Материнский капитал в Кургане расхищали устойчивой группой

Суд вынес решение по афёрам с материнским капиталом на 40 миллионов. Обвиняемые думают, что судить было надо матерей.

Курганский городской суд вынес вердикт руководителю и одному из владельцев ООО «СК-Кредит» Алексею Сопегину. Он был обвинен в том, что в 2015 году сделал «устойчивую преступную организацию», которая занималась хищением средств маткапитала. 2-ой основатель Алексей Карпов инкриминируется в том, что являясь замдиректором в отсутствии Сопегина давал указания, на самом деле выполняя роль руководителя. Сопегин и Карпов сообщают, что всецело невиновны, а судить нужно самих мамочек, но на это правительство не пойдет, так как нужно тогда согласиться с тем, что программа материнского капитала в государстве упала. 

Официальные данные следствия

Уголовное дело по части 4 статьи 159 УК Россия («Мошенничеств») было возбуждено только по прошествии одного года после событий, в 2016 году, по материалам проверки УМВД Россия по Курганской области по расходованию средств маткапитала. Как рассказали Знак.ком в пресс-центре УМВД по региону, деятельность преступной организации была пресечена в итоге оперативной разработки служащих УЭБ и ПК УМВД Рф по Курганской области.

Согласно информации правоохранительных органов, основатель коммерческой организации и его заместитель, также трое специалистов по недвижимости с начала 2015 года по апрель 2016 года оформляли мотивированные кредиты на приобретение объектов недвижимого имущества дамам — обладательницам маткапитала, планирующим сделать лучше условия проживания. В задачку служащих агентств недвижимого имущества входило приобретение дешевых участков в СНТ, районах области, с домами, практически непригодными для жилища, или отсутствовавшими на участке совершенно, и оформление соглашений купли-реализации. При всем этом цена объектов была существенно завышена. В ряде всевозможных случаев аферисты перевешивали таблички на дома, не фигурировавшие в сделке, выдавая их за продаваемые объекты, а в документы вносили недостоверные данные об объектах недвижимого имущества.

Оформив кредит, дамы снимали со счета и передавали состоящим в группе средства в качестве оплаты за приобретаемое жилище и затрат за услуги агентства. Приобретенная же из Пенсионного фонда соц выплата потом уходила на погашение займа и процентов по нему. Для собственных соглашений участники организованной группы подыскивали через веб формально безграмотных дам, которые проживают в примыкающих регионах.

Всего в деле было 93 эпизода на сумму более 40 миллионов рублей.

«Лучше привлечь несколько человек, тихонько осудить, и все»

Как сообщили Знак.ком Алексей Сопегин и Алексей Карпов, следствие не до конца разобралось в данной истории. Практически же, согласно их убеждения, спрашивать нужно с местного отделения Пенсионного фонда и самих мамочек. «Однако кто будет судить мамочек?! Это ведь резонанс на всю государство, тем паче если сумма вреда громадна. На самом деле, говорят они, это будет означать полный провал программы маткапитала. Лучше привлечь несколько человек, тихонько осудить, и все», — гласит Алексей.

Согласно мнению Сопегина, роль его компании в данной истории сводилась только к тому, что они выдавали кредиты под материнские сертификаты. «К нам приходили мамочки с специалистами по недвижимости и без помощи других, предоставляли документы на покупку недвижимого имущества, под это мы давали им сумму до получения средств от страны по материнскому капиталу. Наша выгода с каждого займа составляла 10 тысяч рублей — проценты от выданной суммы», — гласит Алексей, обращая внимание, что вточности такой же процент и по кредитам, который не связан с материнским капиталом. В соответствии с законодательством организация могла брать по соглашению займа всякую сумму вплоть до половины материнского сертификата, а это больше 200 тысяч рублей. «На самом деле, у нас не было никакого умысла брать с них добавочно наличными средствами. Умысел был у мамочек», — гласит Сопегин.

