«Северная верфь»: модернизация «по-рахмановски»

"Северная верфь": модернизация "по-рахмановски"

Как пишет The Sankt-Peterburg Post, судостроительный завод «Северная верфь», входящий в руководимую Алексеем Рахмановым «Объединённую судостроительную корпорацию» (ОСК) показал едва ли не рекордные убытки. За первое полугодие 2021 года убыток увеличился в 6 (!) раз, до 1,5 млрд рублей. Полной же информации о финансовом состоянии верфи в открытом доступе нет.

Информация о многократном росте убытков вызвала недоумение у экспертов из судостроительной отрасли. Дело в том, что «Северная верфь» плотно загружена заказами — причем как в гражданском сегменте, так и в рамках гособоронзаказа.

В последнем случае портфель заказов обеспечен до 2027 года. Что же касается гражданского сегмента — то этот портфель не просто загружен, но и постоянно расширяется. Среди последних контрактов — заказ сразу десяти рыбопромысловых траулеров для группы «Норебо», и другие.

В этом свете убытки компании выглядят крайне странно. Недоброжелатели уже говорят об очередном возможном распиле на заводе, но проблемы могут быть куда глубже и системней. Среди них — кадровая политика, долги и длительные судебные разбирательства по поводу активов судоверфи и ОСК в целом.

Кадры «решают» всё?

Новости о плачевном финансовом состоянии судоверфи накладываются на серию коррупционных скандалов, произошедших в последнее время. Последний произошел в апреле 2021 года, когда под следствием оказался главный инженер верфи Андрей Шестаков. Его задержали в рамках дела о махинациях с госзаказом в Архангельской области, где он ранее трудился вице-губернатором региона. Об этом пишет «Фонтанка».

Казалось бы, это дело не имеет никакого отношения к ситуации на судоверфи и ОСК в целом. Но здесь — кадровый вопрос. Ведь генеральным директором «Северной судоверфи» является Игорь Орлов — бывший губернатор Архангельской области, и бывший руководитель самого Шестакова. Именно Орлов назначил Шестакова главным инженером. Самого же Орлова — Алексей Рахманов.

Вину Шестакова надо еще доказать. Но если это будет сделано — кто даст гарантию, что возможные преступления в Архангельской области происходили без ведома самого господина Орлова. И что, в таком случае, с деньгами госзаказов на судоверфи, если при полном портфеле заказов она уходит в «минус»?

Андрей Шестаков – «птенец гнезда» Орлова-Рахманова?

Еще больше вопросов назначение Орлова вызывает в связи с его прошлой трудовой деятельностью — еще до губернаторства и судоверфи. В 2011 году ему не продлили контракт на калининградском судостроительном заводе «Янтарь», где будущий глава Архангельской области работал с 2008 года. Причиной тогда называли срыв контракта с Индией на сумму в $1,6 млрд.

Завод строил для этой страны три корабля. Штрафные санкции грозили выплатой порядка $40 млн. Не говоря уже о том, что часть средств с самого заказа могла быть банально разворована. Учитывал ли это господин Рахманов, когда делал Орлову предложение о трудоустройстве?

Тень Пугачева и имущественные споры

Отдельная история — это наследство судоверфи со времен, когда она еще находилась в частных руках. Сейчас 100% принадлежит государству, ранее же ей владел известный российский предприниматель, банкир Сергей Пугачев. В судостроение он пришел в конце 90-х годов, и сразу же положил глаз на Северную верфь и Балтийский завод.

Важная деталь — тогда (начало нулевых) судоверфью владел помощник по военно-техническому сотрудничеству Президента Бориса Ельцина Борис Кузык. Кузык — примечательнейшая личность, информации о которой почти нет в открытых источниках. Он был тогда и может оставаться сейчас одним из главных теневых кураторов ВПК.

Ранее The Moscow Post предполагал, что господин Кузык мог быть причастен к коррупционному скандалу в департаменте радиоэлектронной промышленности Минпромторга в сентябре 2020 года. В случае же с ситуацией на судоверфи и ОСК, ряд экспертов высказали мнение, что Кузык до сих пор может иметь серьезное влияние на работу судостроительных активов страны.

