Провокацию чекистов покрыли китайской пылью

ФСБ нашла частички пыли из КНР на карте памяти телефона, принадлежавш?? учёному из МАИ Алексею Воробьёву.

Экспертиза этих частиц стала одним из главных доказанных фактов по расследованию о государственной измене, следует из вердикта, с выдержками из которого ознакомились «Открытые медиа». Другое подтверждение — показатели подразумеваемой провоцирования: защита учёного думает, что сотрудники оперативных подразделений ФСБ сами подговорили Воробьёва нарушить закон. В итоге он получил двадцать лет колонии. 

Провокация ФСБ 

19 августа 1-ый апелляционный суд изучит обращение бывшего доцента кафедры ракетных движков Столичного авиационного института Алексея Воробьёва на вердикт Московского городского судо, который признал его виноватым в государственной измене (публикация 275 УК), приготовлении к нелегальному экспорту оборудования, которое быть может применено для сотворения орудия масштабного поражения (публикация 189 УК), также покушении на контрабанду вооружения (публикация 226.1 УК). Процесс, по результатам которого Воробьёва приговорили к 20 годам в колонии, прошёл в закрытом режиме, о деталях этого дела ничего не было понятно. Однако большая часть вердикта не является скрытым документом, подчеркивает юрист Воробьёва Валерия Ветошкина. 

Алексей Воробьёв — претендент технических наук, который имел доступ к гостайне, педагог дисциплин «расчёт и проектирование жидкостных ракетных движков», также «общая теория ракетных и авиа движков». В декабре 2018 у него родилась дочь, в феврале 2019 года его задержали по обращению процессуальный службы управления ФСБ по городу Москва. Вначале, как надо из электрической картотеки Мещанского суда, учёному вменялось лишь покушение на контрабанду. 

Юрист Ветошкина считает, что Воробьёв, который подрабатывал подбором и отправкой по почте различных запасных частей, стал жертвой провоцирования ФСБ. На спец форуме к нему обратился человек с просьбой переслать в Китайскую Народную Республику пульт от военного самолета Су. В суде он выступал под именем «Муров А. Ю.», а в действительности, вероятнее всего, являлся оперативным сотрудником ФСБ, уверена Ветошкина. Воробьёв получил от Мурова пульт и выслал его в Китайскую Народную Республику «Почтой Рф». Скоро после чего он был арестован. Деяния силовиков не соответствуют правилам практики Евро суда по гражданским правам, считает Ветошкина. «Нельзя инкриминировать в том, что было всецело искусственно организовано агентами страны». А также, в деле есть заключение Общегосударственной службы по техническому и экспортному контролю, которая не считает пульт продукцией армейского предназначения. 

Частички пыли 

Обвинение в государственной измене возникло уже после того, как сотрудники следственных органов ФСБ исследовали документы, изъятые у физика в ходе проведения обысков. В них нашелся автореферат диссертации, который поступил из Воронежского муниципального технического института на рецензирование. Автореферат, посвящённый цифровому моделированию работы жидкостного ракетного мотора, имел гриф «секретно». Воробьёв сфотографировал документ, чтоб работать с ним и читать его дома. Это является нарушением правил обращения с гостайной, но не преступлением, настаивает защита. Однако особая полиморфологическая экспертиза, проведённая Институтом криминалистики Центра специализированной техники ФСБ, продемонстрировала, что на карте памяти телефона с фото реферата есть частички пыли из «китайского региона». 

На данном основании следствие и сделало заключения про то, что, будучи с 11 по 15 ноября 2018 года в Харбине, учёный «решил передать за валютное вознаграждение находящиеся в его распоряжении перечисленные сведения, которые составляют гостайну, представителю зарубежной организации — Харбинского политехнического института». Следствие, подчёркивает Ветошкина, не обосновало ни факт передачи скрытых информации, ни выгодоприобретателя, ни время передачи. Кроме того, восемьдесят девять процентов будто бы скрытых информации — научные и инженерные работы по движку РД-0146 — просто найти в публичном доступе, это подтверждается в ответе Российской Государственной Библиотеки. 

