НПО им. Лавочкина создавалось в криминальных целях, решил суд


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.

НПО им. Лавочкина создавалось в криминальных целях, решил суд

 

НПО им. Лавочкина создавалось в криминальных целях, решил суд

НПО им. Лавочкина создавалось в криминальных целях, решил суд

Химкинский городской суд вынес вердикт в отношении зама генерального директора НПО им. Лавочкина Сергея Солодовникова: шестнадцать лет колонии.

Отставной генерал-лейтенант ФСБ, в 2003–2006 годах он руководил управлением ФСБ в Чеченской республике, а перед увольнением 5 лет держал под контролем Ракетные силы стратегического назначения. Сейчас же суд признал ветерана ФСБ виноватым в организации организованной преступной группы, похитившее 185,5 млн экономных рублей, оплачивая анализа в инноваторском центре «МАИ-ЛАСТАР».

Как считают следственные органы, этот научный инноваторский центр будто бы был заранее организован «для совершения 1-го либо нескольких тяжелых либо особо тяжелых преступлений». Данная логика дала возможность положить в базу вердикта Солодовникову статью 210 УК: «Организация организованной преступной группы». Конкретно она и обусловила тяжелейший срок по вердикту — шестнадцать лет. Остальные обвиняемые по уголовному делу приговорены к аналогичным жестоким срокам — от пятнадцать лет 8-ми месяцев до пятнадцать лет 9 месяцев колонии. Это работники НПО им. Лавочкина — заместитель руководителя инженерного и опытного бюро Виталий Вернигора, ведущий спец Анатолий Шишкин, также генеральный директор и главбух ООО «НИИЦ «МАИ-ЛАСТАР» Владимир Анисимов и Игорь Корбут.

Потому что же следствие смогло признать криминальным предприятием инноваторский центр, который был учрежден на паритетных началах госпредприятиями НПО им. Лавочкина и Московским авиационным институтом в рамках реализации прямого распоряжения Владимира Путина?

Уже 5 лет я пишу про то, каким образом работники противокоррупционного управления МВД, прокуратуры и следствия «сконструировали» и «разоблачили» организованную преступную организацию на главном предприятии космической сферы — НПО имени Лавочкина. 

Напомню, уголовное дело № 65397 «о хищениях экономных средств, которые были выделены на научно-научную работу» было возбуждено по результатам оперативной разработки, которая была проведена под личным управление генерал-майора милиции Бориса Колесникова, в то время заместитель руководителя Головного управления финансовой безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД Рф. Работники Управления «М» ГУЭБиПК начали оперативно-разыскным мероприятиям на предприятиях НПО им. Лавочкина в декабре 2013 года. А 17 апреля 2014-го была составлена «оперативная справка № 885» о хищении «с марта 2012 года по февраль 2014 года больше 180 миллионов рублей». На справку наложили гриф «Секретно» и выслали документ в прокуратуру по контролю за исполнением законов на особо режимных объектах Московской области, откуда его спустили в процессуальный отдел межмуниципального УМВД Российской Федерации по закрытым административно-территориальным образованиям на особо принципиальных и режимных объектах Московской области (СО МУ МВД Рф «Власиха»). Там уже на последующий день, 18 апреля 2014 года и было открыто уголовно-процессуальное производство по ч. 4 ст. 159 УК Россия (мошенничество в особо большом размере). На протяжении нескольких дней в Химках, на НПО им. Лавочкина, в кабинете НИИЦ «МАИ-ЛАСТАР» и по месту проживания подозреваемых было проведено больше 20 обысков.

Принципиально! Ко времени составления «Оперативной справки № 885» генерал Колесников и еще двенадцать офицеров и агентов противокоррупционного учреждения МВД уже практически два месяца сами были фигурантами уголовного дела и содержались в следственном изоляторе. 21 февраля 2014 года был отстранен от должности и управляющий управления — генерал-лейтенанта Денис Сугробов, позднее он тоже попал в тюремной камере и на данный момент отбывает 12-летний срок заключения в исправительном учреждений со строгим режимом в Рязанской области.

А весной 2014 года пошли дискуссии о вероятном расформировании деморализованного учреждения.

Подправить репутацию ГУЭБиПК могли лишь громкие изобличения. Вот здесь, вероятно, и вспомнили про последнюю «оперативную разработку» генерала Колесникова.

