Тленфильм

Почему не удается реанимировать легендарную ленинградскую киностудию

Тленфильм

«Все проблемы с «Ленфильмом» закрыты, не верю своим ушам!» — объявил председатель совета директоров студии Федор Бондарчук. Мастера кино, отдавшие студии не одно десятилетие, тоже не верят: по их мнению, пациент скорее мертв, чем жив. Планы реанимации старейшей киностудии страны обсуждаются уже лет двадцать. За последние девять вышло несколько поручений президента по спасению «Ленфильма».

Отдавая очередное, в 2019 году, Владимир Путин, должно быть, запамятовал, что уже спас студию тремя годами раньше. О чем оставил запись в книге почетных гостей, приняв отчет о проведенной модернизации: «Поздравляю с началом новой жизни «Ленфильма». В. В. Путин. 20.06.2016».

Модернизация, под которую по предыдущему поручению и под госгарантии выдал кредит ВТБ (1,5 млрд руб.), предполагала закупку современного оборудования и ремонт обветшавших студийных зданий на Каменноостровском проспекте. Представить ее результаты главе государства предпочли на экране, показав посвященный возрождению «Ленфильма» сюжет. Благо кинозал оказался одним из немногих приведенных в порядок мест (если верить сметам, только отделка стоила 23 млн). Маршрут, по которому провели президента тогдашний гендиректор студии Эдуард Пичугин и Федор Бондарчук, потребовал изобретательности. Показали подновленный музей, ретроавтомобили и пианино XVIII века, на котором Владимир Владимирович наиграл «Московские окна». Как рассказывают свидетели тех событий, все предположительно обойденные ремонтом помещения на пути первого лица предусмотрительно задрапировали черной тканью.

«На обновленной студии — ни следа от былого запустения и ветхости, — радостно сообщил тогда городской телеканал. — Технический комплекс по своему оснащению не уступает голливудским студиям». Утверждалось, что впредь «киностудия не собирается пользоваться государственным финансированием — продолжит зарабатывать сама», а уже сейчас «в работе более 160 фильмов».

К осени 2019 года долги киностудии перевалили за два миллиарда.

Картин собственного производства вышло с десяток, и все они оказались убыточными: при общем бюджете в 747 млн прокатные сборы составили 50 млн. 

Владимир Путин и режиссер Федор Бондарчук во время посещения киностудии «Ленфильм», 20 июня 2016 года. Фото:РИА Новости

Сами мы не местные

Федор Бондарчук вновь попросил президента помочь. Говорилось, что из-за скачка курса валют траты на закупленное в Италии оборудование превысили заложенную на него сумму на 0,5 млрд. Вопрос решили за счет налогоплательщиков — президент рекомендовал правительству выделить эту сумму «Ленфильму» целевой субсидией. И поручил закрыть долг перед ВТБ — с учетом продажи принадлежащего студии участка и зданий на улице Тамбасова, возвращении «Золотой коллекции» и разработке плана оздоровления студии.

«Это самый славный для нас день!» — восторженно прокомментировал Эдуард Пичугин принятые «системные решения» и вскоре… покинул свой пост по решению совета директоров.

Инесса Юрченко, с февраля по сентябрь 2020 года исполняющая обязанности директора киностудии. Фото: Михаил Терещенко / ТАСС

Сменившая его Инесса Юрченко описывала полученную студию как находящуюся в состоянии полной разрухи — падающая штукатурка, не знавшая ремонта с 1950-х котельная, 600 тонн мусора, что пришлось выгрести, десятки судебных исков и арестованные за долги счета. Ею же будет вскрыто и предано огласке, что закупленное у итальянской компании оборудование (почти на 14 млн евро) так и не введено в эксплуатацию и оставлено в непригодных условиях. Неудивительно, что Юрченко не продержалась на посту директора и года.

В сентябре 2020 г. Юрченко заменят на Федора Щербакова, с нулевым опытом кинопроизводства. В первом интервью на новом посту, отвечая на вопрос о любимых картинах «Ленфильма», господин Щербаков назвал «Белое солнце пустыни» (из Золотой коллекции «Мосфильма»).

СПРАВКА «НОВОЙ»

Федор Щербаков — выпускник факультета журналистики МГУ им. Ломоносова. Начинал карьеру на Первом канале, затем перешел на госслужбу. Работал в аппарате правительства РФ, помощником министра регионального развития, пресс-секретарем полпреда президента России в ЮФО, вице-губернатором Волгоградской области.

Был гендиректором АНО «Спорт высших достижений» при Олимпийском комитете России, советником руководителей ОАО «Курорты Северного Кавказа», ОАО «РЖД» и АО «Скоростные магистрали», директором департамента развития ОАО «Стройтрансгаз».

В 2015 г. основал и возглавил холдинг 1M1 (ООО «Премьермедиаинвест»), куда входят федеральные СМИ «Советский спорт», «Нефть и капитал», а также новостные порталы в разных городах страны.

Карьерные успехи Щербакова связывают с его матерью Мариной Рыклиной, директором департамента по связям с общественностью Центробанка. Ранее Марина Рыклина 11 лет проработала с Сергеем Шойгу — руководила пресс-службой МЧС РФ.

Генеральный директор киностудии «Ленфильм» Федор Щербаков. Фото: РИА Новости

Спасатели — новый сезон

То, что происходит на «Ленфильме» теперь, вызывает стойкое ощущение дежавю. Тизер нового сезона сериала «Спасение старейшей киностудии» представили в первую субботу октября. Вице-премьер Татьяна Голикова, проведя выездное совещание на киностудии, победно провозгласила: «Нам есть чем гордиться!»

По словам чиновницы, новая стратегия развития студии показывает: «Начиная с 2022 года «Ленфильм» будет безубыточным предприятием, а значит, исполнено указание президента ровно это сделать».

Возвращение Золотой коллекции представили свершившимся фактом и даже успели поделить барыши: 50% вырученного с показов — Госфильмофонду, 50% — «Ленфильму». 

«Удалось решить ситуацию с долгами, практически обнулить их, — доложил Федор Щербаков. — 16 сентября состоялся аукцион, продана [площадка] на Тамбасова по цене 1 миллиард 545 миллионов».

«У меня сегодня большой праздник… Все проблемы с «Ленфильмом» закрыты. Я не верю своим ушам!» — восторгался Федор Бондарчук.

Ольга Любимова не преминула напомнить, что работа над стратегией «велась при непосредственном участии Минкультуры России и всех заинтересованных сторон». И акцентировала внимание на особо симпатичном ей направлении развития — превращении студии в «многофункциональное пространство, где можно проводить время».

«Мы хотим реализовать проект под названием “Шестой павильон” (пока их у студии пять), — подхватил Федор Щербаков. — Это будет виртуальное пространство, что позволит создать первый и единственный кинотеатр “35 мм” в Санкт-Петербурге, который мы сделаем на “Ленфильме”».

В ближайших планах — «открыть киностудию жителям города и туристам, сформировав здесь культурное пространство». И тогда, как полагает господин Щербаков, «это будет так называемое место силы, где можно будет время проводить».

Казалось, за разговорами о пространствах со сквозной пешеходной улицей, загадочных зонах «сезонных инсталляций» и «тематических локаций», собственно о кинопроизводстве никто уже и не вспомнит.

Но все же и по этой теме пробежались. Признав, что блокбастеров и масштабных картин от «Ленфильма» в ближайшее время не ждут, Ольга Любимова сконцентрировалась на необходимости превратить студию в центр дебютного кино. Первый шаг, мол, уже сделан: при поддержке Минкультуры в сентябре запущен образовательный проект «Ленфильм-дебют».

Федор Щербаков пообещал перезапуск производства уже в текущем году и сообщил: рассмотрено свыше 600 проектов, 7 сейчас участвуют в конкурсах Минкульта. Также директор заявил о намерении создать центр реквизита, посетовав: «То, в каком состоянии хранится крупнейшая коллекция реквизита, нас не удовлетворяет». А на нем планируют зарабатывать, делая ставку на предоставление сторонним компаниям «полного комплекса услуг» — от костюмов до техники.

