«Три топора» из партии «Единая Россия».

Депутаты и члены сената залили государство «винными напитками» в «тетрапаках» и портвейном «777»

Могло показаться, портвейн «Три семерки» остался в дальних временах, когда солнце светило ярче, а на улицах «первомай полыхал багровыми галстуками». Но до настоящего времени карие бутыли с желтоватыми этикетками рядами стоят на российских прилавках. Соседствуют с ними упаковки фруктового вина.

Расцвет известности винных напитков пришелся на 2012–2019 годы, доступное алкоголь массивно сметали с магазинных полок.

«В 2012 году правительство узаконило фальсифицированная продукция, разрешив создавать винные напитки, где виноматериал составляет не сто процентов, а лишь пятьдесят процентов, — ведает руководитель Центра анализа общегосударственного и местного рынков алкогольных напитков (ЦИФРРА) Вадим Дробиз. — Создание растет с 2–3 млн декалитров до 30 млн. Туда хлынули все».

Необыкновенную роль в производстве российского алкогольных напитков играет Кавказ. На данный момент на территории Северо-Кавказского общегосударственного окрестность располагается больше заводов по производству этилового спирта, чем где бы то ни было в государстве: 4 завода в городе Владикавказ, два — в Беслане, по одному — в Черкесске, станице Преградной (Карачаево-Черкесская Республика), городе Холодный и селе Сармаково (Кабардино-Балкарская Республика), в станице Суворовской Ставропольского края.

Этиловая Российская Федерация

База производства винных напитков — этиловый спирт. Монополия на его создание в Российской Федерации — у страны: одним из самых крупных производителем является госпредприятие ОАО «Росспиртпром». Акционерное общество возглавляет бывший руководитель Министерства финансов Башкирии и член верхней палаты парламента РФ Айрат Гаскаров. «Росспиртпром» практически вытеснил с рынка частников в 2001 году, когда Министерство сельского хозяйства наделил предприятие функциями распределения меж организациями квот на приобретение спирта, фактически отдав ему права контроля и возможность давить на остальные личные компании, которые занимаются созданием алкогольных напитков. Частники утверждали, что госхолдинг навязывает независимым изготовителям услуги по розыску покупателей спирта, но постоянно их не оказывает.

"Три топора" из "Единой Рф".

Айрат Гаскаров Больших частников на рынке производителей этилового спирта незначительно. Одним из них является «Гатчинский спиртовой завод», больше узнаваемый созданием дешевых тетрапаковых вин и винных напитков. Найти в Российской Федерации схожий напиток производства другого завода затруднительно. По данным системы «Очертание.Фокус», обладателями компании являются Михаил и Елена Якубчики. Данная же компания обладает популярным производителем крымских коньяков ООО «Завод марочных вин «Коктебель». Доля Гатчинского завода в коктебельском предприятии составляет 99,8 %.

Издание «Собеседник» называет Михаила Якубчика братом Татьяны Нарышкиной (в девичестве Якубчик) — это жена руководителя Службы наружной разведки (СВР), члена бюро Высшего совета партии «Единая Россия» Сергея Нарышкина.

Очередное предприятие по изготовлению этилового спирта, в основателях которого нет госкорпорации, — АО «Новопесчанское». Согласно ситуации на 2018 год конечными обладателями компании являлись Феликс Верховодов и Дмитрий Савельев. 1-ый — член Единой России, который был генеральный директор нижегородской «дочки» Газпрома и бывший депутат законодательного собрания Нижегородской области. 2-ой — полная тезка другого экс-парламентария законодательного собрания той же Нижегородской области, также работающий член сената верхней палаты парламента РФ от Тульской области. Савельев через доверительного управляющего является основателем головной компании, которая владеет через три юрлица половиной спиртового завода «Новопесчанское».

"Три топора" из "Единой Рф".

Дмитрий Савельев «Новой прессе» не получилось связаться с Савельевым для доказательства его участия в этих компаниях. Нормативно-правовые акты Россия не воспрещает депутатам и членам сената обладать долями и акциями, но им нельзя принимать участие в оперативном управлении и регистрировать новые компании.

