Сидельцы по делу Мальцева станут общественниками

На свободу вышли участники, которые получили по 4 года за пикет в день «революции» Мальцева.

Когда Владислав Мордасов и Ян Сидоров вышли на пикет в Ростове на дону-на-Дону, одному было двадцать два года, а второму всего восемнадцать лет. По прошествии двух лет СИЗО и судов они получили более 6,пять лет в колонии (позже Верховный суд понизил срок до 4 лет) — пикет и участие в чате приверженцев Мальцева сотрудники следственных органов посчитали подготовкой к масштабным кавардакам и захвату областного кабинета министров. Мордасов и Сидоров отбыли весь срок — и сходу после освобождения побеседовали с журналистом «Медиазоны».

Яна Сидорова и Владислава Мордасова задержали 5 ноября 2017 года в центре Ростова, когда они вышли на пикет у строения местного кабинета министров. Юные люди развернули плакаты «Возвратите землю ростовским погорельцам» и «Правительство в отставку» — и здесь же были схвачены сотрудниками правоохранительных органов.

В тот же день на территории всего государства были задержаны около 450 человек — приверженцев политика Вячеслава Мальцева, который под девизом «не ждем, а готовимся» провозгласил на 5 ноября «революцию». 10-ки его последователей стали фигурантами уголовных дел. Сам Мальцев к данному моменту оставил Российскую Федерацию, движение «Артподготовка» суд признал террористической группировкой, а московскую группу активных участников — и совсем террористической.

18-летнего студента института при Южно-Российском институте РАНХиГС Яна Сидорова и 22-летнего литейщика Владислава Мордасова после задержания с плакатами обвинили в покушении на компанию масштабных правонарушений. Был и 3-ий фигурант дела — 18-летний ассистент бухгалтера Вячеслав Шашмин. Он тоже пришел к ростовскому кабинету министров, но плакат не доставал, ему вменили покушение на участие в кавардаках.

Как считают следственные органы, ростовские сторонники Мальцева планировали не попросту выйти на пикет, а осуществить захват здание областного кабинета министров. СК заявлял, что конкретно 22-летний Мордасов «в целях нарушения стабильности политической положения дел в стране и подбора сподвижников для проведения "силовых акций"» сделал в телеграме чат «Революция 5/11/17 Ростов-на-Дону».

Админом чата был 18-летний Ян Сидоров. Как считает Следственный комитет, которые вступили в чат юные люди намеревались организовать «поджоги, беспорядки, убить имущество», также «нанести травмами» сотрудником полиции и иным государственным служащим. При всем этом Шашмин, как говорит защитник, лишь состоял в чате и не оставил там ни 1-го сообщения.

Юные люди ведали, что после задержания их поначалу избили в отделе милиции, а Мордасов подвергся пыткам и в управлении СК. Возбуждать уголовные дела по заявлениям юных людей на насилие не стали.

Подтверждениями обвинения по делу стали экспертные исследования сообщений в чате «Революция 5/11/17 Ростов-на-Дону» и 1-ые благодарные показания, от которых обвиняемые потом отказались. Согласно мнению Сидорова и Мордасова, они вправду состояли в оппозиционном чате, но никогда не призывали к насилию.

«Если тщательно провести изучение наши показания в суде, то становится ясно, что мы желали просто в которой-то мере применять известность этого действия, чтоб привлечь внимание к нашим местным трудностям, — гласит Сидоров уже после выхода на свободу. — В общем он (Мальцев) для меня был просто этот же политический деятель, как Алексей Навальный, другими словами люди, от которых я был далек, как тогда, так и на данный момент».

Мордасов поясняет, что мысли Мальцева они с Сидоровым по сути не делили, а только интересовались его видеоблогом в ютубе (на данный момент канал «Артподготовка» заблокирован в Российской Федерации).

Показания против юных активных участников дали их товарищи и несколько участвующих чата. Позднее они отказались от показаний, сообщив, что в ходе проведения допроса сотрудники следственных органов оказывали на них давление — и уехали из Российской Федерации.

Два года Сидоров и Мордасов провели в СИЗО. 19 октября Ростовский областной суд признал их виноватыми в подготовке масштабных правонарушений и провозгласил каждому по шесть лет и 7 месяцев заключения в колонии строго режима.

