Хлебный передел

Как ВТБ Андрея Костина контролирует экспорт зерна из России

Хлебный передел

Экспорт зерна с начала прошлого года стал предметом политических спекуляций. Его связывают с ростом цен на продукты и будто бы пытаются ограничивать. На самом же деле под шумок идёт активный передел рынка. И всё более сильные позиции на нём занимает зерновая империя, созданная вокруг государственного банка ВТБ.

если цыплят считают по осени, то хлеб – в середине лета. Аграрный сезон начинается 1 июля, на старте уборочной кампании. Тогда же подводят результаты работы за год. Итак, в агросезоне 2020–2021 годов из страны было вывезено 49 млн тонн зерна (в эту цифру ещё не вошли данные за июнь по экспорту в страны ЕврАзЭС). То есть получилось на 7 млн тонн больше, чем в предыдущем сезоне. И это несмотря на экспортные квоты и пошлины, которые Минсельхоз ввёл якобы для сдерживания экспорта. Впрочем, о его ограничении, как правило, говорят лишь официальные СМИ, пытающиеся успокоить население. Тем временем в документах Минсельхоза прямо прописано, что ведомство должно стимулировать экспорт сельхозпродукции. И цифры показывают, что ему это вполне удаётся. Если принять это во внимание, то вовсе не удивительно, что внутренние цены на зерно и продукты его переработки продолжают расти. Кто же на этом зарабатывает?

На государственных деньгах

Основную роль на экспортном рынке по-прежнему играют компании, созданные в 1990-е на Юге России. Прежде всего это ростовские «РИФ» и «Астон», неизменно входящие в топ-5 экспортёров. Однако их упорно теснят амбициозные новички, наиболее активными среди которых являются структуры, связанные с банком ВТБ.

О намерении главы госбанка Андрея Костина войти в зерновой бизнес стало известно в 2019 году. Тогда СМИ сообщали, что Костин написал в Кремль письмо, в котором известил о желании банка объединить под своим крылом зерновые терминалы Новороссийска и Тамани – именно через эти порты идёт львиная доля экспорта. В связи с этим банк попросил помощи государства в создании вертикально интегрированного холдинга, который должен взять на себя функции «ведущего трейдера российской пшеницы». Среди прочего Костин просил расширить и модернизировать железнодорожную и автомобильную инфраструктуру на подъездах к портам. Судя по всему, государственные инвестиции в развитие транспортных путей ему продавить удалось. На днях появилась информация о том, что в строительство перегрузочного терминала у Новороссийского порта будет вложено 46 млрд рублей. Об источнике этих денег пока не сообщается, однако ранее публиковались данные о том, что в недрах контролирующей порт госкомпании «Транснефть» (ей принадлежит около 60% акций) обсуждаются инвестиции в развитие портовой инфраструктуры. Речь шла о 108,4 млрд рублей в период до 2029 года. Видимо, пока что сторговались на половине.

Глава ВТБ Андрей Костин
Фото: КоммерсантЪ

Конечно, «Транснефть» может что-то заработать на этих инвестициях, однако порт для неё всё же актив непрофильный. Залог её процветания – трубопровод, а портовых мощностей по перевалке нефти сейчас в избытке, утверждают эксперты. Так что не исключено, что огромные вложения в порт могли быть нужны банку. И вполне вероятно, что созданные на деньги «Транснефти» мощности будут использоваться именно для обработки зерна и других сельхозпродуктов, таких как растительное масло.

Скупщик активов

А чем нагрузить порт, у Андрея Костина найдётся. Пока шли аппаратные войны за инвестиции в инфраструктуру, ВТБ с размахом скупал зерновые активы. Началось всё с того, что банку досталась доля Новороссийского комбината хлебопродуктов (НКХП), который обладает мощностями для хранения и перевалки огромного количества зерна. До этого НКХП входил в бизнес-империю Зиявудина Магомедова. Однако миллиардер в 2018 год был арестован по подозрению в хищении 11 млрд бюджетных рублей. Кстати, Новороссийский порт тоже некогда принадлежал «Сумме» Магомедовых, и свои акции братья продали «Транснефти» уже из СИЗО, где и находятся по сей день.

Зиявудин Магомедов

Ещё один важный шаг ВТБ на зерновом рынке – получение контроля над «Русагротрансом». Это крупнейший в России владелец вагонов-хопперов, которые используются для перевозки зерна. Для этого ВТБ купил 50% плюс одну акцию в головной компании транспортного холдинга РТК, выложив за это не менее полумиллиарда долларов. Точная сумма сделки не известна, но незадолго до неё РТК намеревался проводить IPO, и компания получила оценку 1,3–1,6 млрд долларов.

