«Звать вас никак, и дом ваш — ничей»

Полковника МВД выселяют из квартиры по иску Генпрокуратуры, которая строит коттеджи вокруг его дома

«Звать вас никак, и дом ваш — ничей»

Андрею Дементьеву 42 года. Из них 21 год он прослужил в МВД. Весной 2018 года подполковник внутренней службы Дементьев подал рапорт об увольнении, который удовлетворили, и его служебное удостоверение заменили удостоверением пенсионера МВД.

За пять лет до выхода на пенсию, в 2013 году, Андрей Дементьев стал отцом, у него родился сын. Офицер собрал все необходимые документы и обратился в жилищную комиссию департамента тыла МВД с рапортом «об улучшении жилищных условий». Но в очередь МВД на получение квартиры офицера не поставили: жена Дементьева была зарегистрирована у родителей в Подмосковье, а отцу с сыном, рассудила комиссия, имеющейся квартиры хватит, поскольку на каждого прописанного приходится более 18 кв. м площади. Дементьев спорить не стал, потому что формально комиссия была права.

Дом в подмосковном селе Аносино, где жили Дементьевы, был построен в 1983 году, строили его для персонала расположенного здесь же дома отдыха «Истра», находившегося в ведомстве Генеральной прокуратуры СССР. Отец Андрея, руководивший пансионатом, именно тогда, в 1983 году, и получил в этом новом доме трехкомнатную квартиру площадью 47 кв. м. В этой квартире Андрей вырос, здесь его застал развал СССР, а следом и реорганизация дома отдыха в Центр медицинской реабилитации работников прокуратуры Российской Федерации «Истра».

В 1994 году отец Андрея уволился из Генпрокуратуры, выйдя на пенсию, в «Истре» появился новый директор. Мама Андрея еще какое-то время продолжала работать в доме отдыха, и ей выдали новый ордер на проживание в квартире, в которой к тому времени семья прожила уже 11 лет. Вскоре мама также уволилась из «Истры». А «ордер на служебное жилое помещение», датированный 16 мая 1994 года, оказался миной замедленного действия, рванувшей через четверть века. В 2019 году администрация ФГБУ «Санаторий работников органов прокуратуры РФ «Истра» обратилась в Истринский городской суд с иском к отставному подполковнику МВД Андрею Дементьеву и его семилетнему сыну Ивану.

Истец потребовал выселить Андрея из квартиры, в которой тот прожил 37 лет. И суд это требование удовлетворил,

аргументировав свое решение тем, что дом «зарегистрирован как служебный дом прокуратуры. Квартира, которую занимают ответчики, относится к специализированному жилому фонду». А Дементьев при этом «не состоит в трудовых отношениях с истцом».

Санаторий «Истра». Фото: Ирек Муртазин / «Новая»

Жилищный кодекс России прямо запрещает выселять из служебных квартир жильцов, которые состоят «на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях». Однако, как подчеркнул в своем решении Истринский суд, Дементьев и его сын «на учете в качестве нуждающихся в улучшении жилых условий не состоят и не состояли». Выходит, что МВД на получение квартиры офицера не ставило именно потому, что у него было жилье, а из квартиры его теперь выселяют, потому что он не состоял в очереди.

А еще суд не стал принимать во внимание тот факт, что квартира первоначально была предоставлена отцу Андрея Дементьева еще в 1983 году: в качестве основного документа, определяющего право проживания в квартире, суд рассматривает ордер, выписанный в мае 1994 года маме Андрея Дементьева. Почему же суд игнорирует документы, подтверждающие, что Дементьевы справили новоселье не в 1994 году, а на 11 лет раньше? Ведь тогда пришлось бы отказать Генпрокуратуре в иске, потому что Жилищный кодекс запрещает выселять из ведомственного жилья членов семьи умершего сотрудника. При этом не важно, когда умер человек: работая на предприятии или уже после увольнения.

Все эти нестыковки проигнорировал не только Истринский городской суд, но и Московский областной суд, и даже Верховный суд России, оставившие в силе решение суда первой инстанции. Не заметили суды и другие важные моменты, которые могли бы повлиять на исход тяжбы. Вот, например, тот факт, что, направив в суд иск, ФГБУ «Санаторий работников органов прокуратуры РФ «Истра» не представил правоустанавливающих документов на дом, в котором находится квартира Дементьева. Суд просто со слов истца определил, что пансионат владеет домом «на праве оперативного управления жилым помещением». Однако документов, подтверждающих, что домом владеет пансионат, нет ни в материалах дела, ни в Росреестре.

