Как равнодушие и бардак отравляют природу Камчатского полуострова

Экологические трудности Камчатского полуострова носят организованный характер.

 

Годом ранее медийное место всколыхнула трагедия на Камчатском полуострове. Несколько недель небольшой клочок суши, окруженный водами Тихого океана, оставался одной из основных тем в средства массовой информации, а научные работники и государственные служащие пробовали разобраться, что стало предпосылкой массовой смерти морских зверей. В итоге официальной версией назвали «красные приливы», соответствующие для региона, репортеры и публика переключились на остальные темы, а в истории экологической трагедии на Камчатском полуострове была поставлена точка. Год спустя следственные действия по делу о массовой смерти зверей так и не окончено. 

Однако эта трагедия — не следствие событий 1-го дня. Экологические трудности Камчатского полуострова носят организованный характер, и местная природа все еще подвергается бессчетным угрозам. Пока официальные источники утверждали, что предпосылкой трагедии стали природные причины, Центр «Досье» решил разобраться, как отменно работают природоохранные учреждения. Мы побывали на Камчатском полуострове и узнали, как бездеятельность регионального руководства, нарушения природоохранного законодательства и игнорирование экологических угроз, отравляют природу заповедного края.

Невзирая на богатейший потенциал, позабытой эту территорию называли еще 20 годов назад. На данный момент природа Камчатского полуострова все еще практически неизученна, число небезопасных для экологии объектов точно не понятно, а государственные служащие изучают природу прежде всего как ресурс для извлечения дохода.

Как отравляют природу Камчатского полуострова — чрезвычайно маленькая версия отчета

ЧАСТЬ I. ПРИРОДА

Неведомая трагедия

О загрязнении прибрежных вод Камчатки стало понятно 30 сентября 2020 года, когда в социальных сетях возникли фото жертв морских зверей. Коренное население нашли их на берегу сходу нескольких бухт — Большой и Малой Лагерных, в районе мыса Сигнальный, южной части Авачинского залива и на берегу Охотского моря.

По прошествии нескольких дней экспедиция Гринпис узнала, что погибли организмы донных сообществ: по оценкам профессионалов, неведомый токсин уничтожил девяносто процентов бентоса — организмов, которые живут на морском дне, — который обитал у камчатских берегов.

Результаты ощутили на для себя и люди: серферы поведали об ожогах слизистой глаз, ухудшении зрения, першении в горле и тошноте. На показавшиеся признаки посетовало более 60 человек, у некоторых из них поставили диагноз ожог роговицы.

Чем больше о катастрофе писали в средства массовой информации, тем труднее становилось осознать предпосылки катастрофы: спецы разводили руками и не могли условиться о единой версии.

После того как постоянные посетители социальных сетей забили тревогу, на катастрофу направили внимание власти. СК начал уголовное расследование, а 2-ух членов российской командой по серфингу признали пострадавшими.

Любая новая версия серьезно различалась от предыдущей либо совсем противоречила самой для себя, из-за чего найти ответственных за катастрофу и осознать её предпосылки, следствие не может даже по прошествии одного года. Согласно ситуации на сентябрь 2021 года дело все еще располагается на шаге подготовительного расследования, а конечные экспертные исследования до настоящего времени не готовы, поведала «Досье» представительница пострадавших атлетов Екатерина Ипполитова.

Теория о сейсмической природе загрязнения не нашла подтверждения: единая геофизическая служба Российской академии сказала, что приметных землетрясений в ближайшее время не происходило. Версия с трагедией на военном корабле также оказалась беспочвенной: в первичных итогах анализов проб воды, которые были взяты на Халактырском пляже и в Большой и Малой Лагерных бухтах, не обнаружилось гептила — маркера пребывания ракетного горючего в воде. А также, источниками загрязнения не могли стать подводная лодка либо затонувшее судно, в связи с тем, что токсин нашли у берега.

Очередной загадкой стало то, что на воде не было никакого зрительного загрязнения — о случившейся катастрофе говорила только масштабная смерть уполномоченных лиц морской фауны. Однако одни лишь вредные вещества, даже в завышенной сосредоточения, не могли оправдать подобное количество жертв зверей, считает управляющий экспедиции Гринпис Василий Яблоков.

28 сентября 2020 года

 

Команда серферов школы SnowWave захворала (Екатерина Дыба).

30 сентября 2020 года

 

Жертв зверей выкинуло на сберегал. Поменялся цвет воды (Кристина Розенберг).

1 октября 2020 года

 

Серферы докладывают о первых признаках отравления воды (Е. Дыба). Гидрометслужба выехала на сбор проб. Природоохранная прокуратура приступила к проведению проверочных мероприятий.

3 октября 2020 года

 

Дальневосточное управление Федеральной службы по надзору в сфере природопользования отбирает пробы.

4 октября 2020 года

 

Участники Гринпис отправляются на Камчатский полуостров.

5 октября 2020 года

 

Министерство природных ресурсов Россия сообщило, что не считает случившееся на полуострове трагедией.

6 октября 2020 года

 

Гринпис отбирает пробы в реке Налычева.

7 октября 2020 года

 

СК Россия возбуждает уголовное дело. Гринпис дает губернатору помощь в расследовании.

8 октября 2020 года

 

Федеральная служба по надзору в сфере природопользования размещает показатели проб (превышение по фосфат-ионам, железу общему и фенолу). Гринпис рассказывает, что в официальных пробах недостаточно данных.

9 октября 2020 года

 

Научные работники РАН назвали «красные приливы» предпосылкой трагедии; на данный момент это официальная версия. Взятие проб воды Гринпис в Авачинском заливе (поблизости Халактырского пляжа).

11 октября 2020 года

 

Гринпис отчаливает в экспедицию на юг Камчатского полуострова, присоединяясь к ученым Кроноцкого природоохранного комплекса.

12 октября 2020 года

 

Исключена версия с утечкой с полигона «Козельский». Согласно его устранении стартовала разработка дорожной карты.

