«Наша система – в принципе не правительство. Класс барыг, прикинувшись страной, обыденно заколачивает бабки»

«Наша система – в принципе не правительство. Класс барыг, прикинувшись страной, обыденно заколачивает бабки»

Если для Запада текущее десятилетие будет периодом необычного расцвета рынков ценных бумаг, то для таковых технологически отсталых государств, как Российская Федерация, моментом судьбоносного выбора — успеть заскочить однако бы в тамбур «вагона первого класса» либо навечно остаться на полустанке «второго мира». Недопустить всеобъятного кризиса можно, прицепившись к составу глобальных лидеров (и это не Китай, которому так и не судьба вырваться в 1-ые экономики мира), а США и Европейский Союз. Создав условия, симпатичные для уполномоченных лиц российской заграничной диаспоры — талантливейших учёных, деятелей искусства, бизнесменов (чья собственность по цене сравнима с валовым внутренним продуктом России). Наращивая внутренний государственный долг и смело вливая средства в государственную экономику, как это делают американцы. Про это на лекции в екатеринбургском Ельцин Центре говорил один из популярнейших российских финансистов Владислав Иностранцев. Мы расспросили старого друга нашей редакции, какой он видит развязку рокового десятки лет.

«Возможности поменять эту власть на голосовании я не вижу»

— Владислав Леонидович, в собственных статьях вы издавна прогнозируете, что сегодняшний российский политический режим проживёт до конца этого десятки лет. За счёт каких запасов прочности?

— Данная датировка сложилась после Болотной (наивысшие по массовости протестные протестные акции в конце 2011-начале 2012 годов, «Марш миллионов» 6 мая 2012 года, ранее официальной церемонии вступления в должность выбранного руководителя Владимира Путина, и последовавшее за этим «Болотное дело» — одно из самых крупных уголовное преследование в отношении активных участников оппозиции тогда — прим. ред.) и отталкиваясь от того, что данный режим слому не подлежит. Возможности поменять эту власть на голосовании я не вижу. И не вижу серьёзной вероятности того, что появится подобное же мощное народное недовольство, какое мы видели в конце 80-х. Ресурсы системы, денежные и иные, значительны. Уровень жизни жителей понижается, но не обвально, равномерно. Потому население пассивно. Причём более пассивны те, кто живёт ужаснее всех. Остальные как-то удовлетворяют свои необходимости. Возмущение, даже становясь всё больше показательным, в протест не перебегает. Как и в период «развитого социализма».

Одним словом, на данный момент мы находимся в состоянии устойчивого равновесия, деструктивно на систему ничто не повлияет. Переворот под воздействием сил просвещения, оппозиции и чего-то такого ей не угрожает.

Режим может придти в упадок под своей тяжестью, его могут подорвать внутренние конфликты. В особенности если система станет так малопродуктивной, что закончит генерировать неизменный cash flow для её выгодоприобретателей. Но конфликты случатся лишь после физической погибели Владимира Путина, когда будут раскованы и начнут сталкиваться противоречащие друг дружке силы, также центробежные.

А чтоб система вышла из равновесия, нужны сильнодействующие наружные причины. К примеру, глубочайшее падение стоимости нефти. Либо санкционные меры «конца света» в качестве ответа на вторжение Владимира Путина на Украину. Однако сейчас подобные причины, как угроза глобального кризиса в отрасли экономики, отсутствуют. А сам Владимир Путин ведёт себя на внешнеполитической арене осмотрительно. В особенности после присоединения Республики Крым, когда он, вероятно, просто не отдавал для себя отчёта, на какую реакцию со стороны Запада нарвётся. Считаю, что второго «Республики Крым» он не допустит.

Вы спросили, за счёт каких ресурсов протянет система. Однако чтоб съехать с маленького пригорка, машине не необходимы никакие ресурсы, она это сделает и с выключенной передачей, на одной инерции.

— Однако с неработающим движком назад на этот же пригорок не вернёшься. И тем паче не поднимешься выше.

— А для чего? Сегодняшняя система — это ракета, которая, в один прекрасный момент взлетев, ушла в открытый космос, летит для себя и летит. Пока не столкнется с астероидом.

