Лукашенко пристреливается к НКО

Лукашенко нашел новых противников — общественников и защитников экологии. Их здесь же объявили агентами Запада и «устранили».

В июле месяце в Беларуси сразу закрыли примерно 50 некоммерческих компаний — правозащитных, экологических, образовательных и культурных. Еще несколько 10-ов находятся в процессе устранении, но продолжают работать невзирая на обыски и уголовные дела. Лукашенко уже открыто сообщил, что общественники, репортеры и специалисты по экологии занимались организацией протестных выступлений — и похвалился перед Владимиром Путиным тем, что в Беларуси по ним «чрезвычайно интенсивно начали работу». «Медуза» ведает, как и почему белорусские власти продолжают репрессии, однако масштабных демонстраций издавна нет.

«Эти мерзопакостные 1500 НКО. Чем они занимались — ясно. Они финансировались снаружи. А мы все думали: ну хорошо, это демократия, давайте будем говорить, взаимодействовать. Вот и получили надлежащие показатели», — произнес Лукашенко 13 июля в ходе диалога с Владимиром Путиным в Санкт-Петербурге.

Лукашенко также сообщил, что в государстве «чрезвычайно интенсивно начали работу по всем НКО, НПО, так называемым зарубежным средствам массовой информации».

На последующий день в Беларуси прошло более 50 обысков в домах и кабинетах общественников и служащих некоммерческих объединений. А 23 июля 10-ки компаний были сразу устранены — в их числе были как правозащитные, так и экологические, культурные и образовательные организации. В перечень попал даже «Кабинет по правам людей с инвалидностью».

Обстоятельств устранении не назвали. Организации были зарегистрированы как «учреждения», потому для их закрытия по белорусским законам оказалось довольно соответственного решения регистрирующего органа, другими словами исполнительного комитета.

Остальные организации — зарегистрированные как «некоммерческие организации» — власти не сумели закрыть сходу. Чтоб приостановить их работу, белорусский Министерство юстиции написал заявление в суд.

Одна из подобных компаний — Белорусская ассоциация представителей СМИ (БАЖ). Зам руководителя БАЖ Борис Горецкий в общении с «Медузой» отметил, что подобные деяния властей не были нежданными: «Они демонстрируют, что хоть какой негосударственной работе в государстве быть не должно».

Горецкий сообщил, что за прошедший год в Беларуси по различным поводам (включая освещение массовых мероприятий) задерживали 480 представителей СМИ. Почти все из них получили штрафы либо отбыли административный арест. Преследование представителей СМИ продолжается и на данный момент — больше того, оно стало еще больше твердым. По данным БАЖ, на данный момент в Беларуси лишены свободы 27 представителей СМИ и медиаменеджеров. Они находятся под арестом в СИЗО либо уже осуждены и отбывают наказание.

«Наша организация также попала под репрессии. В феврале [2021-го] власть провела обыски в кабинете и квартирах почти всех служащих, также у меня. В июле был 2-ой обыск — по причине чего, нам не известно. Нам опечатали кабинет, но в официальном порядке даже не сообщили, на каком основании», — сообщил Борис Горецкий.

Сходу после обыска Министерство юстиции запросил у ассоциации представителей СМИ документы, которые находятся в опечатанном кабинете. Поэтому организация не смогла их предоставить, но учреждение посчитало, что БАЖ просто не исполняет их требования.

Горецкий выделил: надежды на то, что компанию не закроют, фактически нет. Однако также сообщил, что ассоциация не прекращает оказывать помощь представителям СМИ: «Им почти ежедневно необходима помощь. Кому-то правовая, кому-то психическая». Помогает БАЖ и с оформлением документов представителям СМИ, решивш?? уехать из Беларуси.

Но защищать репортеров все труднее — из-за больше твердого отношения власти к средства массовой информации. «Ранее у нас были контакты в МВД. Если происходило задержание корреспондента, мы связывались, приезжали в отдел и освобождали. Если ты правильно говорил с сотрудниками правоохранительных органов, рассказывал, что это корреспондент, и удостоверял его статус, то чрезвычайно нередко их отпускали», — объяснил Горецкий.

А также, если БАЖ лишится собственного статуса, организация не сумеет больше в официальном порядке обращаться в разные муниципальные структуры. Ранее подобные обращения время от времени помогали — к примеру, общественники сумели достигнуть оказания медпомощи представителям СМИ, которые заразились коронавирусной инфекцией, будучи в СИЗО.

«Естественное раскручивание спирали гонений»

Волна обысков накрыла и общественников из Белорусского хельсинкского комитета (БХК), который был создан еще в 1995 году. «В последний год Беларусь столкнулась с беспримерным давлением на всякую активность, альтернативную гос. После того, как были подавлены протесты, репрессии фокусировались на представителях СМИ, структурах гражданской общественности и общественниках», — объяснил глава БХК Олег Гулак.

На данный момент БХК — как и почти все остальные организации — располагается под страхом закрытия. Министерство юстиции уже вынес комитету соответственное предупреждение. При всем этом Гулак уверен: большая часть белорусских общественников издавна были готовы к лишению официального статуса — и продолжат работать без него.

В пример Гулак привел самую популярную организацию про защите прав граждан государства — центр «Весна». Он лишился гос регистрации еще в 2003-м из-за участия в наблюдении за выборами президента 2001 года.