Кавказский след

Рынок дешевенького алкогольных напитков в Российской Федерации представлен винными напитками и фруктовыми винами. В существенной мере схожими продуктами государство пичкают северокавказские производители. Пользующимся популярностью напитком из этой категории является прославленный «Портвейн «777». Традиционный портвейн «три топора» в русское время представлял собой крепленое вино, но на данный момент это конкретно фруктовое вино, что обозначено и на этикетках.

— В период Советский Союз были чрезвычайно твердые правила: из чего можно сделать портвейн и как называть, — полагает президент Союза виноградарей и виноделов Рф Леонид Попович. — Было верно указано, что подобное портвейн «777», из какого винограда он делается и какого качества. И качество это было чрезвычайно высочайшее. Это крепленое вино делалось по строго обсужденной рецептуре. После пропажи Союза заглавие «Три семерки» закончило быть привязано нормативно-правовыми актами к какому-то продукту. Слова «Три семерки» и «портвейн» начали писать на фруктовых винах, я не удивлюсь, если на скипидаре напишут. Ни при каких обстоятельствах нельзя сравнивать данный продукт с тем портвейном, что выполнялся в свое время. На данный момент это наименование никак не защищено и никакого отношения к вину не имеет.

Одна из компаний, производящих на данный момент «777», — ООО «Салют плюс» (незапятнанная прибыль за прошедшие 3 года — 150,5 миллионов рублей). Организация находится в собственности «водочному магнату» Северной Осетии Эльбрусу Комаеву, создание размещено в Беслане. В средства массовой информации Комаева называют близким партнером экс-руководителя республики Вячеслава Битарова, семье которого принадлежат ряд компаний по ресторанному, пивоваренному, транспортному, агропромышленному бизнесу.

"Три топора" из "Единой Рф".

Вячеслав Битаров Комаев стал единственным владельцем производства после смерти соучредителя «Салюта» Олега Гиоева. Он умер в итоге взрыва скутера, стоящего недалеко от кабинетом. Сестра Гиоева Рита Бирагова обращалась с публичным обращением к генеральному прокурору Рф, в обращении она сообщала, что Гиоев планировал провести проверку в компании накануне смерти, в связи с тем, что обнаружил хищения. Личности заказчика и исполнителей убийства не были установлены.

Но Комаев известен не лишь бессчетными статьями (бездоказательными) о будто бы преступной работе и связях с авторитетом Асланом Гагиевым (Джако). Предприниматель является также филантропом: к примеру, он пожертвовал миллион рублей в фонд «Иристон» для поддержки докторам и пострадавшим в противоборстве с коронавирусной инфекцией. Организация была организована после начала массового распространения болезни с пожелания действовавшего тогда руководителя СО Битарова. Фонд возглавил депутат республиканского парламента от ЕР Дмитрий Дюбуа, который знаменит тем, что занимается колбасным делом и благотворительными проектами.

"Три топора" из "Единой Рф".

Дмитрий Дюбуа К несчастью, доброе дело омрачили жалобы осетинских работников бюджетной сферы, обвинивш?? управление республики в том, что с них в принудительном порядке требуют сдавать средства, также и в фонд «Иристон». Средства удерживали из заработных плат, докладывало издание «Открытые медиа». Были ли отчисления Комаева «Иристону» вправду благотворительными — непонятно.

Очередной производитель «семерок» — ООО «Чегемский винпищепром» (незапятнанная прибыль за прошедшие 5 лет — 53,2 миллионов рублей). Невзирая на подобное наименование, в графе «производитель» на этикетках предприятие называется ООО «Эльбрус Спиритс». Переименование случилось 5 февраля 2021 года. До этого, в 2019 году, деятелей «Чегемского винпищепрома» завлекли по расследованию о неуплате налоговых платежей в бюджет в особо большом размере.

Компания была организована в 2012 году Асланом Бекижевым, которые действуют депутатом парламента КБР от «Честной Рф».

"Три топора" из "Единой Рф".

Аслан Бекижев В числе больших производителей фруктовых вин выделяется ООО «Винтрест-7» (незапятнанная прибыль за прошедшие 5 лет — 66,4 миллионов рублей). Главной основатель — Хасигов Сослан Борисович. Так же зовут и члена политического совета Северо-Осетинского местного отделения ЕР. Отталкиваясь от инфы каталогов спиртных напитков, «Винтрест-7» создавал и «777», но в продаже найти его не получилось.

