Приперли к шведской стене

Как древесная порода с наибольшей нелегальной рубки леса в Российской Федерации уходит ведущему мировому изготовителю мебели – IKEA

Приперли к шведской стене

Расследование, которое было проведено организацией Earthsight, обнаружило наибольшую нелегальную (что подтверждается бессчетными решениями арбитражных судов) рубку леса в истории Рф. Она располагается в Иркутской области. Её площадь — порядка 15 000 гектаров. Это 21 000 футбольных полей. 15 июля публикации о данной рубке выйдут в ведущих европейских средства массовой информации, также и в ФРГ и Англии. Так как скандал — интернациональный: покупателем непонятной иркутской древесной породы оказался один из самых крупных мировой производитель и ритейлер мебели — IKEA.

На фоне скандальной ситуации в особенности любопытно, что выгодоприобретатель рубки — рядовой депутат иркутского Заксобрания Евгений Бакуров. Человек широкой российской публике неведомый. Леса вырубались под предлогом «ухода» за ними. Потом суды признавали разрешения на рубку нелегальными.

В беседе «Новой прессе» один из участвующих расследования, независимый специалист в области устойчивого лесопользования Денис Смирнов, ведает, как исполнялись «бакуровские рубки», как иркутские государственные служащие им содействовали, и по каким схемам вагоны непонятной древесной породы уходили на европейский рынок.

Место нелегальной вырубки леса в Иркутской области. Фото предоставлено Earthsight

«Санитар» играет с прокурором

— В собственном расследовании вы рассказываете о санитарных рубках леса, которые ведут компании парламентария Бакурова. Санитарные рубки, казалось бы, — это то, что необходимо лесу. Что с ними не так?

— Когда говоришь о санитарных рубках с людьми, близкими к лесному хозяйству, сходу возникает недоверие либо ухмылка. Так как в теории они подразумевают вырубку жертв и заболевших деревьев, но в современных российских условиях это нерентабельно, и на практике в последние двадцать лет санитарные рубки леса в Российской Федерации — это только метод заготовки ценной древесной породы в тех местах, где промышленные рубки или запрещены, или ограничены, также на особо охраняемых природных территориях и в защитных лесах.

Другими словами почти всегда назначение санитарной рубки — это метод обойти запреты.

Санитарной рубки — ухудшенный вариант производственных рубок: для последних однако бы установлена наибольшая площадь лесосеки — 50 га (в процессе проведения сплошных рубок. — Ред.). В рамках же санитарных рубок эта площадь не ограничена.

Денис Смирнов. Фото Елизавета Антонова

На Иркутскую область приходится около двенадцати процентов древесной породы, заготовленной в Российской Федерации по санитарным рубкам за прошедшие десять лет. В некоторые годы данное значение достигал семнадцать процентов. Другими словами Иркутская область — регион-лидер.

И, наверняка, неслучайно, самое звучное уголовное дело в российском лесном хозяйстве соединено конкретно с Иркутской областью: с неоправданно назначенной санитарной рубкой в заказнике «Туколонь», в рамках которого были задержаны влиятельные государственные служащие, в том числе экс главы министерства лесного комплекса области Сергея Шеверду.

Съемка: Елизавета Антонова и Earthsight

Герой расследования, депутат Евгений Бакуров, начал заниматься санитарными рубками еще в «нулевых» годах. И обширно развернулся, достигнув пика в 2019 году, когда его компании, по нашей оценке, вырубили около трети от площади санитарных рубок в регионе. При этом сами соглашения его компаний с министерством лесного комплекса (оно же — Агентство лесного хозяйства Иркутской области до июня 2016 г. Ред.) об аренде лесных участков в принципе не предугадывали санитарных рубок в защитных лесах: там была предусмотрена заготовка наименее 40 тысяч кубических метров древесной породы, приемущественно при рубках ухода. Но после заключения договоров проворачивался трюк: подписывались доп соглашения, которые позволяют вырубать уже сотни тысяч кубических метров в процессе санитарных рубок. По 14-ти допсоглашениям в защитных лесах было разрешено заготовлять больше 700 000 кубов древесной породы. 40 тысяч и 700 тысяч — чувствуете разницу? И у нас все есть основания считать, что и эта цифра не конечная.