При подготовке материала мы направили в Росреестр запрос о том, кто же является собственником квартиры, где жил Дементьев. И получили ответ: «Уведомляем, что в Едином государственном реестре недвижимости отсутствует запрошенная Вами информация». Тогда мы решили посмотреть информацию по другим квартирам: может, хоть к ним пансионат «Истра» имеет какое-то отношение? Квартиры выбрали наугад и снова направили запросы. Ответ, который мы получили: «Запрашиваемые сведения отсутствуют».

Мы решили «пробить» весь дом, направили в Росреестр запрос о том, кто же собственник этого четырехэтажного многоквартирного дома? Из полученного нами ответа следует, что дом числится общежитием, всего в нем 52 квартиры площадью от 39 до 69 кв. м. совокупной кадастровой стоимостью 103 590 961 рублей 68 копеек. Однако информации о собственнике дома в Росреестре нет.

Получается, что этот дом — какой-то призрак? «Летучий голландец», случайно пришвартовавшийся в прокурорской гавани?

Строительство коттеджей. Фото: Ирек Муртазин / «Новая»

Но вот что интересно. Андрей Дементьев также отправлял запрос в Росреестр — еще во время тяжбы с Генпрокуратурой. Из полученного им ответа следует, что 8 октября 2007 года дом был передан в оперативное управление ФГБУ «Санаторий работников органов прокуратуры Российской Федерации «Истра». Но 1 ноября 2016 года собственник сменился, с тех пор он обозначен просто как «Российская Федерация».

Схема строительства. Фото: Ирек Муртазин / «Новая»

Известно, что Росреестр применяет формулировку «Российская Федерация» для обозначения в качестве собственников недвижимости высокопоставленных чиновников и членов их семей.

Установить имя реального собственника дома нам, увы, не удалось. Ни при помощи официальных запросов, ни кулуарными способами. Мы не исключаем, что на эту информацию наложен гриф «секретно».

Между тем вокруг дома, в котором 37 лет прожил Андрей Дементьев, началось возведение коттеджей. Судя по информационному щиту, это реконструкция ФГБУ «Санаторий работников органов прокуратуры РФ «Истра». Государственным заказчиком такой реконструкции выступила Генеральная прокуратура России. Госконтракт с АО «Москапстрой» на сумму 680 миллионов 879 тысяч 390 рублей был подписан 3 июля 2020 года.

Ирек Муртазин, Владимир Прокушев


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.

«Звать вас никак, и дом ваш — ничей»

 

Полковника Министерства внутренних дел выселяют из квартиры по заявлению Генеральной прокуратуры, которая строит особняки вокруг его дома

«Звать вас никак, и дом ваш — ничей»

Андрею Дементьеву сорок два года. Из них двадцать один год он прослужил в МВД. Весной 2018 года подполковник внутренней службы Дементьев подал рапорт об увольнении, который удовлетворили, и его служебное удостоверение поменяли удостоверением пожилого человека МВД.

За 5 лет до оформления пенсии, в 2013 году, Андрей Дементьев стал папой, у него родился сын. Офицер собрал все нужные документы и обратился в жилищную комиссию департамента тыла МВД с рапортом «об улучшении условий проживания». Однако в очередь МВД на получение квартиры офицера не поставили: супруга Дементьева была зарегистрирована у родителей в Московской области, а папе с сыном, рассудила комиссия, имеющейся квартиры хватит, так как на каждого прописанного приходится свыше 18 кв. м площади. Дементьев спорить не стал, так как формально комиссия была права.

Дом в подмосковном селе Аносино, где жили Дементьевы, был построен в 1983 году, строили его для трудящихся размещенного тут же пансионаты «Истра», который находился в министерстве Генеральной прокуратуры Советский Союз. Отец Андрея, который руководил домом отдыха, вот тогда, в 1983 году, и получил в данном новом доме трехкомнатную квартиру площадью 47 кв. м. В данной квартире Андрей вырос, тут его застал распад Советского Союза, а следом и преобразование пансионаты в Центр мед реабилитации сотрудников прокуратуры России «Истра».

В 1994 году отец Андрея уволился из Генеральной прокуратуры, выйдя на пенсию, в «Истре» возник новый руководитель. Мать Андрея еще некоторый период продолжала трудиться в пансионате, и ей выдали новый ордер на проживание в квартире, в какой к тому времени семья прожила уже одиннадцать лет. Скоро мать также уволилась из «Истры». А «ордер на служебное жилое помещение», имеющий дату 16 мая 1994 года, оказался миной медленного действия, которая рванула через двадцать пять лет. В 2019 году администрация ФГБУ «Санаторий сотрудников органов прокуратуры Россия «Истра» обратилась в Истринский городской суд с заявлением к уволенному в запас подполковнику МВД Андрею Дементьеву и его семилетнему сыну Ивану.

