Трейдеры Гурбангулы Бердымухамедова.

Трейдеры Гурбангулы Бердымухамедова

Племянники президента Туркменистана Хаджимурат и Шамурат Реджеповы через офшоры перепродают продукцию госпредприятий

Трейдеры Гурбангулы Бердымухамедова.

Гурбангулы Бердымухамедов

У одной нет сайта, а в другую не удалось дозвониться, однако именно эти зарубежные фирмы торгуют продукцией ведущих предприятий нефтяной и химической отраслей Туркменистана.


Главное из расследования

Минеральное удобрение, производимое на государственном заводе в Туркменистане, экспортируют через сомнительную шотландскую компанию.

Ключевую роль в предприятии играет племянник президента Хаджимурат Реджепов. Люди, значащиеся в декларациях компании ее бенефициарами, на самом деле работают на Реджепова.

Другая британская фирма получает контракты на торговлю нефте- и химпродуктами производства крупных госпредприятий. С нею также тайно связан племянник президента — брат Хаджимурата, Шамурат.

Братья купили в Дубае 16 квартир.

В сентябре 2018 года в Туркменистане отметили важное индустриальное достижение страны — запуск нового государственного завода по производству карбамида в городе Гарабогаз на побережье Каспийского моря. СМИ писали, что на торжественное открытие приехали даже зарубежные дипломаты из Ашхабада.

Завод «Гарабогазкарбамид», на строительство которого Японский банк международного сотрудничества (JBIC) выдал кредит в 1,16 миллиарда долларов, значительно увеличил возможности Туркменистана в производстве минерального удобрения карбамида — одного из ключевых экспортных продуктов страны.

Новое расследование OCCRP и партнеров, Turkmen.News и Gundogar.org, раскрывает, что среди главных экспортеров производимого на заводе карбамида была сомнительная шотландская компания, у которой нет даже сайта.

Трейдеры Гурбангулы Бердымухамедова.

Хаджимурат Реджепов (слева) c братом Шамуратом

Более того, хотя акционеры и конечные бенефициары фирмы несколько раз менялись, на самом деле предприятие тайно контролировал Хаджимурат Реджепов, племянник президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова.

Расследование основывается на «Архиве Пандоры» — утечке миллионов документов офшорных провайдеров корпоративных услуг, которыми Международный консорциум журналистов-расследователей (ICIJ) поделился с партнерами.

Хаджимурат — не единственный из Реджеповых в документах утечки. По всей видимости, его младший брат Шамурат пользовался похожей схемой и играл аналогичную роль в британской компании, называющей себя ведущим экспортером нефтепродуктов крупного туркменского нефтеперерабатывающего завода (НПЗ).

Утекшие документы содержат интересную информацию о бенефициарах компаний: их акционерами были офшорные «номиналы», которых использовали для сокрытия реальных владельцев. С тех пор, как Великобритания стала требовать раскрывать информацию о «лицах со значительным контролем» в предприятии, в декларациях появились несколько малоизвестных граждан Туркменистана. Те из них, с кем журналистам OCCRP удалось связаться, отказались дать комментарий.

Связи с элитой позволяют братьям Реджеповым жить совсем другой жизнью, нежели большинство граждан Туркменистана, который правозащитники называют одной из самых авторитарных стран мира. Президент Бердымухамедов контролирует почти все аспекты политической жизни и экономики — вплоть до утверждения дизайна банковских карт и медалей для выставок собак.

Туркменистан не публикует в открытом доступе государственные документы, а о свободе прессы тут и не слышали. В связи с этим независимым журналистам и гражданскому обществу крайне трудно выяснить, что происходит в стране.

Хаджимурат и Шамурат Реджеповы, а также представители администрации президента Бердымухамедова, не ответили на запросы о комментарии.

Импорт и экспорт

Новый государственный завод по производству карбамида сделал Туркменистан ведущим экспортером удобрений в регионе: согласно документам из базы данных ООН Comtrade за 2019 и 2020 годы, страна экспортировала свыше 1,6 миллиона тонн карбамида.

Трейдеры Гурбангулы Бердымухамедова.

Расположенный в Гарабогазе завод по производству карбамида, построенный на кредит японского банка, принадлежит госконцерну «Туркменхимия»

В открытом доступе нет торговых данных, раскрывающих, насколько важную роль в этом сыграла шотландская компания Caran Holdings. Однако различные источники свидетельствуют о том, что ей достался большой кусок пирога.

В 2018 году человек, назвавшийся представителем Caran на новом заводе, дал интервью правительственной газете «Туркменистан». Он сказал, что компания подписала соглашение об экспорте 1,2 миллиона тонн произведенного на предприятии карбамида через грузинские и российские порты.

Он также сообщил, что компания договорилась с государственной фирмой о покупке 200 тысяч тонн удобрения, которые планировали продать Китаю, Индии, Египту и нескольким африканским странам.

Если это правда, то компания — единственный экспортер удобрения из Туркменистана. (Тем не менее информация в Comtrade может быть неполной.)

Несколько независимых источников также называют фирму крупным игроком на рынке.

Агентство Argus Media, предоставляющее информацию о ценах на энергоресурсы и другие товары, основываясь на данных правительства Туркменистана, назвало Caran «крупнейшим поставщиком туркменского карбамида по речным путям в текущем году».

В распоряжение журналистов также попали документы, содержащие статистику продаж Caran. В 2020 году фирма продала 213 тысяч тонн карбамида российской торговой компании, которая передала товар покупателям из США.

Источник в индустрии также сообщил, что компания регулярно экспортирует десятки тысяч тонн удобрения. Он согласился поговорить с журналистами на условиях анонимности и предоставил в подтверждение своих слов несколько десятков счетов-фактур.


Президентский указ

Помимо вывоза Caran также поставляла удобрения в Туркменистан и как минимум в одном случае сделала это по указу президента.

В декабре 2018 года Бердымухамедов подписал указ, согласно которому госконцерн «Туркменхимия» должен был импортировать почти 20 тысяч тонн аммофоса — высококонцентрированного удобрения — для последующей продажи местным сельхозпроизводителям по субсидированным ценам. Контракт на поставку аммофоса на сумму 11,4 миллиона долларов получила фирма Caran Holdings LP.

Шотландские тайны

Племянник президента Хаджимурат Реджепов — единственная заметная персона в документах Caran. Он числился владельцем компании с января по ноябрь 2020 года.


Выданная в 2019 году доверенность предоставляла Реджепову право «производить платежи, контролировать, изменять и исполнять любые деловые контракты и вопросы… связанные с деятельностью и делами компании»

Этот факт объяснить сложно: если его причастность к компании хотели скрыть, то это, скорее всего, была ошибка. Журналисты выяснили, что все остальные действия за время существования компании были направлены на то, чтобы избежать его разоблачения.