Впрочем, крупнейшей коллекцией реквизита «Ленфильм» теперь едва ли может похвастать. Весной господин Щербаков издал приказ о ее «перемещении» (с попутным «списанием и утилизацией» якобы «утративших ценность» предметов. Сотрудники студии приравняли такой приказ к разгрому, публиковали отчаянные призывы о помощи и кадры с выкинутыми на произвол судьбы горами старинной мебели, посуды и прочего. И обращались с открытым письмом к Минкульту, требуя не допустить гибели материального наследия старейшей киностудии.

«Киностудия по своему определению является не центром для развлечения и увеселения народа, киностудия — это сложный комплекс для создания кинопроцесса», — подчеркивалось в обращении.

Кинофабрика мыльных пузырей

Представленные чиновниками и руководством студии радужные перспективы «Ленфильма» стали бледнеть, едва осела пыль из-под колес уехавшего начальства.

Оказалось, «непрофильный актив» на ул. Тамбасова (участок площадью 9,8 га и 17 тыс. кв. м помещений) по факту не продан — сделка не закрыта. По каждой позиции лота прописано обременение: запрет на совершение сделок и регистрационных действий, наложенный судебными приставами. Сам аукцион автоматически признан не состоявшимся — заявился только один участник, копания «Росстройинвест». И договор купли-продажи с ним, как прописано в проекте договора, может быть заключен только после снятия обременений.

Объявив, что «долги закрыты», тоже выдали желаемое за действительное. За «Ленфильмом» только по исполнительным производствам на взыскание налогов и сборов — 26,4 млн. Есть и другие, на разные суммы — от штрафов в несколько тысяч рублей до выплат в сотни тысяч. Кроме того, студия должна около 60 млн Фонду кино — и пока не вернет, не может рассчитывать на его поддержку в производстве картин.

Заслуги менеджмента «Ленфильма» в «решении вопроса» с кредитом ВТБ, никакой нет.

Решили его опять за счет налогоплательщиков — перекинув из бюджета в эту черную дыру 486,6 млн, а затем еще 1 млрд.

Фото: РИА Новости

Поторопились и с заявлением о возвращении Золотой коллекции — судебная тяжба с компанией «Твин СП», получившей права на прокат этих фильмов в 2009 г., не завершена. Очередное заседание назначено на 10 ноября. И даже если процесс выйдет на мировую, можно ожидать исков от третьих лиц — телеканалов, с которыми ранее «Твин» заключил долгосрочные договоры о показах.

По оценкам экспертов кинорынка, возвращение лицензии на телепоказы Золотой коллекции способно принести «Ленфильму» не такую уж баснословную сумму — около 120 млн рублей в год. Что, например, вдвое меньше бюджета одного выпущенного студией в 2016 г. фильма — «Контрибуции» Сергея Снежкина.

Невидимые миру звезды

Заявив о старте программы «Ленфильм-дебют», Федор Щербаков пояснил, что ее 300-миллионный бюджет обеспечит Золотая коллекция. Но как бы не вышло фальстарта, причем уже второго.

Впервые о запуске этой программы, реализуемой вместе с продюсерским центром Potential, «Ленфильм» объявил в мае. Но 15 июня Potential оповестил, что все переносится «на неопределенный срок».

Прием заявок объявили только теперь — он продлится до 15 ноября, 10 финалистов обещают назвать в феврале, а сами занятия начать весной. Алгоритм такой: по очной учебной неделе в марте, мае и августе, между ними — онлайн-консультации, финальная цель — питчинг перед представителями Минкульта, фондов поддержки кино и «ведущими российскими продюсерами». Продюсер самой лаборатории — Наталья Дрозд, анонсированных ранее «ведущих сценаристов и режиссеров страны» в команде мастеров углядеть трудно. О самом производстве дебютной картины речь и не идет — дальнейшая судьба ваших проектов зависит только от вас, разъясняют организаторы.

И ни намека даже на попытку приобщить неофитов к опыту тех, кто создавал легендарную «ленинградскую школу» кино и кто еще в строю, — Лопушанский, Светозаров, Сокуров…

Продюсер, композитор, основатель киностудии Prolain Film Андрей Сигле в разговоре с «Новой» удивлялся, зачем при такой скромной программе бюджет в 300 млн — «может, тоже в космосе будут снимать?»

По сути, заданная программой финальная цель — питчинг перед распределителями бюджетов — сводит ее к обучению подать и продать. И странно видеть приглашенную со стороны команду, когда на площадке «Ленфильма» давно работает фонд дебютного кино Александра Сокурова («Пример интонации») и выпускники его школы уже так сильно заявили о себе. Как Кантемир Балагов, дебютировавший с фильмом «Теснота» на Каннском фестивале в 2017-м, а через два года получивший там же приз за лучшую режиссуру с фильмом «Дылда», который затем попал в шорт-лист «Оскара».

В феврале Ольга Любимова заявляла о намерении восстанавливать «Ленфильм» как центр дебютного кино вместе с Александром Сокуровым и его учениками. Но Сокуров остался не востребован. Что, в общем, неудивительно. Ведь он видит «Ленфильм» не как «место для проведения досуга», а как кинофабрику молодого кино — «где есть мастера, у которых еще можно чему-то подучиться, потому что никакой вуз не дает окончательного профессионального навыка».

«Для чего затевать лабораторию именно на «Ленфильме», для чего вообще пытаться что-то здесь возрождать без связи с ним, историей кино, традициями, без возможности учиться всему непосредственно на съемочной площадке, у выросших здесь мастеров? — недоумевает Андрей Сигле. — В городе много мест, где можно и лекции читать, и фильмы снимать. А здесь ценность только в одном — учиться профессии на съемочной площадке, проникаться традициями и хранить их, дышать этим воздухом… Вот что надо возрождать и делать жизнеспособным, а не о пешеходных улицах думать. Думать надо о том, как вернуть людей, которые еще знают, как делать кино».

Андрей Сигле не понимает, в чем новации и смысл объявленной теперь стратегии «Ленфильма», какова цель.

«Общественное пространство», «экскурсии», «культурный кластер» — все это уже было, а с приходом Бондарчука и Пичугина (оба у руля с 2012 г.) фантазии доросли до развлекательного комплекса «Ленфильм-парк» с бутафорскими улицами разных эпох. Но какое это имеет отношение к кинопроизводству?

Зато это вполне понятно и близко Светлане Максимченко, возглавившей по приглашению Ольги Любимовой департамент кинематографии: в прежние годы госпожа Максимченко занималась развитием парков культуры и отдыха столицы в должности замдиректора Мосгорпарка.

Фото: Петр Ковалев / ТАСС

«Ленфильм» мертв, да здравствует «Ленфильм»?

«Самоценность студии превратилась в ничто, «Ленфильм» мертв, — с горечью заключает Сигле. — Студия — живой организм, это люди. А они труп подкрашивают, и все».

Декларации о возобновлении кинопроизводства трудно воспринимать всерьез, когда при этом выдворяется цех реквизита, избавляются от костюмеров и гримеров, а самый масштабный 5-й павильон (1200 кв. м, высота — 8 м) сдается в аренду.

Хотя в марте Федор Щербаков говорил о намерении взяться за ремонт этого «исторического здания с роскошными витражами», называя одной из главных площадок киностудии. На сайте госзакупок с тех пор не появилось ни одной закупки «Ленфильма» по ремонту зданий. Зато заключили контракт (6 млн) на проектно-изыскательские работы по благоустройству будущей территории культурного отдыха. «До конца января загрузка павильонов стопроцентная», — доложил на выездном совещании Федор Щербаков.