После июльских обысков в СИЗО находятся сходу несколько служащих «Весны» — также руководитель Алесь Беляцкий (сначала 2010-х он уже провел 3 года в местах заключения). Они задержаны в ходе расследования дела по статье об «организации и финансировании групповых действий, грубо нарушающих публичный порядок» и уклонении от уплаты налоговых платежей.

Но «Весна» не прекращает работать. С начала протестных выступлений в августе 2020-го работники центра вели перечни задержанных, помогали родным с передачами в изоляторы и организовывали помощь для пострадавших от сотрудников правоохранительных органов. А пока власти крушили независимые медиа, конкретно «Весна» тщательно освещала процессы над представителями оппозиции.

В общении с «Медузой» сотрудница «Весны» Наталья Сацункевич отметила, что белорусские общественники издавна привыкли к работе под давлением властей. Поэтому почти все НКО уже имели регистрацию за рубежом либо совсем почти все годы работали неофициально — под страхом административной и уголовного наказания. По расчетам Натальи, продолжится это и после новой атаки властей.

Сама Сацункевич начала заниматься правозащитой в 2015 году. «Я поехала в Вильнюс в летнюю школу по гражданским правам, которую организовывала „Весна“. Там больше тщательно познакомилась с концепцией гражданских прав, правозащитным движением и чрезвычайно стремительно втянулась», — поведала женщина.

Ранее она обучалась на био факультете Белорусского государственного университета и трудилась в Академии. Но Наталью заставили уволиться — потому, что Сацункевич была наблюдателем на выборах главы государства 2015 года.

В протестах 2020 года женщина не приняла участие: «Я трудилась в кабинете, мы начинали кампанию по оформлению пыток, воспринимали обращения пострадавших. Было два состояния: или работа, или сон».

После чего с преследованием со стороны сотрудников правоохранительных органов столкнулись фактически все работники «Весны» — почти все были задержаны либо подвергнуты аресту. У Натальи Сацункевич обыск прошел 16 февраля 2021-го . В то время правозащитница была за рубежом (она располагается там и на данный момент), потому всю «трудность общения» с сотрудниками правоохранительных органов ощутила её мать.

«Она сообщила, что у нее изъяли личный ноутбук, её скопления и средства. Я испытываю чрезвычайно много злобы. Когда думаю про это, мне чрезвычайно жалко и в которой-то мере постыдно, что маме пришлось с этим столкнуться — практически из-за меня», — призналась Наталья в общении с «Медузой».

Представительница «Весны» уверена: текущая положение с НКО — «естественный процесс раскручивания спирали гонений в Беларуси».

«Волна ликвидаций и лишений — это выдавливание с поля. Власти предпринимают все возможные меры, чтоб максимально большее число активных людей оставило государство. В Беларуси небезопасно просто быть человеком. Хоть какое рвение быть частью гражданской общественности пресекается. Чтоб попасть под уголовное наказание, не непременно быть активистом», — выделила она.

Анна Дапшевичюте тоже обязана была уехать из Беларуси. Анна — руководитель РАДА, которая уже более 30 лет защищает права юных белорусов и развивает образовательные программы в государстве. Осенью 2020-го у Дапшевичюте прошел обыск, а в июле 2021-го РАДА получила извещение об устранении.

«Все нехорошее, что могло случиться, уже случается. Положение дел трансформировалась в неприятную неизвестность, когда ты не знаешь, с какой стороны опять прорвет», — отметила Анна в общении с «Медузой».

«Вопрос лишь в очередности, к кому придут»

30 июля Лукашенко подчеркнул, что в Беларуси обнаружили 185 «деструктивных» НКО, которые представляют потенциальную угрозу государственной безопасности.

«За каждой структурой стоят 10-ки и сотни активных участников, тысячи попавших под их воздействие людей. Практически был организован законный ресурс для деструктивной работе заграничных распорядителей, подбиравш?? и тренировали кадры, — произнес Лукашенко. — Эти кадры, обученные психическим методикам работы с людьми, — не все, главы. Способностям объединения людей на акциях по выражению протеста — мы видели в августе [2020-го]. Знаем, кто подбирал вероятных лидеров протестного движения, создавал стиль и обеспечивал финансами деятельность».

Как считает специалист Артема Шрайбмана, такая нападение на НКО разъясняется просто — в Беларуси просто не осталось больше ничего, что еще можно было разгромить.

«Достижения в беспорядке противников для сотрудников правоохранительных органов Беларуси на данный момент чрезвычайно умеют большое значение. Им необходимо демонстрировать свою значимость и карательную прыть, а наилучший метод это делать — отыскивать противников для зачистки», — объяснил Шрайбман.

Кроме того, как считают Шрайбмана, белорусские власти изучают преследование общественников как типичный ответ на санкционные меры Запада. Про это же впрямую говорил министр иностранных дел Владимир Макей, который обещал, что «гражданская общественность закончит существовать» если западные государства не смягчат свою позицию.

«Так как Лукашенко, как и Владимир Путин, изучает НКО как агентов воздействия Запада, то он считает оправданным их наказание. То, что эти организации почаще просто благотворительные, экологические либо образовательные, не много кого тревожит, — заключает специалист политологии. — В действиях властей никакого сюрприза нет. В нынешней Беларуси вопрос лишь в очередности, но не в том, к кому придут».


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.