Бегловым выйти из «бункера»

Бегловым выйти из "бункера"

Как передаёт журналист Москов Пост в Ленинградской области, СК Россия по ЛО начал уголовное расследование в отношении генерального директора и соучредителя ряда структур ГК «Лосево» Эльдара Беглова. Он подозревается в сокрытии денег, которые требовались для погашения налоговой задолженности ГК.

В «Лосево» уже дали комментарий по поводу положения дел, назвав претензии безосновательными и выделив, что с налоговиками расплатились. Однако просто так уголовные дела не возбуждают, а текущая положение дел способна стукнуть не лишь по «Лосево» и Эльдару Беглову, да и согласно его авторитетному папе, авторитетному предпринимателю и долголетнему управленцу «Лукойла» Али Беглову.

Али считается выгодоприобретателем и заступником ГК «Лосево». Группу основали в 2006 году на базе разорившегося совхоза «Сосновая горка». Она занимается созданием продуктов из молока, развивает кулинарию по производству полуфабрикатов и управляет своими фирменными магазинами.

Главные активы группы поделены меж сыновьями Али — Эльдаром и Наилем Бегловыми, также старым партнером их отца Александром Мауером. Эльдар является генеральным директором в ООО СХП «Лосево», где его младший брат Наиль обладает семьдесят пять процентов, а Александр Мауер — двадцать пять процентов.

Следователи уверены, что Эльдар Беглов сокрыл деньги СХП, по которым должны была быть взыскана недоимка по налоговым платежам и страховым взносам на сумму в 6 миллионов рублей. Сотрудники правоохранительных органов заявляют, что в 2020 году он потребовал перечислить дебиторскую долг на контрагентов компании, но не на счета СХП «Лосево».

Если его вина будет подтверждена, выйдет, что компания не лишь допустила появление налоговой задолженности, но к тому же не хотела её платить. Вообщем, «Лосево» не 1-ый год испытывает экономические затруднения.

Невзирая на выручку в 311 миллионов рублей, незапятнанный доход структуры за 2020 год составил всего 3,1 миллионов рублей. Уменьшается создание, а вместе с ним и штат компании, который в прошлом году оставило примерно 40 человек. Однако и это не главная трудность. Она в другом — в отношении ГК подано огромное количество заявлений от кредиторов. Самые большие претензии у «Райффайзенбанка», требующ?? с 7 организаций группы порядка 74 миллионов рублей.

Преступный «шлейф»

При этом, если Эльдара Беглова признают виноватым, он станет уже не первым членом собственной семьи, у кого были трудности с законом. Таким быть может и его отец Али, выходец из бурных девяностых годов. Как докладывало издание СМИ, «в 90-х Али Беглов был осужден Московским районным судом Санкт-Петербурга за вымогательство средств у водителей такси у отеля «Пулковская» на два года и 2 месяца заключения с изъятием собственности. В ряде специализированных порталов имя Беглова связывают с «Казанской» группировкой и «Саратовской ОПГ».

На свободу он вышел сходу после суда: был зачтен срок, отбытый в «Крестах» в процессе следствия в 1990-1992 гг.

И видится, что Али совершенно не случаем работал с водителями такси конкретно у отеля «Пулковская». Ведь конкретно в ней до этого находился штаб популярного на всю Российскую Федерацию преступного лидера Владимира Феоктистова (близкие сподвижники называли его «Фека»).

Как сообщает «Фонтанка», сам Беглов начинал с улицы, а потом его принимали конкретно как человека из окружения Феоктистова. И найти его также было довольно легко — в той отеле «Пулковская». Будто бы, срок за вымогательство и время в Крестах дали возможность Али Беглову получить нужные связи и авторитет в околокриинальных кругах. Потом это должно было сыграть вескую роль еще применительно к команде «Феки».

Но самого знаменитого «авторитета» уже издавна нет в живых, а Беглов, вероятно, стремительно осознал, что куда больше средств можно заработать в законной плоскости, в особенности во всем, что соединено с топливом и ресурсами.

В нефтяном бункере

В конце девяностых Али Беглов возглавил специализирующееся на бункеровке морских судов ООО «ЛУКойл-Нева», которое некое время спустя переименовали в «ЛУКойл-Бункер». Это аффилированная организация ПАО «Лукойл». Как конкретно он оттуда попал, не имея опыта в сферы, до конца неясно. Как заявляют злые языки, с работой в большой компании имели возможность оказать помощь знакомые из околокриминальных кругов. И даже больше того, могли через него пробовать держать под контролем деятельность структуры.

Как позже вспоминал один из участвующих нефтяного рынка тех лет Максим Фрейдзон, будто бы Али Беглов был избран «Лукойлом» как человек, «вхожий в узенький ленинградский бандитско-чиновничий круг».

Информационная схема издания «Фонтанка» о бизнесе Али Беглова и его семьи

Как будто Беглов был интегрирован в силу собственного прошедшего и реального в тот коллектив, который занимался продуктами нефтепереработки, сообщил Фрейдзон. При всем этом он допускает, что Беглов мог исправно отдавать долю государственным служащим. Его речь пересказывает «Радио Свобода» (признано иностранным агентом на территории Российской Федерации).