Возвращаясь к Сергею Пугачеву, доли в судоверфи он должен был выкупать именно у Кузыка. Причем, скорее всего, явно не без санкции влиятельных федеральных чиновников. Позже Пугачев хотел отдать часть верфи под коммерческую застройку, но сделать этого не удалось.

В 2010 году принадлежавшие Пугачеву «Северная верфь» и «Балтийский судостроительный завод» были заложены под 32 млрд. рублей кредита, которые Центробанк выдал подконтрольному Пугачеву «Межпромбанку». В конце 2011 года верфь перешла в структуру ОСК, а годом спустя туда же вошел Балтийский завод.

«Межпромбанк» вскоре лопнул, а сам Пугачев посчитал приобретение ОСК судостроительных активов незаконным, и подавал в суд. Однако добиться своего не смог.

К чему эта давняя история? Дело в том, что спустя годы, в 2020 году, между новым менеджментом «Северной верфи» (Орлов и его команда) и бывшим руководством судозавода разгорелся корпоративный конфликт за один из последних активов, которые оставались в пользовании частных лиц, не связанных с ОСК. То есть с того времени, когда верфью и её активами владели Кузык и Пугачев. Об этом пишет «Новый Проспект».

Речь о немецком плавучем доке Mathias-Thesen-Werft Wismar (MTW) грузоподъемностью 5,5 тыс. тонн. Он достался верфи по бартеру и принадлежал дочерней структуре завода — АО «Норд-Вест СВ» (пароходство). 80% её владела сама судоверфь и структуры «Объединённой судопромышленной корпорации» (ОПК).

Но в итоге пароходство обанкротилось. С 2003 года сам «Норд-Вест СВ» док не использовал, а сдавал в аренду другому юрлицу — ООО «Судоэкология» Николая Панасюка. В 2016 году назначенный Рахмановым врио гендиректора «Северной верфи» Алексей Селезнёв заявил, что намерен восстановить компетенцию предприятия по судоремонту. А для этого требуется изъять док у арендаторов. Договор аренды расторгли, а док решили продать.

После этого в «Норд-Вест СВ» начались корпоративные процедуры, похожие на подготовку к корпоративной войне. Пост генерального директора компании вместо возглавлявшего её 7 лет Сергея Калинина занял бывший начальник отдела имущественных отношений «Северной верфи» Рустам Бадалов.

Продали док только в 2018 году, причем первоначальные торги не состоялись из-за единственного участника, подавшего заявку. Речь о компании «ЛВ Интер». Позже менеджеры «Северной верфи» сместили Бадалова с поста гендиректора, назначив на его место человека ОСК Алексея Климко.

Одновременно миноритарий «Норд-Вест СВ» — АО Мебельная фабрика СВ, которая может быть связана с Пугачёвым, потребовала у мажоритарного акционера выкупить его акции за 40 млн рублей. Потому, что основной актив компании был отчужден по цене якобы в 2,5 раза меньше рыночной.

Этот иск суд удовлетворил в конце января 2019 года, правда, лишь частично: за пакет акций «Северная верфь» заплатит лишь 6,7 млн рублей. Несмотря на решение суда, вопрос о том, кто кого мог обмануть, остаётся.

В чем смысл этого кейса в контексте проблем судоверфи? В том, что за прошедшие с момента приобретения актива ОСК руководство госкорпорации, не говоря уже о самой судоверфи, не удосужилось решить имущественные проблемы предприятия, в результате чего погрязло в судебных процедурах. А сама ОСК в итоге еще и проиграла суд.

«Кузнецов» терпит бедствие

А что же сам гендиректор ОСК Алексей Рахманов? Он на эту ситуацию никак не реагирует, ведь сам находится под шквальным огнем критики. Самая острая тема — ремонт тяжелого авианесущего крейсера Адмирал Кузнецов, на котором случился масштабный пожар в прошлом году. Как это могли допустить — загадка до сих пор.

Пожар произошел 12 декабря, когда он стоял на ремонте в Североморске. Погибли два человека, еще несколько пострадало. Позже стало известно, что ущерб мог составить до 500 млн рублей, а сроки сдачи корабля снова затягиваются. В итоге был объявлен тендер на 251 млн рублей на дополнительные ремонтные работы в связи с пожаром.