«Российский суд показал себя во всей красоте, — вспоминает свои воспоминания от процесса Ян Сидоров. — Когда начался суд, я практически два года содержался в следственном изоляторе, а там общаешься с иными, аналогичными злосчастными людьми. И в Российской Федерации это почти во всем легитимная практика: что люди, не совершавшие преступного деяния либо совершавшие не то, за что их судят, по итогу попадают в места не настолько отдаленные. Потому в общем я был готов к такому поведению суда. Конечно, это нельзя назвать ни законом, ни справедливостью».

Владислав Мордасов сообщает, что тогда даже обрадовался сроку, так как прокурор запрашивал им по 8,пять лет. Вячеслав Шашмин, который был признан виноватым в покушении на участие в кавардаках, отвертелся условным сроком. В апелляционной инстанции вердикт устоял, а в 2020 году Верховный суд уменьшил сроки Мордасову и Сидорову до 4 лет — первого выслали отбывать наказание в ИК-9 в городе Шахты, а второго в Димитровград в ИК-10.

В колониях, согласно мнению Сидорова и Мордасова, какого-то значительного давления на них не оказывали — ни работники, ни осужденные. «Администрация относилась [ко мне] в рамках законодательного поля, никаких незаконный деяний ко мне я не видел, — ведает Мордасов. — Да, бывали у меня нарушения, совсем справедливо мне за это выносили взыскания, никакого тенденциозного отношения не было. Даже быстрее снисходительное, можно сообщить. С осужденными тоже вопросов не было, отношение почтительное. Никто не давил».

Несколько раз Ян Сидоров попадал в ШИЗО, но сообщает, что «это все-же нельзя назвать каким-то неприкрытым давлением». Оба уделяли большое количество времени. чтению книжек и самообразованию, Сидоров чуток более одного года отработал на деревообрабатывающем производстве: «Чуть-чуть освоил профессию оператора станка. Выпускали декоративную мебель, экраны на батареи, вплоть даже до декоративных каминов. Платили по 500 рублей за месяц. Я сам туда пошел, чтоб как-то себя занять, приобрести какие-то способности».

Он длительно привыкал к собственному новому положению, а острее всего скучал по родным — оба получали много писем и открыток, Мордасову писали даже из Соединенных Штатов Америки и Швейцарии. В которой-то момент корреспонденции стало настолько большое количество, что ему пришлось завести для писем некоторую сумку.

«Иным заключенным было особенно видеть человека, у которого подобное дело, такая публикация, — вспоминает Сидоров. — Быть может, в свое время было другое отношение к политическим заключенным, но на данный момент подобные политические дела — уникальность, и людей, кто по ним посиживает, не настолько не мало».

В 2020 году оба попробовали выйти на свободу по условно-досрочному освобождению, но обоим суды отказали. «Я вначале и не рассчитывал, что мне одобрят, — признается Мордасов. — Если справедливо, то не было у меня достаточных заслуг, чтоб получить такую меру поощрения. Если глядеть вначале — я осужден совсем несправедливо, но если изучать абстрактно условно-преждевременное, то должно быть много поощрений, должен быть трудоустроен, должен работать радиво. У меня этого всего не было. Потому я расслабленно посчитал данный отказ».

Последний день в колонии Владислав Мордасов провел за бессчетными «чаепитиями» с иными зеками: «Барак, в каком я жил 18 месяцев, как раз посреди лета переселили, и мы разъехались по всей остальной колонии. И потому пришлось туда-сюда по всем баракам собирать чаепития. Все мне хотели чрезвычайно много добра».

На выходе из колонии его встречали два 10-ка людей: родные, товарищи и общественники.

За время суда Сидоров и Мордасов, которые перед пикетом были лично знакомы всего некоторое количество дней, близко сошлись и стали товарищами. На данный момент они вместе планируют заняться правозащитой — покидать Российскую Федерацию они не намерены. «Любой из нас должен делать однако бы чуть-чуть, вкладывать свои силы, чтоб несправедливости становилось меньше, — анализирует Ян Сидоров. — Пусть это будет даже небольшой уровень, а позже поменять систему — легитимными методами, как мне вот дает подсказку мать. Необходимо самостоятельно делать государство лучше».


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.