Но, как говорится, есть нюанс — чем именно они загружены. В легендарном 5-м, где когда-то снимали «Гамлета», нынче объединение «Невский баталист» монтирует трехмерную панораму «Пропавшие в кинохронике»: возводят Рейхстаг и усаживают фигуры обвиняемых по Нюрнбергскому процессу с перекошенными лицами. Задумано, что им показывают документальные кадры военных преступлений. Еще устроители обещают «раскоп с останками погибшего оператора» и оператора, бегущего с кинокамерой, а также «горы, которые вместе с репортерами предстоит покорить и посетителям».

Вот такое будет занимать 5-й павильон до конца 2023 года. Цена, за которую его на три года исключили из кинопроизводства, — 22,5 млн.

Конфликт интересов, высокого и низкого

Режиссеров и продюсеров, непосредственно занятых в кинопроизводстве, в составе директоров теперь нет. Это чтобы не было конфликта интересов, объяснил в интервью ТАСС Федор Бондарчук.

Странно, что прежде он не видел такого конфликта, когда с 2012 г. руководил студией в тандеме с директором Эдуардом Пичугиным, своим давним бизнес-партнером (вместе они создали сеть кинотеатров «Кино Сити», до середины 2016-го были совладельцами ООО «Киносити девелопмент», а также были и остаются партнерами по ряду других проектов). Никакого конфликта интересов не видел Бондарчук и в том, что принадлежащее ему и Пичугину АНО «Центр кинематографии» получало от Смольного субсидию (30 млн) на картину «Учености плоды» — где Бондарчук играет одну из ролей, а «Ленфильм» выступает сопродюсером.

Бывший гендиректор студии Эдуард Пичугин. Фото: РИА Новости

Обещания о создании общественного или художественного совета студии, куда пригласят мастеров кино, так и остались обещаниями.  

Остается неясным, кто будет определять стратегию творческой работы, ставить на ноги кинопроизводство, привлекать толковых продюсеров и редакторов, определять выбор заявок, претендующих на финансирование по линии Минкульта и разных фондов. Те же члены совета директоров из числа чиновников и банкиров, которые одобрили стратегию с «зонами досуга», экскурсиями, сувенирами и прочая?

«Даже без субсидий, на киноуслугах, киновыставочном центре — мы все равно становимся планово прибыльными», — убежден Федор Щербаков.

Как-то жидковато для «системообразующего предприятия», которым признали «Ленфильм» с подачи Минкульта, дабы спасти от банкротства и обеспечить право претендовать на господдержку.

«История моей семьи — отца, Иосифа Хейфица, который создавал «Ленфильм», моя работа и работа старшего брата [художника-постановщика Владимира Светозарова] — это больше 150 лет, отданных киностудии. В 1974-м мне посчастливилось поступить на «Ленфильм», когда там собирался весь цвет нашего кинематографа — Авербах, Козинцев, Клепиков… Они определяли то, что вошло в учебники как «ленинградская школа» — особенная, эстетическая, нравственная. Нынче «Ленфильм» — это пустыня. Пустые коридоры, где раз в час мелькнут какие-то фигуры, испугаются, приняв друг друга за привидения, и разбегутся. В конце 80-х — начале 90-х ей был нанесен смертельный удар. Кинематограф переживал коллапс. Я помню, как, зайдя на киностудию, увидел, словно кадр блокадной кинохроники, остановившиеся часы, свисающие с провода. Как у Шекспира, распалась связь времен. Разорвана связь поколений кинематографических. Все разбежались, разбившись на мелкие студии. Сегодня их у нас в городе с пяток сохранилось, не больше. Но именно они, эти студии, аккумулируют остатки профессионалов. И если бы я был директором, попытался бы их собрать под крышей «Ленфильма». Но что там! Хозяйство студии разграблено. Университет кино и телевидения каждый год выплевывает десятки режиссеров, операторов — а я из них ни одной фамилии не назову, кто сумел заявить о себе. Не за партой можно научиться снимать кино — опыт старших поколений, их понимание тонкостей профессии нужно перенимать. А Петербург все больше становится провинцией. Пирог делится в Москве. И я вот туда еду — на «питчинг», такие теперь жаргонные словечки из Голливуда у них в обиходе. Но на этом русский Голливуд и заканчивается. Век невежества. Какое тут может быть возрождение «ленинградской школы». В новом веке, может быть… А тот кинематограф — глубокий, психологический — он умер. Я, слава богу, уже не имею никакого отношения к «Ленфильму», несколько месяцев как уволился — после, скажем так, намеков из отдела кадров. Но это и мое было давнишнее желание, так что они просто подтолкнули меня к окончательному решению, за что могу их только поблагодарить» — Дмитрий Светозаров, режиссер

Черная дыра в Золотой коллекции

Возвращение Золотой коллекции (около 1,5 тыс. картин, созданных студией до 1992 г.) — неизменная составляющая каждого плана спасения «Ленфильма». Год назад к решению этой задачи подключили прокуратуру, суд и Следственный комитет, возбудивший два уголовных дела по ч. 1 ст. 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями). Возбуждены они по факту передачи коллекции сторонней структуре, а не в отношении конкретных лиц. Шансы на то, что они будут установлены и понесут наказание, невелики. Есть ощущение, что людей в погонах задействовали в этой истории как инструмент давления. Как минимум одного потенциального фигуранта уже нет в живых, а другой неплохо защищен связями с «вертикалью», которая эту историю и породила.

Начало отчуждению Золотой коллекции положил Александр Голутва, директор «Ленфильма» в 1987–1996 гг. При нем от киностудии отпочковалось ФГУП «Фильмофонд киностудии Ленфильм», получившее права на коллекцию. Во главе этой структуры был поставлен заместитель Голутвы Георгий Мауткин.

Александр Голутва, в 1987–1996 гг. занимавший должность директора «Ленфильма». Фото: РИА Новости

«Ленфильм» с 2004 г. стал акционерным обществом. Реорганизация проводилась во исполнение президентского указа № 389 2001 года «О реорганизации федеральных государственных киностудий». К его появлению немало усилий приложил Александр Голутва, переместившийся к 2000 г. в кресло первого замминистра культуры. По сути, этот документ распространял по стране его питерский опыт с «Ленфильмом».

Во исполнение указа и «в соответствии с обращением Министерства культуры» киностудия «Ленфильм» реорганизуется путем выделения из нее ФГУП, которое затем акционируется со 100%-ным госучастием. Таким ФГУП стало творческое производственное объединение (ТПО) «Киностудия «Ленфильм», за которым закреплялась материальная база. А то, что осталось после выделения ТПО, признавалось правопреемником «материнской» киностудии с переименованием во ФГУП «Фильмофонд киностудии «Ленфильм» и сохраняло за собой исключительные права на использование аудиовизуальных произведений.

Директор «Ленфильма» Владимир Сергеев, проработавший на студии около 40 лет, противился такой реорганизации и отчуждению коллекции. Заявил, что не смирится с «ограблением» студии и не желает «участвовать в развале отечественного кино». И покинул директорский пост. А вместо него назначили Андрея Зерцалова, бывшего зама Александра Голутвы по производству.

При Зерцалове началась масштабная распродажа недвижимости: студия лишилась двух производственных корпусов на Каменноостровском проспекте (включая декоративно-технический цех — основа основ кинопроизводства), теннисных кортов на Каменном острове, двух дач и базы отдыха в Лисьем Носу, детского лагеря в поселке Цвелодубово. Общая сумма сделок составила около $ 4 млн, тогда как только два производственных корпуса эксперты оценивали в $30–37 млн.

Павильон киностудии «Ленфильм», 2008 год. Фото: Юрий Белинский / ИТАР-ТАСС

Согласно уставу киностудии, решения по крупным денежным операциям гендиректор единолично принимать не может.

На это требуется добро совета директоров, где в то время первую скрипку продолжал играть Александр Голутва.

