ЧВК Вагнера забурилась в Мали

Российские наемники при помощи Министерства иностранных дел осваивают новый «рынок» в государствах Африканского континента. Не много никому не покажется.

У Рф и Франции — новая причина для конфликтной ситуации в Африке. Сейчас правители страны Мали, армейская хунта (а если говорить дипломатическим языком, то — «переходное правительство»), прямо за управлением ЦАР собираются принять российское предложение и уже в официальном порядке объявить о соглашении с «вагнеровцами». 

Сообщение о обсуждениях кабинета министров Мали с «ЧВК Вагнера» возникла посреди сентября в СМИ и вызвала резкий ответ управления Франции, которое в действительности понимало о обсуждениях издавна и поначалу пробовало условиться с Москвой без скандала. Спустя несколько суток «на полях» встречи ООН в Нью-Йорке данные о обсуждениях ЧВК с малийским управлением удостоверил глава министерства зарубежных дел Россия Сергей Лавров. И сделал это с демонстративной дипломатической элегантностью: уже после встречи с руководителем внешнеполитического ведомства Франции Ле Дрианом. Ведь Ле Дриан в ходе диалога сообщил его о «серьезнейших последствиях» в случае возникновения вагнеровцев в Мали.

«Наши люди» в Бамако

Встреча состоялась 23 сентября. А уже 25-го, там же в Нью-Йорке, г-н Сергей Лавров заявил (цитирую «INTERFAX»): власти Мали «обратились к личной армейской компании из Российской Федерации потому, что, как я понимаю, Франция желает значительно уменьшить собственный воинский контингент, который там находился и был должен, как все соображали, биться с боевиками террористической группировки». Однако у Франции, заверил Сергей Лавров, «ничего не вышло, и боевики террористической группировки там как и раньше правят бал». 

Ну а «вагнеровцы», скорее всего, пока еще не правят, но уже вот-вот готовятся.

По последней мере, с этой целью фактически все готово. 

Во-1-х, вершина сегодняшней «переходной» власти в Мали — чрезвычайно даже «наша». И «временный» президент, полковник Ассими Гойта, и глава Государственного переходного комитета («временного» правового органа) Малик Диав, и глава министерства обороны Садио Камара проходили обучение в Российской Федерации. Как и Шогель Кокалла Майга, глава правительства «переходного кабинета министров» Мали. Вместе с тем по данным издающегося в Париже журнала Jeune Afrique, ссылаемое на «малийские источники из армейских кругов», Диав и Камара проходили подготовку в столице России с января по август 2020 года и возвратились на родину за некоторое количество дней до вооруженного переворота в государстве, когда был свергнут президент Ибрагим Бубакар Кейта. Диав и Камара и были главами мятежа. 

После чего был назначен «переходный» президент Ба Ндау, но новая малийская хунта дала обещание — под давлением Парижа и применившего санкционные меры Финансового общества западноафриканских стран (ЭКОВАС) — в ближайшее время провести президентские и выборы в парламент с той целью, чтоб власть перебежала к гражданским лицам. Все же до голосования дело пока не дошло, зато в мае 2021 года произошел очередной переворот. В итоге свергли президента Ба Ндау, также премьера и главу Минобороны. Последний пост и занял 42-летний Садио Камара. 

В июне месяце г-н Камара уже посетил Москву и провел переговоры с руководителем Генштаба Армии Россия Валерием Герасимовым. Герасимов тогда сказал: «Высоко ценим рвение управления Мали к развитию полноценных отношений меж нашими странами, также и в армейской области. <…> Изучаем республику Мали в качестве 1-го из наших многообещающих партнеров на африканском материке и удостоверяем заинтригованность в укреплении взаимодействия». 

Камара прилетал в Москву еще по меньшей мере один раз, 25 августа: формально — для участия в военно-техническом форуме «Армия-2021».

«Понимаете, его называют поваром Владимира Путина…»

При всем этом российско-малийское взаимодействие, как мы на данный момент видим и как уже удостоверил сам руководитель Министерства иностранных дел России, почему-либо налаживается, прежде всего, с «ЧВК Вагнера», «личной армейской компанией», которая как бы — как не устают повторять наши власти — не имеет отношения ни к Министерство обороны, ни к Кремлю. 

