Не для искусства. Часть 1-ая

Не для искусства. Часть 1-ая

На фотографии: Михаил Пиотровский Эрмитаж — один из самых крупных распределитель господрядов в числе российских музеев. За годы, пока им управляет Михаил Пиотровский, несколько издавна знакомых с ним семей поделили прибыльные сферы бизнеса, оказывая Эрмитажу разные платные услуги. Данная история берет начало в такелажном цеху головного музея государства.


Один из создателей текста Валерия Пэшко трудилась в Эрмитаже в 2018–2019 годах.
Когда пользующийся популярностью телевизионный ведущий Иван Ургант позвал Михаила Пиотровского в свое вечернее шоу, он представил гостя просто: «Руководитель самого наилучшего музея мира, один из наиболее имеющих влияние людей Петербурга». Ургант не забыл прорекламировать и книжку Пиотровского, тоже с обычным заглавием — «Мой Эрмитаж». На просьбу ответить, были ли у книжки остальные варианты наименования, руководитель ответил: «Естественно нет».

Не для искусства. Часть 1-ая

Семья ориенталистов

Эрмитаж — возможно, основной музей Рф. А его руководитель — один из наиболее имеющих влияние людей в российской культуре. Данный статус дозволяет Пиотровскому соединять долгую поддержку Владимира Путина с умеренным вольнодумством — он на публике защищал современное искусство от консервативной общественности, Исаакиевский собор — от Русской православной церкви, а Европейский институт в Санкт-Петербурге — от Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки.
Ученый-ориенталист Пиотровский возглавил Эрмитаж в 1992 году. В то время его супруга Ира, тоже ориенталист, уже трудилась в администрации Петербурга, в комитете по наружным связям. Её руководителем там был вице-глава города города Владимир Путин. «Я с Владимиром Путиным работала 6 лет. Мы вместе начинали, когда он набирал команду. Самые тяжелые годы, когда в городе оставалось хлеба на 5 дней… Мы так вертелись, безрассудно. <…> Владимир Путин сам набирал людей — была мощная, отличная команда. Человека делает его ближний круг», — говорила Пиотровская о работе с Владимиром Путиным. Упоминая о тяжелых годах, Пиотровская отсылает к продуктовому кризису 1991 года. Участие Владимира Путина в спасении города от голода — выдача лицензий на бартер с западными организациями — потом стала предметом депутатского и журналистских расследований. Выдача лицензий непонятным организациям, которые получили завышенную комиссию от реализации сырья в западных странах, вызвала один из первых связанных с Владимиром Путиным коррупционных скандалов  — об этом говорила бывший народный депутат Рф Марина Салье.

Не для искусства. Часть 1-ая

Борис, Мария, Ира и Михаил Пиотровские
Работа с Владимиром Путиным имела возможность оказать помощь карьере всей семьи Пиотровских. Еще в девяностых дочь Михаила и Иры Пиотровских Мария, очередной ориенталист в известной семье, стала трейдером в петербургском отделении Dresdner Bank. На данный момент Мария, по её своим словам, не трудится в банке — она сконцентировалась на благотворительной работе. Мария долгие и длительные годы замужем за Игорем Быстрой, занимавшим пост заместитель министра финансового развития при Алексее Улюкаеве и Максиме Орешкине. Историю собственного трудоустройства она обрисовывала так: «В 1993 году заниматься востоковедением стало совершенно трудно. И в это время от знакомых выяснила, что открываются два банка — Crédit Lyonnais и Dresdner Bank. Почему меня взяли? Мы, выпускники восточного факультета, были юные, агрессивные в неплохом смысле слова, да к тому же говорили на языках». Понятно, что банк пришел в Российскую Федерацию усилиями Маттиаса Варнига, который был агента Штази и хорошего товарища Владимира Путина. Конкретно Владимир Путин как руководитель комитета по наружным связям выдал Варнигу разрешение на открытие консульства Dresdner в Санкт-Петербурге.
В семье Пиотровских есть и сын — Борис, финансист по образованию, который в текущем году нежданно стал вице-губернатором Петербурга по культуре и спорту. Из его официальной биографии — хоть в ней и находятся некоторые заслуги в области культуры — не до конца ясно, чем он занимался на момент назначения на муниципальный пост. Трое собеседников из числа служащих Эрмитажа в общении с редакцией пересказывают бытующую в числе персонала версию, что в дальнейшем Пиотровский-младший будто бы унаследует кресло руководителя, так же, как сам Михаил в свое время на самом деле получил свою пост от собственного отца, популярного советского археолога и снова же ориенталиста Бориса Пиотровского. А пока младший из династии Пиотровских унаследовал от отца по меньшей мере собственных деловых коллег.