— 2021-й — год 30-летия краха Советского Союза. СССР почти во всем держался на насилии и ереси. И, по показаниям почти всех активных участвующих горбачёвской Перестройки, его разрушение закономерно начался с демократизации и гласности…

— Ассистент Горбачёва Анатолий Черняев еще при Брежневе писал в дневнике, что товаров нет, народ живёт неясно как и нужно все поменять. И сначала у инициаторов Перестройки было две мысли фикс: что нужно подымать экономику и перебегать к гласности. Те, кто начинал Перестройку, действовали из хороших побуждений, но при всем этом не представляли всего масштаба и природы скопленных вопросов.

Главные трудности лежали в остальных плоскостях. Во-1-х, это были трудности государственных отношений, которых на старте Перестройки никто из её инициаторов не видел в упор. Они все пребывали в убежденности, что русский народ сложился как «новая историческая общность», и о вероятности межнациональных конфронтаций просто не думали. Во-2-х, точно так же они не соображали, что русская система не является законодательной — невзирая на то, что судьбы людей уже издавна решались не «тройками», а судами, по Уголовному, Административному, Трудовому, Семейному кодексам. Им складывалось ощущение, что довольно модернизировать законы — и наступит настоящий социализм.

Однако правовая система как такая была видимостью, фикцией. Не было разделения властей, судьи практически назначались и, если возникала такая необходимость, судили «по звонку», правительство не было ответчиком по искам, по отношению к партийной номенклатуре действовало одно правоприменение, по отношению к другим — другое.

Финансовые трудности сами по для себя не убили бы государство. По моему воззрению, экономика не была драйвером политики ни во время Перестройки, ни после нее: в девяностых финансовых вопросов стало ещё больше, но это не уничтожило ни Ельцина, ни российскую систему в общем. Потому вопрос, можно ли было спасти СССР реформами по-китайски либо нельзя, вторичен. Экономика живёт собственной жизнью, а политика — собственной. Корневая причина в том, что русское управление не соображало, что новыми законами оно не сделает лучше систему, а сломает её, и что, ослабив имперскую хватку, спровоцирует большое число конфронтаций, роковых по своим результатам.

— К чему я веду? Например, может, Владимир Путин прав в том, что уничтожает политические свободы, свободу слова, закрывает глаза на вседозволенность сотрудников правоохранительных органов в отношении гражданских активных участников, бизнесменов? Может, он таким образом выручает целостность нашего сложносоставного страны, потенциально начиненного разнообразными конфликтами?

— С моей точки зрения, трудно ассоциировать то, что мы имеем на данный момент, с концом 80-х. Я параллелей не вижу. Тогда гласность привела к «сепаратизму» Прибалтики, Молдавской Республики, Грузии, республики Азербайджан (республики, не принимавшие участие в мартовском голосовании 1991 года о сохранении Советский Союз — прим. ред.), обострению межнациональных отношений практически во всех русских республиках. Трудности быстро углублялись, но в течение почти всех месяцев не решались, а лишь обсуждались (на детализированное составление нового Союзного контракта союзный центр вышел лишь в апреле 1991 года — прим. ред.). На данный момент этого не будет. Во-1-х, никакого недочета в инфы нет, при желании можно найти всякую. И того же взрывного эффекта гласности, как в конце 80-х, уже не будет. Во-2-х, даже если потребуют доп возможностей, например, Татарстан и Тыва, это будут вызовы совершенно другого масштаба. Просто необходимо выслеживать их, действовать на опережение и правильно проявлять реакцию на них.

Я в принципе не пойму рвения «закручивать гайки». Вы держите под контролем все экономные потоки и сможете для себя дозволить «отпиливать» от них, сколько желаете. Как данному помешает освобождение бизнеса и привлечение зарубежных вложений?

— Политически равнодушное население, задавленная оппозиция, подконтрольные средства массовой информации, ручной парламент, послушливый исполнительный аппарат, приклнные сотрудники правоохранительных органов — безупречная положение дел для проведения финансовых реформ. Горбачёв, имей он подобные ресурсы, может быть, рискнул бы выполнить пусть и усмотрительные, постепенные, но в общем масштабные рыночные перемены. Как вы думаете, после парламентских и голосования за выборах президента Владимир Путин добавит бизнесу и регионам возможностей вольного развития?

— Есть два типа страны. 1-ый — демократия, когда есть масса людей, которые желают жить лучше, зарабатывать больше и потому интенсивно выступают за развитие экономики, при этом, за больше низкие налоговые платежи, упразднение административных барьеров и т.д., давят снизу на власть, лоббируют свои интересы. 2-ой тип — монархия: монарх изучает государство как свою собственность и, желая передать наследнику больше богатое правительство, развивает экономику, завлекает финансистов, провоцирует рост рынка ценных бумаг. Традиционный пример этого подхода — Дубай.