14 октября 2020 года

 

Гринпис рассказывает о первых итогах проб воды. В ней найдены тяжелые сплавы и составляющие нефти.

16 октября 2020 года

 

В тестах проб Гринпис не найден гептил (элемент ракетного горючего).

19 октября 2020 года

 

Начались работы по рекультивации полигона «Козельский».

Хроника событий

Даже по прошествии одного года специалисты заявляют, что точную причину загрязнения воды установить нереально. Как ведает источник Центра «Досье», близкий к администрации президента, Кремль полностью устраивает подобное положение дел: власть считает экологию небезопасной темой, так как она не имеет очевидно выраженной оппозиционной расцветки, а у экоактивистов неплохой стиль в публичном сознании. Все это может содействовать мобилизации недовольных, потому власть интенсивно усердствует перехватывать и «гасить» экологическую повестку.  

Полностью возможно, что найти 1-го-единственного виновника камчатской трагедии так и не получится, но дело не лишь в природных факторах: экологическая обстановка на полуострове усугубляется в протяжении уже почти всех лет. Заброшенные полигоны, неразвитая система защиты окружающей среды, бюрократические лабиринты — все это представляет гигантскую опасность для неповторимой природы Камчатского полуострова.

Красный океан

Невзирая на красоту, природа полуострова таит внутри себя экологическую опасность — красные приливы, которые были вызваны цветением ядовитых водных растений. В том, что конкретно они загубили жизнь в Авачинском заливе, убеждены научные работники РАН. При этом, в числе защитников экологии эта версия до настоящего времени считается не полностью неоспоримой.

Случаи бардовых приливов с смертью и для населения, и для зверей не один раз встречались в регионе и ранее — об этом гласит историческая хроника. Однако почти все жители полуострова все равно считают случившееся необыкновенным случаем, а схожая масштабная смерть донных организмов была зафиксирована в мире только один раз — в 2016 году у берегов Чили.

Красные приливы возникают из-за цветения морских микробов: они окрашивают воду в соответствующий красный цвет (время от времени цвета расцветающей воды колеблются от красно-желтоватого до желто-зеленого). В периоды размножения мельчайшие организмы делают воду смертельно небезопасной. В ходе собственной жизнедеятельности они выделяют токсины (аммиак, сероводород) и поглощают кислород в высшей части воды. Поэтому все существа, которые находится ниже, мучаются от удушья.

Алексей Озеров, руководитель Института вулканологии и сейсмологии ДВО РАН, уверен: «Независимо от того, есть человек либо нету человека, «красный прилив» все равно существовал». Но провоцировать цветение водных растений мог накопительный эффект жизнедеятельности людей — довольно маленького хим действия.

Про то, что антропогенный фактор этих приливов исследован недостаточно, еще в 1995 году говорила ведущая сотрудница Камчатского института экологии и природопользования ДВО РАН Галина Коновалова. Территория Камчатского полуострова так не много заселена, что публичного резонанса не вызывали даже людские погибели в итоге контакта с токсином.

Более всего водорослям помогают цвести неочищенные промышленные, сельскохозяйственные и бытовые сточные воды, в особенности если они содержат железо. По итогам проб, которые были взяты после трагедии, общее содержание железа в водах Авачинского залива превышало норму в 6,7 раза.

Ядовитые водные растения питаются субстанциями из материковых вод и продуктами разложения в океане. В естественной среде эти причины сбалансированы, но по мере скопления человечьих отходов в океане обстановка для цветения становится больше подходящей. За прошедшие десятки лет прошедшего века это редчайшее природное явление начало получать характер глобальной массового распространения болезни из-за нарастающего размера загрязнения океана, констатировала Коновалова. 

В Стране восходящего солнца эту тенденцию нашли еще в 1960 году и стремительно научились биться с природной трагедией. К 1980 году в руководству получилось понизить частоту бардовых приливов с помощью постоянного наблюдения прибрежных вод, высококачественных очистных строений и грамотной утилизированию отходов. Но перенимать опыт тихоокеанских соседей Российская Федерация пока не торопится.

«Невзирая на то что про это писали 20-30 годов назад, это все осталось неизученным и незамеченным», — поведала «Досье» глава Камчатского туристского бюро Кристина Розенберг, одна из первых, кто обнародовал видеозапись с жертвами зверями и забил тревогу в социальных сетях.

Вулканолог Алексей Озеров думает, что регулирование экологического следа от работе человека на Камчатском полуострове должно стать наиважнейшей задачей властей. Он уверен: чтоб совладать с задачей, нужно всецело очистить Камчатский полуостров от ядохимикатов и остальных веществ, которые могут загрязнять её неповторимую природу.

Попутный дым

Версия про то, что утечка горючего с корабля стала предпосылкой трагедии, оказалась беспочвенной. Но трагедии на судах — не уникальность, а системная трудность. Коренное население говорят, что такими вариантами в Петропавловске-Камчатском никого не изумить.

Усложняют положение дел и природные причины. Потому, что Авачинская губа очень вдается в сушу, она фактически изолирована от океана — течение обходит её стороной. Потому все загрязняющие вещества, попадающ?? в бухту со стоками либо из-за аварий, в ней застаиваются.

Неважно какая корабельная трагедия представляет суровую угрозу для Авачинской губки. По данным минприроды Камчатки за 2019 год, больший вклад в загрязнение прибрежных вод заносят утечки продукции нефтепереработки.

Они попадают в залив с транспортных и судоремонтных компаний, также с корабельных стоянок. А приливы и отливы еще обширнее разносят продукция нефтепереработки по местной территории. Разлив огромного размера горючего может привести к образованию нефтяных пятен — из-за них в воде падает содержание кислорода, и морские жители задыхаются. Нефть спутывает перья птиц и мех морских зверей, они теряют способность задерживать тепло и гибнут.