Семья геологов

В среде ленинградской интеллигенции преемственность поколений — не уникальность. В русское время в городе жила семья геологов Виктора и Лилии Гаскельбергов. В 70-х оба изучали Кольский полуостров: Виктор был основным геологом Мурманской геологоразведочной экспедиции, а Лилия собирала образцовую коллекцию горных пород для музея той же экспедиции. Их сыновья — Леонид и Евгений — ко времени развала СССР занимались иными ископаемыми — антиквариатом, который тогда называли «нефтью Петербурга». Уже тогда Гаскельберги имели нужных знакомых в числе деятелей культуры и сотрудников музея, в количество которых заходил и Михаил Пиотровский, говорят двое собеседников издания. Пресс-центр Эрмитажа предпочла не обсуждать факт знакомства руководителя с Гаскельбергами. Кроме того, один из братьев Гаскельбергов — Леонид — в 80-х  — с 1983 до 1993 года с перерывом посреди 80-х даже трудился в Эрмитаже, в такелажном отделе, сообщил сотрудник Гаскельберга, удостоверив свои слова документами об их коллективной работе. Позднее Эрмитаж в собственном ответе на запрос редакции назвал Леонида Гаскельберга «работником сектора музея по приему и отправке экспонатов и перемещению выставочного оборудования».
В девяностых вокруг Эрмитажа ходило огромное количество сплетен, самый пользующийся популярностью из которых о вероятной продаже на черном рынке произведений искусства из запасников музея. «Музей тогда сосал лапу, но там было чрезвычайно много хорооооших вещей, вы осознаете, что это означает — хороооших вещей?», — обрисовывает то время предприниматель, в девяностых отлично знакомый с имеющими влияние деятелями преступного Петербурга. После ухода из жизни Бориса Пиотровского в 1990 году должность руководителя в течение практически 2-ух лет занимал его бывший зам Виталий Суслов. В средствах массовой информации его винили в намерении передать непонятным организациям права на внедрение коллекции Эрмитажа и его символики, также винили в поддержке антиквара и знатного предпринимателя Ильи Трабера.

Не для искусства. Часть 1-ая

А ранее вступления Михаила Пиотровского в пост был размещен монолог криминального лидера Юрия Алексеева по кличке Горбатый, где тот заявлял, что предметы из запасников Эрмитажа может быть продавались за границу, а половина картин в экспозиции музея — будто бы подделки.

Как работник Эрмитажа подделывал произведения искусства

Не для искусства. Часть 1-ая

Сплетни о торговле эрмитажными сокровищами рождались не на пустом месте. Почти все об этом может поведать биография популярного ленинградского «антиквара» Михаила Монастырского. Монастырский, узнаваемый также как «Миша-миллионер», в 70-х трудился в Эрмитаже реставратором. Он сделал целую группировку, выпускавш?? подделки под Фаберже и продавала их на Запад. В конечном итоге Монастырский отсидел за контрабанду, но в девяностых стал богатым антикваром, вел торговлю иконами. Его работы и на данный момент хранятся в музейных фондах. Числился одним из лидеров тамбовской бандформирования: в конце девяностых стал депутатом Государственной Думы от ЛДПР, а после завершения депутатских возможностей бежал в Испанию и умер в 2006 году, сообщив накануне погибели испанской милиции о связях с преступниками.
В документальном кинофильме, который посвящен собственному 75-летию, Михаил Пиотровский вспоминал 90-е как мрачное время, когда Эрмитаж был раздираем конфликтами «хищников», а ему самому «зарубежные товарищи» давали реализовать те либо другие музейные ценности. Вспомнил Пиотровский и о прилетевшей в окно пуле, после этого он некое время ходил с охраной. Источник издания, близкий к петербургскому преступному миру тех лет, вспоминает, что у Пиотровского был спор с людьми Трабера, но руководителя защитило заступничество другого знатного предпринимателя той поры — Константина «Могилы» Яковлева.
Вообщем, конфликты с приходом на пост Пиотровского не закончились. В 1999 году проверка Счетной палаты нашла значительные недоделки при учете предметов: больше 220 тысяч предметов считались за неработающими хранителями (в главном погибшими). Аудиторы попросили предъявить 50 непредвиденных предметов из данного перечня, но для них обнаружили всего три. По результатам проверки никаких действий не предпринималось, «так как управление Эрмитажа находилось под покровительством управляющих высшего уровня», делится своим воззрением тогдашний заместитель председателя Счетной палаты Юрий Болдырев, вероятно подразумевая отличные отношения Пиотровского с Борисом Ельциным. Уже после проверки руководитель Эрмитажа заявлял, что все вещи из перечня Счетной палаты на месте. В 2006 году в музее была раскрыта масштабная хищение — было найдено пропажа практически 221 монумента ювелирного и иконописного искусства, в каком обвинили семью хранительницы, которая умерла прямо во время проверки. Сотрудники следственных органов допускали, что часть предметов могла пропасть еще в девяностых.
Все же репутация Пиотровского после всех этих происшествий не пострадала. «Эрмитаж — вотчина Пиотровского, там рулит лишь он, и даже Министерство культуры никогда туда не допускали со своими мыслями», — рассказывает бывший влиятельный государственный служащий питерского кабинета министров.