Наша система не то и не другое. Это в принципе не муниципальная система, а класс барыг, которые, прикинувшись страной, обыденно «заколачивают бабки».

С одной стороны, истеблишмент практически обладает государством (при всем этом делая вид, что это не так, ещё и получает щедрые заработной платы). Изымая средства из экономики, она, через большое число подставных лиц и «кошельков», складирует их либо монетизирует в различного рода активах в Российской Федерации и за её пределами. В конечном итоге создается «неклассическая» положение дел: реализоваться всецело эти «подпольные миллионеры» и мультимиллионеры не могут, передать собственность непонятного происхождения по наследию им тоже навряд ли получится. Тогда для чего суетиться, усердствовать подтолкнуть развитие экономики? Тем паче что из казны в карман безпрерывно и широкими потоками перетекает cash flow.

Не трогай Михаил Сергеевич советскую систему, она, теряя гайки на ходу, худо-бедно проехала бы ещё 10-пятнадцать лет. Сегодняшняя система еще больше устойчива и продуктивна, всецело держится под контролем её основателями и даёт им немереные доходы. Мировые стоимости газа вырастают, Европа от российского газа в ближайшей перспективе никуда не денется, капитализация «Газпрома» тоже растёт, на счетах скапливаются млрд долларов. Вот оно — счастье. Так для чего Владимиру Путину и его ближнему кругу что-то поменять, модернизировать? 4% увеличения валового внутреннего продукта в год — они для чего? У тех, кто обладает и управляет системой, и так все так отлично, что плюс ещё четыре процента не представляют для них полностью никакого интереса, в особенности в сопоставлении с нужными с этой целью усилиями и жертвами.

При текущем положении дел задачка властей предержащих прямо обратна: как можно меньше что-то поменять. Начнешь поменять — развалишь. Потому, исходя из убеждений интересов Владимира Путина и его «команды единомышленников», то, как они поступают, — это более оптимальные шаги. Почти все думают, что Владимир Путин не в ладах с реальностью. Однако, в принципе-то, человек, который находится не в ладах с реальностью, не может оставаться у власти в протяжении 21 года.

«Декарбонизация может оказаться тем астероидом, в который врежется российская ракета»

— Но в какой-то момент эта система все равно начнёт рассыпаться: мир-то вокруг изменяется, следовательно, безизбежно проявятся те губительные для системы наружные причины, о которых вы говорили сначала.

— Непременно. Для Владимира Владимировича и его друзей главной вопрос состоит в том, что наступит резвее — его физическая погибель либо конец системы. Если Владимир Путин уйдёт ранее, расчет, по последней мере, лично для него, окажется верным.

— Однако ведь он может и не успеть. Ну и навряд ли желает. Если продолжать проводить сравнения с СССР, то на быстрый, по историческим меркам, процесс его распада значительно воздействовали подобные наружные причины, как гонка вооружений и падение стоимости нефти, которое началось в 1985 году. При этом, на только-только состоявшемся Дальневосточном финансовом форуме Греф с Чубайсом тревожно пророчили, что из-за декарбонизации мировой промышленности и отказа от российской нефти и угля уже к 2035 году бюджет не досчитается триллионов рублей, а доходы жителей свалятся ещё практически на пятнадцать процентов.

— Да, декарбонизация — это угроза, к которой нельзя относиться так же беспечно, как у нас отнеслись к «сланцевой революции» и сжиженному газу, неприкрыто проморгав эти технологии. Тот промах не был фатальным, но декарбонизация — история еще больше серьёзная. При этом, говоря о 15-процентном падении уровня жизни, Греф разъясняет его сокращением российского экспорта на 200 миллиардов долларов. Однако 200 миллиардов — это сокращение на 50%, что значит не пятнадцать процентов, а все двадцать пять процентов снижения заработков жителей.