СПРАВКА «НОВОЙ»

Евгений Викторович Бакуров родился 22 июня 1977 года в населенном пункте Корнилово Ужурского района Красноярского края. Среднюю школу он закончил в Северобайкальске. В 1999 году получил диплом Иркутского института инженеров жд транспорта по специальности «организация транспортировок и управление на жд транспорте».

По данным «SPARK INTERFAX», Бакуров является единственным участником 9 обществ с ограниченной ответственностью, которые занимают видное положение в лесопромышленном секторе Иркутской области, также ООО «Ангри», ООО «Вилис», ООО «Вертикаль-Б» и др. В 6 из них занимает должность гендиректора.

Кроме остального, он возглавляет Ассоциацию лесозаготовителей и лесоэкспортеров Иркутской области (в ассоциацию входят в главном находящиеся под контролем господином Бакуровым лица) и имеет статус личного бизнесмена. Является депутатом Законодательного собрания Иркутской области с 2018 года. Представляет партию «Гражданская площадка».

В соответствии с официальным данным о доходах парламентариев Законодательного собрания Иркутской области, за 2020 год господин Бакуров заработал 78,3 миллионов рублей, а в 2019 — 365 млн (44-е место в рейтинговом списке Форбс «Власть и средства»).

За прошедшие 5 лет незапятнанная прибыль его компаний составила 86 404 000 рублей, из них 56 274 000 — в 2020 году.

Он имеет в личной принадлежности 70 земляных участков общей площадью свыше 88,3 гектара, «Ниву» 1990 года выпуска, несколько большегрузов и тракторов, маломерные суда, также вертолет Westland Helicopters Ltd Gazelle AH.MK1 (гражданская версия французского универсального геликоптера, применявшегося в качестве противотанкового и военно-транспортного).

Бакуров обеспечивал финансами предвыборную гонку работающего главу региона Иркутской области Игоря Кобзева. Как докладывали «Принципиальные истории», которые связаны с Бакуровым компании «Ангри», «Экспортлес» и «Капель» перечислили в выборный фонд 12 миллионов рублей.

Денис Коротков

Катерина Рукавцова

Евгений Бакуров

В данной схеме, по моему мнению, масса нарушений. Во-1-х, законодательства о защите конкурентной борьбы: во время проведения аукциона на право заключения контракта аренды лесного участка всем участникам обязана быть предоставлена полная сведения об объекте, в том числе приемлимый размер заготовки. Тут же выходит, что на аукцион выставляется, выскажемся так, картина малоизвестного художника, а потом победителю, в качестве приятного приза, дается еще полотно Репина. 2-ое нарушение — в том, что санитарные рубки в большинстве узнаваемых нам случаев назначались без проведения нужного лесопатологического обследования. Другими словами спецы-лесопатологи не выезжали в лес, не определяли состояние деревьев, не определяли границ покоробленных либо заболевших участков, не давали заключения про то, нужны ли там санитарные рубки. И, может быть, самое основное, — когда мы приехали на деляны и исследовали их, было установлено, что лес не нуждался в санитарных рубках. Это был обычный здоровый лес без сколько-либо важного количества ослабленных и усыхающих деревьев.

«Помощь естественному восстановлению» на санитарных рубках компаний группы Бакурова — сплошная санитарная вырубка (2019) завалена порубочными остатками, из взрослых деревьев оставлена только береза (ООО «Вилис» №7-09 16.01.2009). Фото предоставлено Earthsight

В одном случае, когда акты лесопатологического обследования все-же были изготовлены, было установлено, что их делали, не выходя из кабинета: экс-руководитель Усть-Удинского лесные хозяйства Юрий Титов был приговорен за это к 4 годам 6 месяцам заключения. Он сфальсифицировал акты лесопатологического обследования, в соответствии с которыми леса будто бы были поражены грибными заболеваниями и стволовой гнилостью и нуждались в проведении сплошных санитарных рубок на площади 120 гектаров. Основываясь на этих актов одна из компаний Бакурова — ООО «ДипФорест» — вырубила 83 гектара леса. Уже после сделанного в официальном порядке проведенное спецами обследование продемонстрировало, что оснований для санитарной рубки не было.