Именно после этих вложений многим стало очевидно, что банк решил всерьёз заняться зерном, иначе зачем было вмешиваться в бизнес успешной транспортной компании и врываться до размещении её бумаг на бирже? Затем последовал ряд других крупных приобретений. Но особо стоит сказать о последней сделке – с украинской компанией Kernel. Именно она до 2020 года владела зерновым терминалом в порту Тамань на паях с международным зернотрейдером Glencore. Kernel принадлежит украинскому олигарху Андрею Веревскому, который давно обосновался в десятке самых богатых бизнесменов «незалежной» и числился первым номером в неофициальном рейтинге крупнейших землевладельцев Украины. Kernel приносила олигарху по 100 млн долларов в год чистой прибыли, и, по некоторым данным, Веревский активно финансировал операции ВСУ в Донбассе.

Владелец «Закромов Родины»

Таким образом, всего за два-три года ВТБ собрал под своим крылом огромное число зерновых активов. По различным оценкам, уже как минимум треть российского зерна экспортируется при участии структур, подконтрольных ВТБ. Поначалу участникам рынка казалось, что банк пытается сформировать зерновой гигант под названием «Деметра-Холдинг», чтобы потом выгодно продать его профильному инвестору, а может быть, вывести на биржу. Однако дело пошло по другому сценарию. Половину «Деметра-Холдинга» банк продал двум частным компаниям. Это АО «Агронова», за которым стоит бывший бенефициар питерской «Балтики» и глава Олимпстроя Таймураз Боллоев, а также «Марафон Групп», связанная с зятем главы МИДа Сергея Лаврова Александром Винокуровым.

Тем не менее вряд ли можно говорить о том, что банк многое потерял. «Деметра-Холдинг» стал владеть ещё и половиной Объединённой зерновой компании (ОЗК). Она имеет не только особый статус, но и примечательную историю. Создана ОЗК была в 2009 году на базе агентства по регулированию продовольственного рынка России. Новой коммерческой структуре отошла сеть элеваторов по всей стране. За приватизацию этого огромного куска «хлебной» инфраструктуры тогда боролись как российские олигархи, включая Олега Дерипаску, так и транснациональные гиганты вроде Louis Dreyfus. В итоге 50% компании всё же осталось в руках государства, а половина была продана по какой-то непрозрачной схеме группе «Сумма» братьев Магомедовых. О том, что контроль над логистикой зерна и всеми хлеборобами оказался в руках частников тогда много писала «Версия». Ходили слухи, что такому исходу способствовали тогдашний министр сельского хозяйства Елена Скрынник и профильный вице-премьер Аркадий Дворкович. И когда они оказались не у дел, судьба зернового бизнеса Магомедовых оказалась предрешена. Как бы там ни было, долю Магомедовых, а это половина компании, выкупил ВТБ, а затем передал её «Деметра-Холдингу».

Но главное в том, что приватизация ОЗК не привела к утрате компанией своего особого статуса – зернового оператора и агента по проведению государственных закупочных и товарных интервенций. Также ОЗК организует сохранность зерна. То есть она и есть те самые «закрома Родины», которые в случае чего должны спасти страну от голода. Но по иронии судьбы (или в результате управленческих решений Андрея Костина) именно ОЗК в последние годы стала ведущим экспортёром зерна. Это стало возможным в том числе и потому, что было принято решение отправить за границу зерно, которое несколько лет копилось в государственном фонде.

Кстати

По итогам 2020 года ОЗК вошла в топ-5 российских экспортёров зерна, отправив за море 2,7 млн тонн. Правда, в последнем сезоне, когда мировые цены на зерно поставили рекорд, ситуация изменилась. Квоты на вывоз между компаниями распределял Минсельхоз. Полугосударственная ОЗК, а вернее её «дочка» ОЗК-Юг, в феврале получила разрешение на экспорт до конца сезона только 828,5 тыс. тонн. В то же время другое детище ВТБ – «Деметра-Холдинг» (в лице «дочки» «Мирогрупп Ресурсы») – получило квоту 1,76 млн тонн. Вот так гибко устроен хлебный бизнес подконтрольный Андрею Костину. Когда ему удобно быть государственным и получать всяческие поблажки от власти, он работает от лица госкомпании. А если речь идёт о максимизации прибыли, то в дело вступают игроки с вывеской частной компании.

Евгений Донской


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.

Хлебный передел

 

Как ВТБ Андрея Костина держит под контролем экспорт зерна из Российской Федерации

Хлебный передел

Экспорт зерна с начала прошедшего года стал предметом политических спекуляций. Его связывают с увеличением цен на товары и как будто пробуют ограничивать. На самом же деле неприметно идёт активный передел рынка. И всё больше мощные позиции на нём занимает зерновая империя, которая была создана вокруг муниципального банка ВТБ.

