Соучастники Махлая


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.

Соучастники Махлая

 
Соучастники Махлая

Это не на шуточку перепугало Махлая, который поторопился оправдаться и, что называется, «переложить с нездоровой головы на здоровую». «Неповторимый «Тольяттиазот», который последние 10 лет раздирает корпоративный конфликт, на текущей неделе опять замелькал на страничках СМИ», – такими словами начинается одна из проспонсированных Махлаем публикаций. ТоАЗ – вправду неповторимое предприятие. Ни у какого другого хим холдинговой компании в Российской Федерации нет таковых циклопических мощностей по производству аммиака. Ни на одном хим заводе в Российской Федерации за прошедшие тридцать лет не бывало так безудержного и неприкрытого краж, ни один обладатель химзавода в Российской Федерации не прячется за рубежом и не имеет этого количества тяжелых уголовных дел.

Как считают Махлая, корень вопросов ТоАЗа – это совершенно не масштабные хищения, уклонение от налоговых платежей, легализацию финансовых средств, коррупция и пренебрежение нормами промбезопасности, нет. «…большая часть проблем и скандалов, сопровождающ?? деятельность компании, являются прямым следствием пребывания в структуре его владельцев акций «УралХима»», – гласит Махлай. «УралХим» заполучил миноритарный пакет ТоАЗа в 2008 году, что стало противным сюрпризом для хозяев.

«УралХим» рассчитывал на отличные доходы от ценных бумаг, ведь в 2007 году были выплачены 30 рублей на акцию. Однако в 2008-2010 гг. размер дивидендов снизился в пару раз, а в 2009 году они не выплачивались совсем. Миноритарий стал разбираться, в чем все-таки причина настолько низкой продуктивности, в связи с тем, что слабенькие денежные характеристики ТоАЗа не соответствовали его производственной мощи. Это наводило на идея про то, что в организации происходят хищения. Миноритарий обратился с заявлением в СК России и, как было установлено, не напрасно.

В конечном итоге в конце 2012 года СК России возбудил в отношении выгодоприобретателей ТоАЗа уголовное дело по факту мошенничества методом хищений. Так миноритарный акционер перевоплотился в суровое препятствие на пути к нелегальному выводу дохода ТоАЗа в офшорные зоны Махлая и его соучастников, и стал их ненавистным соперником. У Махлая очень необычное отношение к самому институту акционерных обществ. По его мнению, если у него мажоритарный пакет акций, то завод всецело находится в его собственности, а миноритарии – это обидная проблема. Не зря в беседе средства массовой информации он с удивлением вопрошает: «как обладатель бизнеса может похитить сам у себя?».

Но согласно законодательству Россия «Об акционерных обществах» и ГК Россия, имущество акционерного общества и его заработки принадлежат обществу, но не его владельцам акций. Владельцы акций владеют лишь правами на участие в распределении дохода общества и управлении им. Однако Махлай не желает признавать закон Российской Федерации, как и наличие у ТоАЗа остальных владельцев акций. Как следует, обкрадывает он и предприятие, и миноритарных владельцев акций, и правительство, не платя налоговые платежи с похищенного.

«Конкретно давление со стороны «УралХима» привело к возникновению огромного количества натянутых уголовных дел в отношении комбината и его управляющих. Большая их часть завершилась ничем либо рассыпала уже в суде, а «Тольяттиазот» не прекращает демонстрировать многомиллиардную прибыль, и платить большие налоговые платежи государству, невзирая на все трудности, которые делает корпоративный конфликт», – сообщают предвзятые Махлаем создатели. Тут они неприкрыто выдают фантазии Махлая за реальность. В ходе расследования дела по мошенничеству был собран массив доказанных фактов размером больше чем в 500 томов, в том числе документы, служебную переписку и бессчетные свидетельские показания. Все это дало возможность суду тщательно всесторонне изучить разработанную Махлаем и его сообщниками схему хищений. ТоАЗ продавал свою продукцию на 20-сорок процентов дешевле аффилированному с Махлаем и его подельниками швейцарскому офшору, который, со своей стороны, перепродавал её на глобальном рынке уже по честной стоимости. Так существенная доля дохода ТоАЗа похищалась, с нее не получали дивидендов миноритарные владельцы акций и не платились налоговые платежи в Российской Федерации. Касательно налоговых платежей, то их с Махлая пришлось добиваться через все судебные инстанции. Лишь за 2009-2013 годы через суд с ТоАЗа были взысканы 3 миллиардов руб. недоплаченных налоговых платежей.

В конечном итоге 5 июля 2019 года Комсомольский райсуд Тольятти признал Сергея Махлая, его отца Владимира Махлая, их швейцарских партнеров Эндрю Циви, Беата Рупрехта, также бывший-генерального директора ТоАЗа Евгения Царица виноватыми в мошеннических действиях в особо большом размере, совершенном группой лиц по предварительной договоренности. Так как все осужденные прячутся за рубежом, вердикт был вынесен заочно. Аферисты получили по 8,5-девять лет заключения. Их также принудили выплатить возмещение пострадавшим в размере цены похищенной продукци: 77,3 миллиардов руб. – конкретно ТоАЗу и 10,3 миллиардов руб. – «УралХиму», бывш?? признаны пострадавшими. Махлай и не думал компенсировать вред. Дошло до того, что в августе 2021 года Махлай признали судом нулем, а его имущество в Российской Федерации и за её пределами будет арестовано и реализовано для выплаты возмещения.