Как он сообщил, того же представления придерживалась и старший сотрудник следственных органов Лапина Ю.С., которая вела это дело. Как гласит Алексей, она высказывалась, что конкретно обладатели материнского капитала имели умысел на хищение денег, и если б была её воля, она бы их всех признала обвиняемыми, также высказывалась и о Регпалате, что они регистрировали нереальные объекты недвижимого имущества, не выезжая и не осматривая, заявляя, что они не должны, и об отделениях Пенсионного фонда.

«При этом в присутствии моего защитника Елены Киселевой она рассказывала, что эта позиция (отказ от обвинения в адрес владелиц маткапитала. — Знак.ком) ей была навязана прокуратурой и посоветовала обратиться „куда-то повыше“», — гласит Сопегин. Он подчеркнул, что у него есть голосовой записи этих дискуссий, так как они с заступником настояли на голосовых записях всех процессуальных мероприятий, они приобщены к материалам его дела (эти голосовой записи также имеется в наличии Знак.ком). «Надежность голосовой записи не оспаривалась ни прокуратурой, ни следователем», — подчеркивает Сопегин.

Как он сообщил, дамы приезжали в Курган из Тюменской, Свердловской областей и с специалистами по недвижимости обходили кабинеты компаний, которые дают кредиты, где наличка была, там и оформляли кредит. Другими словами, подчеркивает он, никакого договоренности не было.

В пользу его словам, как считают Алексея, гласит и то обстоятельство, что трое специалистов по недвижимости, которые проходят согласно его уголовному делу, являются обвиняемыми по иным таким же делам, где в составе преступной организации состоят главы остальных компаний по выдаче кредитов. «Как подобное быть может, что члены одной ОПГ сразу состоят в иной? И будто бы совершали преступного деяния в одно и то же время», — гласит он, подчеркивая, что один из специалистов по недвижимости уже осуждена по такому же делу на семь лет заключения.

«После разрешения на муниципальном уровне обществам с ограниченной ответственностью и кредитным кооперативам выдавать кредиты на приобретение жилой недвижимого имущества в Курганскою область из близкорасположенных регионов потянулись собственницы сертификатов, — ведает Алексей Сопегин. — Не без поддержки специалистов по недвижимости, естественно, которые, как было установлено в процессе следственных мероприятий, брали не соответственное требованиям жилище, которого в принципе не было, которое им было не надо, а остатки денег увозили домой и растрачивали их по собственному усмотрению, другими словами обналичивали. Вы сообщите, как подобное может быть, ведь было свидетельство, на основании которого они получали средства, а позже относили документы в Пенсионный фонд?» 

Сопегин подчеркивает, что подобное стало вероятным из-за дачной амнистии: «Владельцы земляных участков и их уполномоченные лица, а их 10-ки, подавали сомнительные данные в управление Общегосударственной службы гос регистрации, кадастра и картографии по Курганской области, заполняя своими руками и подписывая декларации облегченной формы, где на бумаги из фантазий обрисовывали размеры дома и число этажей. Все это делалось с той целью, чтоб реализовать и получить средства». Как он сообщил, в процессе проведения следствия его дела сотрудник следственных органов признавала сделки о приобретении этого жилища нелегальными, но по решению Курганского городского суда (вынесено по заявлению Сопегина, его копия имеется в наличии Знак.ком) все сделки были признаны законными.

Так, как он сообщает, ни одна из допрошенных на очных ставках не удостоверила показания, которые давала оперативникам и сотрудникам следствия из Кургана про то, что их околпачили. «Дальше эти очные ставки оглашались и в суде, они есть в материалах уголовного дела. Кроме того, все мамочки рассказывали, что не получали от меня лично никаких средств, никакие объекты недвижимого имущества я им не подыскивал, в поиске жилища не принял участие, никаких средств у них не брал. Все их показания сводятся лишь к тому, что у них было огромное желание получить кредит», — гласит Алексей. Более того, как он сообщает, на заседании суда мамочки «поочередно демонстрировали», что решения об обналичивании, распоряжении своим материнским капиталом они воспринимали «свободно, без помощи других и за длительное время до обращения в ООО „СК-Кредит“».

«Почти все допрошенные в суде дамы рассказывали, что добровольно шли на преступление для средств, что жилище им было не надо и что давали показания, не надлежащие реальности. Фактически все без исключения говорили суду, что средства получали лично в кассе Сберегательного банка РФ, а потом добровольно передавали на те цели, задумавш?? сами выполнить, — ведает Алексей Сопегин. 

