Сотрудники правоохранительных органов крушат кузницу современных кадров

Почему дело ректора Шанинки Сергея Зуева касается всех нас. Разъясняют политологи, исследователи и финансисты.

Ректора Московской высшей школы соц и финансовых наук (Шанинки) Сергея Зуева подозревают в хищении 21 миллиона рублей. 12 октября милиция пришла за Зуевым прямо в поликлинику, куда он попал с гипертоническим кризом. После чего его допрашивали свыше 30 часов. 13 октября следствие попросило арестовать ученого. Один из основных гуманитарных высших учебных заведений государства остался без управляющего — и этим результаты дела Сергея Зуева не исчерпываются. Про то, каким образом преследование доктора отразится на всех нас, «Медуза» побеседовала с сотрудниками Зуева, учеными и общественными интеллектуалами.

Григорий Юдин

доктор Шанинки

Данная история началась для нас полторы-14 дней назад. Прояснилось, что идет следствие. Шанинка сотрудничает со следственными органами и всевозможными способами предоставляет поддержку в установлении событий. И то, что на данный момент невзирая на это Сергея схватили, вызывает огромное беспокойство — за него и за институт. Для чего выхватывать из больничной палаты больного человека, который никуда не денется и не является препятствием [следствию]? Ты сидишь рядом, работаешь с человеком на протяжении большого количества лет, делаешь общее дело, а позже его вдруг закрывают за сетку.

Сергей Зуев сделал чрезвычайно почти все для Шанинки. Поначалу был деканом, позже стал ректором. Он очень демократичный человек. К нему постоянно можно обратиться за помощью, советом, с предложениями и мыслью. Он постоянно слышит тебя, у него чрезвычайно творческое и проектирующее сознание. А также, он превосходный собеседник и чрезвычайно эрудированный человек.

Для него Шанинка — главный актуальный проект. При нем институт развивается, вырастает набор, качество набора и вступительный балл, открываются новые программы. И все это [основано] на тех принципах, которые заложил [основоположник института] Теодор Шанин — и которые Сергей сохраняет и заботливо поддерживает. Мы были одними из первых, кто стал осмысливать институт не как коробку, в какой обучаются, как общественное место. В Шанинке есть места не лишь для обучения, да и для общественных обсуждений. На данный момент эта мысль закрепляется в почти всех институтах. 

Утрата Сергея Зуева и его работы будет огромным ударом и уроном для институтского общества в Российской Федерации, так как Шанинка пусть и маленький институт, но, смеем возлагать надежды, принципиальный. Это будет удар для всех, кому принципиальна институтская свобода, кому принципиально равноправие учащихся, профессоров и администрации. Кому умеют большое значение гуманитарные науки и охото, чтоб Российская Федерация была видна на глобальной карте общественно-гуманитарных наук, чтоб её глас был слышен. Это будет удар по реальным и преданным патриотам нашего государства.

Андрей Зорин

доктор Оксфордского института и Шанинки  

Не считая поддержки и сострадания Сергею Зуеву, говорить что-то тяжело. Я знаю его 10-ки лет и нескончаемо верю в его безусловную честность, благородство и мужество. Знаю его как известного устроителя образования, с которым я имел честь работать почти все годы. Институтов этого ранга, как Столичная школа, в Российской Федерации не много — это один из классных институтов в государстве, число которых можно перечесть по пальцам одной руки. Утрата всех них полностью критична для образования, науки и всего происходящего.

Происходящее с ректором — это большой удар и чрезвычайно суровая драматическая трудность. Я чрезвычайно встревожен судьбой школы, необычного преподавательского состава, восхитительных учащихся экстра-класса: умных, глубочайших и богатых по содержанию. Я преподавал в Стэнфорде, Гарварде, на данный момент преподаю в Оксфорде, но таковых учащихся, как в Шанинке, я не видел нигде. Для меня это неописуемая катастрофа.

Главные мои переживания носят личный характер — у меня чрезвычайно болит душа за восхитительного и неповторимого человека. Сергей делал как никто много для судеб российского образования и науки. Я никогда не колебался в его благородстве и мужестве. Однако на данный момент более важное и трагичное событие — это его нехорошее здоровье. Он перенес две тяжелые операции на сосудах. Мне известно, что из поликлиники [сотрудники правоохранительных органов] забрали его с большим давлением. Человек может вынести почти все, а организм — не все.

Элла Панеях

социолог

Шанинка — одно из наилучших, если не наилучшее в числе российских образовательных организаций в области соц наук. Это одно из 2-ух заведений, независимых от страны (вместе с Европейским институтом). Арестовать его ректора — скандальное решение.