Истец потребовал выселить Андрея из квартиры, в какой тот прожил тридцать семь лет. И суд это требование удовлетворил,

обосновав собственное мнение тем, что дом «зарегистрирован как служебный дом прокуратуры. Квартира, которую занимают ответчики, относится к спец жилому фонду». А Дементьев при всем этом «не состоит в трудовых отношениях с заявителем».

Санаторий «Истра». Фото: Ирек Муртазин / «Новая»

Жилищный кодекс Рф прямо воспрещает выселять из служебных квартир жителей, которые состоят «на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях». Но, как выделил в собственном решении Истринский суд, Дементьев и его сын «на учете в качестве нуждающихся в улучшении жилых критерий не состоят и не состояли». Получается, что МВД на получение квартиры офицера не ставило конкретно поэтому, что у него было жилище, а из квартиры его сейчас выселяют, так как он не состоял в очереди.

А еще суд не стал принимать во внимание то обстоятельство, что квартира сначало была предоставлена папе Андрея Дементьева еще в 1983 году: в качестве главного документа, который определяет право жительства в квартире, суд изучает ордер, выписанный в мае 1994 года маме Андрея Дементьева. По какой же причине суд игнорирует документы, которые подтверждают, что Дементьевы справили новоселье не в 1994 году, а на одиннадцать лет ранее? Ведь тогда пришлось бы отказать Генеральной Прокуратуре в иске, так как Жилищный кодекс воспрещает выселять из ведомственного жилища членов семьи погибшего работника. При всем этом не принципиально, когда погиб человек: работая в организации либо уже после увольнения.

Все эти несоответствия оставил без внимания не лишь Истринский городской суд, да и Столичный областной суд, и даже Верховный суд Рф, которые оставили в силе судебное решение первой инстанции. Не увидели суды и иные принципиальные моменты, которые могли бы воздействовать на результат тяжбы. Вот, к примеру, то обстоятельство, что, направив в суд заявление, ФГБУ «Санаторий сотрудников органов прокуратуры Россия «Истра» не представил правоустанавливающих документов на дом, в каком располагается квартира Дементьева. Суд просто по словам истца обусловил, что дом отдыха обладает домом «на праве оперативного управления жилым помещением». Но документов, которые подтверждают, что домом обладает дом отдыха, нет ни в материалах дела, ни в Федеральной службе госрегистрации.

При подготовке материала мы направили в Федеральная служба госрегистрации запрос про то, кто же является владельцем квартиры, где жил Дементьев. И получили ответ: «Информируем, что в Едином госреестре недвижимого имущества отсутствует запрошенная Вами информация». Тогда мы решили поглядеть данные по иным квартирам: может, хоть к ним дом отдыха «Истра» имеет какое-то отношение? Квартиры избрали наобум и опять направили запросы. Ответ, который мы получили: «Запрашиваемые сведения отсутствуют».

Мы решили «пробить» весь дом, направили в Федеральная служба госрегистрации запрос про то, кто же владелец этого 4-этажного многоэтажного дома? Из приобретенного нами ответа получается, что дом считается общежитием, всего в нем 52 квартиры площадью от 39 до 69 кв. м. комплексной кадастровой ценой 103 590 961 рублей 68 копеек. Но инфы о собственнике дома в Федеральной службе госрегистрации нет.

Выходит, что данный дом — какой-то призрак? «Летучий голландец», случаем пришвартовавшийся в прокурорской гавани?

Стройку особняков. Фото: Ирек Муртазин / «Новая»

Однако вот что любопытно. Андрей Дементьев также высылал запрос в Федеральная служба госрегистрации — еще во время тяжбы с Генеральной прокуратурой. Из приобретенного им ответа получается, что 8 октября 2007 года дом был передан в оперативное управление ФГБУ «Санаторий сотрудников органов прокуратуры России «Истра». Однако 1 ноября 2016 года владелец поменялся, с того времени он обозначен просто как «Российская Федерация».

Схема строительства. Фото: Ирек Муртазин / «Новая»

Понятно, что Федеральная служба госрегистрации применяет формулировку «Российская Федерация» для обозначения в качестве владельцев недвижимого имущества влиятельных госслужащих и их родственников.

Установить имя настоящего владельца дома нам, как досадно бы это не звучало, не получилось. Ни с помощью официальных запросов, ни кулуарными методами. Мы не исключаем, что на такие сведения наложен гриф «секретно».

При этом вокруг дома, в каком тридцать семь лет прожил Андрей Дементьев, началось возведение особняков. Судя по информационному щиту, это реконструкция ФГБУ «Санаторий сотрудников органов прокуратуры Россия «Истра». Муниципальным заказчиком этот переобустройства выступила Генпрокуратура Рф. Государственный контракт с АО «Москапстрой» на сумму 680 миллионов 879 тысяч 390 рублей был подписан 3 июля 2020 года.

Ирек Муртазин, Владимир Прокушев