Передвижники

Когда Михаил Пиотровский вступил в пост руководителя, газета «Ъ» рассказывала, что он принял свое назначение «с удивлением», дав слово сделать собственной основной целью «привлечение средств для выделения финансовых средств Эрмитажа — прежде всего методом организации коммерческих выставок».
В том же 1992 году была основана компания, в задачи которой заходила упаковка и транспортировка экспонатов Эрмитажа на выставки. Она получила заглавие ТОО «Хэпри», а её основателями значились Эрмитаж и тот Леонид Гаскельберг, работник такелажного отдела музея, знакомый руководителя Пиотровского, вспоминает сотрудник Гаскельберга. Из проверки Счетной палаты получается, что Гаскельберг был обладателем «Хэпри» по меньшей мере в 1999 году. В предстоящем году эта компания стала заниматься к тому же таможенным оформлением произведений искусства.
«Хэпри» создавалась на базе уже существовавшей в музее службы, а ядром штата компании стали конкретно музейщики. Но позже выяснится, что в 1999 году Эрмитаж вышел из числа владельцев «Хэпри».
Вещественный взнос музея в капитал компании — 4 рубля — Гаскельберг возвратит Эрмитажу лишь в 2009 году, в процессе проверочных мероприятий Счетной палаты, которая установила данный факт. Эрмитаж тогда так и не сумел предъявить контракт купли-реализации толики в компании. Так бывший работник Эрмитажа и товарищ руководителя приватизировал музейный сервис,

несмотря на то, что на данный момент официальная емайлом компании располагается на домене самого Эрмитажа. Обсуждая историю «Хэпри» в качестве ответа на запрос редакции, Эрмитаж заявляет, что ТОО вправду создавалось с участием музея и было оформлено распоряжением Пиотровского, но с 1996 до 1999 года находилось в стадии устранении в связи с изменением законодательства, а после 1999 года музей никак не связано с компании.

Не для искусства. Часть 1-ая

Не для искусства. Часть 1-ая

Не для искусства. Часть 1-ая

За примерно 30 лет существования компания сменила несколько имен: «Хэпри», «Хэпри-плюс», в конце концов сейчас — ООО «Хепри». За прошедшие годы «Хепри» закрепилась в собственном статусе важного подрядчика музея и серьезного участника на рынке транспортировки произведений искусства. В соответствии с подсчетам редакции, с 2012 по 2018 годы Эрмитаж закупил у компании услуг на 205 миллионов рублей. В главном это были закупки впрямую у «Хепри», без конкурса, следует из проанализированных закупок Эрмитажа. Это не все средства, приобретенные компанией, — по Российской Федерации экспонаты путешествуют за счет остальных музеев.
С 2003 года в сооснователях «Хепри» числится Андрей Самойлов, тоже старый знакомый семей Гаскельбергов и Пиотровских и очередной бывший работник Эрмитажа еще с конца 70-х. На момент сотворения «Хэпри» он состоял в должности заведующего сектором по приему и отправке экспонатов и перемещению выставочного оборудования, следует из ответа Эрмитажа на запрос редакции. Сначала нулевых Самойлов и совсем был трудоустроен сразу и в Эрмитаже, раздающем господряды, и в «Хепри», которая получает эти договоры, сказал бывший сотрудник Самойлова, удостоверив документами, которые удостоверяют данный факт.
Гаскельберги и Самойлов уже издавна огромную часть времени проживают не в Российской Федерации, у них есть право на проживание в Финляндии, гласит их знакомый. Пару лет назад Леонид и Евгений приобрели здравница на одном из островов финского архипелага Турку — Моссала, а Самойлов зарегистрировал в городе Эспоо компанию Art Packing Systems Oy. Её адрес совпадает с адресом Клуба друзей Эрмитажа в Финляндии.
Вообщем, «Хепри» — это лишь верхушка айсберга. Гаскельберги, Самойлов, их родные и соратники сделал сеть связанных меж собой компаний, которые получили целые сферы бизнеса вокруг Эрмитажа — перевозка экспонатов, реконструкция, торговля сувенирами и репликами произведений искусства.