[Сергею Зуеву] предъявляются подобные претензии, которые можно с легкостью предъявить хоть какому получателю муниципальных средств, — так растяжимо система уголовного преследования интерпретирует хищение либо присвоение средств. В деле пользовались экспертным исследованием, а экспертиза в наших критериях — дело совсем безответственное. Обычно, её заказывают дочерним компаниям. Суды фактически не инспектируют экспертные исследования, ориентируясь просто на штамп организации, которая её провела. Наши подразделения следствия способны сделать уголовное дело из хоть какого комплекта отчетности.

Мне не охото включать машинку для чтения мыслей власти, но почти все люди думают, что Шанинка стала жертвой разборок вокруг муниципальных потоков. Трудность в том, что в очах власти — и в особенности сотрудников правоохранительных органов — научные организации с интернациональной репутацией смотрятся подозрительно. Однако даже если это не целеустремленный политический наезд, то дело все равно политическое. Никто [со стороны власти] не произнес: «Остановитесь, они, Зуев и Шанинка, здесь ни при чем».

В базу дела Марины Раковой и Сергея Зуева легла экспертиза, изготовленная в Российской академии образования Ею руководит экс-руководитель Раковой Ольга Васильева. Как узнала «Медуза», меж ними был острый конфликт

18 часов назад

Николай Подосокорский

публицист, культуролог

Почти все подчеркнули, что трудности [у Шанинки] начались не сейчас, а еще в 2018 году. Тогда The Bell писал про то, что Шанинка, как считают ФСБ, является некоторым оазисом вольномыслия в числе российских высших учебных заведений.

Если говорить общо, это [дело Зуева] необходимо изучать в рамках огосударствления образования, экономики, средства массовой информации. В текущем году был утвержден законопроект о запрете независимой образовательной работе. Это сообщает про то, что высшее образование также будет перебегать под контроль страны. В этих условиях личное и независимое образование смотрится посторонним элементом в выстраиваемой системе.

Курс на изоляцию уже издавна наносит вред российской науке. Ясно, что в последние несколько лет власть преднамеренно пробует ограничить все зарубежные диалоги научных работников: это и вал дел о шпионской деятельности и государственной измене, попытки ограничить приезд зарубежных научных работников и их участие в научных конференциях. На данный момент любые контакты с зарубежными партнерами подозрительны и вызывают у почти всех деятелей российской науки чувство угрозы. На волне всей этой шпиономании университет интернационального уровня вызывает неприятие. То, что работники Шанинки разъясняют происходящие в Российской Федерации процессы в политической сфере под критичным углом, не нравится в руководству.

С одной стороны, может показаться, что все эти некоторые истории никак не соединены меж собой. С иной — ясно, что на данный момент идет борьба с хоть какими формами инакомыслия, просветительством и личным воззрением. Невзирая на это, сегодняшняя муниципальная система нежизнеспособна в современном мире.

Александр Асмолов

член Совета по гражданским правам при президенте Российской Федерации, заведующий кафедрой психологии личности МГУ

Сергей Зуев — один из наиболее профессиональных мастеров гуманитарного образования в Российской Федерации, предлагающ?? необыкновенные пути развития людского потенциала через политологию, социологию, культурологию. Он мастер, и он принял от Теодора Шанина эстафету по созданию неповторимой мастерской, где появляются новые смыслы. 

Задержание Сергея Зуева — это желание его затушить. Добиваются затушить в принципе Шанинку, но не лишь Сергея. За этим стоит твердая идеология и установка. Зуев занимается «иллюминацией» тех, кто желает сделать Российскую Федерацию достойной государством — чтоб она была открыта миру, чтоб в ней росли мастера со вольным критичным мышлением, которые в буквальном смысле являются людьми мира.

Зуев не причастен к такого рода ситуациям [хищениям]. Шанинка — это букет профессиональных людей, где Сергей выступал как мастер, работал с схожими [на себя] людьми и превращал их в неповторимую структуру. Я полагаю, что Сергей будет [и далее работать] в Шанинке, другого варианта мне не известно и не желаю знать. Считаю, что если в Российской Федерации не будет таковых мест, как Шанинка либо Европейский институт, то у Рф просто не будет грядущего.

Владимир Гельман

специалист политологии

С одной стороны, вправду идет борьба вокруг различных государственных заказов, денежных потоков. Все, что касается реализация работ по этим заказам, — страшная сфера. Выполнение заказа произвольно трактуется регулирующими органами, руководствуем?? своими представлениями и интересами. Потому хоть какой менеджер, который работает с страной, располагается в очень уязвимом положении. Однако Шанинка уже подвергалась гонениям в прошедшем, и есть много деятелей, которые не готовы мириться с существующими автономными учебными заведениями. Потому [у Шанинки и Сергея Зуева] была двойная незащищенность.

