Накладность, наглая грубость и… «биошпионаж»?


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.

Накладность, наглая грубость и… «биошпионаж»?

 
Накладность, наглая грубость и… "биошпионаж"?

Эпидемия коронавирусной инфекции, как понятно, нанесла довольно тяжкий урон экономике. Однако не всей. В числе компаний, которые подсчитывают неожиданно свалившиеся барыши, оказались не лишь принадлежащие к сферы фармацевтики, да и, к примеру, личные мед лаборатории, которые предлагают клинико-диагностические услуги.

Как полагают специалисты, лаборатории, которые получили право проведения тестов на коронавирус, удвоили свою выручку, в то время, как у их коллег, не оказывающих таковых услуг, она поднялась всего на восемь процентов. Здесь нужно подчеркнуть, что сначала сильной эпидемии, из-за вызванных антиковидными мерами ограничений, просели доходы всех без исключения личных лабораторий, но скоро правительство под управлением Михаила Мишустина решило предоставить право проведения коронавирус-тестов ряду негосударственных лабораторий.

В числе получивших подобное право оказалась и сеть KDL, не упустившая случай ухватить собственный кусочек пирога. Попадание этой компании в перечень допущенных для работы с коронавирус-тестами, со стороны смотрится полностью оправданным. Данная общегосударственная сеть лабораторий по данным на май 2020 г. занимала 5-ое место в рейтинговом списке компаний в сферы, насчитывая 220 подразделений, представительств, франшиз и т.п. Но она, все же, далековато отстает от лидеров рынка. И, подобное чувство – не очень стремиться их догнать.

Больше того: если почитать отзывы разочарованных клиентов KDL, создается ощущение, что компания и совсем не заинтересована в размеренном притоке покупателей её услуг. К примеру, не тайна, что повышение доходов личных лабораторий, о котором говорилось выше, почти во всем обеспечено обычным для российского капитализма методом: циничным завышением цен на тестирование. Однако для KDL, судя по отзывам, это обычный modus operandi.

Ну отлично, алчность, как нам сегодня разъясняют – не порок, и, если клиент готов платить, почему бы не ободрать его как липку? Однако при подобном положении однако бы предоставьте услуги соответственного качества. Как досадно бы это не звучало, да и об этом разговора не ведется. Как сообщают люди, которые имели несчастье столкнуться с услугами KDL, тут не уникальность нарваться на наглая грубость и путаницу.

Нет, в сети интернет можно найти и необходимое число похвальных отзывов о данной сети лабораторий – но за милю можно увидеть, что написаны они декретными студентками по 80 рублей за отзыв. Да в компании не особо и утаивают, что не очень надеются на личного пациента. Прямо на собственном официальном веб-сайте сеть лабораторий приглашает к взаимодействию докторов, которые способны организовать поток клиентов в лаборатории. Впрямую, правда, никаких отчислений не обещают, ну и кто же в сети интернет станет открыто давать взятку?

Однако схожий подход, скорее всего, полностью себя оправдывает. Это сам ты будешь выбирать, где прибыльнее, где сервис лучше, а уж если домашний доктор тебя отправит в определенное место – не отвертишься. При другом варианте есть риск оказаться совершенно в другом месте, и возможно, что оно будет совершенно уж неприятным.

Так что худо ли, бедно – но в 2020 г. KDL ухитрилась заработать без малого девять млрд рублей. Однако лишь ли прибыль интересует компанию и её хозяев?

История сети мед лабораторий началась в 2003 г., её основоположниками выступили какие-то Александр Девятков и Владимир Поляков, которые, не будь дурачины, сходу вывели свою компанию из-под российской юрисдикции, учредив на Кипре оффшорную «Крондел инвестментс». Не мудрствуя коварно, присвоили сети обычное наименование: «КДЛ», то есть «клинико-диагностические лаборатории», а для больщей значимости стали писать заглавие латиницей.

Те годы были периодом расцвета личных мед лабораторий, и те, кто первым успел застолбить место на рынке, снял хороший сбор. KDL, к примеру, в 2012 г. занимала третье место в сферы (на данный момент, напомним, скатилась до 5-ого). Невзирая на настолько тривиальный фуррор, Девятков и Поляков решили реализовать эту курочку, несущую золотые яичка. Как разъяснял сам Александр Девятков, состоявший в должности генерального директора KDL: «У нас был выбор – или развивать сеть без помощи других, но медлительно, или привлечь финансистов. Рынок платной медицины, личных клиник вырастает чрезвычайно стремительно, спрос на доброкачественную лабораторную диагностику раз в год возрастает на 15–двадцать процентов, и для нас принципиально как раз в настоящее время укрепиться на рынке и нарастить долю. Потому мы избрали финансистов». Отлично нарастили, ничего не скажешь.

