От форелевой фермы Онежскому озеру ущерба — как человек пописал

Как карельский глава министерства усмирял деревню, взбунтовавшуюся против форелевой фермы.

В карельской селе Ватнаволок, где прописаны 28 человек, выражают протест против строительства форелевой фермы: коренное население страшатся, что это нанесет вред Онежскому озеру. Алла Константинова побывала в ходе диалога недовольных с руководителем Министерства рыбного хозяйства Республики Карелия — государственный служащий в розовой рубахе сыпал скатологическими метафорами, деревенские ругали его «пустобрехом», а по соседству уже жгли бытовки и подпиливали мосты.

Июльской ночью обитателей карельской сёла Ватнаволок разбудил непривычный шум большегрузной техники. Деревня стоит на Лижемской губе, заливе в Онежском озере. Наутро мужчины выяснили, что на берегу кто-то выгрузил строй блоки, чуток позднее — узнали, что строить будут форелевую ферму. Вот уже месяц Ватнаволок не дает ей начать работу. Местные обещают «стоять намертво». Такие протесты идут в Республики Карелия уже не 1-ый год — и прецедент, когда прибрежная деревня выиграла суд у форелеводов, уже есть.

Предприниматель Андрей Царев позже скажет представителям СМИ, что жители Ватнаволока в то утро «грозили утопить» 1-го из сотрудников компании «Ржевзернопродукт». В июле месяце они начали стройку форелеводческой фермы в 4 километрах от Ватнаволока. Царев будто бы переубедил сотрудника подавать заявление в правоохранительные органы, «чтоб не разжигать конфликт». Местные убеждают, что тогда только поинтересовались у строителей планами форелеводов: «Мы с ними познакомились, обычные мужчины, обыденные трудяги, чего им грозить-то?».

Что жители Ватнаволока ведут себя жестко, настаивает и глава министерства сельского и рыбного хозяйства Республики Карелия Владимир Лабинов. Он, глава Кондопожского района Виталий Садовников и предприниматель Царев приехали на встречу с населением Ватнаволока 13 августа. Сбор объявили у старенького, заколоченного досками магазина: в селе документально зафиксировано 28 человек, а сезонно проживают чуток больше 2-ух сотен.

«Я желаю выявить способность к объективному разговору, — Лабинов в розовой рубахе, улыбается и гласит с паузами. — Я не желаю орать — это получится хаос доп. Чем тише я буду говорить, тем больше вы меня будете слушать».

Начинается дождик. «Чего, человек может простудиться!» — открывает над Лабиновым сломанный зонтик один из местного населения. Глава министерства, не поблагодарив, не прекращает.

«Я думаю, что форелеводческие хозяйства, если условия разрешают, должны существовать и растить рыбу в размерах разрешенного по допуску, не нарушая экологию, — произнес он, демонстрируя отчет Института биологии Карельского научного центра РАН за 2008 год. — [Разрешенный] размер выкармливания форели в Лижемской губе — тысяча тонн».

«Халявы не бывает»

Участок под форелеводческое хозяйство под Ватнаволоком был сформирован еще в 2009 году, ведает собравшимся представитель ООО «Ржевзернопродукт» Андрей Царев.

«"Ржевзернопродукт" — это группа компаний различных организаций, у каких 4 форелеводческих участка в Республики Карелия: в Питкярантском, Лоухском и Кондопожском районе, нигде нет никаких вопросов, — гласит он. — Принадлежал данный участок иной нашей компании, почему хозяйство не раскрылось — мне не известно, это дела владельцев акций». В 2019 году Общегосударственное агентство по рыболовству провело аукцион и заключило с «Ржевзернопродукт» контракт использования рыбоводным участком в селе Ватнаволок сроком на двадцать пять лет.

Карелия живет «бедно», а мотивированные характеристики экспорта форели вырастают, добавляет Лабинов. «Люди должны осознавать, что халявы не бывает», анализирует глава министерства. Без сотворения производств и их налоговых отчислений подобные сёла, как Ватнаволок, не прекращает он, не могут надеяться на изменения.

«Автобус должен ходить, школы должны работать, скорая помощь обязана приезжать, магистраль в зимнюю пору нужно чистить, — перечислял Лабинов. — Если желаем, чтоб территория развивалась, без сотворения производств, рабочих мест и налоговых отчислений [это не получится]. Как будет нужно дорога — так будут письменные обращения: постройте! Как кто-то захворает и не доедет скорая помощь — повинна снова будет власть, которая ничего не сделала».