А также, согласно мнению работника Камчатского муниципального технического института, на большинстве кораблей нет оборудования для утилизированию мусора, поэтому отходы приходится спаливать, а остатки — выкидывать за борт. В числе выброшенных в море спаленных отходов оказывается пластик, а вместе с дымом в атмосферу попадают вредные вещества.

В далеких рейсах данный сброс в воду — вряд ли не единственная возможность избавиться от мусора. Однако так как загрязнение Мирового океана становится все больше критичной неувязкой, процесс утилизированию усердствуют улучшить.

Например, интернациональная морская конвенция по профилактике загрязнения с судов воспрещает выкидывать в воду пластмассовые предметы и синтетические изделия, в связи с тем, что их можно применять вторично. Некоторые виды отходов (к примеру, бытовые) можно перерабатывать не поближе чем за 12 миль от береговой полосы. Российская Федерация присоединилась к данному соглашению в 1983 году, но санкционные меры за его нарушение малы и используются очень изредка.

Как наказывают за загрязнение морской среды

Санкционные меры за нарушение конвенции инсталлируются каждой государством-участницей без помощи других.

Вину за «несоблюдение норм захоронения отходов и остальных материалов во внутренних морских водах, в территориальном море, на континентальном шельфе и (либо) в необыкновенной финансовой зоне России» предусмотрена статьей 8.19 КоАП (КоАП) — для организаций это может обернуться штрафом до 300 000 рублей и конфискацией корабля.

Загрязнение морской среды, также с морского транспорта, может предугадывать и уголовное наказание: в соответствии со статьей 252 Уголовного кодекса, оно наказывается штрафом до 200 000 рублей, лишением права занимать определенные должности, арестом и иными санкционными мерами. Конкретно по данной статье начал уголовное расследование после трагедии СК ✵ . Однако коренное население сообщают, что корабли часто сбрасывают мусор в водах Камчатского полуострова, эта публикация Уголовного кодекса применяется нечасто: с 2014 по 2020 год по всей Рф было осуждено всего три человека.

Есть и упредительные способы. К примеру, судам, заходящим в порт Петропавловска, запрещено покидать причал, если не сданы корабельные отходы.

Научные работники думают, что имеющихся наказаний недостаточно, а совладать с задачей поможет только обязательный раздельный сбор мусора на судах. «Это дозволит перерабатывать каждый вид отходов с наименьшим воздействием на экологию природы», — считает работник Камчатского муниципального технического института. Согласно его убеждению, разработка специального прессовочного устройства дала возможность бы сберегать место для отходов на корабле, чтоб сохранить их для предстоящей переработки.

Еще более положение дел ухудшает затопление судов. Согласно расчетам кабинета министров Камчатки (документ имеется в распоряжении «Досье»), по состоянию на 2019 год в Авачинской бухте было затоплено приблизительно 70 кораблей и судов, а всего на территории может находиться около 250 тысяч тонн лома металла.

«Наше нормативное регулирование выстроено так, что корабль можно просто затопить — это считается переработкой, — говорила заместитель премьер-министра Виктора Абрамченко сначала 2021 года. — Это быть может полностью хоть какой корабль, который транспортировал грузы, употреблялся рыбаками, военный корабль. Употребляются только два аспекта: не мешает судоходству, не несет ущерба природе. И нередко различные структуры городского, местного, общегосударственного уровня не видят вопросов ни для 1-го, ни для другого. В итоге на одном лишь Далеком Востоке затоплены больше 600 кораблей».

Однако несмотря на то, что краевое, и общегосударственное кабинета министров издавна знают о дилемме, решать её начали только после экологической трагедии: летом 2021 года правительство сообщило, что вынуло из воды 6 судов с начала года, еще 23 находились в процессе поднятия. Согласно расчетам властей, на дне Авачинской бухты остается еще 46 затонувших кораблей.

Зажженный фитиль

Одна из первых предположений загрязнения океана — выброс токсинов с полигона «Козельский», где погребено свыше 100 тонн пестицидов, также мышьяка. Эти вещества медлительно распадаются, отравляют примыкающие земли и скапливаются в аква экологических системах. Могильник располагается недалеко от реки Налычева, впадающ?? в Авачинский залив.

Свалка ядохимикатов возникла в 1979 году и просуществовала 3 года. Русское предприятие «Камчатсельхозснаб» просто закапывало в землю просроченные пестициды, нарушая аннотации по уничтожению ядовитых веществ. С того времени могильник оставался бесхозным; о нем не вспоминали до 2002 года, когда по заказу местного минприроды спецы оценили масштаб заражения земель и установили постоянный мониторинг за свалкой.

Спустя 8 лет полигон решили оградить от опасности и накрыли изолирующей пластмассовой пленкой, но этого не хватило. На свалке еще пару раз фиксировали резкое повышение сосредоточения ядовитых веществ — вероятнее всего, разрушались бочки с пестицидами. Некоторые из выбросов закончились резвым понижением количества токсина в земле — еще в 2019 году специалисты утверждали, что это может говорить об утечке химикатов с полигона.

Недавние независимые анализа ✵  удостоверили их опаски. В почве под Козельским полигоном была найдена производная пестицидов – 2,4-дихлорфенол. Это вещество вызывает ожог глаз и кожи и очень токсично для аква организмов. В реке Налычева и её притоках недалеко от Козельским полигоном зафиксировано шестикратное превышение требований по тетрахлорметану ✵ , в Авачинском заливе — по фенолу и мышьяку.

Высочайшая сосредоточение дихлофенола могла попасть в океан с грунтовыми водами и через реку Налычева, распространиться по дну и уничтожить подводных зверей. Даже прокуратура подтверждает, что пестициды могли нанести ущерб океану.