Вред, оцененный в 13 миллионов рублей, по моему воззрению, смотрится заниженным. Для сопоставления — вред от нелегальной санитарной рубки в заказнике «Туколонь» площадью 120 гектаров составил 748 миллионов рублей.

— И выгодоприобретатели одобренной Титовым рубки, сами лесозаготовители, никакой ответственности не понесли?

— Никакой. Полностью.

— Правоохранительные и контрольные органы в принципе хоть как-то реагировали на бакуровские рубки?

— Областная и природоохранная прокуратуры, начиная с 2014 года и по 2021-й, полностью удачно оспаривали законность доп договоров, которые увеличивают размер рубок, приемущественно, за счет нелегально назначенных санитарных рубок. Однако драматичность в том, что оспаривали их позже после заключения, а спустя два-3 года, и за этот период времени компании успевали «освоить» больший, а почаще всего весь, размер санитарных рубок.

Кроме того, пока прокуратура эти допсоглашения оспаривала заключались новые.

Это смотрится, быстрее, как игра меж контролирующими ведомствами и дровосеками. Одним необходимо было заготовить древесную породу, и они её заготовляли. Иным необходимо было продемонстрировать, что они производят контроль,

и формально они это демонстрировали — выигрывали заявления и выпускали пресс-выпуск о борьбе с жульническим лесопользованием.

Рассмотрение дел в арбитражных судах само по себе также не останавливало рубок. Процессы в отношении компаний Бакурова растягивались в среднем на 4 месяца. И компании могли продолжать рубки все это время. Только в 3-х судебных разбирательствах из одиннадцати прокуратура ходатайствовала о применении мер обеспечительного характера в виде запрета на заготовку древесной породы. И лишь в 2-ух вариантах эти обеспечительные меры были приняты.

Однако и это не конец: после судебного вердикта об отмене доп договоров, которые разрешают прирастить объемы заготовки, у компаний Бакурова оставалась возможность подать обращение на пересмотр. Её рассмотрение также занимало порядка 4 месяцев. Другими словами доп 8 месяцев дровосекы себе выигрывали чисто на судах. Изучение фотографий со спутников продемонстрировал, что лишь в 2019 году и 2020-м за время изучения апелляционных жалоб дровосекы прошли «санитарными» рубками выше полутысячи гектаров леса.

Вид с воздуха на вал порубочных остатков на сплошной «санитарной» вырубке (2016-2017) в аренде ООО «Вилис» №7-09 16.01.2009. Фото предоставлено Earthsight

Все это дозволяет разговаривать о том, что господин Бакуров и его компании ощущали себя реальными хозяевами в лесу и не волновались о каких-то последствиях.

В данном свете любопытно, что в конце прошедшего года инвестпроект компании Бакурова ООО «Ангри», который предусматривает переработку 442,3 тысяч кубических метров древесной породы, был включен Министерством промышленности и торговли Рф в список наиважнейших. Говорилось, что в министерстве лесного комплекса идет работа по формированию лесных участков, которые будут переданы без аукциона трем иркутским компаниям, которые вошли в список Министерства промышленности и торговли.

— Две другие компании не бакуровские?

— Нет, однако они также размещаются в Братске.

За копейки

— Сколько гектаров леса было пройдено бакуровскими санитарными рубками?

— Приблизительно 15 тысяч гектаров за период с 2009 по 2020 год. Это 21 428 футбольных полей.

Более территории государственного парка «Лосиный полуостров». При этом нами были найдены сплошные рубки площадью в 200–300 гектаров. В особенности меркантильным смотрится проведение сплошных рубок в водоохранных зонах вдоль побережья Братского искусственные водоёмы, где древостой вырубался всецело до границы безлесной полосы берега. По нашим оценкам, в процессе этих рубок могло быть нелегально заготовлено приблизительно 2 млн кубических метров древесной породы. Сделать точную оценку суммы вреда на данный момент нельзя, но ясно, что это 10-ки млрд рублей.