На данный момент Сослан Хасигов является руководителем организации «Константа-7». До него эту пост занимал Тимур Ортабаев, который на данный момент работает секретарем Северо-Осетинского местного отделения ЕР, также управляющим партийной фракции в парламенте Республики Северная Осетия-Алания.

"Три топора" из "Единой Рф".

Тимур Ортабаев Последний до назначения на руководящий пост реготделения «ЕР» работал руководителем отдела продаж ООО «Группа компаний «Пивоваренный дом «Бавария», который принадлежит сыну бывшего руководителя Северной Осетии Вячеслава Битарова Зелимхану.

В 2018 году управляющий республиканского управления Росалкогольрегулирования Батраз Хидиров говорил, что в Республике Северная Осетия находятся 25 компаний по производству алкогольных напитков, но реально работают только единицы — другие испытывают трудности с получением лицензий. Трудно сообщить, животрепещущи ли эти сведения сейчас, но осетинская продукция в излишке находится в российском масс-маркете.

Очередной пользующийся популярностью продукт в числе дешевого алкогольных напитков — настойки. Самым приметным игроком на настоечном рынке является ООО «Парламент Продакшн» (незапятнанная прибыль за прошедшие 3 года — 233,7 миллионов рублей). Формально обладателем компании с уставным капиталом в 878 миллионов рублей является кипрский офшор Copecresto Enterprises Limited. Практически же компания заходит в орбиту наикрупнейшго водочного предпринимателя Рф Рустама Тарико: управляющей компанией ООО «Парламент Продакшн» является АО «Руст Российская Федерация», её генеральный директор Илья Блинов является заодно и исполнительным руководителем ООО «Российский Эталон Водка», компания заходит в состав группы компаний «Российский эталон» Рустама Тарико.

"Три топора" из "Единой Рф".

Рустам Тарико До этого Блинов являлся конкретным генеральным директором «Парламент Продакшн» до передачи всех её активов в кипрский офшор.

Тарико является владельцем группы компаний «Российский эталон», в числе активов которой как водочный, так и банковский бизнес.

"Три топора" из "Единой Рф".

Александр Мечетин Раздельно необходимо сообщить и коньячные «чекушки». Одним из самых крупных производителей распространенных стаканчиков, которые видится на любом бордюре хоть какого города Рф, является компания АО «Бастион», которая входит в группу компаний «Белуга» популярного предпринимателя Александра Мечетина. Последнюю принято считать изготовителем алкогольных напитков элитного уровня, но на самом деле продукция компании обхватывает все сегменты на хоть какой кошелек.

Почему Осетия

Доминирование североосетинских производителей на рынке дешевенького алкогольных напитков закономерно.

— Северная Осетия, Кабардино-Балкария, Адыгея были одними из центров производства незаконной водки еще лет 5 назад, — полагает руководитель Центра анализа общегосударственного и местного рынков алкогольных напитков Вадим Дробиз. — Сразу с этим там выпускали много обычный продукции, к примеру, дешевеньких портвейнов с малым числом виноматериала, лили все что угодно. И сохранили это создание.

В феврале 2021 года в Республике Северная Осетия нашли тонны поддельного алкогольных напитков. Незаконный цех размещался в поселке Михайловское Пригородного района. Создание было поставлено на поток: МВД вместе с Федеральной службой безопасности изъяли 75 тысяч бутылок с напитками. Кроме того были изъяты 60 тысяч пластмассовых крышек и 120 тысяч этикеток с логотипом 1-го из узнаваемых спиртных брендов.

— Там <в Республике Северная Осетия> наибольшие возможности приобрести контрафактный спирт, — сообщил «Новой прессе» винодел, который пожелал остаться анонимным. — Это делается на полупромышленной базе. Так сложилась конъюнктура рынка фальсификата. Употребляется продукт и в больших организациях, естественно, — это хоть какому заводу любопытно приобрести дешевенький спирт. Это безрассудно непростая грань. Есть и высококачественный фальсифицированная продукция, есть плохой. Почему конкретно там снижен контроль, ответить трудно. Это вопрос о политике. Кое-где закрывают глаза, кое-где — нет.

Михаил Елисеев, доктор Российского финансового института объяснил «Новой», что дело к тому же в особенностях климата.