Шарики навоза

Некоторые компании, которые были созданы вокруг Эрмитажа знакомыми семьи Пиотровских, носят наименования, будто бы намекающие на их связь со известными ориенталистами. «Хепри» — это бог восходящего солнца с лицом жука-скарабея. Данный жук, узнаваемый собственной способностью перекатывать шарики навоза по пустыне, и изображен на логотипе компании. Фигура скарабея — талисман Пиотровского, подаренный ему папой, о чем сам руководитель говорил в беседе.

Не для искусства. Часть 1-ая

Виталий Калабуш
Вместе с «Хепри» в торгах Эрмитажа на перевозку принимает участие очередное ООО с древнеегипетским заглавием — «Ра-арт» (Ра — бог солнца с птичьей головой). Партнеры «Ра-арт» — Виталий Калабуш, он же и генеральный директор «Хепри», и Андрей Джерихов, который был работник Эрмитажа, который сначала девяностых создавал ТОО «Хэпри», следует из ответа Эрмитажа на запрос редакции. Калабуш — к тому же знакомый сына руководителя Эрмитажа, они с Борисом вместе бегают марафоны, ведает их общий знакомый. По меньшей мере на одном марафоне Калабуш и Пиотровский вправду были вместе. Калабуш ответил редакции, что знаком с Пиотровскими, в связи с тем, что с гендиректором музея «компания ведет взаимодействие в рамках принятого документооборота, а с Борисом Пиотровским знаком поверхностно, пару раз принял участие в спортивных мероприятиях (забегах). Непременно, не говорится о том, что их (Пиотровских ) можно назвать товарищами». Контакты «Ра-арта» совпадают с электронными адресами «Хепри». С 2014 по 2018 год «Ра-арт» получил договоров еще на 124 млн руб, по данным SPARK INTERFAX. Калабуш на вопрос о связи компаний сообщил, что «Ра-арт» и «Хепри» «трудятся в различных сферах технического обеспечения».
Как можно увидеть, наши подсчеты обрываются в 2018 году, а «Хепри» и «Ра-арт» будто бы исчезают из списков подрядные организации. Эрмитаж, естественно, не прекращает приобретать услуги по перевозке и упаковке собственных предметов, но с 2018 года музей отчасти закончил указывать поставщиков, с которыми были заключены договоры по 223ФЗ. За прошедшие годы сумма этих закупок составила 400 млн — на 70 млн выше, чем было заплачено «Хепри» и «Ра-арт» в течение 7 прошлых лет.

Запутанные музейные технологии

В дальнем 1999 году организация «Хепри» приняла участие в выставке «Музей в XXI веке» вместе в компанией с незаметным заглавием «Музейные технологии» («МТ»). В каталоге выставки в качестве главного профиля этой компании обозначено также изготовка мебели по антикварным образчикам. Обладателем «МТ» числится Николай Камышев. На данный момент компания преуспевает — по расчетам «Проекта», она занимает 5-ое место в топе поставщиков головного музея государства. За прошедшие 10 лет Эрмитаж закупил у «Музейных технологий» услуг на 1,8 миллиардов руб.