— Вот, к примеру, свидетельница Зайкина заявляла в суде, что заполучила участок с старым домиком, с супругом его разобрали, а в 2017 году начали приобретать материал. Ранее они проживали в трехкомнатной квартире со всеми критериями. Свидетельница Бузлукова сообщила, что купила участок с той целью, чтоб получить средства и строиться на другом участке, Яковлева обратилась к специалистам по недвижимости, чтоб приобрести что-то и чтобы средства остались, так как супругу необходимы были средства на машину. Зубова сообщила, что желала и дом и средства, чтоб сделать ремонтные работы в собственной комнате в общежитии».

Согласно мнению Алексея, как-то в ходе проведения допроса одной из мамочек судья спросила у дамы, гласит ли она правду, на что та ответила: «Не знаю».

Отметим также, что во время дачи показания на одном из судебных слушаний представители отделения Пенсионного фонда Курганской области говорили (запись дачи показаний имеется в наличии Знак.ком), что кредитные соглашения ООО «СК-Кредит» были исполнены в полноценном размере и все обязанности по договорам были исполнены, средства до копейки заемщикам переведены. А также, они сообщили суду, что проценты в договоре займа могли составлять всякую сумму, вплоть до половины материнского сертификата и поболее, в соответствии с законодательством России.

«Уже октябрь 2021 года, другими словами с момента открытия уголовного производства прошло 5 лет, и никто до настоящего времени не снял с учета нереальные объекты недвижимого имущества. Кроме того, согласно допросам в суде мамочек, те, кто заполучил эти объекты недвижимого имущества, раз в год получают извещение из налогового органа об уплате налога на земляной участок и дом, которого в принципе нет. И заметьте, ни одна не написала заявление в суд и не потребовала отмены налога и возмещения утраченных средств, — гласит Алексей Сопегин. 

— И никто из мамочек за 6 лет никогда не был на обретенных объектах. Чрезвычайно удивительно, не правда ли? И ни одна не обратилась в органы милиции и прокуратуры с заявлением о мошенничестве».

Согласно мнению Алексея, «все его уголовное дело представляет из себя просто клубок несуразностей, передергиваний и подтасовок, которые не имеют ничего общего с правосудием и законностью. Все обвинение в суде строилось на беспочвенных показания специалистов по недвижимости, также проходящих обвиняемыми по данному делу и по иным таким же делам, где представители компаний, которые дают кредиты, или всецело, или отчасти признавали свою вину».

«Нельзя всех под одну гребенку, так как просто так сложилась судебная практика. Каждое дело персонально», — гласит он.

Вердикт

Как рассказали Знак.ком в пресс-центре суда Кургана, по постановлению суда Алексей Сопегин признали невиновным по предъявленному обвинению в 33 преступных действиях, которые были предусмотрены частью 4 статьи 159.2 УК Россия («Мошенничество при получении отчислений») и оправдан за непричастностью с признанием права на восстановление. Однако суд признал его виноватым в совершении 60 преступлений по части 4 статьи 159.2 УК Россия, также по пунктам «а», «б» части 4 статьи 174.1 УК Россия («Узаконивание (отмывание) денег либо другого собственности, обретенных лицом в итоге совершения им преступного деяния »). По совокупы ему было назначено наказание десять лет заключения в исправительном учреждении с общим режимом.

Алексей Карпов признали невиновным в 11 преступных действиях, которые были предусмотрены по часть 4 статьи 159.2 УК Россия за непричастностью, суд признал за ним право на восстановление. При этом он признали виноватым в совершении 29 преступлений, которые были предусмотрены частью 4 статьи 159.2 УК Россия и пунктами «а», «б» статьи 174.1 УК Россия. По совокупы ему было назначено наказание в виде девять лет заключения в исправительном учреждении с общим режимом. 

Как сообщил Алексей Сопегин после вердикта, относясь с почтением к суду, он с вынесенным вердиктом не согласен, и будет опротестовать его в вышестоящей инстанции методом подачи апелляционной жалобы.


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.