Кроме этих девяти месяцев, на бумаге владельцами компании всегда были наемные юристы или офшорные фирмы — это типичный способ скрыть истинных владельцев предприятия.

Несмотря на то что с 2017 года Великобритания требует от компаний, подобных Caran представлять информацию о «лицах со значительным контролем» — таким способом в стране выявляют реальных бенефициаров — Реджепова в документах фирмы не указывали.

Однако есть и другие доказательства того, что он играл важную роль в Caran. Прежде всего, два работавших с Реджеповым источника, попросившие не раскрывать их имена из соображений безопасности, сказали, что именно он на самом деле контролировал фирму.

Подтверждают это и документы из «Архива Пандоры». Его имя значится в двух датируемых разными годами доверенностях на управление компанией: один документ — черновик, а второй подписан и заверен печатью. Первый подготовили в декабре 2018 года, через несколько месяцев после открытия завода.

Журналисты также выяснили, что еще два человека, которые в документах Caran значатся «лицами со значительным контролем», работали на Реджепова.

Среди них был Керимберды Ялкабов, получивший, как и Реджепов, «доверенность» на управление фирмой. Журналисты узнали телефон Ялкабова и проверили его через GetContact — приложение, отображающее, как владелец номера записан в адресных книгах других людей. Его несколько раз называли «сотрудником» или «ассистентом» Хаджи (прозвище Хаджимурата), а также представителем Caran Holdings.

В 2019 году в издании «Бизнес Туркменистан» опубликовали фотографии с прошедшей в Ашхабаде международной выставки «Нефть и газ Туркменистана — 2019». На снимке стенда «Ак Хазына» также виден логотип Caran.

Вторым человеком была Гульнар Чарыярова, которая в транспортной накладной значится главным бухгалтером компании «Ак Хазына» . Из документов следует, что эта туркменская фирма была представителем Caran в стране. Именно она закупала карбамид на государственной товарно-сырьевой бирже Туркменистана, а затем передавала его Caran для последующего экспорта. (Туркменистан не выкладывает в открытый доступ корпоративные данные, однако в попавших в распоряжение журналистов документах Реджепов значится директором предприятия.)

Наконец, с 2019 года Реджепов значится единоличным акционером, а с 2020 года — директором Caran Holdings Limited, одноименной гонконгской компании. Это подтверждают данные из местного корпоративного реестра. Журналисты не смогли выяснить, ведет ли эта фирма какую-либо коммерческую деятельность.


Caran из Гонконга

История гонконгской Caran вновь подтверждает причастность Реджепова к шотландскому предприятию.

Компанию Caran Holdings Limited открыл в Гонконге в декабре 2017 года канадский бизнесмен Ахмад Вахид Ягуби.

В телефонном разговоре с журналистами OCCRP он рассказал, что основал компанию для себя и назвал ее в честь шотландской Caran Holdings, которую считал примером успешного трейдинга на Государственной товарно-сырьевой бирже Туркменистана.

Бизнесмен сообщил, что понятия не имел, кому принадлежала компания Caran в Шотландии, добавив, что предложил людям Реджепова свою фирму, когда они узнали о ней. Реджепов купил у Ягуби фирму, заплатив за нее сумму регистрационного сбора, составившую порядка 1500 долларов. В документах гонконгского реестра компаний смена собственника датируется мартом 2019 года.

По словам Ягуби, он провел через предприятие лишь одну трансакцию. «Я больше не имею к нему никакого отношения», — заверил он.

Нефть и газ

Подконтрольная Хаджимурату Caran закупала и продавала удобрения, а его младший брат Шамурат, по всей видимости, был связан с компанией Delanore, торгующей продукцией туркменского химпрома и нефтепродуктами производства госпредприятий нефтегазового сектора Туркменистана.

Хотя на сайте компании говорится, что она — «ведущий экспортер/импортер нефтепродуктов на Ближнем Востоке и в странах СНГ», создавали ее в строгом секрете.

Компанию основал в Великобритании в 2015 году гражданин Сейшельских Островов, а ее последующие владельцы были явными «номиналами».

В общедоступных документах имя Шамурата Реджепова в связи с этой компанией никогда не упоминалось. Как и в случае Caran, даже во внутренних файлах Delanore, попавших в распоряжение журналистов, бенефициарными владельцами значились непубличные граждане Туркменистана, о деятельности которых ничего не известно.

Однако в «Архиве Пандоры» была подписанная и заверенная печатью доверенность, которую компания выдала Шамурату Реджепову в феврале 2020 года — такой же документ его брат получил от Caran.

Неизвестно, зачем Шамурату был нужен этот документ, действовавший всего восемь месяцев. Однако в конце этого срока у Delanore, по всей видимости, начался новый этап: владелицей и директором фирмы стала гражданка Турции Асие Джерен Чап.

Ее появление ознаменовало расширение компании: в том году в Турции открыли еще одну Delanore, которая также принадлежала Чап. На новом сайте Delanore Group говорится, что компания поставляет продукты питания, нефтепродукты и другие товары. Там также указаны аффилированные одноименные фирмы в ОАЭ, Туркменистане и Великобритании.

Сама Чап известной фигурой в бизнесе не считается, однако, выйдя замуж, она попала в семью Мухаммета Чапа — турецкого бизнесмена, чья строительная компания в 2000-х выполняла в Туркменистане госконтракты.


Сложный бизнес

Мухаммет Чап начинал свой бизнес, выполняя в Туркменистане строительные госконтракты при первом президенте страны Сапармурате Ниязове. Туркменский лидер умер в 2006 году, однако принадлежащая Чапу компания Sehil Inşaat Endustri ve Ticaret Ltd продолжила получать многомиллионные контракты и при Бердымухамедове. В 2010 году бизнесмену пришлось покинуть страну — как он сам заявил перед арбитражем Международного Центра по урегулированию инвестиционных споров, из-за преследования со стороны правительственных чиновников и правоохранителей.

Согласно материалам арбитражного разбирательства по иску, предъявленному Мухамметом Чапом правительству Туркменистана, бизнесмен и его дети столкнулись с давлением и преследованием. Им якобы угрожали запретом на выезд из страны.

Неизвестно, был ли Шамурат Реджепов причастен к новой, более масштабной структуре Delanore. Ни он, ни Асие Джерен Чап не стали говорить с журналистами. Еще одна женщина из Туркменистана, которая числится в документах акционером британской Delanore, а также ее сын, имеющий статус «лица со значительным контролем», отказалась дать комментарий. С британским и дубайским офисами Delanore связаться не удалось.

Тем не менее масштаб деятельности компании в Туркменистане (на сайте говорится, что она импортирует и экспортирует из страны множество товаров) предполагает, что ей в Ашхабаде помогает некто со связями и влиянием.