В 2009 г. Георгий Мауткин от лица ФГУП «Фильмофонд киностудии Ленфильм» подписывает договор с компанией «Твин СП» на исключительное право телевизионного показа 720 фильмов коллекции (до 2024 г.) и в сети Интернет (до 2011 г.) — с отчислением 65% вырученных средств. Через две недели он же подписывает допсоглашение — на еще 622 картины, со снижением процента отчислений до 57%. На следующий год возглавляемая Мауткиным структура прекращает свое существование.

Тем временем разворачивался следующий этап реализации президентского указа. ФГУП «Фильмофонд киностудии «Союзмультфильм», путем слияния с фильмофондами других студий, в том числе «Ленфильма», превращается в «Объединенную государственную киноколлекцию» (ОКГ) и становится их правопреемником. Среди лоббистов такого сценария называют Василия Шильникова — бывшего директора «Союзмультфильма», который в 2007 г. возглавил ее фильмофонд. Шильников и станет исполнительным директором ОКГ. В 2011 г. ОКГ вольется в Госфильмофонд — принеся ему в том числе права на Золотую коллекцию «Ленфильма». А в придачу еще и господина Шильникова, занявшего кресло замдиректора Госфильмофонда.

Бобины с кинофильмами в помещении спецхранилища ФГБУК «Государственный фонд кинофильмов Российской Федерации». Фото: РИА Новости

Ликвидации ОКГ предшествовал еще один эпизод, связанный с забывчивостью Владимира Путина. Летом 2011 г. на встрече с мультипликаторами, просившими вернуть права на коллекции создателям анимационных лент, премьер поинтересовался: «А что за организация такая [ОКГ], она чья? Доходы куда идут?» И услышав в ответ, что учрежденная Росимуществом и Минкультом ОКГ отчисляет в бюджет лишь 25%, возмутился: «На шиша она нужна? […] Вас грабят, а вы молчите. Ну создали эту контору «Рога и копыта», она берет деньги, а что она делает?»

Никто не рискнул напомнить Владимиру Владимировичу, что эта контора создана благодаря его же указу 2001 года.

С переходом прав на Золотую коллекцию Госфильмофонду руководство «Ленфильма» активизировало свои усилия по ее возвращению, обращаясь в правительство и министерства. Высокие чиновники регулярно заявляли, что вопрос вот-вот будет решен положительно.

Хотя механизм такого решения оставался неясным: коллекция как национальное достояние не может быть передана негосударственной структуре, но «Ленфильм» не желал менять формы собственности.

На фоне обещаний руководства страны вернуть коллекцию «Ленфильму» Госфильмофонд в 2017 г. заключает с «Твин СП» несколько допсоглашений — о продлении действия договора 2009 г. до конца 2030-го. При этом, если прежде компания выплачивала Госфильмофонду 65% от прокатной выручки (ежегодно от 41,2 до 69,1 млн руб.), то теперь закреплялась фиксированная сумма — 36 млн руб. Всего, насколько известно, таких допдоговоров было четыре. Один, касавшийся интернет-прав (уже возвращены «Ленфильму» в 2018 г.), подписал Василий Шильников. Другие, по телепоказам, — Алла Хаецкая, заместитель Николая Бородачёва, директора Госфильмофонда в 2001–2017 гг. и ближайшая его сподвижница.

В январе 2018 г. Бородачёв был освобожден от должности, а в прошлом году ушел из жизни.

В январе прошлого года, по данным РБК, Владимир Путин одобрил предложения по спасению «Ленфильма», подготовленные Андреем Белоусовым (тогда — помощник президента, теперь — первый вице-премьер) и Владимиром Мединским по инициативе Федора Бондарчука и Эдуарда Пичугина. Где говорилось в том числе о передаче «Ленфильму» на 25 лет лицензии на телепоказы фильмов Золотой коллекции. Чтобы путинское «согласен», начертанное на этом письме, обратилось реальным решением, требовалось для начала расторгнуть договор Госфильмофонда с компанией «Твин СП». Но правового механизма, который позволил бы это сделать при отсутствии желания обеих сторон, не просматривалось.

Как прямодушно комментировал суть проблемы режиссер Владимир Бортко, юридически к сделке с «Твином» не подкопаться, а потому, чтобы признать ее ничтожной, «нужно влияние гаранта конституции».

Для начала в ход пошли другие методы. В СМИ (большей частью «пригожинских») запестрели публикации о том, как жирует частная контора, эксплуатируя наше национальное достояние, тогда как доход от показов мог бы спасти гибнущий «Ленфильм». Депутат Госдумы единоросс Михаил Романов обращается к генпрокурору с просьбой не только оценить законность договоров по Золотой коллекции, но и провести комплексную проверку деятельности компании «Твин СП». По итогам инициированной депутатом проверки Следственный комитет и возбуждает два уголовных дела. С вытекающими вызовами на допросы и выемками документов в офисе компании. С таким сопровождением «Твин» подвели к необходимости пойти на мировое соглашение в суде, где компания выступает ответчиком наряду с Госфильмофондом. А он как раз вроде никуда не торопился — семь раз по его ходатайствам судебные заседания откладывались. Но развязка, видимо, близка: последнее поданное Госфильмофондом в заседании 4 октября ходатайство заявлено «в связи с окончанием проведения работ по расторжению договора».

Источник, посвященный в обстоятельства сделки по Золотой коллекции, рассказал «Новой» о некоторых ее деталях и взялся объяснить, почему компания «Твин» считает себя правой, но вынуждена идти на соглашение.

КОММЕНТАРИЙ

«Еще задолго до заключения договора по коллекции Голутва обращался к «Твин» с локальными прокатными предложениями, потому что у них бы опыт, с начала 1990-х этим занимались. У «Ленфильма» ведь далеко не всё в коллекции — шедевры, телеканалам интересны из нее около сотни. Просто идти на главные каналы, предлагая какие-нибудь пять фильмов, как делал «Ленфильм», толку мало. Поэтому и обратились в «Твин». Он давно работал в регионах, умел составлять интересные пакетные предложения, грамотно формировать телевизионную сетку. И в итоге сумел только за счет регионов обеспечить [по показам коллекции] 70 процентов вала. Чтобы заключить договор с «Ленфильмом», компании пришлось брать кредит. И по договору «Твин» должен был не меньше 30 картин в год переводить в цифру, реставрировать предоставленные копии, приводить их в соответствие меняющимся требованиям к качеству картинки. На то, чтобы привести в порядок один фильм, уходило поначалу несколько десятков тысяч долларов. Потом, с изменением технологии, стало на порядок дешевле. Зарабатывать на коллекции «Твин» стал только лет через шесть. Почему они теперь должны отказываться от договора? Только потому, что «Ленфильм» вечно в г…е, руководство меняется все время (Федор Щербаков — седьмой с начала нулевых директор студии), все вливаемые в киностудию деньги куда-то исчезают, а грамотного менеджмента не было и нет? И никто ведь рук не выкручивал — сами пришли и предложили заключить договор на тех условиях, которые их устраивали. А потом вдруг они стали «грабительскими». Кстати, Голутва и «Союзмультфильму» предложил заключить договор [на интернет-показы] с «Твин». И когда по нему тоже возник запрос о досрочном расторжении, была предложена компенсация, достигли компромисса. Но по «Ленфильму» поначалу было просто — отдайте. Только не так давно пришло понимание, что надо договариваться, начался какой-никакой деловой разговор. А по суду, думаю, договор едва ли могли признать недобросовестным, он юридически грамотно составлен».

Татьяна Лиханова


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.

Тленфильм

 

Почему не получается реанимировать легендарную ленинградскую студию

Тленфильм

«Все трудности с «Ленфильмом» закрыты, не верю своим ушам!» — объявил глава совета руководителей студии Федор Бондарчук. Мастера кино, которые отдали студии не одно десятилетие, тоже не веруют: согласно их убеждения, пациент быстрее мертв, чем живой. Планы реанимации наистарейшей студии государства обсуждаются уже лет 20. За прошедшие девять вышло несколько распоряжений президента по спасению «Ленфильма».

