Мазепин примеряет на себя роль банкира


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.

Мазепин примеряет на себя роль банкира

 
Мазепин примеряет на себя роль банкира

6-ой кассационный суд в Самаре начал процедуру изучения кассационных жалоб на вердикт тольяттинского суда, который был вынесен в отношения Владимира и Сергея Махлаев, которых Уралхим считает будто бы обладателями Тольяттиазота, также еще троих лиц – бывшего управляющего компании и его зарубежных партнеров. Суд в 2019 г. приговорил их к долгим срокам заключения, принудив выплатить свыше 87 миллиардов. рублей пострадавшим – 10 миллиардов. Уралхиму и 77 миллиардов. ТОАЗу, который себя пострадавшим в суде не признал.

Решение по кассационным заявлениям ожидается в ноябре месяце – начале декабря текущего года.

Этот корпоративный конфликт, который считается одним из самых крупных конфронтаций в сегодняшней Российской Федерации и квалифицируемый Тольяттиазотом как рейдерский захват бизнеса Уралхимом, рикошетом задел не лишь семью Махлая и его партнеров, да и других лиц, вовлеченных в орбиту широких коммерческих интересов Мазепина.

Например, невзирая на кассационное оспаривание вердикта, полным ходом идет конкурсное создание – процесс признания неплатежеспособности в отношении ООО «Томет» — производителя метанола из Тольятти, которое суд, наперекор всем доказательствам оборотного, посчитал принадлежащим г-ну Махлаю и привлек к солидарной с ним ответственности. Компания с годовым оборотом свыше 10 миллиардов. руб., которая не имеет просроченной задолженности, в миг перевоплотился в должника по желанию Уралхима. В как раз к моменту принятия решения по кассационным заявлениям на вердикт конкурсное создание на Томете должно быть окончено.

Кроме того по просьбе Уралхима 9 августа самарский арбитраж признал нулем самого Сергея Махлая, назначив ему денежного управляющего – Сергея Егерева и введя функцию продажи собственности.

Сергею Махлаю принадлежит Тольяттихимбанк, который находится посреди 2-ой сотни в рейтинговом списке российских банков, к гиперактивному управлению которым уже приступил г-н Егерев.

Решением г-на Егерева сменен наблюдательный совет банка и введено базисное вознаграждение его членам, которое составляет 500 тыс. руб. каждому каждый месяц.

До этого наблюдательный совет, избранный Сергеем Махлаем, не получал базисного вознаграждения, лишь годовое, которое зависит от незапятанной дохода банка за год, что соответствует эталонам корпоративного управления и советам ЦБ Россия в отношении политики вознаграждений руководства финансовых учреждений.

Полностью разумеется, что за решениями Егерева стоит не он сам, который не имеет не лишь опыта управления банками, а и в принципе опыта антикризисного управления, а Уралхим, который поддержал в суде кандидатуру Егерева в качестве денежного управляющего Махлая.

К февралю последующего года Егерев должен окончить функцию продажи собственности г-на Махлая, представив суду соответственный отчет. Другими словами на реализацию банка и остальных активов суд отвел управляющему чуток наименее 6 мес.

Для чего г-ну Егереву понадобилась смена наблюдательного совета банка с повышением ему вознаграждения, беря во внимание предстоящую реализацию банка и отсутствие к банку претензий со стороны ЦБ, — не решенный вопрос.

Видимых вариантов быть может два. Или Уралхим планирует оставить Тольяттихимбанк за собой и уже заранее подобрал туда устраивающую его команду, или просто в отместку Махлаю ставит туда наскоро собранную команду временщиков до реализации банка, попутно давая последним заработать.

К слову, кадровая политика г-на Егерева вызывает суровые вопросы. Назначенный главой совета Равиль Саитов – в прошедшем государственный служащий со стажем. В соответствии с его официальной биографии с 2008 г. по 2017 г. он занимал разные должности в Общегосударственном агентстве по управлению муниципальным собственностью, с которым потом судился, а в 2017 г. стал заместитель министра имущественных отношений Московской области. Последние годы возглавлял некоторый благотворительный фонд «Межконфессиональная солидарность». В сфере банковской работе г-н Саитов не работал ни дня.