C того времени количество уголовных дел, где Сергей Махлай – главной фигурант, лишь возросло. В отношении него и остальных лиц, которые связаны с ТоАЗом, СК России возбуждены и ведутся уголовные расследования об организации организованной преступной группы и участии в нем (ч. 3 ст. 210 УК Россия), неуплате налоговых платежей в особо большом размере (ч. 2 ст. 199 УК Россия) и даче взятки в особо большом размере (ч. 3 ст. 30 и ч. 5 ст. 291 УК Россия). По расследованию о взятке 9 июня 2021 года признали виноватым бывший руководитель принадлежащего Махлаю Тольяттимбанка Александр Попов, пытавшийся передать Верховному суду Россия взятку в $2 млн за отмену решения о доначислении ТоАЗу налоговых платежей за 2010 год. Бывший банкир осужден на 7,пять лет исправительном учреждений со строгим режимом, а Махлай проходит по делу как заказчик преступного деяния .

Что все-таки касается «многомиллиардной дохода», и «больших налоговых платежей» – ничего необычного здесь нет, в связи с тем, что тридцать процентов собственной продукции ТоАЗ реализует на рынке внутри страны, где кражу затрудняет серьезный муниципальный контроль. Весь вопрос в размере этой дохода и этих налоговых платежей. Умопомрачительно, но Махлай, видимо, дает сообщить ему «спасибо», что своровал не все.

Отрицая коррупционную деятельность, Махлай утвержает, что разрушение целой серии уголовных дел в двухтысячных годах произошел не из-за коррупционного действия на правоохранительные и судебные органы, а будто бы за отсутствием состава преступного деяния либо доказательной базы. Сначала Махлаям удавалось ввязывать в свою коррупционную орбиту парламентариев, членов сената, «профессионалов» и арбитров. Когда в 2012 году СК России начал уголовное расследование о мошенничестве на ТоАЗе, добиваться окончания расследования в отношении беглых крупных бизнесменов вдруг начали люди, которые не связаны ни с правосудием, ни с Тольятти, ни с химпромом, но владеющие звучными именами и высочайшими постами, что наводит на определенные мысли об их мотивации. В числе их, к примеру, бывший-член сената от Марий Эл Александр Торшин, депутат-коммунист Тамара Плетнева, руководитель «Центра политической инфы» Алексей Мухин и почти все остальные. Российские суды тотчас воспринимали необычные решения, которые играли на руку Махлаям. Например, когда налоговики доначислили ТоАЗу налоговые платежи, судья Общегосударственного арбитражного суда Столичного окрестность В.А. Черпухина отменила это решение. В конечном итоге налоговые платежи с ТоАЗа все равно были взысканы, а для судьи Черпухиной эта история стала одной из обстоятельств увольнения с потрясающим скандалом. А когда сотрудники следственных органов пробовали достигнуть ублажения обращения о задержании генерального директора ТоАЗа Царица, Нижегородский областной суд в лице судьи М.В. Юрина без достаточных оснований отказал им в данном. Необычное решение вызвало удивление у коллег Юрина и потом было отменено, но в то время Царицу получилось сбежать. К Юрину же были использованы санкционные меры.

«Однако проф юрисконсульты, как раз, совершенно точно говорят о нелегальных решениях судов и, по меньшей мере, низкой квалификации арбитров, выносящих подобные решения против ТОАЗа либо его управляющих», – сообщается в размещенных по заказу Махлая статьях. Вероятно, «проф юрисконсульты» – это дорогие юристы Махлая и остальных подозреваемых в уголовном расследовании, которые в суде ничего не сумели сделать возражение на 500 томов доказанных фактов виновности их клиентов, а обвинения в «низкой квалификации» – итог расстройства в неподкупности арбитров.

«Но лишь с 2012 года ТоАЗ направил на усовершенствование и увеличение продуктивности производства свыше 50 миллиардов рублей», – пробует уверить нас Махлай. Однако это ересь, завод таковых средств не видал. В среднем на эти цели ТоАЗ растрачивает менее 10-15 миллионов рублей в год, чтоб лишь не дать оборудованию и комплексу инфраструктурных объектов рассыпать совершенно.

При этом, еще 10 годов назад обширно говорилось о очень печальных итогах проверки промышленной безопасности на ТоАЗе, которая была проведена Ростехнадзором. Были установлены 550 наигрубейших нарушений промбезопасности и охраны труда. Последующая проверка в 2012 году продемонстрировала, что никаких заключений изготовлено не было и даже критические меры не приняты. На 4 из 7 агрегатов аммиака сбросы горючих газов направлялись в атмосферу без чистки. Магистральные газовые трубопроводы выработали срок неопасной использования, их ревизия и ремонтные работы не проводится. И таковых нарушений в организации – сотни.