Несколько зацепок ведут к Шамурату Реджепову.

Журналисты позвонили в офис Delanore в Ашхабаде. Человек, снявший трубку, сказал, что это фирма «Ак Ровач», которая представляет Delanore в Туркменистане. По его словам, по вопросам покупки нефтепродуктов надо связывать с его «шефом», Довраном Ниязовым.

Трейдеры Гурбангулы Бердымухамедова.

Шамурат Реджепов (в центре) и Уккаше Чап (справа) отдыхают на частной яхте

«Архив Пандоры» раскрывает, что у Ниязова была доверенность на управление британской Delanore, действовавшая примерно в то же время, что и у Реджепова. Более того, журналисты проверили его номер через GetContact и обнаружили несколько доказательств его причастности к Delanore, Шамурату Реджепову и нефтяному бизнесу.

Ниязов отказался говорить с журналистами.

Несмотря на то что в Туркменистане дела у семьи Чап складывались непросто, Реджепов общается с одним из ее членов: на фото в инстаграме мы видим его на частной яхте в Турции с Уккаше Чапом — одним из сыновей Мухаммета Чапа.

Племянники в Дубае

Неизвестно, сколько Хаджимурат и Шамурат Реджеповы заработали, экспортируя из Туркменистана карбамид и нефтепродукты. Тем не менее об их состоянии можно судить по недвижимости в ОАЭ.

Согласно утечке данных из реестра владельцев недвижимости в Дубае, предоставленных OCCRP исследовательской организацией C4ADS, у Хаджимурата Реджепова здесь девять квартир в пяти жилых комплексах: Sparkle Tower 2, Damac Heights, Sadaf 4, TFG Marina, где находится Wyndham Hotel, и Matrix Tower.

Шамурат владеет семью квартирами в Sparkle Tower 2, Damac Heights и TFG Marina.

Трейдеры Гурбангулы Бердымухамедова.

Трейдеры Гурбангулы Бердымухамедова.

Все, кроме Matrix Tower, расположены в престижном районе Дубай Марина, неподалеку от знаменитого искусственного архипелага Пальма Джумейра. Шамурату принадлежат семь квартир в Sparkle, Damac Heights и TFG Marina Hotel.

В утекших файлах не указаны даты покупки, однако судя по тому, когда информацию внесли в базу данных, недвижимость приобрели после 2018 года — примерно в то время, когда Caran и Delanore развернули более активную деятельность.

Сравнив 16 квартир Реджеповых с аналогичными апартаментами в этих комплексах, которые сейчас выставлены на продажу, журналисты OCCRP и партнеров оценили недвижимость братьев примерно в 5,5 миллиона долларов.

Над материалом также работала Келли Блосс (OCCRP)

***

Пока граждане Туркменистана стоят в бесконечных очередях за субсидированными продуктами, члены правящей семьи наслаждаются роскошной жизнью. Журналистам впервые удалось получить документальные доказательства того, что связи с президентом Гурбангулы Бердымухамедовым могут помочь получить выгодные контракты.


Главное из расследования

На фоне острой нехватки продовольствия по доступным ценам президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов отдал контракт на импорт субсидированных продуктов первой необходимости зарегистрированной в Великобритании фирме Greatcom Trade LLP. Сделка обошлась в 27,5 миллиона долларов.

Greatcom, о предыдущей деятельности которой ничего не известно, принадлежит племяннику президента Хаджимурату Реджепову.

Получив контракт, Реджепов отстроил особняк в элитном районе Ашхабада для своей семьи.

Туркменистан переживает экономический кризис, на фоне которого недоедающие граждане страны ежедневно часами стоят в очередях, чтобы купить субсидированные продукты питания.

Туркменистан, возглавляемый узким кругом коррумпированных автократов, уже несколько десятилетий изолирован от мира. В 2016 году Россия прекратила покупать у него природный газ, и в стране начался продовольственный кризис. Внезапно оказалось, что у правительства не хватает валюты, чтобы выплачивать долги.

Это привело к гиперинфляции, туркменский манат рухнул, а правительство ввело строгие ограничения на обмен иностранной валюты.

В результате импорт значительно сократился, а цены на продукты взлетели — еда стала не по карману большинству семей. Тогда правительство решило финансировать поставки продуктов питания отдельными частными фирмами-импортерами, однако поставок этих по-прежнему недостаточно.

«Привозят очень мало, людям этого не хватает», — говорит работник бюджетной сферы, который из соображений безопасности попросил не называть его имя.

О том, как работают схемы импорта продуктов, известно мало: правительство не раскрывает информацию о подрядчиках и стоимости товаров.

Однако журналисты Turkmen.News и Gundogar (партнеры OCCRP в Туркменистане) выяснили, что одна из компаний, получивших контракт на импорт продуктов, принадлежит Хаджимурату Реджепову — 39-летнему племяннику президента Гурбангулы Бердымухамедова.

О деятельности британской фирмы Реджепова известно очень мало. С компанией заключили договор об импорте продуктов первой необходимости, таких как курица, сахар и масло — контракт стоимостью 25,7 миллиона долларов отдали фирме племянника после того, как президент подписал соответствующий указ в ноябре 2016 года. О подробностях сделки ранее не сообщалось.

Источник богатства Реджепова всегда был загадкой, хотя многие считают, что важную роль играет родство с президентом. Этот контракт — первое документальное подтверждение догадок.

Журналисты также выяснили, на что он потратил часть средств.

После того как Реджепов получил от дяди выгодный контракт, он купил для своей семьи роскошный особняк в столице Туркменистана Ашхабаде. Дом изнутри украсили мрамором, бронзой и хрустальными люстрами, привезенными специально из Италии — такие богатства не по карману обычному жителю Туркменистана.

Ничто из этого — ни секретный контракт, ни кумовство, ни жизнь на широкую ногу на фоне бедности — не удивляет Рэйчел Денбер, замдиректора правозащитной организации Human Rights Watch в Европе и Центральной Азии.

Она считает, что коррупция «заложена в генах правящей элиты Туркменистана». «Она повсюду, она глубоко укоренилась, и ее масштабы поражают».

С Реджеповым не удалось связаться для комментария.

Семейное дело

В депеше от 2009 года, которую опубликовала WikiLeaks, американский дипломат из Посольства США в Ашхабаде писал, что президент Бердымухамедов «делает все возможное, чтобы скрыть от общественности информацию о своей семье и личной жизни».

В Туркменистане скрыть информацию несложно: правительство контролирует все СМИ, цензурирует интернет, а журналистов задерживают и пытают. Однако журналистам все-таки удалось кое-что узнать о родных бывшего стоматолога, который стал лидером одного из самых закрытых режимов мира.