если цыплят считают по осени, то хлеб – посреди лета. Земельный сезон начинается 1 июля, на старте уборочной кампании. Тогда же подводят показатели работы за год. Итак, в агросезоне 2020–2021 годов из государства было вывезено 49 млн тонн зерна (в эту цифру ещё не вошли сведения за июнь по экспорту в государства ЕврАзЭС). Другими словами вышло на 7 млн тонн выше, чем в прошлом сезоне. И это невзирая на экспортные квоты и ставки, которые Министерство сельского хозяйства ввёл будто бы для сдерживания экспорта. Вообщем, о его ограничении, обычно, говорят только официальные средства массовой информации, пытающиеся успокоить население. Тем временем в документах Министерства сельского хозяйства прямо указано, что учреждение должно провоцировать экспорт сельскохозяйственной продукции. И числа демонстрируют, что ему это полностью удаётся. Если принять это во внимание, то совсем не умопомрачительно, что внутренние цены на зерно и товары его переработки продолжают расти. Кто же на данном зарабатывает?

На муниципальных деньгах

Главную роль на экспортном рынке как и раньше играют компании, которые были созданы в 1990-е на Юге Рф. Сначала это ростовские «РИФ» и «Астон», постоянно входящие в топ-5 экспортёров. Но их упрямо вытесняют принципиальные новенькие, более активными в числе которых являются структуры, которые связаны с банком ВТБ.

О желании главы государственного банка Андрея Костина войти в зерновой бизнес стало понятно в 2019 году. Тогда СМИ рассказывали, что Костин написал в Кремль сообщение, где известил о желании банка соединить под своим крылом зерновые терминалы Новороссийска и Тамани – конкретно через эти порты идёт львиная доля экспорта. Поэтому банк попросил поддержки страны в разработке вертикально интегрированного холдинговой компании, который должен взять на себя функции «ведущего трейдера российской пшеницы». В числе остального Костин просил расширить и усовершенствовать жд и авто инфраструктуру на подъездах к портам. Вероятнее всего, муниципальные вложения в развитие транспортных путей ему продавить получилось. Накануне появились сведения про то, что в стройку перегрузочного терминала у Новороссийского порта будет вложено 46 миллиардов рублей. Об источнике этих средств пока не говорится, но до этого публиковались данные про то, что в недрах держащей под контролем порт госкорпорации «Транснефть» (ей принадлежит около шестидесяти процентов акций) обсуждаются вложения в развитие портовой инфраструктурных объектов. Разговор велся о 108,4 миллиардов рублей во время до 2029 года. Вероятно, на данный момент сторговались на половине.

Глава ВТБ Андрей Костин
Фото: КоммерсантЪ

Естественно, «Транснефть» может что-то получить доход на этих вложениях, но порт для неё всё же актив непрофильный. Залог её благоденствия – трубопровод, а портовых мощностей по перевалке нефти на данный момент в излишке, говорят специалисты. Так что возможно, что большие вложения в порт были бы необходимы банку. И полностью возможно, что сделанные на средства «Транснефти» мощности будут употребляться конкретно для обработки зерна и остальных сельхозпродуктов, таковых как растительное масло.

Скупщик активов

А чем нагрузить порт, у Андрея Костина найдётся. Пока шли аппаратные войны за вложения в инфраструктуру, ВТБ с размахом скупал зерновые активы. Началось всё с того, что банку досталась доля Новороссийского комбината хлебопродуктов (НКХП), обладающ?? мощностями для хранения и перевалки множества зерна. Ранее НКХП заходил в бизнес-империю Зиявудина Магомедова. Но мультимиллионер в 2018 год был задержан по подозрению в хищении 11 миллиардов экономных рублей. К слову, Новороссийский порт тоже некогда принадлежал «Сумме» Магомедовых, и свои акции братья продали «Транснефти» уже из следственного изолятора, где и находятся до настоящего времени.

Зиявудин Магомедов

Ещё один принципиальный шаг ВТБ на зерновом рынке – получение контроля над «Русагротрансом». Это один из самых крупных в Российской Федерации обладатель вагонов-хопперов, используем?? для перевозки зерна. С этой целью ВТБ купил пятьдесят процентов плюс одну акцию в головной компании транспортного холдинговой компании РТК, выложив за это более полумиллиарда долларов. Четкая стоимость контракта не известна, но накануне неё РТК был намерен проводить IPO, и компания получила оценку 1,3–1,6 миллиардов долларов.