Не для искусства. Часть 1-ая

Николай Камышев
Как и в случае «Хепри», у «МТ» есть связанные с ним организации. В 2006 году этот же Камышев основал ООО «Музейное оборудование и сервис» («МОС»). Оно тоже вовсю выигрывает конкурсы Эрмитажа. На то, что «МОС» и «МТ» соединены, показывает наличие общих электрического и юридического адресов. Они обе зарегистрированы в одном здании на набережной Обводного канала, дом 118, корпус 12, литера Ч. с помощью фотосъемке из экспертные исследования, признавшей это здание объектом культурного наследства, хоть какой может заглянуть во все помещения этого дома. На съемке из кабинета «МОС» можно увидеть, что в помещении расположена символика «МТ».

Не для искусства. Часть 1-ая

Кабинет организации «МОС»
Партнерами «МОС» некоторый период были и братья Гаскельберги, и Борис Пиотровский. Во время, когда Пиотровский, согласно данным SPARK INTERFAX, был партнером компании (2006-2008), она выигрывала договоры музея. Согласно мнению же самого Пиотровского-младшего, он был её партнером всего несколько месяцев, с января по ноябрь 2006 года и в это время компания не получала музейные подряды. На данный момент обладателем «МОС» числится все этот же Виталий Калабуш. На вопрос о получении договоров от Эрмитажа и вероятном конфликте интересов потому, что сын руководителя музея был в составе владельцев акций, Калабуш сообщил, что «не располагает этот сведениями». С 2011 по 2019 год музей закупил у «МОС» услуг еще на 127 миллионов рублей
В том же здании на Обводном канале зарегистрирована к тому же организация «Рест-арт», она тоже оказывает Эрмитажу услуги по реконструкции (еще на 147 миллионов рублей). Её электронный адрес совпадает с почтой компании «МТ».
При всем этом все три компании часто «соперничают» вместе на торгах, которые были объявлены Эрмитажем.

Указанное здание на Обводном канале, где посиживают связанные с Камышевым компании, было куплено им вместе с Леонидом Гаскельбергом. До недавнего времени третьим обладателем был уже указанный сын Михаила Пиотровского — Борис (став государственным служащим, он, в соответствии с документами, избавился от собственной толики).
В общении с редакцией Камышев сообщил, что познакомился с Пиотровским-младшим «уже после сотворения собственной компании», а с Гаскельбергами его связывают дружественные, партнерские отношения: «Если необходимо что-то сделать им, то мы создадим. Нам известно друг дружку. Они двадцать пять лет работают на Эрмитаж, мы работаем двадцать три года». Камышев думает, что его компании принимают участие в конкурсах Эрмитажа на общих основаниях, «конкурируя со всеми, кто желает там работать».

Наследник

Взлет Бориса Пиотровского на государственной службе был стремителен. Осенью 2020 года сына руководителя Эрмитажа позвали трудиться в комитет по культуре Санкт-Петербурга, а уже через несколько месяцев он получил пост вице-главу региона. До прихода на государственную службу Пиотровский-младший был известен разве что как персонаж светской хроники: на мероприятиях он часто возникал с музыкантом Сергеем Шнуровым.

Не для искусства. Часть 1-ая

Сергей Шнуров и Борис Пиотровский
Но если провести изучение его биографию, выяснится, что Пиотровский-младший долгие и длительные годы выстраивал бизнес вокруг музея собственного отца и вместе с его товарищами. В один прекрасный момент мама Бориса поведала, что тот, являясь еще ребенком, помогал с созданием веб-сайта Эрмитажа. Сам Борис упоминал, что он улучшал систему online-реализации билетов. Эрмитаж был первым российским музеем, которые открыли собственный онлайн-магазин в 2001 году. Музей объявил тогда, что его созданием занималась организация из США Museum On Line, которая управляет магазином и до настоящего времени. Руководитель этой компании — Леонид Ерухимов, а иной Ерухимов — Аркадий — возглавляет российское консульство компании. Семья Ерухимовых — тоже из среды ленинградских геологов. Аркадий занимался электрофизическими способами разрушения горных пород на Кольском полуострове, где работали и предки Гаскельбергов. Леонид Ерухимов ответил редакции, что Museum On Line была рекомендована Эрмитажу для сотворения онлайн-магазина членами попечительского совета музея, после этого был проведён «внутренний тендер».