В начале 80-х, когда Туркменистан еще входил в состав СССР, Бердымухамедов работал в сельской больнице в окрестностях Ашхабада. В последние годы советского правления и после того, как страна обрела независимость в 1991 году, он начал подниматься по карьерной лестнице в системе здравоохранения. К 1997 году он стал министром здравоохранения при президенте Сапармурате Ниязове, а в 2001-м его назначили заместителем председателя Кабинета министров Туркменистана — тогда никому и в голову не могло прийти, что на этом его карьера не остановится.

Когда в декабре 2006 года Ниязов умер, Бердымухамедова назначили исполняющим обязанности президента в нарушение конституции. Через два месяца он получил 90 процентов голосов избирателей на выборах без реального конкурента и стал главой государства.

Хотя информации о богатстве родных президента мало, доказательством того, что его племянник ведет роскошную жизнь, служат соцсети. Судя по одному из постов в Instagram, он проводил отпуск с друзьями в пятизвездочном отеле на горнолыжном курорте в Куршавеле. На других фото он летит первым классом авиакомпании Emirates, водит дорогие машины и демонстрирует элитные часы.

Трейдеры Гурбангулы Бердымухамедова.

Хаджимурат Реджепов выложил на своей странице VK фото пяти дорогих часов. Некоторые из них стоят несколько сотен тысяч долларов

И хотя соцсети подтверждают, что члены семейства ведут роскошную жизнь, неясно, откуда у них на это средства. Однако указ Бердымухамедова, благодаря которому Реджепов получил право импортировать продукты, дает подсказку: госконтракты.


Миллионы на запястье

Шурин Реджепова Ибабекир Бекдурдыев, сотрудник национальной газовой компании, тоже любит дорогие часы.

Как ранее сообщали Turkmen.News и Gundogar, общая стоимость часов, фотографии которых он размещал в соцсетях, превышает миллион долларов. В 2018 году, когда Бердымухамедов вручил ему медаль «За любовь к Отечеству», Бекдурдыеву было 28 лет. Тогда сообщалось, что он занимает должность среднего звена в государственной газовой компании — маловероятно, что с его зарплатой можно было позволить себе такое увлечение. У Кемала, двоюродного брата Реджепова, тоже есть коллекция дорогих часов, в том числе швейцарские Richard Mille RM 011 стоимостью 400 тысяч долларов.

Зарубежные компании

Одиннадцатого ноября 2016 года Бердымухамедов подписал указ номер 14995, поручив Министерству торговли и внешнеэкономических связей заключить импортные контракты на сумму 60 миллионов долларов с семью зарубежными компаниями. Как минимум три фирмы вызывают серьезные вопросы.

Крупнейший контракт — на 25,7 миллиона долларов — получила Greatcom Trade LLP. Владельцы британской компании скрывались за двумя офшорными фирмами. Greatcom должна была поставить в Туркменистан 15 100 тонн сахара, 7000 тонн куриных окорочков, 2083 тонны подсолнечного масла, 170 тонн сливочного масла и 107 тонн маргарина.

С тех пор, как появилась компания GreatCom, Великобритания стала требовать у всех местных компаний раскрывать информацию о бенефициарных владельцах. Согласно отчетам Greatcom, в конечном счете ее контролирует Реджепов.

Указ Бердымухамедова, дающий Greatcom право импортировать продукты, — уникальный документ для страны, в которой президент напрямую участвует во всех аспектах госуправления. Журналисты изучили тысячи президентских указов, и только этот напрямую относится к поставкам продуктов.

По всей видимости, это была не разовая сделка.

«Этот указ является президентским сигналом всем туркменским чиновникам — от вице-премьера, отвечающего за торговлю, до министра — что с этого момента они должны работать только с этими фирмами», — рассказал человек в Ашхабаде, знакомый с системой импорта продовольствия. Он попросил не раскрывать его имя.

Как минимум еще одну компанию из указа контролировал инсайдер.

Turkmen.News, 16.07.2021, «Мавр сделал свое дело. Фирма зятя Бердымухамедова, поставлявшая продукты в Туркменистан, ликвидирована»: В Великобритании ликвидирована фирма Greatcom Trade LLP, принадлежащая Хаджимурату Реджепову — племяннику президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова. […]

Фирма, зарегистрированная 9 января 2014 года, была ликвидирована 13 июля 2021 года. Из информации на справочном сайте правительства Великобритании можно сделать вывод, что ликвидация была произведена принудительно из-за того, что компания не подавала финансовых отчетов. — Врезка К.ру

В британском корпоративном реестре Мердан Курбанов, давний деловой партнер Реджепова, значится бенефициарным владельцем фирмы Staunchest Holdings LP, которая тем же указом президента получила контракт на сумму 7,8 миллиона долларов. (Его младший брат Максат провел с Реджеповым отпуск в Куршевеле). По данным Turkmen.News, у фирмы была монополия на импорт замороженного мяса буйволов в Туркменистан. В марте компания прекратила существование.

Контракт на импорт свыше 1200 тонн кондитерских изделий получила шотландская фирма Intergold LP, которую основали менее чем за год до этого. Эта сделка обошлась правительству в 3,5 миллиона долларов.

Intergold позже переименовали в SL024852 LP. По-прежнему неизвестно, кому она принадлежит. Однако Международный консорциум журналистов-расследователей сообщает, что в 2017 году контролеры Deutsche Bank заинтересовались платежом туркменского Министерства торговли этой фирме на сумму 1,6 миллиона долларов — в назначении перевода указали «кондитерские изделия».

Согласно законам Туркменистана, тендеры можно не проводить в «исключительных случаях», а также если дело касается товаров и услуг, предназначенных для регулируемых внутренних рынков. Это дает правительству лазейку, благодаря которой оно может отдавать контракты кому захочет, как это было в случае с договорами о поставке продовольствия в 2016 году.

Особняк Реджепова

Instagram Реджепова пестрит фотографиями из зарубежных поездок, однако журналисты обнаружили доказательства его богатства и на родине: есть основания полагать, что он приобрел жилище, которое и не снилось большинству жителей Туркменистана.

Трейдеры Гурбангулы Бердымухамедова.

На фотографии, опубликованной в январе 2020 года, район Гажа в Ашхабаде, где стоит особняк Хаджимурата Реджепова, запечатлен ночью во время снегопада

Дом расположен в центральном районе Гажа, который перестроили в преддверии Азиатских игр в закрытых помещениях и по боевым искусствам, прошедших в Ашхабаде в 2017 году. Проект нового жилого комплекса обошелся государству почти в 547 миллионов долларов. По данным Amnesty International, чтобы построить новое поселение, включающее детсад, школу, торговые центры и парк, правительство снесло старые дома и выселило их жильцов без адекватной компенсации.