Магистраль к Ватнаволоку власти района не могут восстановить уже пятнадцать лет, говорят жители, посмеиваясь над словами руководителя Министерства: «Вы, может быть, сюда по германскому автобану приехали?». Дорога не стала лучше даже после того, как осенью прошедшего года на соседнюю туристическую базу привезли бутафорский финский концентрационный лагерь, открытый на президентский грант в два,9 миллионов рублей.

Карельский фонд «Открытые возможности» осенью 2019 года получил грант на создание музея из декораций, которые остались после съемок кинофильма о русских детях в финском концентрационном лагере «Весури». Древесные бараки, вышки и забор с колющейся проволокой несколько месяцев не могли пристроить: поначалу против музея выступили жители сёла Шайдома Кондопожского района, потом авторам проекта отказали власти Кондопоги. В июле они вели переговоры с предпринимателями Лахденпохского района республики. В Ватнаволок музей-концентрационный лагерь привезли в ноябре 2020 года. По плану создателей, декорации «должны запустить механизм восстановления исторической памяти» и развивать любовь к отечеству у учащихся школ, которые будут приезжать в музей на экскурсии.

Работы для местных в Ватнаволоке нет: в русское время деревенские трудились в филиале издавна закрывшегося деревообрабатывающего завода. На данный момент ездят на заработки в соседнюю Кондопогу либо в столицу Республики Карелия — Петрозаводск, что практически в 90 километрах отсюда. Невзирая на сложности, работать на форелеводческой ферме люди не желают: деревня единодушно против того, чтоб в озере рядом устанавливали садки. На расстоянии десяти километров от Ватнаволока на протяжении нескольких лет работает очередное форелеводческое хозяйство: люди сообщают, что вода в озере в последние несколько лет и так испортилась.

«Весь поселок пьет воду из озера, — гласит житель сёла Егор Титов. — А у нас, к примеру, позавчера вода была сине-желто-красная».

В заливе Онежского озера, где планируют установить садки, нерестятся некоторое количество видов рыб, добавляет пенсионер Василий Максимов. Конкретно потому вылов рыбы тут раз в год запрещен с начала навигации по 1 июля и с 10 сентября по конец октября. Максимов, как и иные рыбаки, крайне недоволен: их наказывают штрафом, а форелеводам почему-либо дают разрешения.

«Я местный человек, я родился в доме, которому уже 200 лет, — ведает Максимов. — У меня все родные тут на кладбище похоронены. Вот там, где они поставят садки, нерестуют палия, лещ, ряпушка. Им незапятнанная вода необходима. А форель же весь корм собственный не съедает, к нам южный ветер подует — и вот эти какашки с илом к нам и поплывут».

Местным жителям необходимо заказывать доп экспертные исследования, которые удостоверят их правоту, уверен ихтиолог и рыбовод Дмитрий Кульков. Он сообщает, что работу ферм в Российской Федерации все таки держат под контролем, но компании могут обойти условия рыбоводно-био обоснования.

«К примеру, выдали разрешение, что можно на данном водоеме растить условных 100 тонн [рыбы], а они выращивают 300 тонн, — разъясняет Кульков. — И водоем не совладевает, не может самоочищаться. Человек, приезжающ?? инспектировать — он подступает к садку: "Сколько тут посиживает?". Ему можно сообщить, что 100 кг, а можно — 700 кг. Неопытный не отличит. В Республики Карелия озера глубочайшие, и садки там по 15 метров вниз уходят — ну как там найти, 90 там тонн либо 14?».

Заключения про осложнение качества воды тоже необходимо подкреплять экспертизами, гласит Кульков. «Необходимо осознать, что непосредственно [усугубилось]: содержание нитратов-нитритов, железо повысилось либо CO2? Быть может, просто вода начала больше интенсивно цвести».

Спилили мост, сожгли бытовое помещение

Еще осенью 2020 года Карелия подошла к максимально приемлимым размерам выкармливания форели: спецы думают, что наращивание производства приведет к изменению экосистемы. В республике создают около семидесяти процентов товарной форели в Российской Федерации. За 8 месяцев 2020 года карельские хозяйства вырастили 14 тысяч тонн рыбы, однако в тот год в республике не открыли на 1-го нового рыбоводного участка. Одна из обстоятельств — протесты местного населения.

В апреле 2019 года Верховный суд Республики Карелия одобрил исковые требования обитателей сёла Войница Калевальского района: им получилось обосновать, что решение о предоставлении участка под ферму республиканский Министерство сельского хозяйства принял без учета их представления: суд отменил распоряжение о предоставлении участка под ферму компании «КС-Групп».