Как и по результатам правления Николая I, на данный момент мы опять отстаём на целый промышленный уклад. А Запад тормозить не хочет. Если ранее в центр внимания там ставили «зеленую революцию» как метод решения экологических, погодных вопросов, то в последние несколько лет эта мысль отошла на 2-ой план. За 8 лет лишь энерго компании вложили в некарбонные проекты 2,5 триллионов долларов. И их необходимо отбивать. Потому декарбонизация становится самоподдерживающимся магистральным направлением. Любые компании этого сектора, подобные как Тесла, будут взмывать в капитализации до небес. Продав всего пять процентов собственных акций, они получат 10-ки млрд долларов, которые смогут вкладывать в свое предстоящее развитие.

Декарбонизацию можно сопоставить с камнем, который несётся с горы. И он полностью может оказаться тем астероидом, в который врежется российская ракета. При этом еще ранее, чем в 2035 году. В своё время о «сланцевой революции» и сжиженном газе говорили как о перспективе 15-тридцать лет, но переход к фрекингу и СПГ произошел значительно резвее, всего только лет за 6. В итоге, уже через 8-девять лет декарбонизация будет лупить по нам чрезвычайно чувствительно.

У Владимира Путина и его «близкого круга» не более 10 лет, чтоб приготовиться к новой технической революции.

Как поведёт себя власти России сейчас? Опять сделает вид, что ничего серьёзного не случается? Ограничится имитацией перемен? Либо, в конце концов, вправду осуществит что-то, чтоб приспособиться к новой мировой действительности? Это мы узнаем не завтра.

Цены на энергетические носители пока высочайшие и, может быть, возрастут ещё. Два-3 года впечатляющих экспортных доходов, вероятнее всего, обеспечены. Бюджет и Фонд государственного благосостояния будут ломиться от средств. Однако это будет последний вздох, как на ИВЛ. С 2024–2025 года цены и экспортные поступления начнут стремительно уменьшаться. Скопленные запасы и муниципальные займа дозволят смягчить положение ещё лет на 5. А вот сначала 2030-х станет пригорать.

Однако даже если предположить, что Кремль и Белый дом примутся за усовершенствование уже завтра утром, Российская Федерация всё равно остается в отстающих. Начинать готовиться было надо лет 13 назад, когда стоимость нефти доходила до 140 долларов за баррель, за доллар давали 23 рубля и были самые пригодные условия для импорта и внедрения передового оборудования. Однако заместо этого российский истеблишмент расслаблялся и блаженствовал. И в данном он не уникален. К реформам приступают не от неплохой жизни. Так было у японцев, у корейцев, на Тайване, да всюду.

Разница в том, что наши барыги, мне кажется, ни к каким реформам не приступят. Так как, несмотря на предупреждения Грефа и Чубайса, чрезвычайно заняты «кованием железа» и навряд ли замечают, как кризис приближается всё поближе и поближе.

«Выполнить управляемый переход власти, по моему воззрению, не получится»

— Считаю, распространенное лучистое представление о будущем таково: кандалы тяжкие падут, темницы упадут, Алексей Навальный выйдет из тюрьмы, Михаил Ходорковский вернётся из Лондона — и все мы станем поживать длительно и счастливо. Однако так, вероятно, не будет. Владислав Леонидович, какие, по вашему воззрению, силы будут прежде всего рассчитывать на власть после ухода Владимира Путина? У кого из них самые большие возможности на фуррор в противоборстве за власть — у сторонников модели «осаждённой крепости» либо у приверженцев интеграции в европейский и — обширнее — западный мир?

— В обсуждениях про то, что будет после Владимира Путина, я не встречаю 1-го фундаментального, головного вопроса: когда? Если «после Владимира Путина» наступит завтра, то мы имеем дело с одной государством, если через пятнадцать лет, то с совсем иной. Не будет не лишь Владимира Путина, да и Алексея Навального с Ходорковским. Через пятнадцать лет эти люди, да простится мне моя откровенность, не будут играться никакой существенной роли. Данная не та положение дел, когда рабочие и матросы свергнут царя и станут поджидать, когда из Швейцарии подъедет Ленин, а из Америки Троцкий. Не будут.

При всем этом я не вижу и возможностей передачи власти от Владимира Путина какой-то из его дочерей либо условному сыну Патрушева. С политического горизонта они пропадут вместе с отцами. Российская Федерация всё-таки не романовская империя и не Туркмения, а больше-наименее современная государство Европы.

Нынешние элиты в принципе не будут участниками будущей борьбы за власть. Выполнить управляемый переход власти, по моему воззрению, не получится.

