Партнеров Natura Siberica выжали из бизнеса

После погибели основоположника Natura Siberica Андрея Трубникова в компании разгорелся корпоративный конфликт, который с каждым месяцем воспринимает все больше запутанные формы. 

В мае месяце появилась информация, что родные Трубникова — дети от первого и второго брака и 3-я супруга — судятся с товарищ другом и компанией за толики в бизнесе. А 12 августа в профиле бренда в Инстаграмм возникло публичное обращение от имени 185 служащих Natura Siberica, в каком заявлялось о рейдерском захвате кабинета компании и отстранении от управления первой супруги Трубникова Иры и её сына Дмитрия, которые владеют пятьдесят пять процентов акций Natura Siberica и практически осуществлявших управление компанией.

Согласно мнению создателей письма, главным работникам, также Ире и Дмитрию Трубниковым, отменили пропуска и доступ к базам данных, а рабочие места заняли неведомые люди. Случилось это после назначения нового доверительного управляющего делом Natura Siberica, который, со своей стороны, провозгласил президентом компании Сергея Буйлова — бывшего управленца холдинговой компании, которого, как заявляют работники, Андрей Трубников «освободил от должности за профнепригодность».

Буйлов после возникновения письма комментировать конфликт не согласился. The Bell попросил Иру Трубникову поведать её версию событий в компании.

— Что на данный момент случается в кабинете Natura Siberica?

— Вчера было чрезвычайно много обеспокоенных звонков и жалоб от моих служащих на каких-либо неведомых людей, приходивш?? в кабинет, не представлялись, занимали их рабочие места. Служащих поначалу вызвали в срочном порядке по звонку в кабинет, однако мы работаем удаленно по причине масштабной эпидемии, а позже на месте рассказывали, что они отстранены. Потому сейчас я решила приехать и поглядеть своими очами, что случается. Прошлась по этажам, зашла в собственный кабинет, позже в кабинет Андрея Вадимовича [Трубникова]. Это постоянно для меня чрезвычайно тяжкий момент — мы после того, как Андрея Вадимовича не стало, ничего не меняли в обстановке его кабинета, все сохранили, как он сам расставлял и обожал. А на данный момент я захожу, а там какие-то чужие неведомые мне люди, глядят на меня и не представляются. Позже пришел Сергей Буйлов, с которым мы, естественно, знакомы, обходительно со мной поздоровался. Я попросила представить собственных людей, он сообщил, что это новая команда. Вот, понимаете, однако бы просто по-человечески спросить: «Ира Юрьевна, вы не против, если я займу кабинет Андрея Вадимовича?». Спросить у человека, который двадцать лет был партнером основоположника, начинавш?? данный бизнес вместе с ним. Однако нет, никто ко мне не обратился. Однако человечности в положении, если служащих просто выгоняют с рабочих мест, ждать удивительно.

— Другими словами, вас пустили в кабинет без вопросов, не мешали для вас?

— У меня, моего сына, главных работников компании — глав отделов интернационального развития и снабжения, обоих основных бухгалтеров — отменили пропуска. Да, я сейчас смогла пройти в помещение, но в бухгалтерию меня не пустили, а позже после встречи с Буйловым ко мне подошел некоторый помощник по публичным связям, я не запомнила его имени, а визиток у него не было. И сопровождал меня, пока я ходила по иным кабинетам.

— У вас с новой командой был разговор?

— Помощник по публичным связям высказывал предложение мне сесть и побеседовать. Однако, послушайте, у всех нас отменили пропуска, людей не пускают на работу. Это как в принципе? О каком диалоге может идти речь? Это рейдерский захват, самый реальный, по-иному это никак не назовешь. Слава богу, моих служащих еще не побили, но испугали чрезвычайно очень.

— Вы считаете, что новый управляющий все это делает в интересах кого-либо из наследников?

— У Андрея Вадимовича четыре наследников: трое детишек и его крайняя супруга Анастасия [Трубникова]. Из них четырех лишь Анастасия согласна с действиями управляющих, что первого, что второго.

— Это совпадение либо вы думают, что Анастасия как-то продвигает свои интересы через управляющих?

— Я не считаю, что это совпадение. Андрей Вадимович погиб 7 января, и в 1-ый же рабочий день Анастасия пошла к нотариусу с заявлением об открытии наследного дела. Нотариус был избран «с историей» (в 2013 году Карнаухову лишали статуса за применение насилия к государственному служащему, но потом статус вернули. — The Bell), как мы позже узнали. А выбирает нотариуса тот, кто инициировал наследное дело, другие могут лишь к нему присоединиться. Другими словами, нотариуса избрала Анастасия, а обоих управляющих назначила нотариус. На самом деле, на данный момент Анастасия управляет голосами всех наследников.