На тендер, как и предсказывалось, заявился всего один участник — АО «10 СЗР» под руководством Евгения Зудина. То есть подразделение самого ОСК. А непосредственным заказчиком стал входящий в ОСК «Центр судоремонта Звездочка». Получается, в результате пожара сама же ОСК получила возможность дополнительно «освоить» четверть миллиарда долларов.

Пожар на «Адмирале Кузнецове»

Учитывая это, недоброжелатели Рахманова и вовсе предположили, что пожар мог иметь рукотворный характер. И это при том, что контракт на модернизацию самого корабля, который получила «Звездочка», составлял 86 млрд рублей.

Параллельно с этим развивалась серия других скандалов в ОСК. Одним из них стал скандал с продажей дока «СПД-76» в ЗАТО Александровск Мурманской области (как раз там находится упомянутое подразделение ОСК — АО «10 СРЗ»). Все дело в стоимости: оказалось, док, где крупные «океанические» корабли, был продан за 5,3 млн рублей. На эти деньги в Москве можно купить разве что однокомнатную квартиру на окраине. И то — вряд ли.

Когда об этом стало известно, скандал моментально вышел на федеральный уровень. Главным выгодоприобретателем от мог стать назван Евгений Зудин, гендиректор «10-го СРЗ» и связанные с ним лица. Как писал «Росбалт», ситуация может обернуться для государства миллиардными потерями.

Кончилось все для Зудина плохо. Но не по этой теме, а как раз по ситуации с ремонтом «Адмирала Кузнецова». В марте этого года Зудин он был арестован по обвинению в возможных хищениях на 45 млн рублей. Об этом пишет «47.ньюс».

Учитывая все это, гендиректору ОСК Алексею Рахманову сейчас совсем не до убытков Северной верфи. Тем более что по итогам 2020 года сама ОСК в целом просела по прибыли сразу на 1,5 млрд рублей. Она составила всего 585 млн рублей. И если это вкупе с коррупционными скандалами — не показатель неэффективности Рахманова на своем посту, то что тогда должно произойти, чтобы поменялось руководство госкорпорации?


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.

«Северная верфь»: усовершенствование «по-рахмановски»

 
"Северная верфь": усовершенствование "по-рахмановски"

Как сообщает The Sankt-Peterburg Post, судостроительный завод «Северная верфь», который входит в руководимую Алексеем Рахмановым «Объединённую судостроительную корпорацию» (ОСК) показал вряд ли не наивысшие убытки. За 1-ое полугодие 2021 года убыток возрос в 6 (!) раз, до 1,5 миллиардов рублей. Полной же инфы о финансовом состоянии верфи в публичном доступе нет.

Информация о неоднократном росте потерь сильно удивила у профессионалов из судостроительной сферы. Суть в том, что «Северная верфь» плотно загружена заказами — при этом как в гражданском секторе, так и в рамках государственного оборонного заказа.

В последнем случае портфель заказов обеспечен до 2027 года. Что все-таки касается гражданского сектора — то данный портфель не попросту загружен, да и повсевременно расширяется. В числе последних договоров — заказ сходу 10 рыбопромысловых траулеров для группы «Норебо», и иные.

В данном свете убытки компании смотрятся очень удивительно. Противники уже говорят об следующем вероятном распиле на заводе, но трудности могут быть куда поглубже и системней. В их числе — кадровая политика, долги и долгие рассмотрения дел в суде по причине активов судоверфи и ОСК в общем.

Кадры «решают» всё?

Новости о печальном финансовом состоянии судоверфи накладываются на серию коррупционных скандаловкоторые произошли в ближайшее время. Последний случился в апреле 2021 года, когда под следствием оказался основной инженер верфи Андрей Шестаков. Он был арестован в рамках дела о аферах с государственным заказом в Архангельской области, где он до этого трудился вице-губернатором региона. Про это сообщает «Фонтанка».

Могло показаться, это дело не причастен к положении дел на судоверфи и ОСК в общем. Однако тут — кадровый вопрос. Ведь гендиректором «Северной судоверфи» является Игорь Орлов — бывший глава региона Архангельской области, и бывший управляющий самого Шестакова. Конкретно Орлов провозгласил Шестакова основным инженером. Самого же Орлова — Алексей Рахманов.

Вину Шестакова нужно еще обосновать. Однако если это будет изготовлено — кто даст гарантию, что вероятные преступного деяния в Архангельской области происходили без ведома самого господина Орлова. И что, при подобном положении, с средствами государственных заказов на судоверфи, если при полном ранце заказов она уходит в «минус»?