Отдавая еще одно, в 2019 году, Владимир Путин, наверное, забыл, что уже выручил студию 3-мя годами ранее. О чем оставил запись в книжке знатных гостей, приняв отчет о проведенной усовершенствования: «Поздравляю с началом новой жизни «Ленфильма». В. В. Владимир Путин. 20.06.2016».

Усовершенствование, под которую по предшествующему распоряжению и под госгарантии выдал кредит ВТБ (1,5 миллиардов руб.), подразумевала приобретение современного оборудования и ремонтные работы обветшавших студийных спостроек на Каменноостровском проспекте. Представить её показатели руководителю страны пожелали на дисплее, показав посвященный возрождению «Ленфильма» развитие событий. Благо кинотеатр оказался одним из немногих приведенных в порядок мест (если веровать сметам, лишь отделка стоила 23 млн). Маршрут, в соответствии с которым провели президента тогдашний генеральный директор студии Эдуард Пичугин и Федор Бондарчук, потребовал изобретательности. Проявили подновленный музей, ретроавтомобили и пианино 18 века, на котором Владимир Владимирович наиграл «Московские окна». Как говорят очевидцы тех событий, все вероятно обойденные ремонтными работами помещения на пути первого лица дальновидно задрапировали темной тканью.

«На освеженной студии — ни следа от прошлого запустения и ветхости, — отрадно сказал тогда городской тв-канал. — Технический комплекс по собственному оснащению не уступает голливудским студиям». Зявлялось, что в будущем «студия не намерена воспользоваться муниципальным финансированием — продолжит зарабатывать сама», а уже на данный момент «в работе больше 160 кинофильмов».

К осени 2019 года долги студии перевалили за два млрд.

Картин своего производства вышло с десяток, и они все оказались убыточными: при общем бюджете в 747 млн прокатные сборы составили 50 млн. 

Владимир Путин и режиссер Федор Бондарчук во время посещения студии «Ленфильм», 20 июня 2016 года. Фото:СМИ

Сами мы не местные

Федор Бондарчук снова попросил президента посодействовать. Утверждалось, что из-за скачка курса валют растраты на приобретённое в Италии оборудование превысили заложенную на него сумму на 0,5 миллиардов. Вопрос решили за счет плательщиков налогов — президент посоветовал кабинету министров выделить данную стоимость «Ленфильму» мотивированной субсидией. И дал поручение закрыть долг перед ВТБ — с учетом реализации принадлежащего студии участка и спостроек на улице Тамбасова, возврате «Золотой коллекции» и разработке плана оздоровления студии.

«Это самый славный для нас день!» — экзальтированно откомментировал Эдуард Пичугин принятые «системные решения» и скоро… оставил собственный пост по решению совета руководителей.

Инесса Юрченко, с февраля по сентябрь 2020 года исполняющая обязанности руководителя студии. Фото: Михаил Терещенко / СМИ

Сменившая его Инесса Юрченко обрисовывала полученную студию как находящуюся в состоянии полной разрухи — падающая штукатурка, не знавшая ремонтных работ с 1950-х котельная, 600 тонн мусора, что пришлось выгрести, 10-ки судебных заявлений и арестованные за долги счета. Ею же будет вскрыто и предано огласке, что приобретённое у итальянской компании оборудование (практически на 14 млн евро) так и не введено в эксплуатацию и оставлено в непригодных критериях. Логично, что Юрченко не выдержала в должности руководителя и года.

В сентябре 2020 г. Юрченко поменяют на Федора Щербакова, с нулевым опытом кинопроизводства. В первом интервью на новом постудавая ответы на вопрос о возлюбленных картинах «Ленфильма», господин Щербаков назвал «Белое солнце пустыни» (из Золотой коллекции «Мосфильма»).

СПРАВКА «НОВОЙ»

Федор Щербаков — выпускник факультета журналистики МГУ им. Ломоносова. Начинал трудовую деятельность на Первом канале, потом перебежал на государственную службу. Трудился в аппарате кабинета министров России, ассистентом руководителя Министерства местного развития, главой пресс-службы полномочного представителя главу Российской Федерации в ЮФО, вице-губернатором Волгоградской области.

Был генеральным директором АНО «Спорт высших заслуг» при Олимпийском комитете Рф, помощником управляющих ОАО «Здравницы Северного Кавказа», ОАО «РЖД» и АО «Скоростные магистрали», руководителем подразделения развития ОАО «Стройтрансгаз».

В 2015 г. основал и возглавил холдинг 1M1 (ООО «Премьермедиаинвест»), куда входят общегосударственные средства массовой информации «Русский спорт», «Нефть и капитал», также информационные сайты в различных городах государства.

Карьерные достижения Щербакова связывают с его мамой Мариной Рыклиной, руководителем подразделения по связям с обществом Центрального Банка России. До этого Марина Рыклина одиннадцать лет проработала с С.К.Шойгу — правила пресс-центром Министерства по чрезвычайным ситуациям Россия.

Гендиректор студии «Ленфильм» Федор Щербаков. Фото: СМИ

Спасатели — новый сезон

То, что случается на «Ленфильме» сейчас, вызывает стойкое чувство дежавю. Тизер нового сезона телесериала «Спасение наистарейшей студии» представили в первую субботу октября. Заместитель премьер-министра Татьяна Голикова, проведя выездное заседание на студии, победно объявила: «Нам есть чем испытывать гордость!»

Согласно мнению госслужащей, новая стратегия развития студии указывает: «Начиная с 2022 года «Ленфильм» будет безубыточным предприятием, а означает, исполнено распоряжение президента ровно это сделать».

Возврат Золотой коллекции представили состоявшимся фактом и даже успели поделить барыши: пятьдесят процентов вырученного с показов — Госфильмофонду,50 % — «Ленфильму». 

«Получилось решить положение с долгами, фактически обнулить их, — доложил Федор Щербаков. — 16 сентября состоялся аукцион, продана [площадка] на Тамбасова по стоимости 1 млрд 545 миллионов».

«У меня сейчас большой праздничек… Все трудности с «Ленфильмом» закрыты. Я не верю своим ушам!» — восхищался Федор Бондарчук.

Ольга Любимова не преминула напомнить, что работа над планом «проводилась при конкретном участии Министерства культуры Рф и всех заинтересованных сторон». И акцентировала внимание на особо привлекательном ей направлении развития — превращении студии в «многофункциональное место, где можно проводить время».

«Мы желаем воплотить проект под заглавием “6-ой павильон” (пока их у студии 5), — схватил Федор Щербаков. — Это будет виртуальное место, что дозволит сделать 1-ый и единственный кинозал “35 мм” в Санкт-Петербурге, который мы создадим на “Ленфильме”».

В ближайших планах — «открыть студию жителям города и путешественникам, сформировав тут культурное место». Тогда и, как считает господин Щербаков, «это будет так называемое место силы, где можно будет время проводить».

Казалось, за дискуссиями о местах со сквозной пешеходной улицей, таинственных зонах «сезонных установок» и «направленных на определенную тематику локаций», фактически о кинопроизводстве никто уже и не вспомянет.

Однако все таки и по данной теме пробежались. Подтвердив, что бестселлеров и масштабных картин от «Ленфильма» в скором времени не ожидают, Ольга Любимова сконцентрировалась на необходимости перевоплотить студию в центр первого кино. 1-ый шаг, дескать, уже изготовлен: при помощи Министерства культуры в сентябре запущен образовательный проект «Ленфильм-дебют».

Федор Щербаков дал обещание перезапуск производства уже в этом году и сказал: рассмотрено выше 600 проектов, 7 на данный момент принимают участие в конкурсах Министерства культуры. Кроме того руководитель заявил о желании сделать центр реквизита, посетовав: «То, в котором состоянии хранится одна из самых крупных коллекция реквизита, нас не удовлетворяет». А на нем планируют зарабатывать, делая ставку на предоставление посторонним компаниям «полного комплекса услуг» — от костюмов до техники.

