Как внучка Александра II стала моделью

Она крутила романы с Экзюпери и Ремарком и была лицом престижного дома в Париже. Все, кто встречался с княгиней Натали Палей, попадали под магию её красоты и разума.

Она была дочерью величавого князя Павла Александровича — брата российского правителя Александра III — и унаследовала княжеский титул, невзирая на то что брак родителей был морганатическим. Она приходилась Александру II внучкой, а Николаю II — двоюродной сестрой. Все же карьера её была далека от занятий королевского рода — она была моделью, моделью и голливудской актрисой.

Бегство

Наталья Палей родилась в 1905 году в Париже, до революции жила в Российской Федерации, в Королевском Селе. Однако какие это были годы! Позднее она рассказывала, что Российская Федерация стала для неё истинной родиной — государством, по которой она тосковала до конца жизни.

Мужчины её рода сыграли не последнюю роль в судьбе империи: сводный брат Дмитрий был одним из убийц Григория Распутина. Её отец был убит большевиками в 1917 году в Петропавловской крепости, а год спустя родной брат Владимир стал одним из алапаевских страдальцев — вместе с иными членами королевской семьи поэт был похоронен в шахте под Алапаевском. Потому совершенно не сложно, что мама Наташи Ольга Палей зашила в пальто последние драгоценности и бежала с 2-мя дочерьми поначалу в Финляндию, а позже уехала во Францию.

Принцесса Ольга Палей, её старший сын Александр Эрикович фон Пистолькорс, Ольга Эриковна фон Пистолькорс, величавый князь Павел Александрович, княгиня Ира Палей, принцесса Наталья Палей, князь Владимир Палей и Марианна Пистолькорс. Фото © Wikipedia 

Принцесса Ольга Палей, её старший сын Александр Эрикович фон Пистолькорс, Ольга Эриковна фон Пистолькорс, величавый князь Павел Александрович, княгиня Ира Палей, принцесса Наталья Палей, князь Владимир Палей и Марианна Пистолькорс.

В отличие от остальных эмигрантов, которые оказались за рубежом без гроша в кармане, дамы из семьи величавого князя Павла первоначально не нуждались — во Франции у них была собственность, но и шиковать было особо не на что: имущество добивалось затрат, а доходов практически не было. В семье стремительно наступила "позолочённая" бедность.

Замуж за портного

Так вышло, что больше богатая часть российской эмиграции в Париже стремительно начала заниматься "модным делом" — князь Феликс Юсупов с женой открыл престижный дом "Ирфе", сводная сестра Натали Мария Павловна организовала дом вышивки "Китмир", а брат Дмитрий завёл тесноватую дружбу с Коко Шанель. Естественно, Натали могла выйти замуж за обеспеченного человека и всю жизнь ни в чём не нуждаться — её краса позволяла это сделать без усилий, но молодая княжна избрала иной актуальный путь.

В те времена третья часть парижских моделей были русскими. Естественно, мама была решительно против, но удержать Натали не смогла — поначалу та показывала наряды и вышивку на светских мероприятиях в числе российских эмигрантов, а позже стала делать это мастерски.

Её рост, худоба, неповторимая краса, ледяные глаза и высочайшие скулы завлекали внимание, и скоро Коко Шанель посоветовала новую фотомодель обладателю престижного дома Люсьену Лелонгу. Тот не лишь нанял "реальную Романову", но здесь же втюрился в неё, развёлся с супругой и в 1927 году повенчался с Натали Палей.

Семья была решительно против. Княжна и… портной? "Они не пара!" — решила мама и не согласилась принимать участие в свадьбе, отразившись нездоровой, но в последний момент всё же возникла на венчании.

От брака выиграли оба: кутюрье "прикрыл" им свои классические и нетрадиционные похождения и получил лицо престижного дома. Вдохновлённый красотой супруги, он творил наряды только для "любимой Натали", ей он посвящал и самые тонкие духи, которые создавались в модном доме "Люсьен Лелонг".

Дыша этими "духами и туманами", Натали Палей получила возможность вести тот стиль жизни, к которому привыкла с юношества, — плавала в деньгах, славе, журнал Vog ежемесячно располагал на обложке её фото в наиболее дорогостоящих нарядах, но основное — ей восторгались и практически носили на руках самые агрессивные и богатые мужчины Парижа. Вне подия и фотосессий они постоянно сопровождали Натали Палей. В неё — прекрасную, утончённую, с красивыми манерами — влюблялись за один лишь взор. Дамы ей жутко завидовали и желали стать, "как Романова". Вот тогда престижные показы дома "Люсьен Лелонг" стали завлекать огромное количество мужчин. Некоторые приходили на демонстрации с биноклями, чтоб как надо рассмотреть русскую княжну. В числе поклонников Палей были увидены живописец Павел Челищев и танцовщик Серж Лифарь.