Погрузочная площадка на береговой полосе Братского искусственные водоёмы, которая используется для транспортировки древесной породы ООО «Калинов мост». Фото предоставлено Earthsight

— А сколько сам Бакуров платил за аренду лесных участков?

— В собственном прошлогоднем интервью, оценивая убытки, которые будто бы несет правительство в итоге ограничений на проведение санитарных рубок в Иркутской области, депутат Бакуров заявлял, что средняя арендная плата составляет 100 руб. за кубический метр расчетной лесосеки. Но в материалах судебных дел есть информация по четырем доп соглашениям, которые разрешали его компаниям санитарные рубки общим размером 139,5 тысяч кубических метров древесной породы.

Там плата за кубический метр сомневалась от 5,51 до 17,46 руб., а усреднённая плата составила 7,45 руб. за куб.

Еще по двум доп соглашениям, где две третьих размеров составляла древесная порода от санитарных рубок, средняя арендная плата составила 24,05 руб. и 39,41 руб. за кубический метр ликвидной древесной породы.

Для сопоставления, по итогам проведенных в 2020 году в Иркутской области аукционов на заключение договоров купли-реализации лесных насаждений средняя цена 1-го кубического метра древесной породы составила 809 руб.

Настолько символический размер платы для компаний Бакурова был обоснован применением понижающего коэффициента для ставок платы за заготавливаемую в процессе санитарных рубок древесную породу в общей сложности с вначале низкими ставками платы за заготовку древесной породы в арендных участках. Однако даже если взять за базу нареченную им самим среднюю цена кубического метра, то выйдет, что его компании недоплачивали государству от 60 до восемьдесят пять процентов цены заготовленной древесной породы.

IKEA. Сбой?

— Куда Бакуров продавал иркутские леса?

— Естественно, прежде всего, в Китайскую Народную Республику, являющийся самым пользующимся популярностью направлением для экспорта древесной породы из Восточной Сибири. Бакуров заходит в количество одних из самых крупных иркутских поставщиков кругляка на рынок Китая — тарифная норма связанных с ним компаний ООО «ЭкспортЛес» и ООО «Ангри» на вывоз сосны обычной в 2020 году составила примерно 1,1 млн кубических метров. Одновременно, существенная доля его древесной породы продавалась на рынке внутри страны. По данным гос системы «ЛесЕГАИС», в 2018–2021 гг. аффилированное с Бакуровым ООО «Капель» поставляло древесную породу пятидесяти организациям из России, в том числе четырнадцать,которые имеют сертификаты FSC и PEFC (межгосударственные системы добровольческой лесной сертификации. — Ред.). В их числе ведущие деревообработчики региона: АО «Группа «Илим», ООО «Илим Тимбер», ООО «ДеКом», ООО «ТМ «Байкал», ООО «Лесобалт». Согласно данным цепочкам древесная порода с непонятных санитарных рубок могла попадать в государства Евросоюза, Англию, Японию.

Сходу три трудных цепочки привели нас к наикрупнейшему мировому ритейлеру — IKEA.

1-ая [цепочка] связана с продажей древесной породы в Китайскую Народную Республику через пограничный переход Забайкальск–Маньчжоули. Согласно мнению самого Бакурова, на китайской стороне проводилась первичная переработка кругляка, после этого древесная порода поступала на предприятия-продавцы IKEA, которые находятся в регионы Шаньдун около города Циндао. Оттуда продукция распространялась во всем мире по сети магазинов IKEA.

2-ая цепочка связана с компанией, которая располагается в Братске — практически через стену от компании Бакурова «ЭкспортЛес». Это компания «Фуррор». Она производит пиломатериалы, качественные окна и двери, ламель (заготовку для мебельного щита. — Ред.) и сам мебельный щит. Заготовку для мебели, изготовленную из бакуровской древесной породы, «Фуррор» высылал через Владивосток в Индонезию, на полуостров Ява, где работает компания PT Karya Sutarindo. Данная компания — долголетний партнер IKEA. Она производит детскую мебель. Миллионы единиц этой мебели раз в год попадают отсюда в магазины IKEA во всем мире, также и в Европу, США и Японию.