При любом варианте, под управлением Беглова компания сделала большой шаг вперед, захватила позиции не лишь в Балтийском, да и в Белом, Баренцевом морях, территории Азово-Черноморского региона. Что все-таки касается поделившегося своими откровениями Фрейдзона, то он также впрямую столкнулся с Бегловым в контексте «бункерного» нефтяного бизнеса.

Когда-то вместе со своим партнером Дмитрием Скигиным он обладал двадцать девять процентов организации «Сигма», которой принадлежали акции нефтедобывающей организации «Совэкс». Она обслуживала аэродром Пулково в Санкт-Петербурге. Однако в 2007 году «Совэкс» приобрели «Лукойл» и «Газпром».

Позднее Фрейдзон говорил, что экспорт продукции нефтепереработки тогда был всецело централизован, и завязан на лихтенштейнскую организацию «Горизонт» и отчасти на «Бэнк оф Нью-Йорк». «Совэкс», ПНТ и ПТК – это был единый кустик. Очередной валютный поток был связан с портом, который оказался под их контролем через организацию «ОБИП» (Объединение банков, которые инвестируют в порт).

Управлял организацией «ОБИП» Александр Дюков, главным обладателем была организация «Насдор», зарегистрированная в Лихтенштейне. Одним из выгодоприобретателей будто бы был «знатный» предприниматель Илья Трабер, которому ни один раз причисляли попытки установить контроль над портами Петербурга, и, в особенности, за операциями на нефтяном и газовом рынке города.

В предстоящем уже указанная организация «ОБИП» стала управляющей компанией питерского порта. И распродавала портовые активы: всё снабжение Северо-Запада, и города Москва, и вся европейская часть государства «поправлялись» через петербургский порт.

Позже Фрейдзон предъявит заявление в суд в отношении Дюкова, главы всего ПАО «Газпром» Алексея Миллера, также бывшего руководителем «Лукойл-Бункера» Али Беглова. С них бывший бизнесмен просит 540 миллионов рублей за долю в «Совэксе» — думает, что недоплатили. Вместе с тем согласно мнению Фрейдзона, Беглов был всецело в курсе той ситуации.

Максим Фрейдзон пробует получить с Али Беглова и остальных топов Лукойла и Газпрома полмиллиарда рублей

С того времени прошло много лет. Сам Беглов проработал генеральным директором «Лукойл-Бункер» до 2016 года, после этого, скорее всего, впритирку начал заниматься иными проектами, но связи не терял. В числе новых бизнесов Бегловых как раз и была ГК «Лосево», которая специализируется на молочной продукции.

При всем этом положение дел в «Лукойл-Бункере» при Беглове было очень разноплановым. Могли ли из компании выводиться средства, вопрос, но в 2019 году она была ликвидирована с убытками в 494 миллионов рублей. Вообщем, осложнение ситуации происходило еще при Али, когда с 2014 по 2015 год прибыль компании в один момент обрушилась на 291 миллионов рублей.

Молвят, что уходу Беглова будто бы предварял рост напряженности его отношений с владельцем «Лукойла» Вагитом Алекперовым. Слухачи списывают это на какие-то трудности, которые будто бы появились у «Луйойл-Бункера» с страной во время управления Али. Однако подтверждений данному нет.

Потом средства массовой информации сообщали, что в 2018 году Беглов возвратился в «Лукойл-Бункер», но в записях ЕГРЮЛ компании подтверждений данному нет. Сама компания, напомним, была ликвидирована в 2019 году. У её правопреемника, ООО «Лукойл-Маринбункер», в руководстве Беглова также не увидено.

Али Беглов имеет сейчас отношение лишь к одному организации – ООО «Си Инженеринг», где его младшим партнером является Игорь Кувшинов. У последнего сто процентов еще в 2-ух компаниях – «Прогресс-Продуктом нефтепереработки» и «Инвестстроем». Это нефтяная часть бизнес-империи бизнесмена.

К пищевому же бизнесу, в каком его сын Эльдар стал фигурантом уголовного дела, он формально отношения не имеет. Однако почти все думают, что само предприятие было организовано на средства, приобретенные от «Лукойла» и в процессе дележа рынков Петербурга в 90-ые и нулевые годы. Конкретно Эльдар выступает совладельцем сходу 9 компаний группы, почти все из которых сейчас терпят убытки.

А ведь в своё время Али Беглов пробовал попасть в политику, что посодействовало бы значительно понизить опасности для связанного с его родственниками бизнеса. Как утверждали создатели веб-сайта «Солидаризм», будто бы он даже будто бы пробовал заявиться на голосование главу региона Санкт-Петербурга, отодвинув В.А. Матвиенко.

Вероятнее всего, на данный момент он жалеет, что не сумел капитализировать свои бизнес-достижения в политическую плоскость — может быть, и тогда претензий налоговиков к сыну получилось бы недопустить.


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.