Палей настояла, чтоб Лелонг начал выпускать одежку не лишь для богатых, да и сделал полосы готовой одежки по легкодоступным ценам, в конце года она раздавала непроданную одежку бедным, накрывала рождественский стол для служащих. Расточительное поведение супруги вызывало недовольство Лелонга.

Конкретно в данное время у Натали завязался роман с популярным актёром, режиссёром и хахалем-бисексуалом Жаном Кокто. Их связь продолжалась два года, но завершилась в один миг, когда Натали сделала аборт, предпочтя трудовую деятельность любви. Убийство ребёнка Кокто ей не простил.

Разумеется, что связь с ним подтолкнула Палей на мысль поменять профессию и испытать себя в синематографе. Чтоб выполнить это, в 1933 году она отправилась в США — покорять Голливуд. Никаких нравственных препядствий с этой целью не было — Палей уже приняла участие в откровенных фотосъемках в объятиях мускулистых моделей-мужчин.

Романы в США

Но Голливуд, в отличие от милой, уютной и практически "собственной" Франции, оказался к российской княжне индифферентен — звёзды Европы могли сколь угодно ярко светиться в Древнем свете, освещая Елисейские Поля, но совсем не заинтересовывали Америку — у государства были свои боги. Данные "истинной Романовой" дали возможность сыграть несколько проходных ролей у режиссёра Джорджа Кьюкора, но карьера не сложилась — на съёмочной площадке она беспокоилась и начинала "пищать".

Это не воспрепядствовало найти в Америке нового супруга — обеспеченного театрального продюсера Джона Уилсона — и он опять оказался геем. В 1937 году Палей развелась с кутюрье и вышла замуж во 2-ой раз. Ориентация супруга её не тревожила — брак был номинальным с самого начала. Палей необходимы были средства, Уилсону — прекрасная супруга, которую можно было предъявить обществу Нью-Йорка. Каждый жил собственной жизнью.

Конкретно в США у Палей произошло два существенных романа. Один из них был со известным германским писателем Эрихом Марией Ремарком, бывш?? обязан оставить ФРГ после преследований нацистами. Их отношения продолжались более 10 лет и были чрезвычайно бурными — они бранились, ревновали, ссорились, мирились, сходились и разъезжались. Его лишали рассудка её славянские сероватые глаза и острый разум. "Плавное начало, какие-то слова, лёгкий флирт, теплая кожа лица и губки, нежданно взыскательные, — так он описывал княжну в собственных романах. — Узкая, высочайшая дама с малеханькой головкой. На бледноватом лице выделялись сероватые глаза, волосы у неё были русые и казались крашеными… Она была светлая, длиннотелая и стройная, и кожа её напоминала почему-либо лунный свет и жемчуг". Свидетельствами настоящей любви стали письма Ремарка, которые он писал Палей, застряв с началом войны в Калифорнии. Они расстались только в 1950 году, когда Ремарк уехал назад в Европу. Она пробовала последовать за ним, возвратить, но стремительно сообразила, что отношения уже окончены.

В 1942 году у Натали Палей была "лавстори" с ещё одним известным писателем — Антуаном де Сент-Экзюпери, который тоже попал в Америке в принужденной эмиграции — Франция капитулировала перед нацистами. Это были отношения совершенно другого характеристики. Постоянно размеренный, меланхоличный Экзюпери нашёл в российской княжне хорошего товарища, который способен поддержать в тяжелую минутку. А также, Палей взяла на себя труд переводчика и агента. Невзирая на то что писатель в письмах признавался Натали в любви, чувства его продлились недолго и скоро он увлёкся иной дамой. Все же вести переписку Палей и Экзюпери не прекращали до самой его смерти в 1944 году.

Совершенно одна

Однако тупо мыслить, что Палей жила одной любовью — на протяжении всего времени она как и раньше работала моделью, была лицом 1-го из престижных домов Нью-Йорка, приняла участие в фотосъемках престижных фотографов и чрезвычайно много помогала русским эмигрантам. И старела.

В 1961 году от цирроза печени погиб её супруг Джон Уилсон. К окончанию жизни он стал пьяницей, которые страдают запоями и приступами буйного помешательства. В пятьдесят шесть лет княжна Палей осталась богатой вдовой — она была совсем одинока и не много кому необходима. Характер у неё тоже испортился. Наталья раздражалась, когда её называли "княжной" либо "представительницей дома Романовых", отказывалась от приглашений на светские мероприятия и вечеринки, стала прикладываться к бутылке. Последующие двадцать лет она прожила затворницей в окружении своих красивых фото, развешанных по стенкам.

В 1981 году в возрасте семьдесят шесть лет она сломала шею ноги и в депрессии совершила самоубийство, наглотавшись пилюль. "Желаю скончаться с честью", — написала она холодеющей старческой рукою в прощальной записке. Однако какая же это честь — дохнуть так…


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.