Куда ушел весь флот, либо «Норебо» на приколе


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.

Куда ушел весь флот, либо «Норебо» на приколе

 

Куда ушел весь флот, либо "Норебо" на приколе

Куда ушел весь флот, либо "Норебо" на приколе

Владелец «Норебо» Виталий Орлов мог «сберегать» на пошлинах на ремонтные работы старенького рыболовного флота?

Как передаёт журналист Москов Пост в Мурманской области, к наикрупнейшему рыбопромышленному холдингу Рф — ГК «Норебо» Виталия Орлова, появились претензии со стороны таможенников. Они требуют доплатить 44 миллионов рублей сборов и НДС за усовершенствование рыболовных судов компании в зарубежных портах.

Идет речь о рыбных траулерах дочерней структуры «Норебо», ООО «Арктик Шиппинг», проводивш?? ремонтные работы и установка нового оборудования в порте Велсен в Голландии.

По таможенному законодательству Россия компания освобождается от уплаты сборов за ремонтные деяния с судами в 3-х вариантах: ремонтные работы был в рамках гарантийного контракта, если судно потерпело суровую трагедию, либо если его состояние некординально усугубилось с момента выхода из порта приписки. Стоит отметить, что рыбаки в прошедшем уже просили данные нормы прояснить – пошлина не постоянно начисляется справедливо. Однако что конкретно было в случае с кораблями Орлова – пока не понятно.

Скандал поднялся, когда после возврата судов Россия таможенники выставили претензию по дополнительному начислению ввозных сборов и НДС. Это случилось по результатам проверки 2-ух отправлений с замороженной рыбой. На данный момент же «Арктик Шиппинг» обратилась с исковым заявлением к местной таможне, считая доначисление этих средств нелегальным.

В компании убеждают, что это были довольно обыкновенные работы по ремонту, но верится в это кое-как. Суть в том, что в парке судов ГК «Норебо» (включая дочерние структуры) много старых судов. И не попросту старых, а чрезвычайно старых.  

Откуда «дровишки»?

На данный момент ГК «Норебо» пробует обновить собственный флот. К примеру, для группы строят сходу 10 траулеров-микропроцессоров на судоремонтном заводе «Северная верфь» в Санкт-Петербурге. Цена заказа от 2018 года составит 38,4 миллиардов. рублей. В 2020 году компания подписала очередной договор на стройку 4 ярусоловов. Тогда же компания сообщила, что хочет вкладывать в это 11,6 миллиардов. рублей.

Итого порядка 50 миллиардов. рублей. Из каких средств обеспечиваются необходимыми финансами эти проекты, ни в «Норебо», ни на «Северной верфи» не объясняют. Не получилось найти об этом упоминаний и в средства массовой информации. Может быть, суть в том, что «Норебо» – личная структура, суда строятся не по государственным контрактам, а схожая информация может представлять коммерческую тайну. При этом, что в последние несколько лет не было информации о желании «Норебо» привлечь большие кредитные средства в собственный бизнес. Сама по для себя структура является выгодной.

Но, к примеру, согласно изучению веб-сайта Audit-it.ру, АО «НОРЕБО РУ» имеет отрицательный показатель обеспеченности своими обратными средствами. Как разъясняют специалисты, это вызвано тем, что «величина внеоборотных активов организации превосходит свой капитал. Следовательно, часть внеоборотных и все обратные активы профинансированы за счет заемного капитала».

Конкретней, если мы обратимся к денежной статистике компании, то узнаем, что прибыль, активы и количество внеоборотных и обратных средств росли фактически каждый год, начиная с 2011-го. Согласно ситуации на конец 2020 года (т.е. когда были заказаны последние 4 ярусолова за 11 миллиардов рублей) незапятнанные активы «Норебо» составляли 18 миллиардов рублей, а внеоборотные средства – 13 миллиардов рублей. Это означает, что в обороте находилось порядка 5 миллиардов рублей.

Однако это значит, что произвести оплату однако бы последние 4 корабля из внеоборотных средств – даже через рассрочку, было бы для «Норебо» неосуществимым – на это ушли бы практически все средства. Как следует, средства на постройку судов должны быть заемными, также и по больше большому договору на 10 траулеров от 2018 года.

В итоге, дела у Орлова идут не так отлично, и у него мог показаться соблазн «сберечь» на пошлинах?

Поиздержались лодочки

В ситуации же с претензиями таможенников речь о судах-рефрижераторах, которые транспортировали уже замороженную рыбу. Четкие детали пока неопознаны, но разговор может вестись о 2-ух из 3-х схожих судов, которые «Арктик Шиппинг» заполучила в 2018 году из-за недостатка своих мощностей.

Полностью может быть, что им уже свыше 40 лет, и логично, что они нуждаются в ремонтных работах. Лишь ремонтные работы данный, скорее всего, для таковых кораблей ну никак не быть может косметическим. В данном смысле разумно представить, что суда были восстановлены больше серьезно, на них могло быть установлено новое оборудование, либо они и совсем прошли мини-усовершенствование.

Дело можно поглядеть в картотеке Арбитражного суда. но сущностная сторона его не ясна — какой конкретно был ремонтные работы, почему таможенники пришли к воззрению, что он должен облагаться пошлиной.

Единственное, что пока сделал суд — наложил обеспечительные меры, которые не дозволят таможенникам взыскать сумму до конца разбирательств. На самом же рынке специалисты и работники сферы склоны поддержать позицию «Норебо», указывая, но, что в каждом схожем случае нужно разбираться раздельно.

Вот таковых красавчиков строят для Орлова в Санкт-Петербурге. Однако это будет позже. За их ремонтные работы на зарубежных верфях платить ставки не нужно?

