Ледокол для двоих


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.

Ледокол для двоих

 
Ледокол для двоих

Как передаёт журналист Москов Пост, муниципальный «Росморпорт» снова объявил аукцион на стройку ледокола мощностью 18 МВт с исходной ценой договора 10,5 миллиардов. рублей. Прошедший аукцион состоялся, его победителем стал «Нефтефлот» бизнесмена Сергея Фофанова. Но договор с этой компанией не подписали.

Четкие предпосылки в «Росморпорте» не называют, а в «Нефтефлоте» сообщили, что заказ мог быть потерян из-за планов отдать его на субподряд за границу — будто бы, китайской верфи. Как сообщает «Коммерсант», против заказа мог выступить Министерство промышленности и торговли, не желающий, чтоб заказ ушел за границу.

Как полагают наши источники, тут быть может различные варианты, и большинство из них ведет к экс-заму главы Минтранса Россия, а сейчас одному из самых богатых и имеющих влияние бизнесменов в сфере судостроительства и аква транспортировок Виктору Олерскому.

В соответствии с этой интерпретации, заказ вправду мог уйти за границу. Предпосылки называются различные. Во-1-х, все большие российские верфи заняты до 2024 года, при этом совсем не все из них могут выстроить ледокол. Во-2-х, это выросшие цены на сплавы, которые могли поставить под угрозу выполнения проекта в российской юрисдикции. И, в конце концов, 3-ий фактор — противодействие соперников Сергея Фофанова, которые могли востребовать учета их интересов.

Победа «Нефтефлота» Сергея Фофанова на тендере смотрится удивительно. Судостроительные мощности компании размещены в Самарской области — это речной судзавод, он производит баржи, танкеры, но никак не большие ледоколы.

Следовательно, в «Росморпорте» должны были осознавать, что действовать Фофанов может лишь через субподряд. Молвят, что он мог идти на аукцион с прицелом на Виктора Олерского, который имеет связи и в Росморпорте, и в остальных «аква» и «морских» муниципальных компаниях и учреждения, как и в самом Министерстве транспорта России.

Финский актив

Но есть одна заграничная верфь, которая может удовлетворить Министерство промышленности и торговли, который возглавляется Денисом Мантуровым. Это финская верфь Arctech Helsinki Shipyard, до этого принадлежавшая «Объединённой судостроительной компании» (ОСК), а позже перешедшая в руки уже указанного Виктора Олерского. Это морская судоверфь, обладающ?? достаточными мощностями для спуска на воду ледоколов. Там, к примеру, строился большой ледоход «Федор Ушаков».

Конкретно данной верфи, согласно информации осведомленных лиц, может отступить заказ, который сначало выиграл Фофанов. Если так, то встает вопрос, была ли соглашение с Виктором Олерским, что заказ передадут конкретно туда. Либо же Фофанов решил вправду отдать его на субподряд в Китайскую Народную Республику, чем много расстроил бывшего заместитель министра, и он подключил свои связи в «Росморпорте», чтоб аукцион провели поновой?

Ледокол «Федор Ушаков» на верфи Arctech Helsinki Shipyard

Однако прямым владельцем финской верфи Олерский не является. Почему её связывают конкретно с ним? Предполагается, что в бытность заместитель министра транспорта Олерский был очень близко к ОСК, которое, со своей стороны, держится под контролем «Ростехом» и его главой Сергеем Чемезовым. Но посреди 10-х годов ОСК попала под западные санкционные меры, и обладать верфью в Хельсинки ей стало затруднительно.

Похоже, посодействовать ОСК и Сергею Чемезову избавиться от единственного большого зарубежного актива вызвался конкретно Виктор Олерский и его партнеры. Тотчас после его увольнения из Министерства транспорта в 2018 году появилась информация, что верфь перебегает в собственность круизного оператора Algador Holdings Ltd, чьими владельцами называли хозяев «Невского ССЗ».

Формально «Невским ССЗ» обладают старые партнеры господина Олерского — узнаваемый петербургский кораблестроитель Ришат Багаутдинов и предприниматель Владимир Касьяненко. Но как писала «Фонтанка», выгодоприобретателем завода мог быть и сам Олерский.

Очень уж плотно Олерский связан с нареченными выше предпринимателями. Ришат Багаутдинов является руководителем круизной организации «Водоходъ», которую впрямую связывают с Олерским, и которая за прошедшие пару лет практически распухла от муниципальных договоров.

Их сумма превысила уже 75 миллионов рублей. Большая часть обязана была быть получена уже после ухода Олерского с поста заместитель руководителя Министерства транспорта. Но в 2020 году положение компании резко усугубилось. Вероятнее всего, воздействовал коронакризис, сделавш?? неосуществимыми речные туры и пассажирские перевозки по стране из-за суждений эпидемиологической безопасности.