Однако и все имеющие влияние средства массовой информации Франции, и французские власти издавна и открыто свидетельствуют о том, что «вагнеровцы» — всего только теневая армейская структура,

существующая для реализации роли российских «ихтамнетов» в различных государствах…

Последний пример: интервью французского руководителя Министерства Ле Дриана France Info 16 сентября: «Необходимо прежде всего знать, что подобное «Вагнер». <…> Мы уже узнали их в Сирийской Арабской Республике, узнали в Украине. На данный момент мы их встречаем, и они там чрезвычайно активны, в Центральноафриканской Республике. Мы их знаем по Ливии. (Впрочем, в Ливии интересы Парижа и города Москва, по последней мере, определенное время, сходились, но это некоторая тема. — Ю. С.). И вот они дают свои услуги хунте, взявш?? власть в Мали. Это люди («вагнеровцы»), отличаем?? поборами, нарушением гуманитарного права, хищничеством, они употребляют страны и природные ресурсы, которыми может владеть то либо другое правительство. И они известны тем (наперекор тому, что они утверждают), что усиливают непостоянность в соответственных странах…».

Позже последовал вопрос France Info: «Оказывается, Жан-Ив Ле Дриан, что это учреждение «Вагнера» принадлежит российскому олигарху, довольно близкому в руководству и к Владимиру Путину, и его (олигарха) фонд на данный момент — об этом написала газета Le Monde — обращается во все средства массовой информации Франции и ассоциации с просьбой проводить расследование случаи сотрудника полиции насилия во Франции. И фонд, который принадлежит данному мультимиллионеру, даже дает финансировать некоторые средства массовой информации и ассоциации для расследования случаев сотрудника полиции насилия. Вам это является формой попытки нарушения стабильности либо, вроде бы это сообщить, воздействия в президентскую предвыборную гонку (во Франции)?» 

Ответ главы Министерство иностранных дел Франции: «Я еще не думает, что все это так в данном случае, но господин Пригожин нас приучил к вмешательствам этого рода. Понимаете, его называют поваром Владимира Путина…»

Заметьте, корреспондент France Info не называл ни фамилию «Пригожин», ни его грустно узнаваемый кухонный «псевдоним». Очень осторожный и гибкий министр иностранных дел Франции собрался сделать это сам. 14 сентября в Нацсобрании Ле Дриан говорил похожие вещи: «Вагнер» в особенности показал себя в Сирийской Арабской Республике, в Центральной Африке с вымогательствами, хищничеством, насилием хоть какого рода. <…> Это полностью несовместимо с нашим пребыванием и с действиями сахельских и остальных межгосударственных партнеров Мали». 

«ПОМАГИТЕ НАМ ПОЖАЛYЙСТА»

Французские власти, вправду, чрезвычайно обеспокоены возможностью вхождения «вагнеровцев» на еще одну территорию, которая, как они считают, располагается в зоне французского воздействия. Тем паче, что Париж интенсивно (и поначалу — за кулисами) посылал Москве сообщения о том, что вмешательство в Мали «неприемлимо». И в Париже возлагали надежды на осознание, с учетом того, как много президент Макрон делает для «взыскательного взаимодействия» с Российской Федерацией, невзирая ни на что.

И однако весь данный скандал с Мали и «Вагнером» на публике разгорелся после того, как 13 сентября агентство СМИ сказало о обсуждениях малийской хунты с гражданами России, в действительности французы были в курсе этого уже по меньшей мере два месяца. 

26 июля то же издание Jeune Afrique сказало о проведении «нескольких пророссийских и антифранцузских манифестаций, организованных в Бамако (столице Мали) и в Сикасо» (втором городе государства). 

Малийский глава министерства обороны Камара сообщал по случаю митингов: «Публичное мнение благорасположенно относится к вырастающему взаимодействию с Российской Федерацией, с учетом положения дел в области безопасности».

Один из плакатов на массовой акции «орал»: «ПУТИН ПОМАГИТЕ НАМ ПОЖАЛYЙСТА». Плакат держит улыбающийся юный местный житель. 

И помощь, вероятно, не принудила себя длительно ожидать. По сведениям СМИ Financial Afrik, разглашенной 18 сентября, «Российская Федерация уже направила профессионалов, которые специализируются в разных областях безопасности, в Бамако. Сведения были доказана на встрече с журналистами 15 сентября 2021 года Адамой Бен Диарра, членом переходного совета Мали: «Уже месяц в Мали находятся 50 профессионалов. Они тут, чтоб провести изучение положение с безопасностью, и обещают покончить с войной и джихадистской угрозой на протяжении полугода. Я сообщаю для вас, что эта борьба будет вестись методом несоразмерной войны, и конкретно это российские приедут делать средством личной армейской компании Вагнера». Данные сейчас удостоверило и BBC: согласно информации их источников, «вагнеровцы» начали «работу» в Мали в августе, а на полигоне в Краснодарском крае идет набор тех, кто в скором времени готов отправиться в Африку.