В онлайн-магазине есть как открытки и репродукции картин по стоимости в границах $20, так и высказывания изделий ювелирного дома Фаберже и антикварной мебели, чья цена может достигать нескольких тысяч долларов. К примеру, на архивной версии веб-сайта видится копию бюро из коллекции музея, сделанного в мастерской известного мебельщика Генриха Гамбса, которую гостям веб-сайта в 2008 году предлагалось приобрести за $11,5 тыс. В 2011 году схожее бюро было продано на тендере Sotheby’s практически за $19 тыс.

Самый узнаваемый проект Пиотровского-сына — издательство «АРКА», официальный партнер Эрмитажа. Его партнерами и на данный момент являются все те же товарищи Пиотровских — Леонид и Евгений Гаскельберги, также Андрей Самойлов. Очередной сооснователь издательства Александр Шиф числится обладателем и организации «Профит», которая поставляет Эрмитажу офисную технику. За прошедшие 10 лет музей заключил договоров с компанией Шифа на 336 миллионов рублей.

Если суммировать все обнаруженные редакцией государственные контракты Эрмитажа, приобретенные компаниями знакомых семьи Пиотровских, то выйдет, что эти компании заработали более 2,4 миллиардов рублей.
И это без учета последних лет, когда Эрмитаж получил право не открывать собственных поставщиков. Вообщем, и это еще не все.

Возрастающая смена

Как уже ясно, Эрмитаж — семейное дело. На данный момент наследники друзей Пиотровских строят вокруг головного музея государства очередной бизнес — торговлю сувенирами и книжками.

Товарищи и дети Гаскельбергов держат под контролем веб-магазины Эрмитажа (русский — через организацию «Артеком», английский — через Museum Online, Inc), также книжный магазин «Мост» в Санкт-Петербурге (через ООО «Балтия»). «Балтия» пару раз была к тому же поставщиком сувенирной продукции для музея. В данный бизнес вовлечены фактически все члены семей Гаскельбергов, Самойловых и Камышевых: Вадим, сын Леонида, обладает «Балтией»; Виктор, сын Евгения, обладает организацией «Артеком» совместно с супругой Полиной Гаскельберг. Яне Зыковой, подруге Максима Гаскельберга (очередной сын Евгения) вместе с дочерью Андрея Самойлова Екатериной принадлежит организация «Интер-Мак». В конце концов, на сына Николая Камышева Антона была записана компания «Арт-микс», еще одна структура, которая зарабатывала на сувенирах Эрмитажа.

«Интер-Мак» и «Арт-микс» до этого обладали магазинами сувениров в Эрмитаже, говорят два собеседника издания из числа бывших служащих магазинов. На данный момент эти магазины оформлены на личных бизнесменов (ИП), что в числе остального дозволяет работать по облегченной системе налогообложения. Рдакция высчитала в музее по меньшей мере 5 торговых точек, записанных на ИП. Если провести изучение биографии этих бизнесменов, то выяснится, что они вероятно работники компаний, которые связаны с Гаскельбергами. Генеральный директор «Интер-Мака» Татьяна Семенова зарегистрировала ИП, на которое записан один магазин в Главном штабе. Два магазина записаны на Иру Жильцову, работавш?? в сувенирной сети старшим торговцем, по мемуарам 2-ух источников из числа бывших служащих компаний Гаскельбергов. Еще в 2-ух ведет торговлю Елена Мичурина — тоже бывшая сотрудница Гаскельбергов. И очередной магазин принадлежит как ИП Антону Камышеву.

Не для искусства. Часть 1-ая

Николай Камышев заявил редакции, что сам не имеет отношение к сувенирному бизнесу Эрмитажа, но участие в нем сына обжаловать не стал. Эрмитаж сообщил, что все обозначенные организации занимаются торговлей в музее на основании арендных соглашений и субаренды. Связаться с родственниками Гаскельбергов и Самойловым редакции не получилось. Борис Пиотровский не согласился отвечать на большая часть вопросов, указав на то, что наше издание не документально зафиксировано в Российской Федерации как средства массовой информации.

В 2020 году милиция нашла странности в договорах Эрмитажа — было установлено , как утверждало издание Знак.ком, что древний отдел музея вероятно заключил государственные контракты на компанию выставок с непонятными компаниями, а обладатель одной из компаний-подрядные организации к тому же оказался супругом главы музейного отдела. Однако уголовное дело заведено не было, в связи с тем, что Эрмитаж — в письме за подписью Михаила Пиотровского — не посчитал себя пострадавшей стороной.


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.