Вагоны, загруженные бревнами, на ж/д станции Гидростроитель в Братске, недалеко от погрузочного тупика ООО «Капель». Фото предоставлено Earthsight

3-я цепочка также связана с организацией «Фуррор». Она продавала ламель и мебельный щит на одну из фабрик IKEA в Российской Федерации. Их 4 в государстве. И их продукция продается как на внутреннем, так на межгосударственном рынке. На какую конкретно шли поставки — пока непонятно.

Согласно мнению руководителя организации «Фуррор», доля «икеевских» заказов составляла от 50 до семьдесят процентов в размере поставок компании.

— Как IKEA в принципе допустила закупки настолько непонятной древесной породы?

— Когда мы нашли эту компанию в числе покупателей, мы были чрезвычайно удивлены. Так как IKEA — мировой лидер в продвижении ответственного лесопользования. И, вроде как, приобретая её продукты, ты должен быть думает, что покупаешь нечто из трепетно заготовленной древесной породы. Все их продавцы — сертифицированы по эталонам FSC. А также, у IKEA есть собственная система проверки поставщиков: есть штат служащих, которые ездят на места и инспектируют, как заготовка древесной породы соответствует требованиям своего эталона IKEA, который включает бесспорное доказательство правопорядка сырья. Кроме того, они нанимают для проверочных мероприятий наружных аудиторов. И вдруг вся эта система дает этот сбой… И, по меньшей мере, с 2016 года никто не замечает, что одним из источников древесной породы являются безосновательные вырубки здоровых древостоев в защитных лесах под видом санитарных рубок. Мы полагаем, что данный сбой не был случайным.

Кукольный домик — подвесная полка «Флисат» на сплошной «санитарной» вырубке 2016 г. в защитных лесах (нерестоохранные полосы) в арендном участке компании ООО «Вилис», который с 2010 по 2020 г. был сертифицирован по эталонам FSC. Фото предоставлено Earthsight

Сертификацию компании Бакурова по системе FSC производила российская аудиторская организация «Лесная сертификация». Аудиторы этой компании раз в год с 2010 по 2020 год приезжали на арендные участки, где шли санитарные рубки, и имели доступ ко всем документам. Однако почему-либо не наблюдали, что там случается. Почему? Здесь, по всей вероятности, проявляется базовая слабость добровольческой лесной сертификации: услуги аудитора оплачивает клиент. Аудиторская компания не заинтересована в том, чтоб очень агрессивно вести себя по отношению к клиенту, так как может его утратить. Что с этим делать — пока неясно. О остальных вероятных причинах «слепоты» аудиторов мы можем лишь догадываться, но есть увлекательный момент: обсуждая беззаконность доп договоров к договорам аренды леса, аудиторы сообщают, что вину за их заключение, на их взор, лежит лишь на министерстве лесного комплекса. Процитирую: «Если б ООО «Вилис» (компания Бакурова, которой был выдан сертификат FSC. Ред.) либо лично Евгений Бакуров имели отношение к нелегальному назначению санитарных рубок, то, во-1-х, органы охраны правопорядка завели бы надлежащие уголовные производства, а во-2-х, министерство лесного комплекса Иркутской области аннулировало бы соглашения аренды с этим арендатором». Другими словами компании Бакурова, как считают независимой аудиторской компании, будто бы ни в чем же не повинны, а повинна «сложившаяся в субъекте практика». Показательно, что по какому-то совпадению, спустя всего двое суток после того, как руководитель ООО «Лесная сертификация» выслала Earthsight это письмо, тот сертификат FSC на лесоуправление у компании Бакурова был отозван. При этом, цепочка поставок древесной породы компаний Бакурова все еще остается сертифицированной по эталонам FSC. А также, у него в апреле текущего года возник сертификат на лесоуправление по иным эталонам — PEFC, который был выдан все этим же ООО «Лесная сертификация».

7 июня Earthsight направила главным фигурантам расследования письма с предложением откомментировать выявленные нарушения. 15 июня представитель IKEA ответил. Ответ вышел двойственным: компания, с одной стороны, не признала приобретение нелегальной древесной породы, с иной стороны, сказала, что в течении нескольких месяцев сама вела изучение поставок из Сибири, в том числе изучаемую цепочку (другими словами от компаний Бакурова.Ред.), и пришла к решению закончить закупки оттуда. На уточняющие вопросы — когда конкретно компания закончила закупки, что стало основанием для принятия этого решения — в IKEA не ответили.