Вообщем, наикрупнейшей коллекцией реквизита «Ленфильм» сейчас вряд ли может похвастать. Весной господин Щербаков издал распоряжение о её «перемещении» (с попутным «списанием и переработкой» будто бы «утративших ценность» предметов. Работники студии приравняли этот распоряжение к разгрому, публиковали отчаянные просьбы о поддержки и кадры с выкинутыми на произвол судьбы горами древней мебели, посуды и остального. И обращались с публичным обращением к Министерству культуры, требуя не допустить смерти вещественного наследства наистарейшей студии.

«Студия по собственному определению является не центром для утехи и увеселения народа, студия — это непростой комплекс для сотворения кинопроцесса», — подчеркивалось в обращении.

Кинофабрика мыльных пузырей

Выставленные государственными служащими и управлением студии радужные возможности «Ленфильма» стали белеть, чуть осела пыль из-под колес уехавшего начальства.

Выяснилось, «непрофильный актив» на ул. Тамбасова (участок площадью 9,8 га и 17 тыс. кв. м помещений) по факту не продан — сделка не закрыта. По каждой позиции лота указано обременение: запрет на совершение соглашений и регистрационных действий, который был наложен сотрудниками ФССП. Сам аукцион автоматом признан не состоявшимся — заявился лишь один участник, рытья «Росстройинвест». И контракт купли-реализации с ним, как указано в проекте контракта, быть может заключен лишь после снятия ограничений.

Объявив, что «долги закрыты», тоже выдали хотимое за действительное. За «Ленфильмом» лишь по исполнительным производствам на взыскание налоговых платежей и сборов — 26,4 млн. Есть и иные, на различные суммы — от штрафов в несколько тысяч рублей до отчислений в сотни тысяч. А также, студия обязана приблизительно 60 млн Фонду кино — и пока не возвратит, не может надеяться на его поддержку в производстве картин.

Награды руководства «Ленфильма» в «решении вопроса» с кредитом ВТБ, никакой нет.

Решили его снова за счет плательщиков налогов — перекинув из казны в эту черную дыру 486,6 млн, а потом еще 1 миллиардов.

Фото: СМИ

Поспешили и с заявлением о возврате Золотой коллекции — разбирательство в суде с организацией «Твин СП», которая получила права на прокат этих кинофильмов в 2009 г., не окончена. Еще одно совещание запланировано на 10 ноября. И даже если процесс выйдет на мировую, можно ждать заявлений от третьих лиц — телевизионных каналов, с которыми до этого «Твин» заключил длительные соглашения о показах.

Согласно расчетам профессионалов кинорынка, возврат лицензии на телепоказы Золотой коллекции способно принести «Ленфильму» не такую уж нереальную сумму — около 120 миллионов рублей в год. Что, к примеру, в два раза меньше казны 1-го выпущенного студией в 2016 г. кинофильма — «Контрибуции» Сергея Снежкина.

Невидимые миру звезды

Сообщив о старте программы «Ленфильм-дебют», Федор Щербаков объяснил, что её 300-миллионный бюджет обеспечит Золотая коллекция. Однако вроде бы не вышло фальстарта, при этом уже второго.

В первый раз о запуске этой программы, которая реализуется вместе с продюсерским центром Potential, «Ленфильм» объявил в мае. Однако 15 июня Potential уведомил, что все переносится «на неопределенный срок».

Прием обращений объявили лишь сейчас — он продлится до 15 ноября, 10 участников финала обещают назвать в феврале, а сами занятия начать весной. Метод этот: по очной учебной неделе в марте, мае и августе, меж ними — online-консультации, финишная цель — питчинг перед представителями Министерства культуры, фондов поддержки кино и «ведущими российскими продюсерами». Продюсер самой лаборатории — Наталья Дрозд, которые были анонсированы до этого «ведущих авторов сценария и режиссеров государства» в команде мастеров усмотреть тяжело. О самом производстве дебютной картины речь и не идет — предстоящая судьба ваших проектов зависит лишь от вас, объясняют устроители.

И ни намека даже на попытку приобщить неофитов к опыту тех, кто создавал легендарную «ленинградскую школу» кино и кто еще в строю, — Лопушанский, Светозаров, Сокуров…

Продюсер, автор музыкальных произведений, основоположник студии Prolain Film Андрей Сигле в общении с «Новой» удивлялся, для чего при этот умеренной программе бюджет в 300 млн — «может, тоже в космосе будут снимать?»

На самом деле, данная программой финишная цель — питчинг перед распределителями бюджетов — сводит её к обучению подать и реализовать. И удивительно видеть приглашенную со стороны команду, когда на площадке «Ленфильма» издавна работает фонд первого кино Александра Сокурова («Пример интонации») и выпускники его школы уже так очень сообщили о для себя. Как Кантемир Балагов, который дебютировал с фильмом «Теснота» на Каннском фестивале в 2017-м, а через два года получивший там же приз за наилучшую режиссуру с фильмом «Дылда», который потом попал в список «Оскара».

В феврале Ольга Любимова заявляла о желании восстанавливать «Ленфильм» как центр первого кино вместе с Александром Сокуровым и его учащимися. Однако Сокуров остался не нужен. Что, в общем, логично. Ведь он видит «Ленфильм» не как «место для проведения досуга», как кинофабрику юного кино — «где есть мастера, у каких еще можно чему-то подучиться, так как никакой университет не дает итогового проф навыка».

«Для чего затевать лабораторию конкретно на «Ленфильме», для чего в принципе пробовать что-то тут возрождать без связи с ним, историей кино, традициями, без возможности обучаться всему конкретно на съемочной площадке, у выросших тут мастеров? — возмущается Андрей Сигле. — В городе много мест, где можно и лекции читать, и киноленты снимать. А тут ценность лишь в одном — обучаться профессии на съемочной площадке, проникаться традициями и хранить их, дышать этим воздухом… Вот что нужно возрождать и делать жизнестойким, но не о пешеходных улицах мыслить. Мыслить нужно про то, каким образом возвратить людей, которые еще знают, как делать кино».

Андрей Сигле не осознает, в чем новации и смысл объявленной сейчас тактики «Ленфильма», какова цель.

«Публичное место», «экскурсии», «культурный кластер» — все это уже было, а с приходом Бондарчука и Пичугина (оба у руля с 2012 г.) фантазии доросли до развлекательного комплекса «Ленфильм-парк» с бутафорскими улицами различных эпох. Однако какое это имеет отношение к кинопроизводству?

Однако это полностью ясно и близко Светлане Максимченко, которая возглавила по приглашению Ольги Любимовой департамент кинематографии: в прежние годы госпожа Максимченко занималась развитием парков культуры и отдыха столицы в должности замдиректора Мосгорпарка.

Фото: Петр Ковалев / СМИ

«Ленфильм» мертв, да здравствует «Ленфильм»?

«Самоценность студии перевоплотился в ничто, «Ленфильм» мертв, — с горечью заключает Сигле. — Студия — жив организм, это люди. А они тело подкрашивают, и все».

Декларации о восстановлении кинопроизводства тяжело принимать серьезно, когда при всем этом выдворяется цех реквизита, избавляются от костюмеров и гримеров, а самый масштабный 5-й павильон (1200 кв. м, высота — 8 м) сдается в аренду.

Однако в марте Федор Щербаков говорил о желании взяться за ремонтные работы этого «исторического строения с шикарными витражами», называя одной из основных площадок студии. На интернет-ресурсе государственных закупок с того времени не возникло ни одной закупки «Ленфильма» по ремонтным работам спостроек. Однако подписали договор (6 млн) на проектно-изыскательские работы по обустройству будущей территории культурного отдыха. «До конца января загрузка павильонов стопроцентная», — доложил на выездном заседании Федор Щербаков.