А тогда, в июле, «источник во французской разведке» откомментировал Jeune Afrique данные о массовых акциях: «Нам известно стратегию «Вагнера» по плетению его сети, и мы чрезвычайно бдительны». «Несколько французских оружейных компаний, все же, встревожены контактами окружения (президента Мали) Гойта с российскими посредниками», — сказало издание, выделив: «Риск был сочтен довольно суровым, чтоб французская армейская разведка обозначила в качестве приоритета (угрозу) «российского проникания» не лишь в Мали, да и во всю Сахельскую зону». (В 5 государствах — Мали, Буркина-Фасо, Нигер, Чад и Мавритания — большого африканского региона Сахель французы вот уже 8 лет проводят операцию против террористов, в какой использовано чуток больше 5 тысяч военных. Позже, по требованию Парижа, к операции присоединились большое количество государств ЕС, однако их участие не идет в сопоставление с французским. А также, в Мали находится 15-тысячный подразделение Организации Объединенных Наций под заглавием МИНУСМА. — Ю. С.).

Российское предложение смотрится больше заманчивым?

19 августа, по данным источников Le Monde (преданных гласности лишь 15 сентября), президент Макрон обговаривал по телефону с руководителем Владимиром Путиным «положение дел в Сахеле». При всем этом в августовском сообщении Елисейского дворца об этом нет в принципе ни слова — Макрон, как видно, пробовал условиться «полюбовно». А в информации Кремля указывается только то, что «обсужден ряд остальных местных сюжетов, которые касаются, также, Африканского материка».

«Президент (Макрон) ему (Владимиру Путину) рассказал, что мы там (в Мали) делаем и что мы не уходим оттуда», — сообщил анонимный источник газеты «во французском руководстве».

Владимир Путин, как заявляет Le Monde, не подтвердил «предположение», что Российская Федерация собирается занять «освобождающееся» место Франции в Мали. 8 сентября в Москву, чтоб снова попробовать представить доводы Парижа, прилетал глава руководства Африки и государств Индийского океана в Министерство иностранных дел Франции Кристоф Биго. 

Были и бессчетные переговоры Парижа с главами в Африке: по данным Jeune Afrique, Макрон в последние недели говорил по причине Мали с президентами Кот-д’Ивуара, Сенегала, Гвинеи-Бисау, Нигера, главой Финансового общества западноафриканских стран (ЭКОВАС)…

В поддержку Франции высказались и американские власти, и власти ЕС, и власти некоторых государств Европы, в том числе ФРГ.

Все неудачно. 

Ответы из Бамако были в том духе, что мы — независимое правительство, и сами решаем, с кем нам взаимодействовать.

К примеру, на заявление главы Министерство иностранных дел Нигера, изготовленное 16 сентября за кулисами критического встречи ЭКОВАС про то, что «Общество хочет, чтоб российские наемники не находились на территории нашего региона и не усугубляли еще более положение с безопасностью», 19 сентября ответил Министерство иностранных дел Мали. Выражения нигерского руководителя Министерства были названы «недопустимыми» и «недоброжелательными». «Касательно приписываемого малийским в руководству желания использовать «наемников», то правительство Республики Мали выражает удивление и удивление этими безосновательными утверждениями, базируем?? только на сплетнях и заказных статьях СМИ, вписывающихся в рамки кампании по очернению нашего государства и демонизации её управления».

Необходимо подчеркнуть, что за 5 дней ранее, 14 сентября, минобороны Мали признало, что ведет переговоры с «ЧВК Вагнера»: «Мали сейчас хочет диверсифицировать свои отношения, и в ближайшее время обеспечить безопасность государства. Мы ничего не подписывали с «Вагнером», но мы общаемся со всеми». А 17 сентября Шогель Кокалла Майга, глава правительства «переходного кабинета министров» Мали, сообщил про то, что его государство имеет полное право на «план Б» в ситуации, если посчитает, что это нужно для безопасности государства: «Есть оставленные зоны, которые необходимо сейчас занять (Макрон летом, проведя саммит с главами 5 государств Сахеля (G5 Sahel), сообщил о переформатировании операции «Бархан», в рамках которого французы оставят базы в 3-х малийских городах и сократят военный контингент в Сахеле до 2,5–3 тысяч человек, повысив поддержку местных армий и «сосредоточившись», в главном, на устранении лидеров джихадистских группировок. — Ю. С.). <…> Нельзя нам запретить брать технику у государства, с которой у нас есть соглашение (Российская Федерация подписала договор о военном взаимодействии с прежними руководством Мали в 2019 г. — Ю. С.). Нельзя запретить нам отправлять людей на подготовку в определенную государство лишь поэтому, что иная государство этого не желает».

И вот 19 сентября малийские власти опять «пошли в отказ»? Почему? Один из 2-ух вариантов: либо в кабинете министров армейской хунты Мали так плохо налажена работа, что Министерство иностранных дел не знает, о чем 5 дней назад заявило Министерство обороны и о чем двое суток назад произнес премьер, либо все разъясняется тем, что на 20 сентября в Бамако была намечена встреча главу Минобороны Франции Флоранс Парли с главой Минобороны Мали Садио Камара. А на этой встрече малийские власти возлагали надежды достигнуть от Парижа таковых денежных и политических обещаний, которые бы «перебили» российское предложение. 