— Северная Осетия, во-1-х, имеет субтропическую зону, там вырастают эти фрукты <из которых делают винные напитки>. Во-2-х, там много возможностей для того, чтобы заниматься таким делом. Меньше контроля. По крайней мере, так было ранее. Когда контроля нет, а желание заработать есть, результат понятен.

«Государству прибыльнее водка»

Вообщем, на данный момент положение дел поменялась, гласит Вадим Дробиз. Как он сообщил, создание винных напитков очень прибавило в качестве.

— Практически за 3 года винные напитки заполучили хороший стиль, — полагает специалист. — Возникла продукция в неплохом оформлении и полностью обычного качества, вкус винного напитка для мещанина лучше вина, так как там половина виноматериала, а половина ароматизаторов, можно еще что-то добавлять, создавать вкус, который не получишь в природном вине.

Он подчеркивает, что, невзирая на кажущуюся дешевизну, винные напитки должны быть еще дешевле. Как он сообщил, по данному сектору очень стукнуло правительство, приняв в 2019 году юридические изменения, с помощью которых цены на них выросли.

— Эти напитки в 2020 году чрезвычайно подорожали, — полагает Дробиз. — Это был соц продукт. Виноделы думали, что им плохо от наличия этого дешевенького соперника, и пролоббировали увеличение ставок на налоговый сбор. Правительство тогда повысило ставку на акцизные сборы по этим напиткам до уровня обыденного вина, и в итоге в 2020 году размер производства винных напитков свалился на семьдесят процентов. Следовательно и реализации свалились в два–2,5 раза. Продукт по стоимости сравнялся с дешевеньким вином. Потому сектор упал втрое, что на виноделах никак не отразилось: винный напиток — это продукт для бедных, они не перейдут на вино. Нишу заняли дешевенькие фруктовые вина, слабоалкогольные напитки и пиво.

Согласно мнению Дробиза, «государству прибыльно поить население водкой и пивом», так как правительство — «фискальный организм». Он подчеркивает, что акцизные сборы с пива и водки дают главные поступления — 85–девяносто процентов дохода. «Вино ничего не дает, тем паче там к тому же налоговый вычет на данный момент действует», — полагает специалист. Как он сообщил, винные напитки — шаг к культуре винопития.

«Переход от винных напитков к вину закономерен росту уровня и качества жизни человека, — сообщил Дробиз. — Когда-нибудь, может, через пятнадцать лет, в Российской Федерации начнет расти уровень жизни главной массы жителей. А на данный момент мы утратили 15 млн декалитров продукции вместе с пользователями, которые ушли в пиво и «слабоалкоголку». Считаю, миллионов 10 покупателей отказались, может, незначительно меньше, но это трагедия».

Что по качеству

Вадим Дробиз утверждает, что по большей части винные напитки являются обычным по качеству алкогольными напитками. Но с фруктовыми винами стоит быть осторожнее.

«Новая» заказала экспертное исследование «Портвейна «777» от ООО «Чегемский винпищепром» («Эльбрус Спиритс») с содержанием этилового спирта 14,5 %. Специалист отметил в заключении, что ядовитых примесей не выявлено, крепость соответствует государственному стандарту (предел — пятнадцать процентов).

Одновременно, согласно мнению спеца в Росалкогольрегулировании, пожелавш?? остаться анонимным, в инфы о продукте на этикетке в принципе не обозначено, из какого непосредственно фруктового виноматериала он сделан, потому состав до конца неизвестен.

«Обозначено просто, что виноматериал фруктовый столовый сухой. В принципе ничего нет, удивительно, что им разрешают подобное выпускать», — полагает специалист.

Кроме того мы попросили собеседника всесторонне изучить соответствие состава и цены абрикосового фруктового вина ценой 98 рублей под заглавием «Сакура» от ООО «Винтрест-7» члена партии Единая Россия Хасигова. Это фруктовое вино можно повстречать фактически в любом алкомаркете.

Согласно мнению специалиста, стоимость на продукт занижена. «На одну бутылку этого вина расход фруктов около 1-го килограмма, это не считая сахара, цены бутылки, этикетки, пробки и остальных издержек, — полагает спец. — Есть возможность, что при производстве вина употребляли дешевенький концентрированный сок с наибольшим добавлением сахара, воды и ароматизаторов».


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.