Убыток «Водохода» за 2020 год составил практически млрд рублей, выручка свалилась с 4,7 миллиардов. до 1,3 миллиардов. рублей. Просесть был должен и иной бизнес, который приписывают Олерскому. В данной ситуации получить договор на 10 миллиардов. рублей, пусть даже по субподряду, для Олерского было бы манной небесной.

Впрочем, возможно, что средства эти были бы просто выведены из государства. Ведь компанией обладает офшор Volga-Baltic Cruise Lines Limited, а означает подобные возможности у владельцев есть. А то, что налоговые платежи не остаются в государстве — вопрос иной.

Касательно Касьяненко, то до этого он был партнером морского порта Тулома. Не так издавна терминал перебежал в собственность «Капстанс Холдинг Лимитед», за которым может стоять Олерский. Данному же офшору принадлежат толики в остальных компаниях, являющиеся большими получателями государственных контрактов (включая и ОСК).

В сентябре 2020 года появилась информация, что контроль над терминалом в Мурманске получил сам Олерский. Он стал обладателем толики в пятьдесят процентов в ООО «Морской терминал Тулома» — выкупил долю у руководителя «Роквелл капитал» Глеба Франка, которого с бывшим государственным служащим связывают старые отношения.

Подытоживая, прямой наводки на соглашения Фофанова и Олерского нет. Однако сочетание всех этих причин может привести к выводу, что с Фофановым либо без оного, но договор, во всей видимости, достанется конкретно верфи Arctech Helsinki Shipyard.

Что все-таки касается конкретно связей Сергея Фофанова и Виктора Олерского, то впрямую они вместе никогда не работали, партнерами не являлись. Но их все равно должно связывать почти все. Виктор Олерский — выходец из Волжского пароходства, членом совета руководителей которого стал в 2000 году.

А позже он стал замом главы Минтранса Россия и заодно управляющим Общегосударственного агентства морского и речного транспорта «Росморречфлот».

Подчеркнём, что мощности «Нефтефлота» размещаются в Самарской области. Другими словами как раз бывшей зоне ответственности Олерского и в бытность члена совета руководителей Волжского пароходства, а потом и Росморречфлота от Министерства транспорта. Полностью возможно, что и Олерский, и Фофанов сейчас ожидают между собой учета обоюдных интересов.

Одновременно у Олерского должно быть довольно рычагов, чтоб нажать на Министерство промышленности и торговли, чтоб тот заблокировал заключение договора с Фофановым. Уже было упомянуто, что бывший заместитель министра может иметь связь с Сергеем Чемезовым. А у семьи последнего, и это тоже общеизвестно, общий бизнес с родственниками руководителя Министерства промышленности и торговли Дениса Мантурова. Круг замкнулся?

Понятно, что Олерский — человек с большими амбициями. Как заявляет telegram-канал «Незыгарь», будто бы Олерский даже на общественных мероприятиях не прячет желания единственным «судохозяином» государства, за что даже мог получить кличке «Витя Кальмар». Это накладывается и на планы властных структур России.

А именно, на задание первого заместителя премьер-министра Андрея Белоусова обмозговать вопрос сотворения одного оператора инфраструктурных объектов внутренних аква путей — нечто наподобии грустно популярной системы контроля веса автофур на автодорогах «Платон».

Мысль изучается в рамках проработки специализированного национального проекта ценой до 800 миллиардов рублей, и навряд ли принадлежит самому Белоусову. Дискуссии про то, что конкретно структуры Олерского могут стать оператором проекта, идут издавна. Тем паче, что проработкой вопроса занимается глава Росморречфлота Александр Пошивай — учреждения, которое возглавлял сам Олерский и обязан иметь там суровый вес.

При всем этом оператором может стать и «Стройтрансгаз» Геннадия Тимченко, который уже испытал силы, выступив подрядной организацией такого же Росморречфлота по строительству Багаевского гидроузла в Ростовской области. В числе остального, работы включали углубление дна, а посодействовать получению договора мог сам господин Олерский, в то время находившийся на посту в Министерстве транспорта.

Олерскому же приписывают и лоббистские усилия по продвижению стройки интернационального порта в «Пионерском», куда при бывшем бюрократе зашла самарская компания ООО «Больверк». Контракт был подписан в 2017 году конкретно при нем, при этом остальных компаний на конкурсе почему-либо не оказалось. Цена договора — 7,4 миллиардов рублей, из которых 3,6 миллиардов рублей было выдано в качестве авансового платежа.

Виктор Олерский сконцентрировал в собственных руках почти все «водные» и судостроителные активы государства, но этого быть может не много

Но воплотить проект не вышло — он был остановлен из-за хищений 1,6 миллиардов рублей из выданного авансового платежа. Стройку приостановили, а в 2020 году компания и совсем была доведена до банкротства. Про это сообщали СМИ.

Подытоживая все это и помножив на устремления господина Олерского, навряд ли договор на стройку ледокола, кто бы его не получил, обойдется без его участия в той либо другой форме.