Образовательный «пузырь»

8 млн. человек с высшим образованием оказались не нужны нашей экономике

Образовательный «пузырь»

«Подумалось, что позднесоветский бунт интеллигенции имел и экономическую основу – недооценённость труда человека с высшим образованием. Продавец или мясник в магазине, квалифицированный рабочий имели (тут не только официальный заработок) больше, чем инженер, младший научный сотрудник и учитель. Хотя общемировое правило – каждый дополнительный год обучения приносит n-прибавку к среднему по стране заработку.

В современной России сейчас эта n — 5-8% за дополнительный год обучения, в развитых экономиках – 8-12% и более. Высшее образование — это своего рода ваша инвестиция в самого себя, которая должна по итогу приносить определённую ренту.

Нарушение этого экономического закона дало свои политические плоды в 1980-х.»

Пряников приводит в качестве одного из аргументов этой точки зрения слова апологета советизма, левого ортодокса Сергея Кара-Мурзы, которые с недоумением вспоминал:

«Одно время моим соседом по коммуналке был шофёр-дальнерейсовик. Сильный и дремучий, прямо зверь. Он приходил ко мне и начинал пытать: почему я, окончив МГУ, работая с утра до ночи в лаборатории, получал 105 руб. в месяц, а он, тупой неуч и пьяница, почти 400 руб. «Здесь что-то не так. Будет беда,» – говорил он».

Как выясняется, судьба людей с высшим образованием в современной России тоже далека от идеальной и во многом повторяет советскую. Экономисты Балацкий и Екимова из Финансового университета пишут в своей работе, которую цитирует блог «Толкователь»:

«Согласно авторским расчётам по данным Росстата, число выпускников вузов за период 1992-2020 гг. составило 27,8 млн. чел. Все эти 27,8 млн чел. «новых» СВК (специалистов высшей категории) вышли за прошедшие 30 лет на рынок труда и остаются там в силу своего ещё незначительного возраста — менее 52 лет. Если к ним прибавить продолжающих работать «старых» СВК, то общее количество работников с высшим образованием должно составить около 32 млн. чел., (а не 24,3 млн. чел., по имеющимся данным Росстата).

Таким образом, мы приходим к парадоксальному выводу, что за прошедшие годы страна «произвела» около 8 млн. чел. с высшим образованием, которые бесследно «испарились».

Идентифицированный кадровый дисбаланс является не случайным, а системным явлением. Для доказательства данного тезиса осуществим похожие вычислительные операции для отрасли сельского хозяйства, лесоводства и рыболовства. Численность её работников к 2020 г. составляла 4,2 млн. чел. Из них только 540 тыс. чел. имеют высшее образование, из которых, в свою очередь, 150 тыс. чел.— «старые» (советские) кадры. Следовательно, «новые» СВК составили всего лишь 390 тыс. чел., тогда как, согласно нашим расчётам по данным Росстата, за период 1992-2020 гг. вузы страны подготовили для указанной отрасли 905 тыс. чел. Таким образом, более полумиллиона дипломированных специалистов агарного сектора, лесоводства и рыболовства «бесследно исчезли».

Выявленные кадровые дисбалансы являются слишком существенными, чтобы на них можно было закрыть глаза. Не уходя в беспочвенные гипотезы, укажем лишь возможную судьбу 8-миллионной армии дипломированных кадров разных специальностей. По всей видимости, эти выпускники вузов создали своеобразный «кадровый навес», который по разным причинам оказался незадействованным, в связи с чем распределился по нескольким каналам: миграция из страны; миграция в теневой сектор; уход в сектор домашнего хозяйства; маргинализация выпускников вузов — от деквалификации и работы в сферах, не требующих высшего образования (с соответствующим выпадением из статистики), до полной социальной депривации (хронические безработные, мелкие рантье, бомжи и т.п.).

Главный вывод из всего предыдущего анализа состоит в том, что имевший место в стране образовательный пузырь привёл к отрыву системы высшего образования от реального сектора экономики в форме поставки на рынок труда избыточного и невостребованного количества дипломированных специалистов. Логичным итогом такого процесса стало парадоксальное «испарение» 8-10 млн специалистов высшей категории. Причины невостребованности лиц с высшим образованием очевидны: отсутствие рабочих мест в российской экономике для выпускников вузов соответствующего профиля и их профессиональная непригодность и, следовательно, неспособность работать по специальности на требуемом рынком уровне»…


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.