Может быть, конкретно этот человек и необходим г-ну Мазепину в руководстве банка, беря во внимание, что и в анамнезе самого Мазепина есть эпизоды работы в РФФИ, принесшие ему связи, инсайдерскую данные по имущественным торгам и в результате обеспечившие место в перечне Форбс.

Иной член совета руководителей – Константин Зырянов, который был предложен также на пост руководителя Тольяттихимбанка, с 1993 г. по 2013 гг трудился в различных банках. Последним банком г-на Зырянова стал лишившийся лицензии Российский Интернациональный Банк, из которого Зырянов перебежал на пост руководителя футбольного клуба Монако по предложению его обладателя – являющегося в то время акционера Уралкалия Дмитрия Рыболовлева. В последние несколько лет Зырянов является руководителем по развитию в ИТ-компании.

Любопытно, соображают ли новые члены набсовета Тольяттихимбанка, что также являются участниками рейдерского захвата вместе с г-ном Мазепиным? Оценивают ли полностью те опасности, которые это на них накладывает?

При любом варианте надеяться на одну только тенденциозность российских судов по отношению к г-ну Махлаю в корпоративном конфликте с Мазепиным им не следует.

История с Тольяттихимбанком может получить свое продолжение в правовой плоскости, но уже в рамках интернационального права и в межгосударственных судах, в которых рассчитывать на лояльность к Мазепину и его соучастникам не стоит.

В отношении действий Мазепина по захвату Тольяттиазота, к примеру, спор уже идет в ирландском суде, который не так давно признал свою юриспунденцию по изучения этого дела, невзирая на возражения зарубежных адвокатов Мазепина. При этом заявление предъявлен не лишь к самому Мазепину и Уралхиму, да и к управленцам Уралхима, которые принимали в захвате то либо другое участие, в том числе членов совета руководителей.

Поэтому наскоро «заработанных» Саитовым, Зыряновым и иными средств в Тольяттихимбанке позже может не хватить на зарубежных адвокатов, услуги которых, как понятно, очень недешевы.

Пока же новая команда менеджеров банка прибывает в приподнятом настроении.

Саитов, еще не приступив к конкретному выполнению собственных обязательств, не познакомившись с коллективом банка и плодами его работы, уже все же сказал: «Наша цель – сохранить стабильность, повысить продуктивность работы банка и прозрачность его операций. Думает, что банк будет больше много соответствовать требованиям регулятора по нормативам, запасам, рискам, в сфере кредитной политики».

Что не так с прозрачностью операций и соответствию требованиям регулятора – ЦБ Россия, который до настоящего времени не предъявлял к банку сколько-либо суровых претензий, г-н Саитов, дальний от познания изнанки банковского бизнеса, объяснить затруднился.

Звучным заявлениям он возможно научился у собственных заказчиков. Ведь Уралхим заверяет всех в необходимости поиска больше действенного финансиста для такого же обанкроченного им Томета, для удачного и выгодного Тольяттиазота, а сейчас вот устами Саитова и для Тольяттихимбанка.

Пробуя учить всех увеличению продуктивности, о своей «продуктивности» Уралхим предпочитает молчать, так как хвастаться нечем. Долги группы приблизились к триллиону рублей, налоговая недоимка, выведенная Мазепиным в офшорные зоны, составляет без малого полмиллиарда рублей, на промышленных предприятиях смертельные трагедии, рейтинговые агентства понижают рейтинги до очень негативных, а выгодоприобретатель группы – г-н Мазепин увяз в политических скандалах интернационального уровня, может быть обеспечивая необходимыми финансами представителей оппозиции в братской республике.

В подобном положении лишь и остается, что остальных учить.

Однако и об ответственности забывать не следует.