И во 2-ой половине апреля начались аресты служащих НПО им. Лавочкина и ООО «НИИЦ «МАИ-ЛАСТАР». (Детали в материале «Космическая банда»)

«Космическая банда»

Как работники противокоррупционного управления МВД и прокуратуры «сконструировали», а следствие, юристы-оборотни и очевидцы-фантомы «разоблачили» организованную преступную организацию на главном предприятии космической сферы — НПО имени Лавочкина

Нужно сообщить, что в «оперативной справке № 885» ГУЭБиПК, которая была составлена 17 апреля 2014 года, имя генерала Солодовникова не было упомянуто. Его фамилии не было ни в «схемах хищения», ни в прослушках диалогов по телефону остальных фигурантов. Однако до мая 2014 года данное уголовное расследование не много кого заинтересовывало. А когда задержали Солодовникова, общегосударственные телевизионные каналы и информационного издания начали наперерыв говорить о задержании пусть отставного, но генерал-лейтенанта ФСБ, пересказывая версию следствия про то, что конкретно Солодовников организовал хищения экономных миллионов, собирал в собственном кабинете обналиченные средства и «распределял их в числе участвующих хищений зависимо от роли каждого в махинации». Данная версия родилась уже после арестов и допросов первых фигурантов, которые будто бы и дали показания на генерала Солодовникова.

Позднее в следствии родился очередной документ, который вместе с «оперативной справкой № 885» стал несущим элементом в фундаменте уголовного дела, практически дословно перекочевывая из 1-го документа в иной, в обвинительное заключение, а в итоге и в вердикт. Речь о протоколе дачи показаний «засекреченного очевидца» — 23-летней Ивановой Ю.И., который был произведен 23 апреля 2014.

ИЗ ПРОТОКОЛА ДАЧИ ПОКАЗАНИЙ:

«Я трудилась в кабинете по адресу: МО, г. Химки, ул. Молодежная, д. 30 в ВАО «Соврыбфлот» (ЗАО), в каком также работал Корбут Игорь Николаевич. В 2008–2009 годах, поточнее время вспомнить не могу, к Корбуту И.Н. пришел Шишкин А.Н. и Вернигора В.Д., предложивш?? Корбуту И.Н. совершить хищение денег из ФГУП «НПО им. С.А. Лавочкина» методом обналичивания через компании-однодневки. Корбут И.Н. согласился на их предложение, из-за чего была зарегистрирована установленным порядком ООО «НИИЦ «МАИ-ЛАСТАР», основателями которого являются по сей день НПО им. Лавочкина и МАИ… После этого методом заключения фиктивных договоров, которые не сопровождались настоящим реализацией работ и предоставлением услуг, деньги из НПО им. Лавочкина поступали в ООО «НИИЦ «МАИ-ЛАСТАР»…»

Я специально процитировал протокол, сохранив стилистику и орфографию показаний 23-летнего «засекреченного очевидца», схожих «до степени смешения» на стилистику и орфографию «оперативной справки», приготовленной в ГУЭБиПК.

Нужно сообщить, что сначало в данном уголовном деле не было статьи 210 УК. Первоначально разговор велся только о ст. 159 УК «Мошенничество». Однако в следующем году, в апреле 2015 года, когда уже начали поджимать сроки, а дело неприкрыто не клеилось, зачинатели уголовного дела упрочили свое положение статьей о организованной преступной группе, бывшее организовано конкретно для совершения преступлений. Это дало возможность продлить сроки следствия.

Ни силовиков МВД, ни следствие, ни прокуратуру, ни суд никак не смутило то, что решение о разработке «заранее криминального» ООО «НИИЦ «МАИ-ЛАСТАР» было принято совсем не в кабинете химкинской фирмочки, а на ученом совете Столичного авиационного института. И в отчетном отчёте МАИ о ходе реализации программы развития в 2011 году было подчеркнуто, что «Столичный авиационный институт не прекращает развивать инноваторский пояс небольших компаний, которые были созданы с участием служащих МАИ». В числе 3-х инноваторских компаний, которые были учреждены МАИ в 2011 г., было названо и ООО «НИИЦ «МАИ-ЛАСТАР».

В отчете МАИ о развитии института за 2013 год в разделе о сделанных и работающих при университете небольших инноваторских предприятиях НИИЦ «МАИ-ЛАСТАР» назван «одним из более действенных МИПов», имеющ?? «размер заказов свыше 100 млн руб. и является участником космического кластера «Сколково».

Ни следствие, ни суд не направили внимания и на то событие, что все 48 «преступных» научных исследований, которые НПО им. Лавочкина в 2012–2014 годах заказало ООО НИИЦ «МАИ-ЛАСТАР» и которые будто бы в принципе не были проведены, в действительности были договорами на реализация исследовательских работ, которые были заказаны заграничными аэрокосмическими организациями Франции (Starsem, Arianespace), Италии (Thales Alenia Space), ФРГ (Kayser-Threde), Канады (GOM DEV Ltd), КНР (Китайская промышленная компания «Величавая стенка»), Финляндии (Финский климатический институт). И все обязанности, которые были предусмотрены договорами, были выполнены, заказчики остались довольны работой, претензий к исполнителям не было.