В 33-минутном видео, которое появилось в YouTube, но позже было удалено, дизайнер интерьеров показывает результат работы в трехэтажном особняке. На видео, которое, по всей видимости, сняли в 2018 году, показано богатое внутреннее убранство дома: позолоченные смесители в форме птиц, стеклянные люстры и дизайнерская мебель.

Трейдеры Гурбангулы Бердымухамедова.

Прихожая в доме Хаджимурата Реджепова на видео, удаленном вскоре после публикации

«Стены и потолок выполнены в римском стиле, это тоже мрамор, — рассказывает дизайнер о гостевой комнате. — Тут еще кое-что интересное: паркетный пол. Владельцы постелили ковер, но пол и сам по себе произведение искусства».

В гостиной он указывает на декоративные узоры на дверях. «Тут у нас дерево, а эти детали отлиты из бронзы, — говорит он. — Все такие детали, даже на предметах мебели, сделаны из бронзы».

В видео есть зацепка, указывающая на то, что дом принадлежит Реджепову.

Трейдеры Гурбангулы Бердымухамедова.

Спальня на третьем этаже дома Реджепа предназначена для его сына Бегенча

Показывая просторную спальню на третьем этаже, дизайнер говорит, что она принадлежит сыну хозяина особняка — ученику восьмого класса, а значит, мальчику должно быть примерно 14 лет. На изголовье большой кровати латиницей написаны инициалы B. H.

Журналисты установили, что B. H. — это сын Реджепова Бегенч. Он использует патрономическую фамилию Хаджимурадов, что типично для Туркменистана. Бегенч даже опубликовал фотографию особняка в Instagram.

Этот дом также засветился на видео с празднования 60-летия отца Реджепова.


Дом в Гаже

Публикации в Instagram дизайнера интерьеров помогли установить, где находится особняк.

На видео, которое он выложил в январе 2017 года, видна стройка: в Ашхабаде возводят дома с красными крышами. Как показали спутниковые снимки, красные крыши в столице Туркменистана — редкое явление, однако они отличают жилой комплекс, который построили в Гаже в 2017 году. На снимках также видны фонари на заборах вокруг расположенных в этом районе домов. Они есть и на видео.

Согласно госконтракту, в котором указана информация о реновации района Гажа, строительство дома Реджепова обошлось примерно в 320 тысяч долларов. Неизвестно, сколько стоила внутренняя отделка, но по видео ясно, что не дешево.

Наживаться на чужом горе

Пока Реджепов наслаждается роскошной жизнью, у обычных граждан Туркменистана дела лучше не становятся.

На фоне нехватки продовольствия некоторые семьи нашли способ хоть немного заработать: с раннего утра они занимали очередь и брали продукты, пока они еще были, а потом перепродавали их в коммерческие магазины подороже. Среди населения растет напряжение: голодные люди переживают, как прокормить семьи. Ссоры, перепалки и драки стали обычным делом, и правительству пришлось прикрепить к магазинам полицейских для поддержания порядка и пресечения спекуляции.

В прошлом году ситуация усугубилась: правительство ввело систему продовольственных карточек во всех регионах, кроме столицы, и обязало жителей покупать субсидированные продукты в ближайшем к месту прописки магазине. Затем в некоторых регионах Туркменистана продуктовые нормы сократились.

В октябре 2020 года месячную норму субсидированных продуктов жителей города Мары в пустыне Каракумы сократили: два куриных окорочка на семью и шесть яиц на человека. В этом апреле месячную норму отпуска продуктов сократили и в городе Балканабаде: один куриный окорочок, литр растительного масла и 250 граммов сахара на семью.

Рэйчел Денбер из Human Rights Watch говорит, что нехватка продуктов и очереди — «источники сильнейшего стресса». «Омерзительно, что люди из окружения Бердымухамедова или кто-то другой наживаются на чужом горе».


Над материалом также работал Мэттью Купфер. Ресерчинг для расследования провели Ольга Гейн и Айганыш Айдарбекова.

Исправление от 20 мая 2021 года: описание отношений Курбанова и Реджепова изменено, чтобы точнее отразить содержание оригинальной статьи на английском.

***

Коллекция часов стоимостью более $1 млн и автопарк племянника зятя Бердымухамедова Кемала Реджепова

О роскошной жизни родни президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова и их влиянии на различные процессы в стране ходят легенды. Кто-то говорит, что сестры президента, их мужья и дети — племянники главы государства — подмяли под себя весь более или менее крупный бизнес, монополизировали поставку продуктов питания, медикаментов, стройматериалов и прочего, извлекая выгоду не только от коммерческой наценки, но и от конвертации валют по государственному курсу. Что-то отчасти правда, а что-то не до конца верно или неверно вовсе. Более того, рассказывают и о дорогой недвижимости родни Бердымухамедова за границей, в частности, в Эмиратах, и о бизнес-проектах там же.

Подобные слухи перепроверить довольно сложно — государственные органы Объединенных Арабских Эмиратов не публикуют свои реестры недвижимости и подробную информацию о бизнесе, именно поэтому эта страна считается «прибежищем для коррупционеров» со всего мира.

Но о роскошной жизни родни Бердымухамедова можно судить по косвенным признакам, например, по публикациям в социальных сетях. Наш сегодняшний герой — Кемал Бегназарович Реджепов. Родственником президента является условным, не прямым. Он — сын брата мужа сестры Бердымухамедова. […]

Кемал Реджепов, пожалуй, самый «дерзкий» из всей родни Бердымухамедова, не стесняющийся выставлять свое богатство напоказ. Вот что мы у него смогли найти и оценить:

Швейцарские часы Richard Mille RM 011 за 400 с лишним тысяч долларов

Швейцарские часы Ulysse Nardin Maxi Marine Diver (ограниченный выпуск, таких в мире всего 100 штук!) за $95 000

Richard Mille RM 11-03 McLaren за $343 000

Ulysse Nardin Freak Cruiser за $70 000

Швейцарские часы с бриллиантами Audemars Piguet Royal Oak за $38 000

Швейцарские часы Hublot Classic Fusion с бриллиантами за $63 000

Общая стоимость одних только этих часов перевалила за миллион, а ведь у него есть еще куча других — «попроще», за 14 и 16 тысяч долларов.

Помимо наручных часов класса «люкс», любит Кемал и дорогие автомобили. Одним из его последних приобретений стал автомобиль BMW X4 M Competition, его стартовая цена в базовой комплектации составляет $80 000, но разве базовая комплектация к лицу такому человеку, как Кемал Реджепов? Кстати, эту модель BMW стали выпускать только в январе этого года, поэтому, если вы думаете, что Кемал купил ее подержанную на авторынке в Ашхабаде, вы ошибаетесь — она, как говорится, «в масле», прямо с конвейера.

Среди других автомобилей нашего героя — BMW 540, Toyota Land Cruiser 5.7 VXR, Lexus GX 460 и другие.