Даже если Владимир Путин назначит преемника, с его уходом, из-за погибели либо ухода с поста, привилегии преемника будут оспорены иными. В элитах начнётся ужасная грызня на обоюдное ликвидирование. В итоге всех их сметёт. После краха Советского Союза у власти не осталось никого из вершины Коммунистической партии. С уходом Владимира Путина будет примерно то же. Власть перейдёт от сегодняшних 70-летних сходу к сегодняшним 30-летним.

— Переход власти от Горбачёва к Ельцину сопровождался 2-мя противными моментами — августом 1991-го и октябрем 1993-го…

— Если вы о танках на улицах города Москва, то я полностью допускаю, что мы их ещё увидим. С иной стороны, переход власти может принять форму дворцового переворота. И, так как обойдётся без толп разгоряченных москвичей, танки не пригодятся, а силовая составляющая ограничится локальным взрывом в Ново-Огаревской резиденции (главу Российской Федерации — прим. ред.).

— Вроде бы вы определили основополагающие задачи либеральной оппозиции? Чему она обязана предназначить себя, чтоб удачно рассчитывать на власть с уходом Владимира Путина, а позже отлично защищать её?

— Я полагаю, ничего такого особенного выдумывать и планировать не стоит. Ну кто кинется поддерживать 80-ти, да даже 60-летних «чёрных полковников»? Никто. В маятниковой по нраву российской истории не было примера, когда одна диктатура сменялась ещё больше жёстокой. Если прямо за Владимиром Путиным придут те, кто объявит курс на ещё больше жёсткий внутриполитический режим, ещё больше жёсткие отношения с Западом, кому это понравится? Большая часть, также сотрудники правоохранительных органов, будут выжидать и глядеть, на чью сторону станет склоняться победа. И примкнут к победителю. Так же, как во время мятежа ГКЧП. Так что пришествия хунты, российской «коричневой чумы» я не опасаюсь.

— При подобном положении, как и после развала СССР, после Владимира Путина на власть, на участие в ней будут рассчитывать различные силы. На солидарное решение каких первостепенных вопросов — финансовых, соц, политических, в которой последовательности должны быть направлены их шаги, чтоб не перессориться, как Ельцин с Руцким и Хасбулатовым?

— Естественно, самое основное, чтоб их устремления не разнесли в клочья власть и правительство. Разумеется, что будет отменена масса сумасшедших законов, восстановлена и, возможно, усовершенствована Конституция 1993 года. Однако срываться в режим вендетты и добавлять конфронтаций ни при каких обстоятельствах нельзя. Потому я решительно против любых люстраций, отъёма принадлежности, всех гонений. Коррупция так глубоко просочилась вовнутрь общества, что, если начать расправляться со всеми имеющими отношение, начнётся «охота на ведьм», расцветёт доносительство, репрессии поразят чрезвычайно почти всех. Единственный разумный вариант обеспечить гражданский мир — это объявить амнистию, дать возможность задекларировать собственность, выплатить полагающиеся налоговые платежи и возмещения.

Отталкиваясь от этого, я бы порекомендовал нашей оппозиции, которая на данный момент лишь увеличивает градус противоборства, равномерно снижать его. Тем паче что размеренный тон лучше для диалогов с более разумными и прогрессивными официальными лицами, не желающие усиления конфликтности. Как и общество в общем. Мысль революции, по-моему, не много кому симпатична, в особенности в числе молодежи. Со времени краха Советского Союза наша общественность очень обуржуазилось, индивидуализировалось, потрясения гражданской войны никому не необходимы. Притом наша общая лодка не так высокопрочна, чтоб затевать в ней кровавую стычку, — сообщил господин Иностранцев в разговоре с корреспондентом СМИ «Символ.Ком» Александром Задорожным.

Интервью понравилось Ольге Смолиной
«Компромат-Урал»

Контекст:

«Доходы людей безрассудно низки по эталонам продвинутых стран, но режиму это не грозит». Владислав Иностранцев – о темпах обнищания Рф

Кто стоит за покушением на убийство Алексея Навального?

В противоборстве с COVID структура медицинского обеспечения в России чертовски не совладевает со своими задачками

«Интуиция дала подсказку Собянину: либо он займётся тётей Гудкова, либо самим Собяниным займутся остальные дяди»

«Мы уже исчерпали годовой план по повышения общего уровня цен, а ведь 1-ое полугодие ещё даже не завершилось»


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.