И уж совершенно анекдотический момент. В мае 2013 года, когда, как считают следственные органы, «космическая банда» генерала Федеральной службы безопасности вышла на пик собственных криминальных промыслов и действовала уже 2-ой год, глава Российской Федерации поставил подпись под указом о награждении Гос премией Рф врачи технических наук, доктора Владимира Юрьевича Анисимова, гендиректора ООО «НИИЦ «МАИ-ЛАСТАР».

Следственные действия по делу о «космической банде» растянулось на 4 года. К тому времени 1-ый замгендиректора НПО им. Лавочкина Валерий Романов, отсидев несколько месяцев в СИЗО, был освобожден под домашний арест. Однако пока он находился в тюремной камере, у него, ветерана космической сферы, ухудшилась приобретенные болезни, и скоро он погиб. Доктор Владимир Анисимов был освобожден под обязательство о невыезде после 3-х лет, которые были проведены в СИЗО. Остальные фигуранты тоже были переведены под домашний арест либо под обязательство о невыезде.

В суд дело поступило 13 июня 2018 года. В тот же день материалы были переданы на изучение юного судьи Павла Чередниченко, который назначен общегосударственным арбитром 2-мя месяцами до этого — 2 марта 2018 года. 1-ое судебное совещание произошло 22 июня 2018 года.

Я часто приезжал в Химкинский городской суд. В тесноватом зале, в каком было рассмотрено дело, кое-как умещались обвиняемые и их юристы. Мне всякий раз приходилось находить в помещении суда стул, с которым я и заходил в комнату.

Павел Чередниченко изучал дело больше 3-х лет. Лично у меня сложилось воспоминание, что юный общегосударственный судья уже издавна во всем разобрался, но не решается вынести оправдательный вердикт. Либо однако бы исключить из обвинения статью 210 УК.

Однако 28 сентября Чередниченко «именованием России» озвучил, что считает доказанным: все фигуранты входили в «организованное организованная преступная группа», которое было создано «в целях получения средств, бывш?? выделены на реализация государственного оборонного заказа». 

Рискну представить, что своим вердиктом судья Чередниченко сделал страшный прецедент по «резиновому» применению ст. 210 УК — «Организация организованной преступной группы».

Публикация 210 возникла в УК в 1996 году. По плану законодателя, эта публикация давала возможность сотрудникам правоохранительных органов завлекать к ответственности уголовных лидеров, которые формально не приняли участие в совершении определенных преступлений, но практически правили действиями ОПГ. Когда фактически все большие ОПГ, державшие в ужасе города Рф, были разгромлены, статью 210 УК все почаще стали использовать к «финансовым». Всепригодный механизм, в рамках которого возбужденное уголовное дело по ст. 159 (мошенничество) либо ст. 160 (трата) начали, как зонтом, накрывать статьей 210 — очень распространенная практика двухтысячных. Данный «зонт» дозволял продлевать следствие, если уголовное дело неприкрыто не клеилось. В рукаве у следователя постоянно был джокер, который можно достать, чтоб нажать на подозреваемого, добиваясь «явки с повинной» либо «сделки со следственными органами». Дескать, выбирай: либо ст. 210 и 15–двадцать лет колонии, либо полное признание виновности, сделка со следственными органами и 5–семь лет по статье 159 либо 160.

Чрезвычайно почти все фигуранты финансовых дел соглашались на такие предложения шулеров от следствия.

Когда число финансовых уголовных дел с применением ст. 210 УК начало лупить рекорды судебной статистики, на дилемму направил внимание и глава Российской Федерации. В 2018 году на финансовом форуме в Санкт-Петербурге, а позже и на «Прямой полосы» Владимир Путин сообщил, что сейчас «под организованная преступная группа можно подвести совет руководителей хоть какой организации, где кто-то из членов этой организации увиден в нарушении закона, и это, естественно, неприемлимо».

Государственная Дума быстро отреагировала на недовольство руководителя страны, и уже в апреле 2019 года в ст. 210 УК была внесена поправка, которая разрешает заводить уголовное дело по данной статье в отношении владельцев, управляющих либо служащих компаний только в вариантах, если «эта организация и (либо) её структурное отделение были заранее предназначены для совершения 1-го либо нескольких тяжелых либо особо тяжелых преступлений».

Однако уголовное дело, рассмотрение которого закончилось в Химкинском городском суде, ясно обозначило суровую дилемму. Расплывчивость формулировки «заранее организовано» открывает перед оперативниками, следователями и судами фактически безграничные возможности внедрения статьи 210 УК.