Андрей Шестаков – «птенец гнезда» Орлова-Рахманова?

Еще более вопросов назначение Орлова вызывает в связи с его прошлой трудовой работой — еще до губернаторства и судоверфи. В 2011 году ему не продлили договор на калининградском судостроительном заводе «Янтарь», где будущий глава Архангельской области работал с 2008 года. Предпосылкой тогда называли срыв договора с Индией на сумму в $1,6 миллиардов.

Завод строил для данного государства три корабля. Штрафные санкционные меры угрожали выплатой порядка $40 млн. Не говоря уже про то, что часть средств с самого заказа могла быть обыденно похищена. Учитывал ли это господин Рахманов, когда делал Орлову предложение о трудоустройстве?

Тень Пугачева и имущественные споры

Некоторая история — это наследие судоверфи с периода, когда она еще находилась в личных руках. На данный момент сто процентов принадлежит государству, до этого же ей обладал узнаваемый бизнесмен из России, банкир Сергей Пугачев. В кораблестроение он пришел в конце девяностых годов, и сразу положил глаз на Северную верфь и Балтийский завод.

Принципиальная деталь — тогда (начало нулевых) судоверфью обладал ассистент по военно-техническому взаимодействию Президента Бориса Ельцина Борис Кузык. Кузык — примечательнейшая личность, инфы о которой практически нет в открытых источниках. Он был и тогда может оставаться на данный момент одним из основных скрытых наставников ВПК.

До этого Москов Пост подразумевал, что господин Кузык мог быть имеет отношение к коррупционному скандалу в департаменте радиоэлектронной индустрии Министерства промышленности и торговли в сентябре 2020 года. В случае же с положением дел на судоверфи и ОСК, ряд профессионалов высказали мнение, что Кузык до настоящего времени может иметь суровое воздействие на работу судостроительных активов государства.

Ворачиваясь к Сергею Пугачеву, толики в судоверфи он был должен выкупать конкретно у Кузыка. При этом, вероятнее всего, очевидно не без санкционные меры имеющих влияние государственных служащих федерального уровня. Позднее Пугачев желал отдать часть верфи под коммерческую стройку, но сделать этого не получилось.

В 2010 году принадлежавшие Пугачеву «Северная верфь» и «Балтийский судостроительный завод» были заложены под 32 миллиардов. рублей займа, которые Центральный банк выдал контролируемому Пугачеву «Межпромбанку». В конце 2011 года верфь перебежала в структуру ОСК, а годом спустя туда же вошел Балтийский завод.

«Межпромбанк» скоро разорвался, а сам Пугачев посчитал приобретение ОСК судостроительных активов нелегальным, и подавал в суд. Но достигнуть собственного не сумел.

К чему эта давнишняя история? Суть в том, что спустя годы, в 2020 году, меж новым руководством «Северной верфи» (Орлов и его команда) и прошлыми руководителями судозавода разгорелся корпоративный конфликт за один из последних активов, которые оставались в использовании личных лиц, которые не связаны с ОСК. Другими словами с тех пор, когда верфью и её активами обладали Кузык и Пугачев. Про это сообщает «Новый Проспект».

Речь о германском плавучем доке Mathias-Thesen-Werft Wismar (MTW) грузоподъемностью 5,5 тыс. тонн. Он достался верфи по бартеру и принадлежал дочерней структуре завода — АО «Норд-Вест СВ» (пароходство). восемьдесят процентов её обладала сама судоверфь и структуры «Объединённой судопромышленной компании» (ОПК).

Однако в конечном итоге пароходство разорилось. С 2003 года сам «Норд-Вест СВ» док не употреблял, а сдавал в аренду иному юридическому лицу — ООО «Судоэкология» Николая Панасюка. В 2016 году назначенный Рахмановым временно исполняющий обязанности генерального директора «Северной верфи» Алексей Селезнёв сообщил, что хочет вернуть компетенцию компании по судоремонту. А с этой целью требуется изъять док у арендаторов. Контракт аренды аннулировали, а док решили реализовать.

После чего в «Норд-Вест СВ» начались корпоративные процедуры, похожие на приготовление к корпоративной войне. Пост руководителя организации заместо возглавлявшего её семь лет Сергея Калинина занял экс-руководитель отдела имущественных отношений «Северной верфи» Рустам Бадалов.