В качестве 1-го из доказанных фактов обвинение приводит отправленный через WeChat текстовый файл, который содержит предложения по коллективным исследованиям: Воробьёв признали виноватым в том, что в процессе поездок в Китайскую Народную Республику «приобрёл устойчивые личные и деловые связи, также в числе уполномоченных лиц научного общества этой государства в области ракетного двигателестроения, в том числе представителя Deep Blue Aerospace Inc. по имени Хо Лян». Кроме того, он взял на себя письменные обязанности перед компанией по реализации работ по созданию цифровой модели мотора, поставив подпись под договором за 5000 долларов. Это было квалифицировано как нелегальный экспорт сырья и технологий. 

Взаимодействие с Китайской Народной Республикой 

Развитию взаимодействия Рф с Китайской Народной Республикой в области самолётостроения в МАИ уделяют большое количество внимания: у него даже есть версия веб-сайта на китайском языке. В 2017 году МАИ и Шанхайский институт Цзяо Тун (ШУТЦ) открыли кооперативный институт. В 2019 году МАИ и ШУЦТ открыли направления бакалавриата по авиастроению, двигателестроению и ракетостроению. «Вменять учёному то, что он сделал приготовительные деяния для установления научных контактов меж собственной альма-матер и большим зарубежным институтом — святотатство», — уверена юрист Ветошкина. 

На заседании суда работники института, которые выступали в качестве очевидцев, ведали, что педагоги МАИ нередко приезжали читать лекции в Харбинский политехнический институт и имели свои интересы в прибыльных договорах. Один из них сообщил, что бывшая аспирантка МАИ, доктор Харбинского института Чжоу Вэйсин обсуждала с ним на мероприятии по авиационной и космической теме, что планирует заказать у Воробьёва создание математических расчётов. Никто не утаивал этого, так как в данном нет ничего непозволительного. 

Ещё один очевидец утверждает что движок, проектирование которого обозначено в соглашении Воробьёва и китайского института, не быть может применен при разработке орудия масштабного поражения и средств его доставки. Про это же сообщает в собственном заключении ФСТЭК: «Проектируемый ракетный движок не предназначен для использования при разработке вооружения и армейской техники… Служба не видит оснований считать проектируемый жидкостный ракетный движок продукцией армейского предназначения. Такие же движки используются в текущее время лишь в составе космических ракет носителей». Однако суд предпочёл сослаться на заключения экспертные исследования «НПО Энергомаш» им. Глушко, в какой заявляется, что данный движок быть может применен баллистических и межконтинентальных ракет. 

Преследование учёных 

Жена Воробьёва Светлана (она также трудится в МАИ) произнесла «Открытым медиа», что в институте постоянно было много иноземцев: приезжали по программам обмена, были стажёры и делегации, никого это не смущало. Наоборот, межгосударственное взаимодействие постоянно было рассмотрено как источник доп выделения финансовых средств, которое российские компании обеспечить не в состоянии. «Чувство от того, что случается на данный момент, — просто самых умных людей пробуют убрать, чтоб общество совершенно отупело, — гласит она. — Все эти истории развиваются на пустом месте и по одному варианту». 

Вердикт Воробьёву — далековато не 1-ый случай, когда учёный попадает под статью о государственной измене из-за коллективной работы с зарубежными партнерами. Нередко обвинение находит в материалах гостайну даже в тех вариантах, когда информация бралась по публичным сведениям. В различные годы под судом по обвинению в государственной измене оказывались руководитель теплофизического центра Красноярского муниципального технического института Валентин Данилов, руководитель центра анализа аэрогазодинамики ФГУП «ЦНИИмаш» Владимир Лапыгин, спец по Арктике, президент Санкт-Петербургской Арктической публичной академии Валерий Митько, ведущий спец головного НИИ «Роскосмоса» Виктор Кудрявцев. 

С середины девяностых годов нормативно-правовые акты о гостайне пришло в кавардак, гласит юрист Мизаил Трепашкин. Ранее в законе было чётко определено, что конкретно составляет государственную тайну, а преступлением можно было признавать лишь обнародование информации, нанёсших вред государственной безопасности, при этом порядок оценки этого вреда определялся решением кабинета министров. По другому даже факт предъявления удостоверения работником спецподразделения можно квалифицировать как преступление, подчеркивает специалист, ведь сведения о индивидуальном составе под грифом секретно. Однако с течением времени формулировки статьи о государственной измене стали больше расплывчатыми, а право делать заключения о наличии и отсутствии в сведениях государственной тайны дали людям, у каких нет юридического образования. Поэтому подросло количество приговоров «по совсем выдуманным основаниям», заключает Трепашкин.


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.