Помимо часов и машин, Кемал Реджепов ценит модную одежду, дорогие телефоны Vertu и всякие аксессуары типа брендовых ремней.

Где и кем работает Кемал Реджепов и работает ли он вообще, мы не знаем (может знают наши читатели и готовы поделиться этой информацией?), но мы точно знаем, что в Туркменистане честным трудом на такую роскошь заработать невозможно.

Кемал Реджепов — не единственный родственник президента, живущий на широкую ногу. В 2018 году мы обнаружили часов на миллион у Ибабекира Бекдурдыева по кличке «Гуга» — зятя другой сестры Бердымухамедова, Гульнабад Довлетовой. Позднее выяснилось, что Гуга работает скромным инженером-проектировщиком 2-й категории проектной службы объединения «Туркменгазоснабжение» госконцерна «Туркменгаз». По случаю 27-й годовщины независимости Туркменистана Бердымухамедов вручил своему родственнику медаль «За любовь к Отечеству».

Вот так живут родственники президента, а в это время тысячи людей в Ашхабаде и областях готовы растерзать друг друга за бутылку мутного и вонючего хлопкового масла. Государство реально для человека, и все мы знаем, для какого…


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.

Участники биржевых торгов Гурбангулы Бердымухамедова.

 

Участники биржевых торгов Гурбангулы Бердымухамедова

Племянники президента Туркмении Хаджимурат и Шамурат Реджеповы через офшорные зоны перепродают продукцию госпредприятий

Участники биржевых торгов Гурбангулы Бердымухамедова.

Гурбангулы Бердымухамедов

У одной нет веб-сайта, а в другую не получилось дозвониться, но конкретно эти заграничные компании ведут торговлю продукцией ведущих компаний нефтяной и хим отраслей Туркмении.


Основное из расследования

Минеральное удобрение, производимое на муниципальном заводе в Туркменистане, поставляют через непонятную шотландскую компанию.

Главную роль в предприятии играет племянник президента Хаджимурат Реджепов. Люди, значащиеся в отчетности компании её выгодоприобретателями, в действительности работают на Реджепова.

Иная английская компания получает договоры на торговлю нефте- и химпродуктами производства больших госпредприятий. С нею также потаенно связан племянник президента — брат Хаджимурата, Шамурат.

Братья приобрели в Дубае 16 квартир.

В сентябре 2018 года в Туркменистане отметили принципиальное промышленное достижение государства — пуск нового муниципального завода по производству карбамида в городе Гарабогаз на берегу Каспийского моря. средства массовой информации сообщали, что на праздничное открытие приехали даже иностранные дипломатические работники из Ашхабада.

Завод «Гарабогазкарбамид», на стройку которого Японский банк интернационального взаимодействия (JBIC) выдал кредит в 1,16 млрд долларов, существенно прирастил возможности Туркмении в производстве минерального удобрения карбамида — 1-го из главных экспортных товаров государства.

Новое расследование OCCRP и партнеров, Turkmen.News и Gundogar.org, открывает, что в числе основных экспортеров производимого на заводе карбамида была непонятная шотландская компания, у которой нет даже веб-сайта.

Участники биржевых торгов Гурбангулы Бердымухамедова.

Хаджимурат Реджепов (слева) c братом Шамуратом

Кроме того, однако владельцы акций и конечные выгодоприобретатели компании пару раз изменялись, в действительности предприятие потаенно держал под контролем Хаджимурат Реджепов, племянник президента Туркмении Гурбангулы Бердымухамедова.

Расследование основывается на «Архиве Пандоры» — утечке миллионов документов офшорных провайдеров корпоративных услуг, которыми Интернациональный объединение представителей СМИ-расследователей (ICIJ) поделился с коллегами.

Хаджимурат — не единственный из Реджеповых в документах утечки. Вероятно, его младший брат Шамурат воспользовался похожей схемой и играл такую же роль в английской компании, которая называет себя ведущим экспортером продукции нефтепереработки большого туркменского нефтеперерабатывающего завода (НПЗ).

Утекшие документы содержат увлекательную данные о бенефициарах компаний: их владельцами акций были офшорные «номиналы», которых употребляли для сокрытия настоящих хозяев. С того времени, как Англия стала добиваться открывать данные о «лицах со существенным контролем» в предприятии, в отчетности возникли несколько малоизвестных людей Туркмении. Те из них, с кем представителям СМИ OCCRP получилось связаться, отказались дать комментарий.

Связи с элитой разрешают братьям Реджеповым жить совершенно иной жизнью, ежели большая часть людей Туркмении, который общественники называют среди наиболее авторитарных государств мира. Президент Бердымухамедов держит под контролем практически все нюансы политической жизни и экономики — вплоть до утверждения дизайна платежных карт и медалей для выставок собак.

Туркмения не размещает в публичном доступе муниципальные документы, а о свободе СМИ здесь и не слышали. Поэтому независимым представителям СМИ и гражданской общественности очень тяжело узнать, что случается в государстве.

Хаджимурат и Шамурат Реджеповы, также представители администрации президента Бердымухамедова, не ответили на запросы о комменты.

Импорт и экспорт

Новый муниципальный завод по производству карбамида сделал Туркмения ведущим экспортером удобрений в регионе: согласно документам из информационные базы ООН Comtrade за 2019 и 2020 годы, государство поставляла на экспорт более 1,6 миллиона тонн карбамида.

Участники биржевых торгов Гурбангулы Бердымухамедова.

Расположенный в Гарабогазе завод по производству карбамида, который был построен на кредит японского банка, принадлежит госконцерну «Туркменхимия»

В публичном доступе нет торговых данных, которые раскрывают, как главную роль в данном сыграла шотландская компания Caran Holdings. Но разные источники говорят о том, что ей достался большой кусочек пирога.

В 2018 году человек, который назывался представителем Caran на новом заводе, отдал интервью правительственной прессе «Туркмения». Он сообщил, что компания подписала соглашение об экспорте 1,2 миллиона тонн произведенного в организации карбамида через грузинские и российские порты.

Кроме того, он сказал, что компания договорилась с гос компанией о приобретении 200 тысяч тонн удобрения, планировавш?? реализовать Китаю, Индии, Египту и нескольким африканским государствам.

Если это правда, то компания — единственный экспортер удобрения из Туркмении. (Все же информация в Comtrade быть может неполной.)

Несколько независимых источников также называют организацию серьезным участником на рынке.

Агентство Argus Media, которое предоставляет данные о ценах на энергетические ресурсы и иные продукты, основываясь на данных кабинета министров Туркмении, назвало Caran «одним из самых крупных поставщиком туркменского карбамида по речным путям в этом году».

В распоряжение представителей СМИ также попали документы, которые содержат статистику продаж Caran. В 2020 году компания продала 213 тысяч тонн карбамида российской ритейлера, передавш?? продукт покупателям из Соединенных Штатов Америки.