С того времени прошло десять лет, но положение дел лучше не стала. В 2019 году еще одна проверка Ростехнадзора обнаружила выше 360 грубых нарушений в сфере промбезопасности и охраны труда. Рабочие то и дело докладывают о падающих с эстакад прохудившихся трубопроводах, по которым текут кислоты, щелочь и аммиак, обнаженных кабелях и разрушающихся фундаментах агрегатов и печей. В 2018 году случилось невиданное для сферы явление: в печи риформинга агрегата аммиака №4 прогремел взрыв 3000 кубических метров природного газа, только по удачному стечению обстоятельств пострадавших не было. К взрыву привела поставленная организацией из США Сергея Махлая и его супруги AM&JH Industries Services контрафактная китайская запорная арматура, в соответствии с документами приобретённая как финансово накладная европейская продукция. Куда делась разница в стоимости, додуматься несложно. На данном рассказ о промышленной безопасности по-махлаевски можно было бы и окончить. Однако не так давно генеральный директор ТоАЗа Дмитрий Межеедов распорядился установить на печь огромную часть старых труб, которые пережили взрыв. Это пока все, что Махлай и его ставленники на ТоАЗе сделали за 3 года, чтоб возвратить в строй аварийный агрегат аммиака. А пост головного инженера, который был призван смотреть за техническим состоянием компании, на ТоАЗе в принципе ликвидировали.

Грустный результат этой политики – серия групповых неожиданных последствий на ТоАЗе весной 2020 года, когда за короткое время в процессе нескольких происшествий погибли трое рабочих. Реакция управления завода – умолкнуть катастрофы и не допустить расследования.

Как заявляет Махлай, ТоАЗ уже не 1-ый год лупит свои промышленные рекорды. Однако однако свои промышленные рекорды ТоАЗ вправду лупит, делает он это за счет фактически полного отказа от каждогодних остановочных ремонтов. Другими словами, оборудование и комплекс инфраструктурных объектов работают на износ, а рабочие – на собственный ужас и риск. Только бы Махлай не был разочарован очередной суммой, которая упала ему на счет в зарубежных офшорах. Год за годом управление ТоАЗа заявляет о новых многомиллиардных вложениях, об итогах которых позже ничего не слышно. Другими словами реклама есть, а итогов – нет.

По утверждениям Махлая, рабочие ТоАЗа получают достойную плату за собственный труд и связанный с ним риск. «В реальности же средняя заработная плата в организации – 57 тысяч рублей, она раз в год индексируется и издавна опережает средние заработной платы по Самарской области (в 2020 году она составляла 49 тыс. руб.). Социальные блага на заводе (это и ДМС, и возможность получения служебной квартиры, и свой детский сад и почти все другое) – одни из наилучших в регионе», – сообщается в статьях. Однако любопытно, каким образом они посчитали эти самые 57 тысяч рублей. Может быть, вычислением среднего меж заработной платой обученных аппаратчиков и заработной платой гендиректора в 4 млн руб. за месяц, не считая сотен миллионов годовых призов и таковых же вознаграждений за сидение в совете руководителей? То, что Махлай серьезно пробует хвастаться полисом ДМС и детским садом указывает, как он длительно не был в Российской Федерации. Детский сад и ДМС, служебное жилище входят в коллективный контракт на фактически каждом большом российском предприятии. А вот на ТоАЗе, согласно мнению рабочих, вознаграждение за итог повсевременно урезается. Как здесь не вспомнить, что бывший генеральный директор ТоАЗа Межеедов в конце 2020 года лишил рабочих 13-й заработной платы, в связи с тем, что будто бы «совет руководителей не успел её утвердить». Показательно, что огромные призы самим для себя очень занятые руководителя ТоАЗа все таки обнаружили время утвердить и выплатить.

В этих условиях Махлай и его ставленники на ТоАЗе разработали огромное количество новых схем вывода средств с завода. Это фиктивные подряды на стройку и ремонтные работы, контракта фрахта и обслуживания судов и почти все другое. Почти всегда схема очень ординарна – карманная компания под видом подрядчика получает предоплата в размере около семидесяти процентов цены договора, но в реальности фактически ничего не делает. Средства выводятся в офшорные зоны, а работы делают рабочие ТоАЗа. Так с компании в офшорные зоны, по самым умеренным оценкам, утекает свыше 100 млн долларов в год.

Конкретно коррупция, хищения и вовлечение управленцев завода в криминал сейчас являются главными трудностями ТоАЗа, за которой тянутся все другие. Потому кто бы ни стал новым владельцем ТоАЗа – «УралХим», которого так страшатся Махлай и его соучастники, хоть какой иной специализированный финансист либо он отойдет государству, для завода это будет бесспорным благом. Это положит конец денежному обескровливанию ТоАЗа и криминальному пренебрежению безопасностью труда на заводе, а само предприятие будет развиваться заместо того, чтоб служить нескончаемой «дойной коровой» для скрывающихся за границей жадных преступников.