В Российской Федерации, но, покупателей не нашлось. А может, и не находили. Покупателями KDL стали Европейский банк переобустройства и развития и фонды прямых вложений UFG Private Equity и CapMan Russia.

Вот отныне начинается самое увлекательное. Сам перечень финансистов уже вызывает некую испуг, но нам хотелось бы направить внимание на 1-го из них, а конкретно – инвестиционный фонд UFG, либо, по-русски, «Объединенную финансовую группу». Её история очень увлекательна и возможно, что в свое время по ней снимут доброкачественный сериал-боевик.

Начнем с того, что основал данный фонд, по последней мере – формально, небезызвестный деятель 90-х годов прошедшего века, бывший-руководитель Министерства финансов Рф Борис Федоров. Тот, с чьей подачи государство лишилась части государственного достояния из Гохрана. Конкретно он передал значительное число вещественных и исторических ценностей никому неведомой ювелирной организации «Голден Ада» некоего Андрея Козленка, после этого они исчезли для нашего государства навечно.

Достаточно длительно Федорову удавалось выходить сухим из воды, но, когда в 2008 г. запахло жареным, он быстренько перебрался в Лондон, будто бы для исцеления последствий инфаркта. Где и умер в ноябре 2008 г. в возрасте всего пятидесяти лет.

Но еще в 1996 г. экс-руководитель министерства успел организовать ОФГ/UFG на пару с американским экономистом Чарльзом Райаном. О нем, вообщем, позднее, а на данный момент процитируем выдержку из маркетингового буклета компании, нацеленного на зарубежных финансистов: «Отдел по разработке структурных проектов UFG предоставляет заграничным клиентам возможность создавать вложения в российские ценные бумаги, которые, в соответствии с законодательством России, не могут находиться в принадлежности лиц-нерезидентов. При помощи денежных структур, которые были созданы отделом, клиенты могут вкладывать в акции таковых компаний, как Газпром и Сберегательный банк…».

Например, просто и непосредственно компания сознается в том, что готова обходить, а может быть и нарушать законы Рф, которая, вероятно, представляется им некоей папуасией.

Роль бывшего влиятельного российского государственного служащего, который обладает большими связями и возможностями, в данной структуре явна. А вот какова была роль его американского напарника? Тут мы, естественно, вступаем в область догадок – но направляет на себя внимание то, что компаньоны фактически не вложили ни одной жив копейки в свое дело. Фактически весь капитал был предоставлен Banque Paribas, которые получили двадцать пять процентов акций фонда.

Но в 2008 г. BNP Paribas продал свою долю Дойче банку, который, по прошествии 5-ти лет продал её (по домыслам, с значительным убытком) группе «Атон». Вопрос: большие денежные структуры с наслаждением расходовали финансовые средства на очевидно не самую удачную компанию из незапятнанного альтруизма? Либо какие-то значимые для них доводы находил бывший работник ЕБРР, американец Чарльз Райан?

Невзирая на то, что ОФГ/UFG каждый раз нуждается в денежных инъекциях (разумеется, дела у инвестиционного фонда идут не так отлично, как они пробуют представить), компании получилось достаточно обширно раскинуть свои щупальца. Диапазон её денежных интересов раскинулся от мультсериалов для детишек до строительства инфраструктурных объектов сотовой связи «Российские башни», от производства снэков до веб-поиска. Достаточно пестрый набор, не правда ли? И это еще не весь перечень.

Невольно появляется вопрос: некоторые направления, в которые вкладывает UFG, разумеется не обещают высочайшего дохода, но настолько же разумеется имеют стратегическое значение для нашего государства и общества. И в их числе – сеть мед лабораторий KDL.

Подчеркнём, в 2017 г., на октябрьской встрече Совета по гражданским правам, президент Владимир Путин сообщил собравшимся про то, что зарубежные спецподразделения ведут сбор био материала людей нашего государства. «Вот вопрос – для чего это делается?», — спросил он.

Ясно, что вопрос риторический. Кто-кто, а президент отлично знает, что такие эталоны нужны для сотворения био орудия, «заточенного» против уполномоченных лиц определенных этносов. И уже через неделю после замечания Владимира Путина, Роскомнадзор пресек обработку индивидуальных био данных граждан России компанией Genetic-123.

Однако вопрос, пострадали ли при всем этом интересы зарубежных спецподразделений, остается открытым, ведь к данному моменту уже 5 лет находилась практически под зарубежным контролем сеть клинико-исследовательских лабораторий  KDL.

Этот материал является необыкновенным оценочным воззрением автора статьи.