Образовательный «пузырь»

 

8 млн. человек с высшим образованием оказались не необходимы нашей экономике

Образовательный «пузырь»

«Подумалось, что позднесоветский мятеж интеллигенции имел и финансовую базу – недооценённость труда человека с высшим образованием. Торговец либо мясник в магазине, профессиональный рабочий имели (здесь не лишь официальный доход) выше, чем инженер, младший научный работник и преподаватель. Однако общемировое правило – каждый доп год обучения приносит n-надбавку к среднему по стране заработку.

В сегодняшней Российской Федерации на данный момент эта n — 5-восемь процентов за доп год обучения, в развитых экономиках – 8-двенадцать процентов и поболее. Высшее образование — это собственного рода ваша вложение в самого себя, которая обязана по итогу приносить определённую ренту.

Нарушение этого финансового закона отдало свои политические плоды в 1980-х.»

Пряников приводит в качестве 1-го из доводов этой точки зрения слова апологета советизма, левого ортодокса Сергея Кара-Мурзы, которые с удивлением вспоминал:

«Одно время моим соседом по коммуналке был шофёр-дальнерейсовик. Мощный и глухой, прямо зверек. Он приходил ко мне и начинал пытать: почему я, закончив МГУ, работая утром до ночи в лаборатории, получал 105 руб. за месяц, а он, тупой неуч и запивоха, практически 400 руб. «Тут что-то не так. Будет неудача,» – говорил он».

Как выясняется, судьба людей с высшим образованием в сегодняшней Российской Федерации тоже далека от безупречной и почти во всем повторяет советскую. Финансисты Балацкий и Екимова из Денежного института сообщают в собственной работе, слова которой приводит блог «Толкователь»:

«В соответствии с авторским расчётам в соответствии со сведениями службы госстатистики, количество выпускников высших учебных заведений за период 1992-2020 гг. составило 27,8 млн. чел. Все эти 27,8 млн чел. «новых» СВК (профессионалов высшей категории) вышли за минувшие тридцать лет на рынок труда и остаются там в силу собственного ещё незначимого возраста — наименее 52 лет. Если к ним прибавить продолжающих работать «старых» СВК, то полное количество сотрудников с высшим образованием должно составить приблизительно 32 млн. чел., (но не 24,3 млн. чел., по существующим сведениям службы госстатистики).

В итоге, мы приходим к феноминальному выводу, что за минувшие годы государство «произвела» приблизительно 8 млн. чел. с высшим образованием, которые безо всяких следов «улетучились».

Идентифицированный кадровый неуравновешенность является специальным, а системным явлением. Для подтверждения этого тезиса осуществим похожие вычислительные операции для сферы сельхозпроизводства, лесоводства и рыболовства. Количество её сотрудников к 2020 г. составляла 4,2 млн. чел. Из них лишь 540 тыс. чел. имеют высшее образование, из которых, со своей стороны, 150 тыс. чел.— «старые» (русские) кадры. Как следует, «новые» СВК составили всего только 390 тыс. чел., в то время как, согласно нашим расчётам в соответствии со сведениями службы госстатистики, за период 1992-2020 гг. университеты государства подготовили для обозначенной сферы 905 тыс. чел. В итоге, больше пятиста тысяч дипломированных профессионалов агарного сектора, лесоводства и рыболовства «безо всяких следов пропали».

Выявленные кадровые дисбалансы являются очень значительными, чтоб на них можно было закрыть глаза. Не уходя в безосновательные догадки, укажем только вероятную судьбу 8-миллионной армии дипломированных кадров различных специальностей. Вероятно, эти выпускники высших учебных заведений сделали типичный «кадровый навес», который по различным причинам оказался незадействованным, из-за чего распределился по нескольким каналам: миграция из государства; миграция в теневой сектор; уход в сектор домашнего хозяйства; маргинализация выпускников высших учебных заведений — от деквалификации и работы в сферах, которые не требуют высшего образования (с подходящим выпадением из статистики), до полной социальной депривации (приобретенные безработные, маленькие рантье, бомжи и т.п.).

Основной вывод из всего предшествующего изучения заключается в том, что имевший место в государстве образовательный пузырь привёл к отрыву системы высшего образования от настоящего экономической отрасли в форме поставки на рынок труда лишнего и невостребованного количества дипломированных профессионалов. Закономерным итогом этого процесса стало феноминальное «испарение» 8-10 млн профессионалов высшей категории. Предпосылки невостребованности лиц с высшим образованием явны: отсутствие рабочих мест в экономике Российской Федерации для выпускников высших учебных заведений соответственного профиля и их проф непригодность и, как следствие этого, невозможность работать по специальности на требуемом рынком уровне»…