Однако, как заявляется, есть аспект — чем конкретно они загружены. В знаменитом 5-м, где в свое время снимали «Гамлета», сегодня объединение «Невский баталист» монтирует трехмерную панораму «Исчезнувшие в кинохронике»: возводят Рейхстаг и усаживают фигуры обвиняемых по Нюрнбергскому процессу с перекошенными лицами. Задумано, что им демонстрируют документальные кадры военных преступлений. Еще организаторы обещают «раскоп с останками умершего оператора» и оператора, бегущего с кинокамерой, также «горы, которые вместе с корреспондентами предстоит покорить и гостям».

Вот подобное будет занимать 5-й павильон до конца 2023 года. Стоимость, за какую его на 3 года исключили из кинопроизводства, — 22,5 млн.

Конфликт интересов, высочайшего и низкого

Режиссеров и продюсеров, конкретно занятых в кинопроизводстве, в составе руководителей сейчас нет. Это чтоб не было конфликтной ситуации интересов, объяснил в беседе со СМИ Федор Бондарчук.

Удивительно, что до этого он не видел этого конфликтной ситуации, когда с 2012 г. управлял студией в тандеме с руководителем Эдуардом Пичугиным, своим старым бизнес-партнером (вместе они сделали сеть кинозалов «Кино Сити», до середины 2016-го были партнерами ООО «Киносити девелопмент», также были и остаются партнерами по ряду остальных проектов). Никакого конфликтной ситуации интересов не видел Бондарчук и в том, что принадлежащее ему и Пичугину АНО «Центр кинематографии» получало от Смольного дотацию (30 млн) на картину «Учености плоды» — где Бондарчук играет одну из ролей, а «Ленфильм» выступает сопродюсером.

Бывший генеральный директор студии Эдуард Пичугин. Фото: СМИ

Обещания о разработке публичного либо художественного совета студии, куда позовут мастеров кино, так и остались обещаниями.  

Остается непонятным, кто будет определять стратегию творческой работы, ставить на ноги кинопроизводство, завлекать толковых продюсеров и редакторов, определять выбор обращений, которые претендуют на выделение денежных средств по полосы Министерства культуры и различных фондов. Те же члены совета руководителей из числа госслужащих и банкиров, одобривш?? стратегию с «зонами досуга», экскурсиями, сувенирами и иная?

«Даже без дотаций, на киноуслугах, киновыставочном центре — мы все равно становимся планово выгодными», — убежден Федор Щербаков.

Как-то жидковато для «организации системного значения», которым признали «Ленфильм» с подачи Министерства культуры, чтобы спасти от раззорения и обеспечить право рассчитывать на государственную поддержку.

«История моей семьи — отца, Иосифа Хейфица, создававш?? «Ленфильм», моя работа и работа старшего брата [художника-постановщика Владимира Светозарова] — это больше 150 лет, отданных студии. В 1974-м мне повезло поступить на «Ленфильм», когда там хотел весь цвет нашего синематографа — Авербах, Козинцев, Клепиков… Они определяли то, что вошло в учебники как «ленинградская школа» — особая, эстетическая, моральная. Сегодня «Ленфильм» — это пустыня. Пустые коридоры, где раз в час мелькнут какие-то фигуры, ужаснутся, приняв друг дружку за привидения, и разбегутся. В конце 80-х — начале девяностых ей был нанесен смертельный удар. Синематограф переживал коллапс. Я помню, как, зайдя на студию, увидел, как будто кадр блокадной кинохроники, остановившиеся часы, которые свисают с провода. Как у Шекспира, распалась связь времен. Разорвана связь поколений синематографических. Все разбежались, разбившись на маленькие студии. Сейчас их у нас в городе с пяток сохранилось, не больше. Однако конкретно они, эти студии, аккумулируют остатки экспертов. И если б я был руководителем, попробовал бы их собрать под крышей «Ленфильма». Однако что там! Хозяйство студии разграблено. Институт кино и телевидения каждый год выплевывает 10-ки режиссеров, операторов — а я из них ни одной фамилии не назову, кто смог сообщить про для себя. Не за партой можно научиться снимать кино — опыт старших поколений, их осознание тонкостей профессии необходимо перенимать. А Петербург больше становится провинцией. Пирог делится в столице России. И я вот туда пищу — на «питчинг», подобные сейчас арготические словечки из Голливуда у них в обиходе. Однако на данном российский Голливуд и завершается. Век невежества. Какое здесь быть может возрождение «ленинградской школы». В новом веке, быть может… А тот синематограф — глубочайший, психический — он погиб. Я, слава богу, уже не имею никакого отношения к «Ленфильму», несколько месяцев как уволился — после, выскажемся так, намеков из отдела кадров. Однако это и мое было давнее желание, так что они просто подтолкнули меня к итоговому решению, за что могу их лишь сказать спасибо» — Дмитрий Светозаров, режиссер

Темная дыра в Золотой коллекции

Возврат Золотой коллекции (приблизительно 1,5 тыс. картин, которые были созданы студией до 1992 г.) — постоянная составляющая каждого плана спасения «Ленфильма». Годом ранее к решению этой задачи подключили прокуратуру, суд и СК, который возбудил два уголовных дела по ч. 1 ст. 285 УК Россия (злоупотребление должностными возможностями). Возбуждены они по факту передачи коллекции посторонней структуре, но не в отношении определенных лиц. Возможности на то, что они будут установлены и будут наказаны, малы. Есть чувство, что людей в погонах использовали в данной истории как инструмент давления. По меньшей мере 1-го потенциального фигуранта уже нет в живых, а иной хорошо защищен связями с «вертикалью», которая эту историю и породила.

Начало передаче Золотой коллекции положил Александр Голутва, руководитель «Ленфильма» в 1987–1996 гг. При нем от студии отпочковалось ФГУП «Фильмофонд студии Ленфильм», которое получило права на коллекцию. Во главе этой структуры был поставлен заместитель Голутвы Георгий Мауткин.

Александр Голутва, в 1987–1996 гг. занимавший пост руководителя «Ленфильма». Фото: СМИ

«Ленфильм» с 2004 г. стал акционерным обществом. Преобразование проводилась во выполнение президентского распоряжения № 389 2001 года «О преобразования общегосударственных муниципальных киностудий». К его возникновению большое количество сил приложил Александр Голутва, переместившийся к 2000 г. в кресло 1-го заместителя министра культуры. На самом деле, данный документ распространял по стране его питерский опыт с «Ленфильмом».

Во выполнение распоряжения и «в согласовании с заявлением Ведомства культуры» студия «Ленфильм» реорганизуется методом выделения из нее ФГУП, которое потом акционируется со сто процентов-ным государственным участием. Таким ФГУП стало творческое производственное объединение (ТПО) «Студия «Ленфильм», за которым закреплялась вещественная база. А то, что осталось после выделения ТПО, признавалось правопреемником «материнской» студии с переименованием во ФГУП «Фильмофонд студии «Ленфильм» и сохраняло за собой необыкновенные права на внедрение аудиовизуальных произведений.

Руководитель «Ленфильма» Владимир Сергеев, который проработал на студии приблизительно 40 лет, противился этот преобразования и передаче коллекции. Сообщил, что не смирится с «ограблением» студии и не хочет «принимать участие в развале российского кино». И оставил директорский пост. А заместо него назначили Андрея Зерцалова, который был зама Александра Голутвы по производству.

При Зерцалове началась масштабная акция распродажи недвижимого имущества: студия лишилась 2-ух промышленных корпусов на Каменноостровском проспекте (включая декоративно-технический цех — база основ кинопроизводства), теннисных кортов на Каменном полуострове, 2-ух дач и базы отдыха в Лисьем Носу, детского лагеря в населенном пункте Цвелодубово. Общая сумма соглашений составила около $ 4 млн, тогда как два промышленных корпуса специалисты оценивали в $30–37 млн.

Павильон студии «Ленфильм», 2008 год. Фото: Юрий Белинский / ИТАР-СМИ

В соответствии с уставу студии, решения по большим валютным операциям генеральный директор единолично принимать не может.

На это требуется добро совета руководителей, где в то время первую скрипку продолжал играться Александр Голутва.