Весной 2020 года против строительства форелеводческой фермы высказались жители карельского поселка Ондозеро. В разгар скандала неведомые распилили древесный мост по пути на ферму и подожгли одну из бытовок. Форелеводы тогда обвинили в данном местного населения, гласит пенсионерка Наталья Игнатенко.

«Объявление повесили: "За надежные сведения обещаем награду — кто спалил, кто спилил", — гласит она. — Ничего не знаю, кто спилил. Все вопросы к милиции!».

В перечень 100 самых обеспеченных граждан Республики Карелия, который был составлен изданием «Карелинформ», входят 6 предпринимателей, конкретно занимающихся разведением форели: это Владимир Прохоров (5-ое место), Владимир Хотин (12), Анастасия Каганская (31), Валерий Артамонов (37), Наталья Новожилова (54) и Виталий Артамонов (80). Возглавляет перечень член сената Игорь Зубарев (1), издание называет его «рыбным владыкой». В мае он организовал в Кондопоге ООО «Форель Республики Карелия»; «Предприниматель» сообщал, что Зубарев хочет вкладывать 4-5 миллиардов рублей в стройку рыбоводческого комплекса.

Озеро Унус в Муезерском районе — непроточное, местные называют его «жемчужиной», добавляет пенсионерка. Когда жители Ондозера стали протестовать, местные государственные служащие самоустранились.

«Мы просили поддержки: "Нас сталкивают лбами с форелеводами!", — вспоминает она. — Разрешите как-то положение дел, вы же власть! Все они делают верно в соответствии с законодательством, их за пятую точку не схватишь: что район, что Министерство сельского хозяйства — они верно разграничили свои обязанности и меру ответственности: вот тут я отвечаю, а тут уже нет».

В селе Суйсарь Прионежского района участок форелеводческого хозяйства расформировали около 3-х годов назад, ведает местная жительница Любовь Щербакова. Форелеводы оставили хозяйство, проработав в одноименном проливе Онежского озера восемнадцать лет.

«Садки у них срывало, что ли, — вспоминает Любовь. — А когда только что раскрылись, года через три все село отравилось: лежали с температурой, у детишек сыпь шла по телу. Были проверки, брали пробы воды — но все приемлимо с водой было, как нам сообщили».

Невзирая на давнишнюю остановку работы фермы, садки для форели из озера подняли лишь летом текущего года, после жалобы обитателей в прокуратуру.

«Вода была отвратительная, грязная, какие-то жучки плавали, — гласит Щербакова. — Вот лишь в текущем году мы сумели пить воду с озера. Рыба колюха исчезла — она лишь в незапятанной воде водится. В прошедшем году окуня красного один мужчина изловил — вероятно, корма наелся. Конечно же, что там под этими садками, непонятно — загадили нам все озеро!».

В текущем году на участок в Суйсарском проливе стали рассчитывать остальные форелеводы, но жители сёла повстречали их протестами. Ферма в Ондозере тоже пока не начала работу. «Выжидают!» — уверена активистка Наталья Игнатенко.

В декабре 2020 года Министерство природных ресурсов Республики Карелия проверило форелевое хозяйство «Сегозерское». Было установлено, что форелеводы не лишь сливают сточные воды в Сегежское искусственный водоём, да и повреждают деревья. Министерство сельского и рыбного хозяйства республики тогда не нашло нарушений. В июле 2021 года жители Медвежьегорского района сказали о массовой смерти ряпушки в Елмозере. Управление форелеводческой фермы растолковало смерть рыбы аномальной жарой. В конце лета садоводы из 2-ух кооперативов под Костомукшей написали обращения в экологическую партию «Зеленая альтернатива». Они поведали, что на поверхности озера Ниемиярви возникла желеобразная масса, к берегу приколачивает товары жизнедеятельности рыб, а время от времени — тушки умершей форели.

13 августа встреча обитателей Ватнаволока с руководителем Министерства сельхозпроизводства Лабиновым завершилась обоюдным разочарованием. Деревенские назвали государственного служащего «пустобрехом», Лабинов собственных более активных собеседников — «подстрекателями», а всю встречу — митингом.

Он попросил обитателей Ватнаволока вступить с предпринимателями «во обоюдовыгодные отношения» и дал обещание им лично смотреть за работой фермы. Лабинов убеждает, что экологии форелеводы не нанесут вред.

«Если мы не нарушаем размер загрузки, мы никакого ущерба не приносим, — гласит глава министерства. — Если человек, простите, пошел под кустом пописал, от этого ни пеньку, ни кусту никакого ущерба не будет. Мы трудимся в режиме обыденного круговорота веществ в природе. Органика, не концентрированная в одном месте, ущерба не приносит. Человек пукнет — ветер разносит. Ветер все разносит».


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.