Резонансных случаев работы с страной уже много — довольно привести пример режиссера Кирилла Серебренникова. Естественно, можно сообщить: «Держитесь подальше от страны». Однако нужно осознавать, что правительство все посильнее и посильнее монополизирует сферу заказов. С одной стороны, работа с муниципальными средствами — это риск, с иной — выбирать фактически не из чего.

Борис Грозовский

финансовый корреспондент

В Российской Федерации на данный момент всего три университета, в которых социальные науки — экономика, социология, политология и иные — всеполноценно взаимосвязаны в мировую науку. Это НИУ ВШЭ, Шанинка и маленький Европейский институт (ЕУ) в Санкт-Петербурге. Власти издавна недовольны [тем], что в этих институтах работает огромное количество исследователей и педагогов, без подабающего экстаза и пиетета оценивающих российскую политику. Как видно из дела Doxa, их очень волнует распространение таких же настроений в числе молодежи.

ЕУ пробовали закрыть два раза, отзывая у университета лицензию под пустячными предлогами. Отобрали здание, выручило вмешательство Алексея Кудрина. Однако он поплатился за это летом 2021-го — Бард-институт признали «ненужной организацией».

НИУ ВШЭ получилось «отрегулировать» без резких движений против университета. Бывший-руководитель Ярослав Кузьминов, который пытался не испортить отличное общение с различными башнями власти, все сделал сам. Почти все педагоги, которые придерживались «некорректных» взглядов, были обязаны оставить институт. Университет ушел на расстояние от студенческой активности, которая не нравится власти. Это, но, не выручило Кузьминова от ухода с поста, а ВШЭ — от нового ректора-варяга. Однако, по последней мере, против управления ВШЭ не начаты уголовные расследования.

Шанинку закрывали по-иному. Отзывали у нее аккредитацию, давили на некоторых педагогов и Владимира Мау, ректора РАНХиГС. Против нескольких его сподвижников уже возбуждены дела.

Больше мощнейший удар по Шанинке, чем арест Зуева, трудно даже вообразить. Я полагаю, «делом Раковой — Зуева» сотрудники правоохранительных органов пробуют привести институты в состояние еще большей покорности. Свободомыслие в образовании для сотрудников правоохранительных органов больше недопустимо.

Константин Гаазе

социолог, корреспондент, выпускник Шанинки; также ведущий подкаста «Медузы»

У нас сословное правительство. Солидный людей — это подобное сословие — сажают под домашний арест. А руководитель с госнаградами — это солидный человек. Когда [сотрудники следственных органов] требуют домашний арест — да, [при подобном положении] можно было бы спекулировать, что в деле будут разбираться.

Однако если следствие сходу просит кинуть ректора Шанинки Зуева в камеру — совсем все равно, в чем он обвиняется. Винят не его в действительности. Винят школу. Да чего уж там, не винят, а уже приговорили. [Я считаю,] что атака [в действительности идет] на Шанинку. Не считаю, что дело в чьих-то любовницах либо политических трудностях Сберегательного банка.

Для общества Шанинки это, по-человечески, нестерпимая положение дел: Зуева взяли в пленники, посадили в тюрьму, чтоб убить школу. Мне не известно, почему звезды сошлись на Шанинке, от которой, вероятно, необходимо избавиться ударными темпами. Может быть, дело в профессуре, которая по сегодняшним временам много болтает. Да к тому же полный диапазон «болтунов»: и либералы, и левые, и консерваторы. У Шанинки есть огромное мировую общественность удачных и независимых выпускников — быть может, это не нравится. В сегодняшнем пейзаже в Шанинке все очень. На данный момент так не обожают.

Григорий Голосов

доктор Евро института

Наше учреждение — Европейский институт — два раза подвергалось атаке со стороны власти. Два раза приходилось прекращать учебную деятельность.

Для тех, кто вовлекался в практики денежного сотрудничества с страной, опасности растут — в особенности если у властей покажутся колебания в лояльности. С иной стороны, тесноватая связь меж страной и учебным заведением не помогает. Однако обходить эти связи в Российской Федерации фактически нереально, правительство само сделало подобные условия.

Петр Щедровицкий

философ, специалист по политтехнологиям (цитата приводится по фейсбуку с сокращениями)

Накануне из поликлиники c гипертоническим кризом в СИЗО забрали моего друга Сергея Эдуардовича Зуева. С давлением 200. Чтоб всем была ясна моя позиция: не верю ни одному слову наших так именуемых «правоохранительных» органов. И не поверю, кем бы и вроде бы в конечном итоге ни были изложены обвинения. Очень отлично знаю, как «работают» представители силовых структур, стремясь достигнуть «благодарных показаний», очередных «звездочек» либо просто улучшая статистику.