1979 Открытие полигона

1982 Закрытие полигона

Бесхозный полигон с ядами

2002 Мониторинг за свалкой

Спецы оценили масштаб заражения земель и установили постоянный мониторинг за свалкой

2010 Полигон накрыли защитной пленкой

Бесхозный полигон с ядами

2020 Трагедия на Камчатском полуострове

История Козельского полигона ядохимикатов

Об угрозе полигона власти знали за длительное время до катастрофы. В соответствии с документу кабинета министров Камчатки (имеется в распоряжении «Досье»), власти Камчатского полуострова еще в 2018 году просили минвостокразвития и минприроды выделить более 3 млрд рублей в рамках национального проекта «Экология» на ликвидацию 71 более небезопасного объекта экологического ущерба — в их количество был должен войти и Козельский полигон.

Но эти предложения не были услышаны, и в госреестр объектов скопленного экологического ущерба полигон включили лишь после экологической трагедии 2020 года. Сейчас местное правительство «может рассчитывать» на получение общегосударственных средств для устранении сотни тонн ядохимикатов, захороненных под землей. При самом хорошем варианте работы начнутся в 2022 году — по прошествии двух лет после массовой смерти зверей.

Чтоб получить выделение денежных средств, минприроды обнародовало приобретение на разработку проекта по рекультивации Козельского полигона. Подрядной организации предстоит найти размер и качество загрязнений территории свалки и предложить методы детоксикации и захоронения отравленной земли. Проектировщик должен решить, как избавиться от ядохимикатов и очистить грунтовые воды. На реализация намеченных целей поставщику отводится меньше 6 мес, после этого проект ждет экологическая экспертиза. Цена работ оценивается в 50,9 миллиона рублей.

Единственным кандидатом и победителем конкурса стало ООО «Геотехпроект» — красноярская компания, которая занимается инженерным проектированием. Управляющий и обладатель компании Андрей Мордвинов кажется очень компетентным в вопросе устранении свалок: он автор нескольких научных статей о разработках рекультивации. Сама компания также опытнейший подрядная организация по ликвидации площадок с отходами. При этом, свалку бытовых отходов в Омске компания предложила «рекультивировать на месте», другими словами, зарыть весь мусор.

Государственные контракты — главной источник дохода «Геотехпроекта». За десять лет существования компания приняла участие в 234 торгах и выиграла 93 договора ✵ . При таком объеме выполняемых государственных заказов у компании не должно возникать вопросов с реализацией задач. Но на счету компании 7 законченных договоров и 6 — закрытых с неустойками, до 1-го из конкурсов «Геотехпроект» совсем не допустили. Инженерная компания выступала ответчиком в суде 15 раз, большая часть заявлений связана с нарушением сроков реализации работ по договору.

Козельский полигон — не единственная бомба медленного действия для заповедного края. Схожих неучтенных свалок в регионе несколько, сообщил «Досье» Василий Яблоков: «На Камчатском полуострове еще есть два маленьких полигона с неведомым заглавием и озеро Приливное». Идет речь о бывшей городской свалке недалеко от указанного озера. Просуществовав примерно 40 лет, полигон бытовых отходов был в официальном порядке закрыт в 2018 году, но на самом деле место захоронения просто присыпали грунтом.

Прошлой осенью местные владельцы блогов посетовали, что мусор с помойки разнесся по окружении, угрожая аква экологической системе. А по прошествии нескольких месяцев депутаты местного законодательного собрания выяснили, что заброшенный полигон к тому же зажегся.

Невзирая на удаленность от водоема, который остался на полигоне мусор все равно контактирует с водой и потому может попадать в Авачинский залив. «Это озеро, в которое во время прилива впадают воды океана. А позже во время отлива океан уводит их оттуда вместе с мусором», — отметил спец Гринпис.

После трагедии в Авачинском заливе глава агентства по обращению с отходами Камчатки Андрей Кудрин дал обещание рекультивировать свалку. Уточнять сроки сотворения выполнения проекта он не стал. По прошествии одного года новости по упразднению свалки не появлялись, как и не проводились надлежащие закупки. А агентство по упразднению отходов и совсем устранили сначала 2021 года. ✵

Но на свалках мусорная трудность Камчатского полуострова не завершается. В регионе находятся армейские подразделения и испытательные полигоны, вокруг которых накапливается огромное количество отходов.

Дары морю

В 2016 году военные подстрекнули потенциально страшную положение дел для полетов гражданской авиационной техники, создав гигантскую свалку коммунальных и строй отходов около аэродрома «Елизово». Тогда мусор привлек большое число птиц, попадание которых в турбину самолета могло подстрекнуть авиационную катастрофу.

После бессчетных жалоб местного населения Министерство обороны все-же убрало за собой приблизительно 40 тонн мусора. При этом, позднее стало известно, что вывезли с полигона не все. «В процессе рейда получены сведения, что на этой территории продолжают оставаться свалочные очаги в размере 10 тонн, которые лежат в карьере и лесу. А также, свалки лежат на остальных земляных участках за рекой Половинка в виде жестких коммунальных отходов, разрушенных и спаленных спостроек. Общий размер отходов составляет 300 куб. м. весом 75 тонн», — сообщалось на интернет-ресурсе кабинета министров Камчатки.

С результатами работе военных лично столкнулись и расследователи «Досье». На берегу Большой Лагерной бухты мы узрели часть вооруженных сил №25-030-5.

Со стороны залива её просто принять за заброшенную свалку военных машин: за забором из колющейся проволоки показывались мятые грузовые авто, заржавелые тракторы и бронированная техника. Однако людей на территории базы видно не было, их пребывание выдавал насыщенный запах выхлопных газов, что казалось необычным в этот близости от океана. Прямо напротив этой территории, у кромки воды, были приметны остатки лодок и авто покрышки.

Но грустный след в Лагерной бухте оставили не лишь военные. Отправившись на розыск местных рыбаков-любителей, расследователи «Досье» оказались на полностью пустынном пляже. Воцарившийся там покой беспокоили лишь чайки, мягенький плеск волн и проплывающие вдали корабли.