Конкретно после этих вложений почти всем стало разумеется, что банк решил всерьёз заняться зерном, по другому для чего было вмешиваться в бизнес удачной транспортной компании и врываться до размещении её бумаг на бирже? Потом последовал ряд остальных больших приобретений. Однако особо стоит сообщить о последней сделке – с организацией из Украины Kernel. Конкретно она до 2020 года обладала зерновым терминалом в порту Тамань на паях с межгосударственным зернотрейдером Glencore. Kernel принадлежит украинскому олигарху Андрею Веревскому, который издавна основался в 10-ке самых богатых предпринимателей «незалежной» и считался первым номером в неофициальном рейтинге одних из самых крупных собственников земельных участков Украины. Kernel приносила олигарху по 100 млн долларов в год незапятанной дохода, и, согласно некоторых сведений, Веревский интенсивно обеспечивал финансами операции ВСУ в Донецке.

Обладатель «Закромов Родины»

В итоге, всего за два-3 года ВТБ собрал под своим крылом большущее количество зерновых активов. По разным оценкам, уже по меньшей мере третья часть российского зерна экспортируется при участии структур, которые находится под контролем ВТБ. Сначала присутствующим на рынке складывалось ощущение, что банк пробует сформировать зерновой великан под заглавием «Деметра-Холдинг», чтоб позже прибыльно реализовать его профильному финансисту, а быть может, вывести на биржу. Но дело пошло по иному варианту. Половину «Деметра-Холдинговой компании» банк продал двум коммерческим организациям. Это АО «Агронова», за которым стоит бывший выгодоприобретатель питерской «Балтики» и глава Олимпстроя Таймураз Боллоев, также «Марафон Групп», сплетенная с зятем главы Министерства иностранных дел Сергея Лаврова Александром Винокуровым.

Все же навряд ли можно разговаривать о том, что банк почти все растерял. «Деметра-Холдинг» стал обладать ещё и половиной Объединённой зерновой компании (ОЗК). Она имеет не лишь особенный статус, да и приметную историю. Организована ОЗК была в 2009 году на базе агентства по регулированию продуктового рынка Рф. Новой коммерческой структуре отошла сеть элеваторов на территории всего государства. За приватизацию этого большого кусочка «хлебной» инфраструктурных объектов тогда боролись как российские олигархи, в том числе Олега Дерипаску, так и международные великаны вроде Louis Dreyfus. В конечном итоге пятьдесят процентов компании всё же осталось в руках страны, а половина была продана по какой-то непрозрачной схеме группе «Сумма» братьев Магомедовых. Про то, что контроль над логистикой зерна и всеми земледельцами попал в руках частников тогда много писала «Версия». Ходили домыслы, что такому финалу содействовали действовавший тогда глава министерства сельхозпроизводства Елена Скрынник и специализированный заместитель премьер-министра Аркадий Дворкович. И когда они оказались не у дел, судьба зернового бизнеса Магомедовых оказалась предрешена. Вроде бы там ни было, долю Магомедовых, а это половина компании, выкупил ВТБ, а потом передал её «Деметра-Холдингу».

Однако основное в том, что приватизация ОЗК не привела к утрате компанией собственного особенного статуса – зернового оператора и агента по проведению муниципальных закупочных и товарных интервенций. Кроме того ОЗК организует сохранность зерна. Другими словами она и есть те же «закрома Родины», которые в случае чего должны спасти государство от голода. Однако по драматичности судьбы (либо в итоге управленческих решений Андрея Костина) конкретно ОЗК в последние несколько лет стала ведущим экспортёром зерна. Это стало вероятным также и поэтому, что было решено выслать зарубеж зерно, которое пару лет копилось в муниципальном фонде.

К слову

По результатам 2020 года ОЗК вошла в топ-5 российских экспортёров зерна, послав за море 2,7 млн тонн. При этом, в последнем сезоне, когда мировые цены на зерно установили новый рекорд, положение дел поменялась. Квоты на вывоз меж компаниями распределял Министерство сельского хозяйства. Полугосударственная ОЗК, а точнее её «дочка» ОЗК-Юг, в феврале получила разрешение на экспорт до конца сезона лишь 828,5 тыс. тонн. Одновременно другое детище ВТБ – «Деметра-Холдинг» (в лице «дочки» «Мирогрупп Ресурсы») – получило квоту 1,76 млн тонн. Вот так гибко устроен хлебный бизнес контролируемый Андрею Костину. Когда ему комфортно быть муниципальным и получать всяческие поблажки от власти, он работает от лица госкорпорации. А если говорится о максимизации дохода, то в дело вступают игроки с вывеской коммерческой организации.

Евгений Донской