Погрузка лесовозов в одном из арендных участков ООО «Вилис». Фото предоставлено Earthsight

29 июня IKEA выпустила обращение, в котором сказала, что увеличивает меры контроля за продавцами. И, самое основное, всецело прекращает приобретение древесной породы, приобретенной в итоге санитарных рубок в дальневосточном регионе и в Сибири.

— Как нередко популярные бренды приобретают нелегальную древесную породу?

— Бизнес до недавнего времени был склонен брать то, что недорого стоит, несмотря на издержки, также репутационные. Возникновение добровольческой лесной сертификации в девяностых годах стало ответом экологического общества на безответственное поведение лесопромышленников — попыткой сделать их ответственными при помощи рыночных рычагов.

В Российской Федерации в текущее время по межгосударственным эталонам FSC и PEFC сертифицировано приблизительно 70 млн гектаров. Это сорок два процента от площади всех арендных участков в государстве. Но, как мы уже говорили, добровольческая лесная сертификация имеет основополагающие недостатки.

Потому вместе с рыночными мерами в продвинутых странах — США, Стране восходящего солнца, Австралии, в государствах Евросоюза и Англии — были утверждены законопроекты, которые вводят ответственность для импортеров за ввоз нелегально заготовленной древесной породы. Ответственность — от штрафов до тюремных сроков.

Политики сделали свое дело, но возникла иная трудность — правоприменение. Органы охраны правопорядка, вероятно, пока заняты решением остальных вопросов, а нелегальную торговлю древесной породой они вроде бы дали на аутсорс «зеленым». Однако у общественных объединений нет таковых возможностей и таковых ресурсов, как у страны. И последствие этого «аутсорса» — чрезвычайно маленькое число дел, заведенных по факту импорта нелегальной древесной породы. Приемлим, в Штатах я знаю всего три варианта: два были соединены с Gibson Guitar — популярным производителем гитар, которые завозили нелегальную древесную породу ценных пород из Индии и Мадагаскара. И в 2016 году был звучный случай с большим торговцем паркета Lumber Liquidators, которого штрафанули на 13 млн долларов за закупки паркета из нелегально заготовленного российского дальневосточного дуба.

В Европе нарушители к текущему времени отделываются чрезвычайно незначимыми штрафами.

Посадить столбик

— Вели ли компании Бакурова хоть какое-то лесовосстановление?

— Евгений Бакуров в беседе и общественных выступлениях любит заявлять о необходимости искусственного лесовосстановления после каждой сплошной санитарной рубки — или саженцами, или посевом. Однако практика со словами расползается. Даже если судить по официальным отчетам его компаний, искусственное восстановление было применено только на 24–двадцать восемь процентов от площади проводимых ими сплошных санитарных рубок. А если глядеть на документы арбитражных судов, то мы увидим и случаи, когда компании Бакурова или уклонялись от обязательств по лесовосстановлению, или давали неверную данные:

отчитывались о его проведении, но на самом деле — не проводили. В процессе собственного расследования мы побывали на одном из участков леса, бывш?? вырублен сплошной «санитарной» рубкой в 2019 году. На нем стоит столбик, на котором написано, что в 2020 году там сделали культуры сосны. Однако мы не узрели ни посадок, ни даже следов каких-либо предварительных работ.

Сплошная «санитарная» рубка, которая была проведена в апреле-мае 2019 г., в выд. 22 и 24 кв. 80 Левобережной дачи Братского участкового лесные хозяйства Братского лесные хозяйства. Информация на нижней щеке деляночного столба о разработке культур сосны: «80-24 ЛКС-20 S-2 га» (кв. 80, выд. 24, лесные культуры сосны, 2020 г., площадь 2 га). Фото предоставлено Earthsight

Другими словами на практике почти всегда компании Бакурова оставляли вырубки на естественное заращивание. Когда там вырастет хвойный лес — сообщить тяжело. На посещенных нами лесосеках все взрослые деревья хвойных пород были вырублены, а подрост и молодняк уничтожен, завален порубочными остатками. В итоге даже почти все годы спустя на месте вырубленных лесов остаются пустоши, которые зарастают травкой, при самом хорошем варианте — березовым и осиновым подростом.