Однако атмосфере единения с природой мешал всесущий мусор: на берегу мы видели несколько непонятных пластмассовых конструкций, утопленных в песке, и большие мешки с отходами. Гуляя по пляжу, мы натыкались то на одинокую туфлю, то на упаковку от моющего средства либо пачку из-под молока.

Пройдя несколько км по пляжу, мы все-же повстречали местного обитателя — юного человека на велике, окруженного собаками. Он сообщил, что рыбаки в бухте вправду время от времени бывают: или стоят с удочками на пирсе, или уходят на лодках подальше от берега — около него «вся отрава». «Пару годов назад в бухте даже возникла табличка „Плавать запрещено”», — увидел велосипедист.

Остальные коренное население, с которыми получилось поговорить Центру «Досье», высказывали мысль о «самоочищающемся океане» — дескать, воды сами могут убрать все загрязнения, потому туда можно расслабленно выкидывать мусор.

Этот позиции придерживаются не все. Когда история об отравлении Тихого океана набрала обороты, почти все жители Камчатского полуострова кинулись оказывать помощь активным участникам и ученым с забором проб воды. Некоторые пробуют без помощи других совладать и с мусорной неувязкой: скоро после нашего приезда на берегу Лагерной бухты прошел субботник, и пляж убрали. Как длительно он сумеет оставаться незапятнанным, покажет время.

ЧАСТЬ II. ГОСУДАРСТВЕННЫЕ СЛУЖАЩИЕ

Битое стекло бинокля

Краевое правительство бросило все силы на изучение всех обстоятельств массовой смерти зверей. Со времени инцидента власти выдвинули огромное количество начинаний по повышению качества экологии: сделали экологический совет, дали обещание ввести постоянный забор воды у Халактырского пляжа для проб и подняли вопрос о наращивании возобновляемых источников энергии в регионе. Запустить общероссийский экомониторинг попросил даже Владимир Путин — на Камчатском полуострове системы слежения за вредными субстанциями возникли в июле 2021 года, правда пока их совершенно не много. Проект по созданию наблюдения курирует «Российский экологический оператор», который был создан по распоряжению президента в рамках «мусорной перемены».

Эти инициативы смотрятся многообещающе, но будут ли они работать, предсказать нереально. Единственный вывод, который можно сделать уже на данный момент, — это что об охране природы в регионе вспоминают только после катастроф.

В последние несколько лет на Камчатском полуострове щедро обеспечиваются необходимыми финансами экологические проекты, но объяснить, на что конкретно идут экономные средства, региональные властные структуры не спешат ✵ . Кроме того, бюджет, который был выделен на природоохранную деятельность, перетерпел существенные изменения.

Например, в 2020 году на траты по статье «Охрана окружающей среды» наметили 260 миллионов рублей, из которых для охраны зверей, растений и их сферы обитания было предназначено наименее половины. При этом, настоящие растраты превысили плановые вдвое и составили 436 миллионов рублей.

Самая впечатляющая публикация затрат в данном разделе сопровождалась расплывчатой формулировкой «Остальные вопросы охраны окружающей среды». На эти цели было выделено 148 миллионов рублей. Как было установлено, в данном разделе отражаются растраты на содержание общегосударственных органов по контролю в сфере природопользования, траты в области гидрометеорологии и снова таинственные «Другие траты в области охраны окружающей среды» — настоящий расход по данной статье составил 308 миллионов рублей, что практически втрое выше, чем получила охранная деятельность.

Согласно мнению Василия Яблокова, морская биология региона практически не исследована. И это логично: в 2020 году на прикладные анализа в области охраны окружающей среды из казны выделили всего 57 000 рублей. Однако настоящие траты превысили ожидаемые в 16,5 раз и составили 954 000 рублей. Будет уместно представить, что неожиданное повышение расходов на экологические анализа соединено с экологической трагедией.

На интернет-ресурсе государственных закупок Центр «Досье» нашел 8 договоров на исследование природы и зверя мира полуострова общей ценой приблизительно 20 миллионов рублей. Последний договор заключили в 2018 году, и после чего остальных заказов на такие проекты не поступало.

сведения за 2019 год

Кроме того, местные научные работники указывают на дефицитность уже проведенных исследований. В июне 2020 года спецы Камчатской гидрометеорологической службы посетовали, что русловые процессы рек на полуострове фактически не исследованы, однако анализа дали возможность бы недопустить катастроф при освоении речных долин. «Нужно поменять практику несогласованного воздействия в жизнь реки без научного обоснования и исследования», — заявили специалисты по метеорологии.

Единственный договор на исследование русловых действий камчатское минприроды заключило в 2017 году. Однако судя согласно мнению научных работников, размера и регулярности этих работ оказалось очевидно недостаточно.

Те редчайшие анализа, которые направлены конкретно на научное исследование природы (общей ценой 8,5 миллиона рублей) ✵ , в главном были организованы по обращениям институтов. Еще почаще местные компании либо госучреждения заказывают анализа природы в производственных целях.

Пробелы приметны и в системе контроля. «Госструктуры мониторят экологическую обстановку в регионе, но процесс организован слабо», — сообщил Василий Яблоков. Как он сообщил, что специализированные учреждения недостаточно обустроены спецтехникой, а способы исследовательских работ устарели.

Центр наблюдения окружающей среды на полуострове все-же существует: он стоит на охране чистоты морских и пресных вод, воздуха, которым дышат коренное население, смотрит за загрязненностью осадков и снежного покрова. При этом, под надзором центра располагается только маленькая часть Камчатского полуострова: загрязнения воздуха фиксируются всего в 2-ух городах, при этом в одном из них установлен единственный пост. Чистота осадков держится под контролем лишь в столице края и на одном посту, а качество воды фиксируется только в Авачинской губе. 

Об продуктивности наблюдения можно судить по годовым отчетам службы, в соответствии с которыми загрязнения окружающей среды на полуострове кажутся незначимыми. В отчете за 2020 год заявлено, что Петропавловск-Камчатский — город с низким уровнем загрязнения воздуха. Однако большая часть наибольших значений ядовитых веществ в городе превосходят московские характеристики. Кроме того, служба сообщила, что все гидрохимические съемки Авачинской губки не обнаружили экстремально высочайшего загрязнения, а почти все из характеристик снизились чуть не вдвое, — но осенью такого же года произошла экологическая трагедия.

