Культурный захват

Как государственные музеи с помощью силовиков забирают у частных владельцев ценные картины и экспонаты

Культурный захват

Два дня назад в тюменский Музей частных коллекций пришли сотрудники ФСБ. Они объявили, что в помещении проводится спецоперация, и под этим предлогом начали выносить экспонаты. По словам директора музея Гая Першинга, в происходящем участвовала неизвестная ему сотрудница Музейного комплекса имени Словцова, которая ходила вдоль витрин, говорила, что ей нравится, а силовики это забирали.

В Музее частных коллекций уверены, что операция прошла по заказу тюменских музейщиков, которые хотят пополнить свои фонды за чужой счет. Подобные случаи, когда государственные музеи или силовики пытаются получить в свои руки экспонаты из частных коллекций, происходят в России не впервые.

Частная картина Брюллова и «Русский музей»

В 2002 году коллекционеры из Германии Александр и Ирина Певзнер купили у русского православного храма в Брюсселе картину Карла Брюллова «Христос во гробе», причем ее авторство было не подтверждено. В 2003 году Певзнер завез картину в Россию и предоставил ее Государственному русскому музею на экспертизу. Как только музей подтвердил, что картина подлинная, УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленобласти возбудило дело о контрабандном ввозе картины. Декларацию о ввозе у Певзнера изъяли, а картину оставили в музее.

За картину Брюллова «Христос во гробу» идет борьба с 2002 года
Фото: скриншот с видео / YouTube

Уже 15 лет Певзнер пытается доказать, что картина была законно им куплена. В 2010 году суд Санкт-Петербурга дважды признавал, что отказ следствия вернуть картину владельцу и прекратить уголовное дело необоснован. Но после этого в ФСБ неожиданно пришли с повинной два сотрудника таможни, которые заявили, что якобы оформили липовую декларацию о ввозе картины в 2003 году за вознаграждение. Коллекционер это отрицал, а таможенников к ответственности так и не привлекли.

В 2012 году расследование дела против Певзнера было завершено, а дело закрыто за истечением срока давности. Еще несколько лет суды принимали решение о конфискации картины, а другие суды отменяли это решение, и все это время полотно находилось в Русском музее, но выставлять его для зрителей музей не имел права. Минкульт при этом находился на стороне Певзнера.

Но в марте 2021 года заместитель генерального директора Русского музея по учету, хранению и реставрации музейных ценностей (главный хранитель) Ольга Бабина сообщила ТАСС, что больше ограничений по использованию картины у музея нет. А распоряжений из Министерства культуры РФ относительно произведения не поступало.

Подлинник Тициана и Пушкинский музей

В августе 2005 года бизнесмен и коллекционер Владимир Логвиненко обратился к специалисту Государственного музея изобразительных искусств имени Пушкина с просьбой провести экспертизу картины, которая, по его мнению, была копией работы Тициана «Венера и Адонис» из музея Прадо. Но эксперт выяснила, что именно у бизнесмена хранился подлинник художника, написанный в 1554 году.

В 2017 году картину впервые публично показали в России, в Пушкинском музее, на выставке «Венеция Ренессанса. Тициан, Тинторетто, Веронезе». Но музей не захотел быстро отдавать картину и заключил с ее владельцем договор на год, чтобы оставить картину в экспозиции до декабря 2018 года.

Фото: сайт Пушкинского музея

Но перед тем, как срок истек, директор музея Марина Лошак сказала журналистам, что музей рассчитывает купить картину. По ее словам, владелец не отвечал музею на предложения по цене, а срок действия договора закончился — музей обязан был вывезти картину, иначе его могли оштрафовать. Пушкинский музей до сих пор готов купить произведение, и периодически его сотрудники говорят об этом публично.

Где сейчас находится картина — неизвестно. Возможно, она хранится в Швейцарии, где зарегистрирована компания Gollner Management, через которую ведет переговоры Логвиненко.

Центр Рерихов и Музей Востока

Еще в 1984 году в Музее Востока оказались 288 картин художников Николая и Святослава Рерихов. Там проводилась крупная выставка в честь 80-летия Святослава Рериха. А когда проект закрылся, произведения остались в музее из-за лучших условий хранения, сообщало РИА «Новости».

При этом картины оставались собственностью Рериха и в музее находились формально. В 1993 году, когда Рерих умер, картины включили в государственный музейный фонд.

Один из залов Музея Рериха до обысков
Фото: сайт Центра Рериха

С 1990-х центр Рерихов судится с Музеем Востока за картины, а также другие вещи семьи. Много лет две организации судились. В 2011 году Хамовнический суд Москвы признал за центром право на наследство Рерихов, но в 2014 году Мосгорсуд отменил это решение. Более того, в 2017 году в центре прошла спецоперация ГСУ МВД по Москве по уголовному делу, в ходе которой оттуда вывезли все экспонаты.

