла Шарко (программный руководитель «Пресс-клуба», на данный момент сидит в следственном изоляторе. — Прим. Onliner) отрисовывала мне открытки с изображением сёла. В 1-ый день [задержания], когда я, быть может, и желала бы поплакать, но, увидев в камере учащихся 19—двадцать лет, сообразила, что это не мой вариант — я рыдать точно не буду. Даже в местах заключения есть отличные, время от времени даже счастливые дни, — поделилась Катерина Борисевич. — Да, меня лишили свободы, но внутренняя свобода оставалась постоянно.

Корреспондентка выразила благодарность тех, кто поддерживал её все это время.

Получается, что за эти шесть месяцев корреспондентка побывала по меньшей мере в 5 местах заключения. Вначале содержалась в следственном изоляторе КГБ, позже — в СИЗО на улице Володарского в Минске, потом её перевели в Жодино, оттуда за 7 дней до ожидаемого освобождения — в Могилев. Пятой точкой оказался Гомель: 17 мая, перед самым истечением срока, было установлено, что Катерина уже в местной женской колонии.

Судя по той инфы, которая от нее доходила, сохраняла бодрость. Вчера, общаясь с адвокатом, удивлялась его рассказам про то, что случается на воле. Однако решила устанавливать детали, уже выйдя за ворота. Сейчас ей будет необходимо как-то переварить непростую новостную повестку начиная с прошедшего ноября.

Катерина Борисевич, которую осудили по делу «Ноль промилле», вышла из колонии

(будет дополнено)

За что осудили?

После погибели Романа Бондаренко 12 ноября прошедшего года Следственный комитет рассказал, что у умершего была спиртная интоксикация. Скоро в сети возникли данные осмотров Романа. Анестезиолог Минской БСМП Артем Сорокин удостоверил журналистке Tut.by, что у Бондаренко не было алкогольных напитков в крови. Позднее в эфире СТВ заместитель генерального прокурора Геннадий Дыско подчеркнул, что алкогольные напитки был найден в «остальных био жидкостях».

Был ли в крови алкогольные напитки и нашлись ли подозреваемые? Принципиальные вопросы по делу Романа Бондаренко

Вечером 19 ноября Борисевич и Сорокина задержали. На обоих завели уголовное дело за обнародование докторской тайны, которое повлекло тяжкие результаты (ч. 3 ст. 178 УК). При этом родные Бондаренко сообщили, что не имеют претензий к журналистке и доктору. Мать Романа сама сообщила средствам массовой информации показатели изучения на наличие алкогольных напитков в крови. Там числится ноль промилле.

1-ое совещание суда произошло 19 февраля и по обращению государственного обвинителя Людмилы Иваненко было объявлено закрытым «в целях недопущения обнародования мед тайны и данных подготовительного расследования», также поэтому, что «материалы дела содержат мед документы, также до этого не публиковавшиеся».

Второго марта судья Столичного района Минска Светлана Бондаренко приговорила Борисевич к 6 месяцам заключения и штрафу 100 базисных (2,9 тысячи рублей). Тогда же анестезиолог Сорокин получил два года заключения с отсрочкой на год.

Катерина Борисевич, которую осудили по делу «Ноль промилле», вышла из колонии

В предстоящем и обвинение, и защита Борисевич заявили обращении на пересмотр. Одна сторона считала вердикт недостаточно серьезным, иная настаивала на невиновности журналистки. (Показательно, что так и осталось непонятно, сколько запрашивало обвинение.) В конечном итоге изначальный вердикт был оставлен в силе.


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.