Вся сведения об экологическом состоянии региона сведена в каждогодних докладах камчатского минприроды, которые расположены на интернет-ресурсе учреждения, правда,  после 2019 года новые отчеты в сети не появлялись. По данным госслужащих, в последние 10 лет в водных обектах полуострова размеренно превышен уровень фенолов: еще в 2011 году средний показатель в Авачинской бухте превосходил максимально приемлимую сосредоточение (ПДК) в 5,9 раз.

Фенол (карболовая кислота) — ядовитое вещество с соответствующим резким запахом, которое употребляют в красителях, пестицидах, медицинских препаратах и почти всех чистящих и антисептических смесях. Снаружи представляет из себя бледно-розовые кристаллы. Его пары ядовиты, а при контакте с кожей фенол вызывает болезненные ожоги. Из коммунальных и производственных стоков это вещество попадает в реки, а с их течением — в заливы, моря и, в конце концов, в океан. Предел приемлимой сосредоточения фенола в воде — одна тысячная миллиграмма на литр.

Сосредоточение фенола в камчатских водах в различные годы сомневалась меж 1–4 максимальной приемлимой сосредоточения (ПДК), а в последние несколько лет стала достигать 11–17 ПДК (подобное значение было зафиксировано в 2017 году). Это может разговаривать о том, что за выполнением экологических требований в регионе практически не смотрят.

Раз в год показатели наблюдения отмечают одни и те же недочеты системы контроля, но положение дел не изменяется. К примеру, в докладах за 2016–2019 годы слово в слово повторяется фраза «гидрологические посты на территории полуострова размещены неравномерно» и указывается на недостаток исследовательских работ рек, которые впадают в Берингово море. Отчет за 2020 год работники ведомства так и не предали гласности.

Не постоянно удается найти и причину нарушений. К примеру, в 2019 году уровень нефти в речных водах превысил норму вчетверо, но минприроды так и не сумело разобраться почему.

Контрольные органы часто обнаруживают в водных обектах Камчатского полуострова вредные вещества в небезопасной сосредоточения. Данные наблюдения удостоверяют, что в акваториях Камчатского полуострова из года в год скапливается больше фенолов и продукции нефтепереработки. Кроме того, результаты некоторых нарушений не получается поправить в протяжении почти всех лет.

Незапятанной воды бюрократия

В 2017 году работники Камчатского консульства WWF увидели, что очистные сооружения «Чавыча» на северо-западе Петропавловска-Камчатского загрязняют окружающую среду. Во-1-х, средний размер стоков в день иногда превосходил приемлимый предел. Во-2-х, ведущая в океан труба оказалась недостаточно длинноватой, потому отходы выбрасывались очень близко к берегу. Однако еще ужаснее то, что недалеко от этими сооружениями располагается лежбище сивучей, либо морских львов.

Сивучи

Эти звери занесены в Красную книжку, а мыс Чавыча — одно из нескольких мест на планетке (да к тому же в черте города), куда сивучи приплывают, чтоб плодиться. Первыми лежбище занимают самцы, размечая территорию к возникновению самок. Вокруг самых мощных самцов образуются «гаремы», иногда состоящие больше чем из сотни самок. Скоро там появляются детеныши — сивучи остаются на лежбище еще несколько месяцев, чтоб дать им окрепнуть, а потом отправляются скитаться по морю.

Вероятнее всего, предпосылкой нарушений оказалась трагедия, случившаяся в 2010 году. Тогда в подводную трубу врезалось судно, снеся её фактически до основания: от 800 метров осталось только 20. Закупка на ремонтные работы канализационного оборудования возникла только в июне 2021 года. Выходит, что результаты трагедии не ликвидировали одиннадцать лет.

15 млн куб. м/год

Размер сброса сточных вод

в Авачинскую губу,

не считая бесхозяйственных выпусков

миллиардов рублей

Требуется с той целью, чтоб привести в норму канализационные сети Петропавловска-Камчатского

*Сведения о требуемой водоканалу сумме взяты из документа, имеющегося в распоряжении «Досье»

Городские сети водоотведения и сами по для себя являются угрозой для экологии. По данным местных минприроды и прокуратуры, по состоянию на 2019 год приблизительно 66% сточных выпусков Петропавловска-Камчатского в принципе не были оборудованы очистными сооружениями — все химикаты и канализационные отходы из них попадают впрямую в воду. Конкретно это органы государственной власти считают главной предпосылкой загрязнений аква объектов. Выходит, что из-за слабенького течения в Авачинской губе все неочищенные стоки равномерно скапливаются в бухте. К каким результатам это приведет, можно лишь догадываться; исследовательских работ на данную тему не проводилось.

Однако даже существующие очистные сооружения Петропавловска грозят природе — как в случае со станцией «Чавыча». Она была построена в 1989 году, а их 1-ая масштабная усовершенствование началась 10 годов назад. На реализацию проекта заложили около 2-ух млрд рублей. К 2016 году на эти средства водоканал восстановил только оборудование для чистки стоков и насосную станцию. В 2019 году говорилось, что спецы водоканала предали гласности статью о переобустройства очистных строений «Чавыча». Однако специалисты положительно оценили усовершенствование, из публикации следовало, что процесс так и не окончен.

За прошедшие 7 лет водоканал также издержал 155 миллионов рублей на ремонтные работы одной только станции «Чавыча» ✵ , заходит ли эта сумма в общий бюджет масштабной переобустройства — не понятно. Однако невзирая на все растраты, в 2019 году сооружения станции признали всецело ветхими.

Создается воспоминание, что ни ремонтные работы, ни валютные вложения итогов не приносят. Про это говорят не лишь документы, да и определенные происшествия — к несчастью, не редкие.