Собеседник в промышленности также сказал, что компания часто поставляет 10-ки тысяч тонн удобрения. Он согласился побеседовать с репортерами при условии конфиденциальности и предоставил в доказательство собственных слов несколько 10-ов счетов-фактур.


Президентский указ

Кроме вывоза Caran также поставляла удобрения в Туркмения и по меньшей мере в одном случае сделала это по распоряжению президента.

В декабре 2018 года Бердымухамедов поставил подпись под указом, в соответствии с которым госконцерн «Туркменхимия» был должен импортировать примерно 20 тысяч тонн аммофоса — высококонцентрированного удобрения — для следующей реализации местным сельхозпроизводителям по субсидированным ценам. Договор на поставку аммофоса на сумму 11,4 миллиона долларов получила компания Caran Holdings LP.

Шотландские тайны

Племянник президента Хаджимурат Реджепов — единственная приметная личность в документах Caran. Он считался обладателем компании с января по ноябрь 2020 года.


Выданная в 2019 году доверенность предоставляла Реджепову право «создавать платежи, держать под контролем, изменять и исполнять любые деловые договоры и вопросы… связанные с работой и делами организации »

Данный факт разъяснить трудно: если его отношение к компании желали утаить, то это, вероятнее всего, была ошибка. Репортеры узнали, что все другие деяния за время существования компании были направлены на то, чтоб недопустить его изобличения.

Не считая этих 9 месяцев, на бумаге обладателями компании постоянно были наемные юрисконсульты либо офшорные компании — это обычный метод утаить настоящих хозяев компании.

Невзирая на то что с 2017 года Англия просит от компаний, схожих Caran представлять данные о «лицах со существенным контролем» — таким методом в государстве принимают меры к выявлению настоящих выгодоприобретателей — Реджепова в документах компании не указывали.

Но есть и иные подтверждения того, что он играл главную роль в Caran. Сначала, два работавших с Реджеповым источника, которые попросили не открывать их имена из суждений безопасности, сообщили, что конкретно он в действительности держал под контролем организацию.

Удостоверяют это и документы из «Архива Пандоры». Его имя числится в 2-ух датируемых различными годами доверенностях на управление компанией: один документ — черновик, а 2-ой подписан и заверен печатью. 1-ый подготовили в декабре 2018 года, через несколько месяцев после открытия завода.

Репортеры также узнали, что еще два человека, которые в документах Caran значатся «лицами со существенным контролем», работали на Реджепова.

В их числе был Керимберды Ялкабов, который получил, как и Реджепов, «доверенность» на управление компанией. Репортеры узнали телефон Ялкабова и проверили его через GetContact — приложение, которое отображает, как обладатель номера записан в персональных книжках остальных людей. Его пару раз называли «работником» либо «помощником» Хаджи (кличке Хаджимурата), также представителем Caran Holdings.

В 2019 году в издании «Бизнес Туркмения» предали гласности фото с прошедшей в Ашхабаде интернациональной выставки «Нефть и газ Туркмении — 2019». На снимке щита «Ак Хазына» также виден логотип Caran.

Вторым человеком была Гульнар Чарыярова, которая в транспортной затратной числится главбухом организации «Ак Хазына» . Из документов получается, что эта туркменская компания была представителем Caran в государстве. Конкретно она приобретала карбамид на гос товарно-сырьевой бирже Туркмении, а потом передавала его Caran для следующего экспорта. (Туркмения не выкладывает в публичный доступ корпоративные данные, но в попавших в распоряжение представителей СМИ документах Реджепов числится руководителем компании.)

В конце концов, с 2019 года Реджепов числится единоличным владельцем акций, а с 2020 года — руководителем Caran Holdings Limited, одноименной гонконгской компании. Это удостоверяют сведения из местного корпоративного списка. Репортеры не сумели узнать, ведет ли эта компания какую-или бизнес.


Caran из Гонконга

История гонконгской Caran снова удостоверяет причастность Реджепова к шотландскому предприятию.

Компанию Caran Holdings Limited открыл в Гонконге в декабре 2017 года канадский предприниматель Ахмад Вахид Ягуби.

В диалоге по телефону с репортерами OCCRP он сообщил, что основал компанию себе и назвал её в честь шотландской Caran Holdings, которую считал примером удачного трейдинга на Гос товарно-сырьевой бирже Туркмении.

Предприниматель сказал, что понятия не имел, кому принадлежала компания Caran в Шотландии, дополнив, что предложил людям Реджепова свою организацию, когда они узнали о ней. Реджепов купил у Ягуби организацию, заплатив за нее сумму регистрационного сбора, которая составила порядка 1500 долларов. В документах гонконгского списка компаний смена владельца датируется мартом 2019 года.

Согласно мнению Ягуби, он провел через предприятие только одну трансакцию. «Я больше не имею к нему никакого отношения», — сообщил он.

Нефть и газ

Находящяаяся под их контролем Хаджимурату Caran приобретала и продавала удобрения, а его младший брат Шамурат, вероятно, был связан с компанией Delanore, которая торгует продукцией туркменского химпрома и продуктами нефтепереработки производства госпредприятий нефтегазового сектора Туркмении.

Однако на интернет-ресурсе компании заявляется, что она — «ведущий экспортер/импортер продукции нефтепереработки в ближневосточном регионе и в государствах СНГ», делали её в серьезном секрете.

Компанию основал в Англии в 2015 году гражданин Сейшельских Островов, а её следующие обладатели были очевидными «номиналами».

В общедоступных документах имя Шамурата Реджепова в связи с этой компанией никогда не было упомянуто. Как и в случае Caran, даже во внутренних файлах Delanore, которые попали в распоряжение представителей СМИ, бенефициарными обладателями значились непубличные жители Туркмении, о работе которых ничего не понятно.

Но в «Архиве Пандоры» была подписанная и заверенная печатью доверенность, которую компания выдала Шамурату Реджепову в феврале 2020 года — этот же документ его брат получил от Caran.

Непонятно, для чего Шамурату был необходим данный документ, который действовал всего 8 месяцев. Но в конце этого срока у Delanore, вероятно, начался новый шаг: собственницей и руководителом организации стала гражданка Турции Асие Джерен Чап.

Её возникновение ознаменовало развитие организации: в том году в Турции открыли еще одну Delanore, которая также принадлежала Чап. На новом веб-сайте Delanore Group заявляется, что компания поставляет продовольствие, продукция нефтепереработки и иные продукты. Там также указаны связанные одноименные компании в ОАЭ, Туркменистане и Англии.

Сама Чап популярной фигурой в бизнесе не считается, но, выйдя замуж, она попала в семью Мухаммета Чапа — турецкого предпринимателя, чья строительная компания в двухтысячных делала в Туркменистане государственные контракты.