Продали док лишь в 2018 году, при этом начальные торги не состоялись из-за единственного участника, который подал заявку. Речь о организации «ЛВ Интер». Позднее менеджеры «Северной верфи» сместили Бадалова с поста генерального директора, назначив на его место человека ОСК Алексея Климко.

Сразу миноритарий «Норд-Вест СВ» — АО Мебельная фабрика СВ, которая быть может связана с Пугачёвым, потребовала у мажоритарного акционера купить его акции за 40 миллионов рублей. Поэтому, что главной актив компании был отчужден по стоимости будто бы в два с половиной раза меньше рыночной.

Данный заявление суд удовлетворил в январе месяце 2019 года, правда, только отчасти: за пакет акций «Северная верфь» заплатит только 6,7 миллионов рублей. Невзирая на судебное решение, вопрос про то, кто кого мог одурачить, остаётся.

В чем смысл этого портфеля в контексте вопросов судоверфи? В том, что за минувшие с момента приобретения актива ОСК управление госкорпорации, не говоря уже о самой судоверфи, не удосужилось решить имущественные трудности компании, в итоге чего увязло в судебных процедурах. А сама ОСК в конечном итоге к тому же проиграла суд.

«Кузнецов» терпит бедствие

А что все-таки сам генеральный директор ОСК Алексей Рахманов? Он на эту положение дел никак не реагирует, ведь сам располагается под шквальным огнем критики. Самая острая тема — ремонтные работы тяжелого авианесущего боевого корабля Адмирал Кузнецов, на котором произошел масштабный пожар в прошедшем году. Как это могли допустить — загадка до настоящего времени.

Возгорание случилось 12 декабря, когда он стоял на ремонтных работах в Североморске. Жертвами стали двое людей, еще несколько пострадало. Позднее появилась информация, что вред мог составить до 500 миллионов рублей, а сроки сдачи корабля опять затягиваются. В конечном итоге был объявлен конкурс на 251 миллионов рублей на доп работы по ремонту в связи с пожаром.

На тендер, как и прогнозировалось, заявился всего один участник — АО «10 СЗР» под управлением Евгения Зудина. Другими словами отделение самого ОСК. А конкретным заказчиком стал входящий в ОСК «Центр судоремонта Звездочка». Выходит, в итоге возгорания сама же ОСК получила возможность добавочно «освоить» четверть млрд долларов.

Возгорание на «Адмирале Кузнецове»

Беря во внимание это, противники Рахманова и совсем представили, что пожар мог иметь рукотворный характер. И это при условии, что договор на усовершенствование самого корабля, который получила «Звездочка», составлял 86 миллиардов рублей.

Наряду с этим развивалась серия остальных скандалов в ОСК. Одним из них стал скандал с продажей дока «СПД-76» в ЗАТО Александровск Мурманской области (как раз там располагается указанное отделение ОСК — АО «10 СРЗ»). Все дело в цены: оказалось, док, где большие «океанические» корабли, был продан за 5,3 миллионов рублей. На эти средства в столице России можно приобрести разве что однокомнатную квартиру на окраине. И то — навряд ли.

Когда об этом стало понятно, скандал мгновенно вышел на общегосударственный уровень. Основным выгодоприобретателем от мог стать назван Евгений Зудин, генеральный директор «10-го СРЗ» и связанные с ним лица. Как писал «Росбалт», положение дел может обернуться для страны миллиардными потерями.

Кончилось все для Зудина плохо. Однако не по данной теме, как раз по ситуации с ремонтными работами «Адмирала Кузнецова». В марте текущего года Зудин он был задержан по обвинению в вероятных хищениях на 45 миллионов рублей. Про это сообщает «47.ньюс».

Беря во внимание все это, генеральному директору ОСК Алексею Рахманову на данный момент совершенно не до потерь Северной верфи. Тем паче что по результатам 2020 года сама ОСК в общем просела по доходам сходу на 1,5 миллиардов рублей. Она составила всего 585 миллионов рублей. И если это вместе с коррупционными скандалами — не показатель малопродуктивности Рахманова на собственном посту, то что тогда должно случиться, чтоб поменялось управление госкорпорации?