Например, в 2015 году предприятие из-за неисправных систем канализации сбрасывало неочищенные воды прямо в каналы, созданные для осушения сельхозугодий. В воде нашли бактерии пищеварительной палочки и тяжелые сплавы. Пострадавшую почву больше нельзя было применять для посева растений без подготовительной чистки.

Это дело дошло до суда: Россельхознадзор потребовал от компании предпринять усилия по профилактике загрязнений и выиграл дело. За это суд накладывал штрафы на аква хозяйство, на самом деле переводя экономные средства из одной казны в другую. Только в 2019 году суд воспретил сброс отравленных вод, назначив последний срок для решения трудности на сентябрь 2020 года. Выходит, что госпредприятие 5 лет загрязняло сельскохозяйственные земли.

В 2019 году на «Камчатский водоканал» опять обратились в суд за нарушение экологического законодательства: стало известно, что после чистки в сооружениях «Чавыча» вода становилась лишь грязнее. В итоге учреждение заплатило штраф — 35 000 рублей. Однако это не чрезвычайно посодействовало: в 2020 году Федеральной службы по надзору в сфере природопользования снова взыскал с водоканала штраф за загрязнение водоемов.

На 1-ый взор, главная трудность водоканала — компании-неплательщики, задерживающ?? оплату коммуналки и лишают предприятие казны. Если задержка в особенности длительная, ГУПу приходится подавать заявления, которых на данный момент около сотни ✵ .

Все же свои долги аква хозяйства выше дебиторской задолженности в 1,3 раза ✵ . «Камчатский водоканал» задерживает оплату продавцам за их продукты либо услуги. Размер заявлений за неуплату к водоканалу — 31 миллион рублей, а задолжали предприятию всего приблизительно 16 миллионов. Еще примерно 3,2 миллиона рублей ГУП задолжал за «отрицательное действие на экологию природы». Данную стоимость «Камчатский водоканал» принудили выплатить по искам (1, 2) Федеральной службы по надзору в сфере природопользования в 2021 году ✵ . Год назад водоканал привлекался к ответственности за те же самые ошибки, тогда учреждение штрафанули на 10 миллионов рублей.

Получится ли водоканалу расплатиться со всеми долгами либо же ранее момента ГУП не дотянет совсем — вопрос риторический. За прошедшие 4 года в организацию три раза подавали жалобы о признании нулем ✵ , но воз и сейчас там.

Голова рыбы

В случае с «Камчатским водоканалом» подобные небезопасные меры учреждение воспринимает очень нередко, чтоб списать их на непредусмотрительность либо очевидную ошибку. Малопродуктивный менеджмент как будто стал традицией в организации. В данном твердо удостоверились как расследователи «Досье», так и местная контрольно-счетная палата, которая еще в 2013 году подчеркивала, что основная неудача ГУПов Камчатского полуострова — в головах. После исследования работе управляющих аква хозяйства становится разумеется, что охрана природы навряд ли является их ценностью.

Куда больше увлекательным для бывшего руководителя «Камчатского водоканала» ✵ показался вопрос образования. Так, которая была управляющая ГУПа Наталья Осокина, еще являясь на посту, обучалась в московском университете за экономные средства. Вместе с ней на студенческой скамье посиживал и её сын, также трудившийся в «Камчатском водоканале».

Образование ни он, ни сама Осокина не окончили, а из водоканала уволились в 2011 году. При таком финале сотрудники должны вернуть все средства предприятию либо отработать в нем определенный срок. Однако Наталья Осокина и её сын не сделали ни одного ни второго, однако сумма, потраченная на их обучение, превысила 1,1 миллиона рублей.

Это не единственный случай бесследных утечек средств из казны ГУП при Осокиной. Например, под её проницательным управлением было куплено оборудование на 3 млн и автобус за 2 млн рублей — при этом по полной предварительной оплате. Новый руководитель учреждения обратился с иском в суд на поставщика, но даже по прошествии нескольких лет ни один продукт так и не поступил к заказчику. Как оказывается, компания поставщика была связана с одним из парламентариев краевого законодательного собрания.

За год до увольнения Осокиной в Петропавловске-Камчатском произошла та подводная трагедия, из-за которой стоки с «Чавычи» стали попадать в прибрежные воды и загрязнять место обитания морских львов. Бывшая управляющая в то время находилась на другом конце Рф, получая новые познания. Не отважилась трудность и при сменившем её Андрее Кошкареве, руководивш?? предприятием 6 лет, до того как WWF нашел трагедию.

На Камчатский полуостров ростовчанин Кошкарев переехал еще в девяностых — заниматься делом. Он организовал на полуострове компанию для молодежи, а через пару лет — строительный кооператив и компанию с московским адресом регистрации ✵ . Все компании, не считая кооператива, закончили существование.

Кресло руководителя водоканала Кошкарев занял в 2011 году. Любопытно, что его путь в роли государственного служащего на непродолжительное время прерывался: в январе 2015 года Кошкарева освободили от должности, а в мае приняли назад. Причина осталась в тайне.

На работу в «Камчатский водоканал» Кошкарев заступил с энтузиазмом и тотчас принялся исправлять ошибки Осокиной. Новому руководителю даже получилось возвратить часть долга за недоставленный продукт. Однако невзирая на перспективный старт, последующие годы его управления лишь прибавили вопросов — как местной экологии, так и предприятию.

В соответствии с отчетам «Федеральной службы по надзору в сфере природопользования», «Камчатский водоканал» огромное количество раз нарушал природоохранное нормативно-правовые акты. Проверяющие то и дело находили бесхозные трубы, из которых сбрасывалась неочищенная вода, либо же, напротив, не находили обязательных документов ✵ .