— Что воспрепядствовало для вас вступить в права наследования? Как я знаю, это должно было случиться 7 июля.

— Воспрепядствовало то, что в июне месяце Анастасия вдруг вспомнила, что у нее есть несовершеннолетние дети, иждивенцы Андрея Вадимовича, которые могут рассчитывать на кусок его толики. Обратилась с исковым заявлением в суд, поточнее, даже в три суда, с просьбой признать их наследниками. Потому нотариус не выдал нам никаких подтверждений, по судебному постановлению процесс остановлен непонятно как. У меня после чего нет колебаний, что Анастасия с нотариусом желают затянуть положение дел. И после чего мы смотрим рейдерский захват бизнеса. Заключения сделать нетрудно.

— С первым управляющим, Борисом Любошицем, у вас тоже не вышло общения?

— У нас не было ни общения, ни открытых конфронтаций — мы с ним просто судились. Он моментально, как был назначен, созвал внеочередное собрание наследников. Мы обратились в суд, чтоб признать беззаконность его проведения, и выиграли.

— Любошица поменяли новым управляющим, так как просто истек срок его возможностей?

— Нет, Любошица раньше срока лишила возможностей нотариус не разъяснив произошедшего. Срок исходил 7 июля, а он был освобожден от обязательств 2 июля. Мне не известно почему.

— Значительная часть собственности Natura Siberica в 2020 году была арестована по заявлению компании, которая до этого заходила в En+ Олега Дерипаски. На данный момент, как заявляет один из наших собеседников, под арестом располагается уже вся собственность компании и её взаимосвязанных структур — промышленные полосы, магазины, авто и т.д. Это вправду так?

— Да, это так, имущество под арестом. Однако деталей мне не известно. Это огромное трудное дело, происшествие произошел еще при Андрее Вадимовиче. Делом занимаются наши юрисконсульты, а я пробую сохранить компанию и бренд.

— Мешает ли арест вести бизнес?

— Нет, полностью не мешает. Ограничения наложены лишь на деяния с долями, а создавать и продавать косметику можно.

— Если деяния с долями запрещены, означает ли это, что вы не сможете вступить в права наследования, пока не закончится уголовное дело по заявлению структур Дерипаски?

— Нет, одно с иным не соединено. В наследие можно будет вступить, как будет решено по причине подростков детишек Анастасии. А вот далее распоряжаться толикой мы пока вправду не сможем. Однако здесь вопрос, что эти толики будут собой представлять: долг перед нашими соперниками либо что-то реальное? На данный момент неясно, для чего идет эта битва.

— Источники The Bell заявляли, что вы вели переговоры с мультимиллионером Владимиром Евтушенковым о выкупе вашей толики после вступления в права наследования. На какой стадии данный процесс на данный момент?

— Нет, с Евтушенковым я никаких переговоров не вела.

— Что вы планируете делать далее? Будете биться с новой командой за контроль в компании?

— Мне трудно разговаривать о планах. Последние двух суток мы все очень просто пребываем в шоке. Мы не можем продолжать деятельность как ранее, мы отстранены, отключены от баз. Я не вижу, что случается с нашими счетами, мне никто об этом не может поведать. Чем там эти чужие люди занимаются с нашими счетами в последние двое суток, я не представляю, но не думаю ничего неплохого. Работники не желают работать с Буйловым, мы все его помним. И я не могу их вынудить. Моя основная задачка — сохранить бренд, и для этого я готова пойти на разговор. Однако первым моим условием будет — возвратить всех моих служащих на свои места. После чего можно разговаривать о кое-чем, но не ранее.

На последующий день после выхода этого интервью президент Natura Siberica Сергей Буйлов, который назначен новым доверительным управляющим, ответил на обращения Иры Трубниковой и остальных работников компании о рейдерском захвате. В общении с Форбс Буйлов сообщил, что все, что он сделал — ограничил доступ в ночное время ряду управленцев, препятствовавш?? его легитимной работе в интересах компании и её наследников. «Если вы проследите историю компании с момента катастрофической погибели Андрея Вадимовича [Трубникова], то увидите, что менеджмент компании мешал доступу в нее всем руководителям, которые назначены в рамках наследного дела. Нарушая закон, им отказывали в доступе в кабинет, в доступе к документам, к хоть какой инфы о состоянии дел в компании. Кто тут рейдеры после чего?», — заявил Буйлов.

Кроме того, он опровергал звонки работникам с требованиями выйти в кабинет под ужасом увольнения, заявляя, что пробовал связаться с ними, чтоб повстречаться и лично познакомиться, а замки в некоторых дверях изменялись «только в целях сохранности собственности, так как, по заявлениям предшествующего руководства, ключи от конкретно этих дверей потеряли». Данные о вывозе документов и собственности компании работающий президент Natura Siberica назвал не соответственной реальности.


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.