Вообщем, беря во внимание спорную славу Орлова, на рынке прогуливаются и совершенно остальные дискуссии. Будто бы, господин Орлов имеет возможности и уже на данный момент строит новый флот (о чем сказано выше на примере «Северной верфи»), но может обыденно не желать платить за ремонтные работы уже работающих судов. Как-никак экономия. Установить подобное может лишь суд, но сам этот подход тяжело назвать приличным.

При этом, прямо на данный момент «Норебо» Орлова должно было окончить переговоры о приобретении очередной рыбодобывающей компании — Саами из Мурманска. Сделку оценивают в 8,5 миллиардов рублей, а проходит она в условиях перемены рыбной сферы, в условиях изъятия Кабинетом министров новых рыбных квот. Беря во внимание это, серьезные участники добиваются к консолидации добывающих активов в собственных руках.

В данном смысле, тяжело поверить, что у господина Орлова, во-1-х, нет средств на уплату сборов, а, во-2-х, он и его руководители не в курсе работающего в России таможенного законодательства.

Но «Норебо», как сказано выше, один из самых крупных в Российской Федерации и один из наиболее больших рыбопромышленных холдингов в мире. На данный момент ГК состоит из 16 рыбодобывающих компаний, обладает своим флотом больше чем из 40 рыбопромысловых судов тралового и ярусного лова. В компанию входят 4 ритейлеры, рыбообрабатывающая фабрика, производственно-распределительный центр и контейнерный терминал.  

Продукция «Норебо» поставляется больше чем в 20 государств. По результатам 2020 года выручка компании оценивалась в больше, чем 60 миллиардов рублей. Группа обладает квотами на вылов больше 420 тыс. тонн минтая, трески, пикши в год.

«Разборки» с «бывшими»

Всю эту гигантскую «рыбную империю» господин Орлов собирал на протяжении нескольких лет, и в условиях бессчетных скандалов — также, со своими же партнерами по бизнесу. До настоящего времени остаётся неурегулированным длительный спор с бывшим партнером Орлова и соучредителем организации, предпринимателем Александром Тугушевым. В январе 2020 года он в Английском суде оспорил право на 30% бизнеса Орлова ценой в $1,5 миллиардов.

Разбирательства не окончены до настоящего времени. Что еще ужаснее, в сей раз претензии Тугушева поддержал очередной бывший партнер господина Орлова, также в прошедшем соорганизатор «Норебо» шведский бизнесмен Магнус Рот. Его показания должны усилить позицию Тушгушева, но хватит ли их, чтоб выиграть процесс непонятно.

До этого Орлов указывал, что в 2003 году Тугушев продал акции ЗАО «Альмор Атлантика», до этого владевшее долями в структурах, которые связаны с «Норебо», а потом и совсем устроился на работу в Роскомрыболовство. Дела у Тугушева пошли плохо, когда его в 2004 году задержали по обвинению в мошеннических действиях и приговорили к тюремному сроку. Магнус Рот вышел из бизнеса в 2016 году, продав долю в «Норебо» господину Орлову. Про это сообщает «Коммерсант».

Сущность претензий господина Тугушева максимально ординарна — он думает, что Орлов значительно недоплатил ему фактически за третья часть некогда коллективного бизнеса.

Что все-таки касается Орлова и Рота, то они скупали активы в рыбной сферы в протяжении последних тридцать лет, а в сделках временами принял участие и Тушугев. Он же, Тушугев, был частью трехстороннего соглашения о разработке коллективного компании по добыче рыбы в 1997 году, а означает обладает правом на 30% бизнеса.

Александр Тугушев долгие и длительные годы пробует взыскать с Виталия Орлова средства за долю в некогда общем бизнесе

Однако данный спор идет уже издавна. На данный момент же на слуху иная положение дел — спор с еще одним бывшим партнером, а сейчас прямым соперником компании Орлова Юрием Тузовым, обладателем организации «Норд Пилигрим».

На данный момент развивается судебное дело, связанное с похищением Павла Сурина — генерального директора ООО «Лоджистикс-Москва» с которым у компании Тузова были разбирательства в суде. До этого же Тузова обвинили в похищении Сурина, который потом был задержан, об этом писал «Коммерсант».

У Юрия Тузова был иной судебный спор с Суриным — судились по долгу за вексель в 400 миллионов рублей, невесть как попавший к Сурину и подписанный самим Тузовым еще в 2009 году. Однако тот суд Тузов уже выиграл — потому появляется вопрос, для чего в принципе было похищать Сурина?

И здесь есть одна любопытная подробность. Суть в том, что, как заявляет защита Тузова, бумагу, в соответствии с которой Сурин отказывался от денежных претензий на 400 миллионов рублей к Тузову (необоснованность которых до этого удостоверили в суде), к рыбопромышленнику в его организацию «Норд Пилигрим» доставил некоторый юрист Сергей Голубев.

Как сообщает СМИ, Голубева издавна и крепко связывают с Виталием Орловым, не свидетельствуя о том, что Голубев будто бы повсевременно мерцает в преступных новостях. Беря во внимание это, конспирологи и противники господина Орлова представили, что вся история быть может очевидной постановкой в целях убрать Тузова с рыбного рынка. А старт ей мог быть дан еще в то время, когда не было судебного вердикта по необоснованности денежных претензий к Тузову.

Вообщем, Орлов быть может и не связан с этой историей. Но репутация у него такая, что люди с большим желанием веруют и в эту, и в остальные конспирологические теории на его счет. И если представить, что он мог провернуть что-то схожее, то почему не мог попробовать сберечь 44 миллионов рублей на пошлинах для собственных видавших виды рефрижераторов?