В 2009 г. Георгий Мауткин от лица ФГУП «Фильмофонд студии Ленфильм» подписывает контракт с организацией «Твин СП» на необыкновенное право телевизионного показа 720 кинофильмов коллекции (до 2024 г.) и в сети Веб (до 2011 г.) — с отчислением шестьдесят пять процентов вырученных средств. Через 14 дней он же подписывает допсоглашение — на еще 622 картины, со понижением процента отчислений до пятьдесят семь процентов. На последующий год находящаяся под руководством Мауткиным структура прекращает свое существование.

Тем временем разворачивался последующий шаг реализации президентского распоряжения. ФГУП «Фильмофонд студии «Союзмультфильм», методом слияния с фильмофондами остальных студий, также «Ленфильма», преобразуется в «Объединенную муниципальную киноколлекцию» (ОКГ) и становится их правопреемником. В числе лоббистов этого сценария называют Василия Шильникова — экс-руководителя «Союзмультфильма», который в 2007 г. возглавил её фильмофонд. Шильников и станет исполнительным руководителем ОКГ. В 2011 г. ОКГ вольется в Госфильмофонд — принеся ему также права на Золотую коллекцию «Ленфильма». А в придачу к тому же господина Шильникова, который занял кресло замдиректора Госфильмофонда.

Бобины с кинофильмами в помещении спецхранилища ФГБУК «Муниципальный фонд кинофильмов России». Фото: СМИ

Устранении ОКГ предварял очередной эпизод, который связан с забывчивостью Владимира Путина. Летом 2011 г. в ходе диалога с мультипликаторами, которые просили возвратить права на коллекции создателям анимированных лент, премьер полюбопытствовал: «А что за организация такая [ОКГ], она чья? Доходы куда идут?» И услышав в ответ, что учрежденная Федеральным агентством по управлению госимуществом и Министерством культуры ОКГ отчисляет в бюджет только двадцать пять процентов, вознегодовал: «На шиша она необходима? […] Вас грабят, а вы молчите. Ну сделали эту контору «Рога и копыта», она берет средства, а что она делает?»

Никто не рискнул напомнить Владимиру Владимировичу, что эта контора организована благодаря его же распоряжению 2001 года.

С переходом прав на Золотую коллекцию Госфильмофонду управление «Ленфильма» активизировало свои усилия по её возврату, обращаясь в правительство и ведомства. Высочайшие государственные служащие часто утверждали, что вопрос вот-вот будет решен положительно.

Однако механизм этого решения оставался непонятным: коллекция как национальное богатство не быть может передана негосударственной структуре, но «Ленфильм» не хотел поменять формы принадлежности.

В условиях обещаний управления государства возвратить коллекцию «Ленфильму» Госфильмофонд в 2017 г. заключает с «Твин СП» несколько допсоглашений — о продлении деяния контракта 2009 г. до конца 2030-го. Вместе с тем если до этого компания выплачивала Госфильмофонду шестьдесят пять процентов от прокатной выручки (раз в год от 41,2 до 69,1 млн руб.), то сейчас закреплялась фиксированная сумма — 36 млн руб. Всего, как понятно, таковых допдоговоров было 4. Один, касавшийся веб-прав (уже возвращены «Ленфильму» в 2018 г.), подписал Василий Шильников. Остальные, по телепоказам, — Алла Хаецкая, заместитель Николая Бородачёва, руководителя Госфильмофонда в 2001–2017 гг. и наиблежайшая его сподвижница.

В январе 2018 г. Бородачёв был освобожден от должности, а в прошедшем году умер.

В январе прошедшего года, по данным СМИ, Владимир Путин поддержал предложения по спасению «Ленфильма», приготовленные Андреем Белоусовым (тогда — ассистент президента, сейчас — 1-ый заместитель премьер-министра) и Владимиром Мединским с пожелания Федора Бондарчука и Эдуарда Пичугина. Где сообщалось в том числе о передаче «Ленфильму» на двадцать пять лет лицензии на телепоказы кинофильмов Золотой коллекции. Чтоб путинское «согласен», начертанное на данном письме, обратилось настоящим решением, требовалось для начала аннулировать контракт Госфильмофонда с организацией «Твин СП». Однако законодательного механизма, позволивш?? бы это сделать при отсутствии желания обеих сторон, не просматривалось.

Как прямодушно комментировал сущность трудности режиссер Владимир Бортко, формально к сделке с «Твином» не подкопаться, а поэтому, чтоб признать её жалкой, «необходимо воздействие гаранта конституции».

Для начала начали применяться остальные способы. В средства массовой информации (большей частью «пригожинских») запестрели публикации про то, каким образом жирует личная контора, эксплуатируя наше национальное богатство, в то время как прибыль от показов мог бы спасти погибающий «Ленфильм». Депутат Государственной Думы член Единой России Михаил Романов обращается к генеральному прокурору с просьбой не лишь оценить законность договоров по Золотой коллекции, да и провести всеохватывающую проверку работе организации «Твин СП». По результатам инициированной депутатом проверки СК и возбуждает два уголовных дела. С вытекающими вызовами на дачу показаний и выемками документов в кабинете компании. С данным сопровождением «Твин» подвели к необходимости пойти на мировое соглашение в суде, где компания выступает ответчиком вместе с Госфильмофондом. А он как раз вроде никуда не спешил — 7 раз согласно его обращениям судебные совещания откладывались. Однако развязка, вероятно, близка: последнее поданное Госфильмофондом в совещании 4 октября обращение заявлено «в связи с окончанием выполнения работ по расторжению контракта».

Источник, который посвящен в обстоятельства сделки по Золотой коллекции, сообщил «Новой» о некоторых её деталях и взялся разъяснить, почему организация «Твин» считает себя правой, но обязана идти на соглашение.

КОММЕНТАРИЙ

«Еще за длительное время до заключения контракта по коллекции Голутва обращался к «Твин» с локальными прокатными предложениями, так как у них бы опыт, с начала девяностых этим занимались. У «Ленфильма» ведь далековато не всё в коллекции — шедевры, телевизионным каналам увлекательны из нее около сотни. Просто идти на главные каналы, предлагая какие-нибудь 5 кинофильмов, как делал «Ленфильм», толку не много. Потому и обратились в «Твин». Он издавна трудился в регионах, мог составлять достойные внимания пакетные предложения, хорошо сформировывать телевизионную сетку. И в конечном итоге смог лишь за счет регионов обеспечить [по показам коллекции] 70 процентов вала. Чтоб заключить контракт с «Ленфильмом», компании пришлось брать кредит. И по соглашению «Твин» был должен не меньше 30 картин в год переводить в цифру, реставрировать предоставленные копии, приводить их в соответствие меняющимся требованиям к качеству рисунки. На то, чтоб привести в порядок один кинофильм, уходило сначала несколько 10-ов тысяч долларов. Позже, с изменением технологии, стало на порядок дешевле. Зарабатывать на коллекции «Твин» стал лишь лет через 6. Почему они сейчас должны отказываться от контракта? Лишь поэтому, что «Ленфильм» вечно в г…е, управление изменяется всегда (Федор Щербаков — седьмой с начала нулевых руководитель студии), все вливаемые в студию средства куда-то исчезают, а грамотного руководства не было и нет? И никто ведь рук не выкручивал — сами пришли и предложили заключить контракт на тех критериях, которые их устраивали. А позже вдруг они стали «грабительскими». К слову, Голутва и «Союзмультфильму» предложил заключить контракт [на веб-показы] с «Твин». И когда по нему тоже появился запрос о преждевременном расторжении, была предложена компенсация, достигнули обоюдного решения. Однако по «Ленфильму» сначала было просто — дайте. Лишь не так издавна пришло осознание, что нужно договариваться, начался кое-какой деловой разговор. А по суду, думаю, контракт вряд ли могли признать нерадивым, он формально хорошо составлен».

Татьяна Лиханова