— Как портфель Бакурова в принципе типичен для Российской Федерации?

— Отталкиваясь от того, что на санитарные рубки приходится 1/7 от общего размера лесозаготовок в Российской Федерации, можно точно сообщить, что он не единственный. При этом почти всегда санитарные рубки проводятся с нарушениями. Схему с заключением доп договоров — также изобрел не он.

Мне понятно по меньшей мере о полутора 10-ках таких же ситуаций.

Все же нельзя не согласиться с тем, что

Бакуров является броским примером того, как можно «отлично» применять существующую в лесном хозяйстве положение дел: отсутствие муниципального контроля за лесопользованием,

возможность получения фактически бесплатного доступа к древесной породе под предлогом санитарных рубок, сразу минимизировав «нецелевые» траты, вроде издержек на лесовосстановление и вложений в транспортную инфраструктуру.

Подобное трудное положение дел в лесном хозяйстве Рф соединено со обилием причин. Естественно, охото сообщить про недостаточное финансирование лесной сферы, недостаток инспекторов, но это, в действительности, лишь следствие. Даже один сотрудник быть может «в поле воякой», если ощущает за собой поддержку страны и общества. У нас же пока складывается подобное положение дел: на официальных заседаниях все говорят о необходимости соблюдать правила использования лесом, о необходимости лесовосстановления. Однако, выходя в коридор, эти же люди говорят: «Юноша, ну ты же понимаешь, как дела делаются. Необходимо средства делать». И так все лесное хозяйство в Российской Федерации преобразуется в добычу бревен.

— Есть какие-то 5, 6, 7 шагов, которые нужно сделать, чтоб в корне поменять положение дел?

— Есть шаги, которые нужно принять в короткосрочной перспективе. Во-1-х, не назначать и не согласовывать санитарных рубок. Нереально на данный момент обеспечить их законность. И, даже больше, в них нет сейчас последней необходимости. Во вторых, необходимо завлекать к ответственности выгодоприобретателей нелегальных рубок. В том же портфеле Бакурова ответственность понес только руководитель 1-го лесные хозяйства, а те люди, которые извлекли из рубок выгоду — нет.

Аренда ООО «ДипФорест». Сплошная «санитарная» рубка 11.02-14.03.2020 г. в выд. 13 кв. 479 Верхнеилимская дача, Верхнеилимское участковое лесничество, Нижнеилимское лесничество (ООО «ДипФорест» контракт №91-295/11 04.08.2011). Не оставлено семенных деревьев либо куртин хвойных пород. Подрост и тонкомер хвойных пород уничтожен. Фото предоставлено Earthsight

На данный момент в суде изучается заявление Братского межрайонного природоохранного прокурора о взыскании с компании Бакурова «Вилис» в пользу Братского района 476 миллионов рублей вреда, причиненного лесам от нелегальных, как полагает прокуратура, санитарных рубок. Эти рубки выполнялись в рамках 1-го из доп договоров, по которым лесозаготовители получили право вырубить около 700 тысяч кубических метров. Другими словами наконец контрольные органы предъявили 1-ый «счет» за совершённое. С иной стороны, заявление скитается из суда в суд уже больше года и может оказаться, что прав Бакуров, утверждая, что «подобные, как я, не утопают».

Органы государственной власти государств, где есть нормативно-правовые акты, которое противодействует ввозу продукции из нелегально заготовленной древесной породы, и куда могла попасть древесная порода от компаний Бакурова, в конечном итоге должны перейти от слов к делу — выявить всех вероятных покупателей в данной истории и найти степень их ответственности в рамках закона.

Полностью реально, что FSC в ближайшее время воспретит сертифицировать древесную породу от санитарных рубок. Однако на данный момент основное для данной организации — вернуть к для себя доверие, а с этой целью нужно разобраться с предпосылкой провала аудиторов и сделать это очень открыто.