Когда в общем немолодого и не чрезвычайно здорового человека допрашивают свыше 30 часов, для меня разумеется, что перед исполнителями поставлена определенная задачка — хоть какими методами «убрать» нежелательного человека. Является ли таким человеком сам Сергей Эдуардович либо кто-то иной — мы, непременно, чрезвычайно скоро узнаем.

На протяжении почти всех лет Сергей Эдуардович самоотверженно занимается образовательной работой. Он отдал путевку в жизнь соткам, а быть может, и тысячам спецам в области соц наук, управления культурными учреждениями и соц проектами. Сейчас не лишь доброе имя, да и жизнь Сергея Эдуардовича располагается в угрозы.

Александр Архангельский

литературовед, публицист, доктор НИУ ВШЭ (цитата приводится по фейсбуку с сокращениями)

Появилась информация, что задержали ректора Шанинки Сергея Зуева и увезли, невзирая на заболевание, в СИЗО. Желаю сообщить, что знаю Зуева на протяжении нескольких лет. Он один из наилучших в государстве социологов культуры, административный наследник Теодора Шанина, а основное — приличный человек, не «про средства». Я готов поручиться за него хоть на земном суде, хоть на Ужасном.

Понятно, что отважные органы шли не за Шанинкой, а находили, за что зацепиться в случае с Мариной Раковой. С которой я лично не знаком, но образовательные проекты которой, сначала цифровая школа Сберегательного банка, отличны и подрывают монополию. Им необходим повод, употребляли формальную зацепку — грант вузу. Однако от этого не легче.

Елена Рождественская

врач социологических наук, доктор НИУ ВШЭ

Не считая недовольства арестом Сергея Зуева и эмоциональной поддержки я ничего не могу сообщить. С Сергеем Зуевым я не знакома. А Шанинка — это кузница современных кадров. Прекрасное образование в условиях почти всех остальных наших институций. Потому я поддерживаю институцию, которая оказалась в тяжелом положении.

Дмитрий Дубровский

доцент НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге

Мы имеем дело с разной степенью давления на негосударственную часть высшего образования в Российской Федерации. Шанинка уже проходила шаг лишения аккредитации. Схожая положение дел была и в Европейском институте, когда он целый год не мог преподавать.

Мне представляется, что подобное положение дел связана с общим агрессивным отношением власти к независимым институтам высшего образования в Российской Федерации. Опасаюсь, что одним арестом ректора и предъявлением различных обвинений дело не завершится. Похоже, идет речь о суровом наезде на Шанинку в общем.

Я бы связал данный процесс с тем, что в данном консервативном антизападном повороте, в каком мы на данный момент существуем, есть задачка закрыть независимое образование. Властные структуры интенсивно отыскивают в институтах нелояльность и прозападность, а «красивые» люди из верхней палаты парламента РФ и Гос думы часто делают отчёты о вмешательстве во внутренние дела России. Я это связываю с новыми корректировками в законе об образовании, где люди,которые имеют активные заграничные контакты, стают первыми подозреваемыми в нелояльности властных структур России.

Шанинка — независимая, критически мыслящая. Она негосударственная и может для себя подобное дозволить. Опасаюсь, что в данном политическом контексте это не какой-то случайный развитие событий, а полностью закономерное давление на университет. Может быть, это завершится сменой ректора. Может быть — отзывом лицензии. Тяжело сообщить, кто и что конкретно за этим стоит. 

Анатолий Голубовский

социолог, искусствовед, корреспондент

С Сергеем Зуевым я дружу больше сорока лет, он один из моих ближайших друзей. Он общественный интеллектуал и отличный человек. То, что случается на данный момент, для меня личная история. Я полностью убежден в его невиновности и убежден в том, что все, что с ним делает следствие — от многочасовых допросов без сна и предстоящего его перемещения из больничной кровати с давлением 200 в СИЗО, — представляется мне совсем нелегальным и не относится ни к каким правилам права.  

Положение дел совсем страшная, она припоминает огромную заказную историю, связанную с построением этого дела, в каком есть организованная преступная группа, которое договаривается, чтоб на муниципальные средства ничего не сделать, а [заместо этого] быстрее их разворовать. По методу работы следствия и нраву обвинения это припоминает дело «Седьмой студии». А связка Ведомства просвещения в период бытности госпожи Раковой на должности руководителя Министерства и Шанинки составляла либеральную среду, повредить которую приняло решение управление нашего государства.

Мне не известно, что будет с Шанинкой как с институцией. Однако если Зуев будет исключен из образовательного процесса — это будет, непременно, большая утрата и для образования, и для науки. Это свидетельство нарастающей умственной, этической деградации, которая случается в государстве. Спасти жизнь Сергея Зуева и каким-то образом поменять эту положение дел сумеет лишь наибольшая солидарность институтского общества.


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.