Тот же зал после следственных действий
Фото: сайт Центра Рериха

На сайте центра до сих пор говорится, что с 28 апреля 2017 года работа общественного Музея имени Н. К. Рериха «остановлена в связи с незаконным захватом наследия Рерихов, усадьбы Лопухиных, в которой был размещен общественный Музей, и другого имущества, принадлежащего МЦР, Государственным Музеем Востока при участии Министерства культуры РФ».

«Просто коробки» монет и ФСБ

В 2018 году Московское управление ФСБ заявило, что в Коломне поймали «черного археолога» Михаила Амосова, который незаконно получил тысячи монет. У него дома были найдены клад серебряных дирхемов (арабская монета времен Золотой Орды), уникальные монеты Киевской Руси, кошельки с монетами Ивана Грозного и Петра Первого. Амосов — известный нумизмат и коллекционер, но силовики решили, что мужчина также занимался незаконными археологическими раскопками.

Сам Амосов рассказывал, что коллекционировать монеты начал еще будучи школьником. В 2012 году его собрание было полностью укомплектовано, и в 2014 году он создал в городе музей коломенских денег. Жемчужиной его коллекции была отчеканенная в Коломне монета начала XV века — эпохи правления князя Василия Первого (сына Дмитрия Донского).

Часть коллекции
архив Михаила Амосова / Фото: «Московский комсомолец»

Но через год после открытия у музея начались проблемы, по официальной версии, из-за того, что коллекционер не поставил часть коллекции на учет — это дорого и сложно. Как рассказывал мужчина изданию «Московский комсомолец», ему поступило «недвусмысленное предложение» от НКО «Город-музей», который был арендодателем муниципального здания, где находился городской музей. «Мне предложили статус почетного гражданина Коломны. Но с одним условием — я отдаю коллекцию государству. Я отказался», — говорил Амосов. После этого с ним не продлили договор аренды, и музей пришлось закрыть. Городская общественность была удивлена и встала на сторону создателя музея.

После этого к нему пришла ФСБ, которая изъяла коллекцию. В протоколе обследования помещений список артефактов отсутствовал, в нем просто перечислялись коробки.

Ольга Балюк


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.

Культурный захват

 

Как муниципальные музеи при помощи сотрудников правоохранительных органов забирают у личных хозяев ценные картины и экспонаты

Культурный захват

Двое суток назад в тюменский Музей личных коллекций пришли представители Федеральной Службы Безопасности. Они сообщили, что в помещении проводится специальная операция, и под этим предлогом начали выносить экспонаты. Согласно мнению руководителя музея Гая Першинга, в происходящем приняла участие неведомая ему сотрудница Музейного комплекса имени Словцова, ходивш?? вдоль витрин, рассказывала, что ей нравится, а сотрудники правоохранительных органов это забирали.

В Музее личных коллекций думают, что операция прошла по заказу тюменских сотрудников музея, которые желают восполнить свои фонды за чужой счет. Такие случаи, когда муниципальные музеи либо сотрудники правоохранительных органов пробуют получить в свои руки экспонаты из личных коллекций, происходят в Российской Федерации не в первый раз.

Личная картина Брюллова и «Российский музей»

В 2002 году собиратели из ФРГ Александр и Ира Певзнер приобрели у российского православного собора в Брюсселе картину Карла Брюллова «Христос во гробе», при этом её авторство было не доказано. В 2003 году Певзнер завез картину в Российскую Федерацию и предоставил её Муниципальному русскому музею на экспертное исследование. Как музей сообщил, что картина настоящая, УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области возбудило дело о контрабандном ввозе картины. Декларацию о ввозе у Певзнера изъяли, а картину оставили в музее.

За картину Брюллова «Христос во гробу» идет борьба с 2002 года
Фото: снимок экрана с видео / Ютуб

Уже пятнадцать лет Певзнер пробует обосновать, что картина была легитимно им куплена. В 2010 году суд Санкт-Петербурга два раза признавал, что отказ следствия возвратить картину обладателю и закончить уголовное дело необоснован. Однако после чего в ФСБ нежданно пришли с повинной два работника таможни, заявивш??, что будто бы оформили липовую декларацию о ввозе картины в 2003 году за вознаграждение. Собиратель это опровергал, а таможенников к ответственности так и не завлекли.

В 2012 году расследование дела против Певзнера было окончено, а дело закрыто за истечением срока давности. Еще пару лет суды воспринимали решение о изъятия картины, а остальные суды отменяли это решение, и все это время полотно находилось в Российском музее, но выставлять его для зрителей музей не имел права. Министерство культуры при всем этом находился на стороне Певзнера.