Если разговаривать о длительной перспективе, то нужна базовая реформа лесного хозяйства. Необходимо закончить пионерное освоение тайги, возвратиться в староосвоенные леса, где есть условия для осуществления интенсивного лесного хозяйства, который включает те же высадки хозяйственно ценных пород и длительный уход за ними. Делать то, что отлично выходит в скандинавских государствах, которые даже при маленький территории занимают лидирующее положение в мире в заготовке и переработке древесной породы. Однако при всем этом к тому же сохраняя одичавшие таежные леса, что на данный момент очень принципиально, беря во внимание их роль в решении трудности глобального изменения климата.

СЭМ ЛОУСОН, РУКОВОДИТЕЛЬ EARTHSIGHT:

Мы показали интерес к Иркутской области, так как тут заготавливается больший, по соотношению с иными субъектами Российской Федерации, размер древесной породы, и имеются чрезвычайно суровые трудности с незаконными рубками. Фигура Евгения Бакурова заинтриговала нас потому, что он на публике хвастался поставками собственной продукции IKEA.

Мы желаем, чтоб IKEA больше отлично употребляла свое воздействие для защиты лесов, и подозрительные цепочки поставок компании представляют для нас особенный интерес.

Данный портфель – непременно, одно из самых крупных дел о нелегальных рубках, с которыми мы когда-или сталкивались. Властным структурам России нужно делать больше, чтоб взнуздать лесозаготовительные компании. Необходимы корректировки в законы и постановления, чтоб они лучше защищали леса и продуктивнее предупреждали нелегальные деяния. Актуально нужны широкие усилия по противодействию коррупционным проявлениям. Однако ответственность также лежит на государствах Евро Союза и США, извлекающ?? выгоду из размеренных поставок дешевенькой российской древесной породы. Им необходимо делать больше, чтоб приостановить поток нелегальных лесоматериалов.

Нормативно-правовые акты в Европе (как в Евросоюзе, так и в Англии) просит, чтоб вся ввозимая древесная порода была заготовлена в государстве собственного происхождения на легитимных основаниях. Однако, что принципиально, европейские законы также требуют, чтоб импортеры проявляли «должную осмотрительность»: они должны осознавать, откуда поступает применяемая ими древесная порода, и принимать конструктивные меры, чтоб уменьшить опасности получения нелегальной древесной породы. К несчастью, почти все государства Европы не сумели подабающим образом ввести и обеспечить выполнение этих законов. Сертификация FSC сейчас, как досадно бы это не звучало, также не может дать гарантию правопорядка древесной породы. Этой системе также необходимы перемены.

Мы будем добиваться реакции на «портфель Бакурова». Прежде всего – от Евросоюза и властных структур России, также от FSC и IKEA. Его древесная порода заходит в цепочки поставок почти всех организации из России, которые занимались экспортом в Европу, также ряда наиболее крупных организаций государства. Данный случай указывает, что в текущее время практически никакой российской древесной породе нельзя доверять.

Если ЕС и Англия будут верно использовать свои законы, это вправду очень стукнет по российскому экспорту. В 2020 году Российская Федерация поставляла на экспорт в Евросоюз древесную породу и изделия из дерева стоимостью примерно 3,3 миллиардов долларов. Это больше четверти общего экспорта государства, и сюда не заходит древесная порода, которая поступает в Европу в некоторой степени – через Китай либо Индонезию. Для этого множества древесной породы нет альтернативного рынка.

Индивидуальные санкционные меры в отношении Бакурова и его компаний сомнительны: закон ЕС об импорте древесной породы не предусматривает наказания для компаний-поставщиков. Однако российские лесозаготовители несут вину за свои правонарушения в согласовании с законом Российской Федерации. Чтоб помешать нарушителям, властные структуры России должны очень срочно провести расследование и принять надлежащие меры в случае доказательства беззаконности.

P.S. «Новая газета» дает компании IKEA посадить нелегально вырубленный лес в Сибири. Где и как это сделать — предмет для обсуждения.

P.P.S. Евгений Бакуров на запрос «Новой газеты» с просьбой откомментировать данные Earthsight не ответил.

Иван Жилин


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.