Судя по результатам переговоров, малийская сторона посчитала предложение из Российской Федерации больше увлекательным. По крайней мере, пока.

Так как 24 сентября, ранее обращения Сергея Лаврова, дипломатическую артподготовку провел там же в ООН малийский премьер Шогель Кокалла Майга. Обвинив Францию в том, что она «бросила» малийцев в самый непростой период, решив уменьшить контингент операции «Бархан» и не предупредив об этом (однако в июльском саммите G5 Sahel принял участие и президент Мали. — Ю. С.). Майга также потребовал «больше наступательного» поведения в противоборстве с джихадистами со стороны 15 тысяч военных ооновской миссии.

В Париже назвали обращения малийского премьера «неблагопристойными». Франция никого не кидает, произнесла глава министерства обороны Флоранс Парли. «Когда вы держите 5 тысяч боец и просто покидаете три позиции, планируя оставить еще несколько тысяч военных, и когда вы используете в Сахеле новейшую бронетехнику, это не является поведением государства, которая планирует уходить», — заявила Парли 27 сентября, заверив, что со стороны властей Мали — «много фальши, много недобросовестности, много неприличия, в особенности поэтому, что (заявление Майга) было изготовлено 25 сентября, а 24 сентября 52-й французский военный дал свою жизнь в противодействии террористической угрозе в Сахеле» (непосредственно — в Мали). 

Основная цель обращения малийских властей к «Вагнеру» заключается в том, чтоб «не делать данные мировой общественности обещания» о организации голосования и передаче власти гражданским лицам, не стала сдерживать себя глава минобороны Франции. Дополнив, что «вытирать ноги о кровь французских боец — это неприемлимо». тогда же в ООН Франция снова потребовала от властных структур Мали сдержать обещание и провести президентские и выборы в парламент в феврале 2022 года.

Про то, что выборы, вероятнее всего, будут «перенесены на несколько недель либо несколько месяцев», объявил все этот же малийский премьер Майга 26 сентября, сообщив, что прежнее обязательство было взято «под давлением» ЭКОВАС.

При всем этом еще 18 сентября издание Financial Afrik подразумевало такую возможность: «Вызван ли открытый кризис меж руководящей хунтой в Мали и Парижем средним результатом ведущейся с 2013 года армейской операции французских и межгосударственных сил в Мали с 2013 года, либо желанием малийских военных не отдавать (уже захваченную) власть»? 

А как хоть какая-то ответственность самой малийской армии (FAMa), которая с 2012 года провела три государственного переворота, но так и не смогла посети порядок не то что в государстве, да и в собственных своих рядах?

«По результатам последнего приезда уполномоченных лиц ЭКОВАС в Бамако сначала сентября руководители стран региона больше не держат в тайне собственной обеспокоенности ситуацией в Мали и предположительным намерением («переходного президента») Ассими Гойта остаться у власти», — писал 16 сентября журнал Jeune Afrique.

Можно не колебаться в том, что в Кремле навряд ли будут добиваться от почетаемых уполномоченных лиц малийской хунты проведения добросовестных демократических голосования, да к тому же в «обещанный» срок.

Касательно просьб президента Франции, которые касаются Мали, то «дорогой Владимир», вероятно, их «не услышал». При всем этом «дорогой Эмманюэль» до настоящего времени избегает — в отличие от руководителя Министерство иностранных дел Франции Ле Дриана и главы минобороны Флоранс Парли — заявлений на данную тему. Кроме того, 21 сентября Макрон пошел на открытие выставки шедевров живописи морозовской коллекции, которые привезли из Российской Федерации в Париж. И в собственном выступлении снова чрезвычайно большое количество внимания уделил необходимости предстоящего взаимодействия с Москвой, благодарил Владимира Путина за помощь в организации выставки и «передавал привет».

Однако, как уже оказывалось ни один раз после того, как в августе 2018 года в ходе диалога с Владимиром Путиным в форте Брегансон Макрон сообщил о том, что начинает активную работу по «возращению Рф в Европу», в качестве ответа на свою активность он, вероятно, получит не так чтобы то, либо совершенно уж не то, на что рассчитывал.

Этот же «источник во французском руководстве» заявил Le Monde: в Париже уверены, что Мали — лишь часть широкомасштабной операции граждан России по укоренению в данном регионе: «Даже если, по нашим данным (по состоянию на середину сентября. — Ю. С.) еще ничего не подписано (меж Бамако и «вагнеровцами». — Ю. С.), есть доказательство, что «Вагнер» активизировал агрессивные подходы, чтоб закрепиться в Сахеле и применять Мали в качестве точки входа» в регион.


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.