Однако в марте 2021 года зам гендиректора Российского музея по учету, хранению и реконструкции музейных ценностей (основной хранитель) Ольга Бабина сказала СМИ, что больше ограничений по использованию картины у музея нет. А распоряжений из Ведомства культуры Россия относительно произведения не поступало.

Подлинник Тициана и Пушкинский музей

В конце лета 2005 года предприниматель и собиратель Владимир Логвиненко обратился к спецу Муниципального музея изобразительных искусств имени Пушкина с просьбой провести экспертное исследование картины, которая, согласно его убеждению, была копией работы Тициана «Венера и Адонис» из музея Прадо. Однако специалист узнала, что конкретно у предпринимателя хранился подлинник художника, который был написан в 1554 году.

В 2017 году картину в первый раз на публике проявили в Российской Федерации, в Пушкинском музее, на выставке «Венеция Ренессанса. Тициан, Тинторетто, Веронезе». Однако музей не возжелал стремительно отдавать картину и заключил с её обладателем контракт на год, чтоб оставить картину в экспозиции до декабря 2018 года.

Фото: веб-сайт Пушкинского музея

Однако перед тем, как срок истек, руководитель музея Марина Лошак произнесла представителям СМИ, что музей рассчитывает приобрести картину. Как она сообщила, обладатель не отвечал музею на предложения по стоимости, а срок деяния контракта завершился — музей должен был вывезти картину, по другому его могли оштрафовать. Пушкинский музей до настоящего времени готов приобрести произведение, и временами его работники говорят об этом на публике.

Где на данный момент располагается картина — непонятно. Может быть, она хранится в Швейцарии, где зарегистрирована компания Gollner Management, через которую ведет переговоры Логвиненко.

Центр Рерихов и Музей Востока

Еще в 1984 году в Музее Востока оказались 288 картин живописцев Николая и Святослава Рерихов. Там проводилась большая выставка в честь 80-летия Святослава Рериха. А когда проект закрылся, произведения остались в музее из-за наилучших критерий хранения, докладывало СМИ.

При всем этом картины оставались собственностью Рериха и в музее находились формально. В 1993 году, когда Рерих погиб, картины включили в муниципальный музейный фонд.

Один из залов Музея Рериха до обысков
Фото: веб-сайт Центра Рериха

С девяностых центр Рерихов судится с Музеем Востока за картины, также остальные вещи семьи. На протяжении нескольких лет две организации судились. В 2011 году Хамовнический суд города Москва признал за центром право на наследие Рерихов, но в 2014 году городской суд Москвы отменил это решение. Кроме того, в 2017 году в центре прошла специальная операция ГСУ МВД по городу Москва по расследованию, в процессе которой оттуда вывезли все экспонаты.

Этот же зал после процессуальных мероприятий
Фото: веб-сайт Центра Рериха

На интернет-ресурсе центра до настоящего времени заявляется, что с 28 апреля 2017 года работа публичного Музея имени Н. К. Рериха «остановлена в связи с нелегальным захватом наследства Рерихов, усадьбы Лопухиных, в какой был расположен публичный Музей, и другого собственности, который принадлежит МЦР, Муниципальным Музеем Востока при участии Ведомства культуры Россия».

«Просто коробки» монет и ФСБ

В 2018 году Московское управление ФСБ сообщило, что в Коломне изловили «темного археолога» Михаила Амосова, который завладел преступным способом тысячи монет. У него дома были найдены клад серебряных дирхемов (арабская монета времен Золотой Орды), неповторимые монеты Киевской Руси, кошельки с монетами Ивана Сурового и Петра Первого. Амосов — узнаваемый нумизмат и собиратель, но сотрудники правоохранительных органов приняли решение, что мужчина также занимался нелегальными археологическими раскопками.

Сам Амосов говорил, что собирать монеты начал еще являясь школьником. В 2012 году его собрание было всецело укомплектовано, и в 2014 году он сделал в городе музей коломенских средств. Жемчужиной его коллекции была отчеканенная в Коломне монета начала XV века — эры правления князя Василия Первого (сына Дмитрия Донского).

Часть коллекции
архив Михаила Амосова / Фото: «МК»

Однако в следующем году после открытия у музея начались трудности, по официальной версии, потому, что собиратель не поставил часть коллекции на учет — это недешево и трудно. Как говорил мужчина изданию «МК», ему поступило «однозначное предложение» от некоммерческих организаций «Город-музей», бывш?? арендодателем городского строения, где находился городской музей. «Мне предложили статус знатного гражданина Коломны. Однако с одним условием — я отдаю коллекцию государству. Я не согласился», — говорил Амосов. После чего с ним не продлили контракт аренды, и музей пришлось закрыть. Городская общество была удивлена и встала на сторону автора музея.

После чего к нему пришла ФСБ, изъявш?? коллекцию. В протоколе обследования помещений перечень реликвий отсутствовал, в нем просто перечислялись коробки.

Ольга Балюк