Часто предприятие игнорировало экологические показатели при сбросе вод в реки и ручьи, за что его исправно штрафовали на суммы от 10 000 до 138 000 рублей. За нарушения санитарно-эпидемиологических норм наказывали больше агрессивно — взыскания достигали 300 000. Почти все распоряжения не были исполнены в срок, и за это водоканалу приходили новые штрафы.

Невзирая на большие долги хозяйства, «Камчатский водоканал» не спешит с ними рассчитаться. По данным SPARK INTERFAX, на 2020 год из 1,7 миллиона рублей штрафов «за экологию» аква хозяйство погасило наименее половины.

Кроме остального водоканал своевременно не оплачивал «налог» за отрицательное действие на экологию природы, искажал данные об объеме производимых загрязнений, не вел учет отходов. Пару раз ГУП принудили закупить контрольно-измерительные приборы для станции «Чавыча», но схожих договоров на веб-сайте государственных закупок Центр «Досье» не нашел. 

Любопытно, что штрафы почаще всего налагают на одних и тех же служащих: более нередко платить за нарушения приходится самому Кошкареву и руководителю службы охраны окружающей среды Ольге Маргосовой. Вопрос про то, по какой причине после нескольких таких же правонарушений этих служащих не выслали в отставку из-за невыполнения собственных прямых обязательств, остается открытым; может быть, после нашей публикации им заинтересуются и надлежащие структуры.

По имеющимся сведениям кабинета министров Камчатки, в 2019 году ✵ доход Андрея Кошкарева составлял приблизительно 475 000 рублей за месяц, что в 5 раз выше средней заработной платы на полуострове. Можно представить, что даже большие штрафы навряд ли очень стукнут согласно его личному казне.

Мемы гос значимости

Камчатские научные работники часто утверждают о недостающем финансировании исследовательских работ природы, а местные городские учреждения не вылезают из долгов. Однако вопрос не в отсутствии средств — просто вольные средства камчатское правительство предпочитает растрачивать на собственный реклама.

Сначала 2019 года возникло АНО «КИАЦ» ✵ , которое репортеры окрестили «камчатской фабрикой троллей». Компанию сделали под управлением агентства по внутренней политике края, а её целями стали «противодействие экстремизму и нивелирование веб-угроз».

Региональные средства массовой информации заявляют, что задачка сотрудников аналитического центра — распространять на сайтах соцсетей положительные отзывы о работе главу региона и кабинета министров. За 1-ый год существования организация получила из краевого казны 24 миллиона рублей.

На эти средства «фабрика троллей» сделала два профиля в Instagram — новостной «Лентакам» и юмористический «Мемчатка». На данный момент последний паблик удален, но, судя по уцелевшим снимкам экрана, его содержимое было достаточно непонятным.

Создание Камчатского аналитического центра связывают с попыткой повысить рейтинг экс-руководителя края Владимира Илюхина. В 2019 году, когда была организована «фабрика», как раз поползли сплетни о его отставке. Вообщем, мемы ему не посодействовали.

В зимнюю пору 2020 года полномочный представитель президента Юрий Трутнев подверг критике, работу бывшего губернатора из-за проваленных инвестпроектов в регионе: 4,2 млрд рублей, которые были выделены на стройку поликлиники, так до нее и не дошли, а аквапарк «Волшебство-полуостров» оказался убыточным. Тогда Трутнев сообщил, что «Камчатский полуостров тянет Далекий Восток назад». Спустя два месяца Владимир Илюхин написал заявление об увольнении, а временно исполняющий обязанности главу региона стал экс-руководитель Республики Якутия Владимир Солодов.

Фактически сходу после переезда на Камчатский полуостров Солодову сказали о работе АНО «КИАЦ», но он не стал ликвидировать компанию ✵ . При общении с журналистами новый глава региона сообщил, что желает «перестроить работу» аналитического центра, но не стал уточнять, как конкретно. Тем временем своим личным главой пресс-службы государственный служащий провозгласил Аллу Головаль, которой местные Telegram-каналы приписывают кураторство над КИАЦ. В мае 2021 года Солодов объявил об устранении Агентства.

ЧАСТЬ III. БИЗНЕС

Золотые эталоны

«Выполнение экологических требований — база работы всех компаний. Разрабатывая природные ресурсы края, мы стремимся сохранить и восполнить его природные богатства», — говорилось на главной страничке веб-сайта компании «Золото Камчатского полуострова» ✵ . До сентября 2021 года она принадлежала Виктору Вексельбергу, одному из самых богатых людей Рф.

На Камчатском полуострове предприниматель обладал несколькими активами. В числе их — добывающая тройка: уже популярное нам «Золото Камчатского полуострова», «Камчатское золото» и «Камголд» ✵ . Федеральная служба по надзору в сфере природопользования раз в год находит на последних 2-ух нарушения природоохранного законодательства ✵ .

1-ые отчеты о вреде экологии от золотодобытчиков датируются 2015 годом: тогда проверяющие не обнаружили у компании «Камголд» информации об отходах, образовавшихся при использования Агинского горного комбината ✵ . Данный природный регион очень пострадал еще компании: научные работники КамчатНИРО произвели расчеты, что с 2006 по 2011 год добытчики нанесли аква биоресурсам вред на сумму более 45 миллионов рублей.

Ущерб от золотодобычи не миновал и реку Ага, которая протекает неподалеку от комбината. По данным Федеральной службы по надзору в сфере природопользования, в 2015 году предприятие Вексельберга «Камголд» сбросило в реку мусор, образовавшийся при сносе строения, и не провело подабающих мероприятий по восстановлению природной среды. Через пару лет обнаружилось, что у компании в принципе не было разрешения на сброс отходов в водоем. ✵

Аналогичная судьба поняла и ручей Зигзагообразный, куда добытчики «Камчатского золота» скинули неочищенные воды. Вприбавок предприятие оштрафовали за отсутствие лицензии на обращение с отходами IV класса угрозы. ✵

В 2019 году контрольная служба снова наказала «Камголд» и сейчас — из-за нарушения большого числа процедур по экологической безопасности. Как узнали п


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.