Непростой бизнес

Мухаммет Чап начинал собственный бизнес, выполняя в Туркменистане строй государственные контракты при первом главе государства Сапармурате Ниязове. Туркменский лидер погиб в 2006 году, но принадлежащая Чапу компания Sehil Inşaat Endustri ve Ticaret Ltd продолжила получать многомиллионные договоры и при Бердымухамедове. В 2010 году предпринимателю пришлось оставить государство — как он сам заявил перед арбитражем Интернационального Центра по разрешению вкладывательных споров, из-за преследования со стороны правительственных госслужащих и сотрудников правоохранительных органов.

В соответствии с материалам арбитражного разбирательства по заявлению, который был предъявлен Мухамметом Чапом кабинету министров Туркмении, предприниматель и его дети столкнулись с давлением и преследованием. Им будто бы грозили запретом на выезд из государства.

Непонятно, был ли Шамурат Реджепов имеет отношение к новой, больше масштабной структуре Delanore. Ни он, ни Асие Джерен Чап не стали говорить с репортерами. Еще одна дама из Туркмении, которая считается в документах владельцем акций английской Delanore, также её сын,который имеет статус «лица со существенным контролем», не согласилась дать комментарий. С английским и дубайским кабинетами Delanore связаться не получилось.

Все же масштаб работе компании в Туркменистане (на интернет-ресурсе заявляется, что она ввозит и поставляет из государства огромное количество продуктов) подразумевает, что ей в Ашхабаде помогает некто со связями и воздействием.

Несколько зацепок ведут к Шамурату Реджепову.

Репортеры позвонили в кабинет Delanore в Ашхабаде. Человек, который снял трубку, сообщил, что это компания «Ак Ровач», представляющ?? Delanore в Туркменистане. Как он сообщил, по вопросам покупки продукции нефтепереработки нужно связывать с его «шефом», Довраном Ниязовым.

Участники биржевых торгов Гурбангулы Бердымухамедова.

Шамурат Реджепов (в центре) и Уккаше Чап (справа) отдыхают на личной судне

«Архив Пандоры» открывает, что у Ниязова была доверенность на управление английской Delanore, которая действовала приблизительно одновременно, что и у Реджепова. Кроме того, репортеры проверили его номер через GetContact и нашли несколько доказанных фактов его соучастности к Delanore, Шамурату Реджепову и нефтяному бизнесу.

Ниязов не согласился говорить с репортерами.

Невзирая на то что в Туркменистане дела у семьи Чап складывались тяжело, Реджепов разговаривает с одним из её членов: на фотографии в Instagram мы видим его на личной судне в Турции с Уккаше Чапом — одним из сыновей Мухаммета Чапа.

Племянники в Дубае

Непонятно, сколько Хаджимурат и Шамурат Реджеповы заработали, поставляя на экспорт из Туркмении карбамид и продукция нефтепереработки. Все же об их состоянии можно судить по недвижимому имуществу в ОАЭ.

В соответствии с утечке данных из списка хозяев недвижимого имущества в Дубае, которые были предоставлены OCCRP научной организацией C4ADS, у Хаджимурата Реджепова тут девять квартир в 5 жилых комплексах: Sparkle Tower 2, Damac Heights, Sadaf 4, TFG Marina, где располагается Wyndham Hotel, и Matrix Tower.

Шамурат обладает семью квартирами в Sparkle Tower 2, Damac Heights и TFG Marina.

Участники биржевых торгов Гурбангулы Бердымухамедова.

Участники биржевых торгов Гурбангулы Бердымухамедова.

Все, не считая Matrix Tower, размещены в элитном районе Дубай Марина, недалеко от известного искусственного архипелага Пальма Джумейра. Шамурату принадлежат 7 квартир в Sparkle, Damac Heights и TFG Marina Hotel.

В утекших файлах не указаны даты покупки, но исходя из того, когда данные занесли в информационную базу, недвижимость заполучили после 2018 года — приблизительно тогда, когда Caran и Delanore развернули больше динамичную работу.

Сопоставив 16 квартир Реджеповых с такими же апартаментами в этих комплексах, которые на данный момент выставлены на продажу, репортеры OCCRP и партнеров оценили недвижимость братьев приблизительно в 5,5 миллиона долларов.

Над материалом также работала Келли Блосс (OCCRP)

***

Пока жители Туркмении стоят в нескончаемых очередях за субсидированными продуктами, члены руководящей семьи услаждаются шикарной жизнью. Представителям СМИ в первый раз получилось получить документальные подтверждения того, что связи с руководителем Гурбангулы Бердымухамедовым могут посодействовать получить прибыльные договоры.


Основное из расследования

В условиях острой недостатка продуктов питания по легкодоступным ценам президент Туркмении Гурбангулы Бердымухамедов дал договор на ввоз субсидированных товаров первой необходимости зарегистрированной в Англии организации Greatcom Trade LLP. Сделка обошлась в 27,5 миллиона долларов.

Greatcom, о предшествующей работе которой ничего не понятно, принадлежит племяннику президента Хаджимурату Реджепову.

Получив договор, Реджепов отстроил дом в люксовом районе Ашхабада для собственной семьи.

Туркмения переживает кризис в отрасли экономики, в условиях которого недоедающие жители государства каждый день часами стоят в очередях, чтоб приобрести субсидированные продовольствие.

Туркмения, который возглавляется узеньким кругом причастных к коррупции властителей, уже несколько десятков лет изолирован от мира. В 2016 году Российская Федерация закончила брать у него природный газ, и в государстве начался продуктовый кризис. В один момент стало известно, что у кабинета министров не хватает валюты, чтоб выплачивать долги.

Это привело к инфляции с чрезвычайно высокими темпами, туркменский манат упал, а правительство ввело строгие ограничения на обмен зарубежной валюты.

В итоге импорт существенно уменьшился, а цены на товары взлетели — пища стала не по карману большинству семей. Тогда правительство решило финансировать поставки продовольствия некоторыми личными организациями-импортерами, но поставок этих как и раньше недостаточно.

«Привозят чрезвычайно не много, людям этого не хватает», — полагает работник экономной сферы, который из суждений безопасности попросил не называть его имя.

Про то, каким образом работают схемы импорта товаров, понятно не много: правительство не открывает данные о подрядных организаций и цены продуктов.

Но репортеры Turkmen.News и Gundogar (партнеры OCCRP в Туркменистане) узнали, что одна из компаний, которые получили договор на ввоз товаров, принадлежит Хаджимурату Реджепову — 39-летнему племяннику президента Гурбангулы Бердымухамедова.

О работе английской компании Реджепова понятно чрезвычайно не много. С компанией заключили контракт об импорте товаров первой необходимости, таковых как курица, сахар и масло — договор ценой 25,7 миллиона долларов дали организации племянника после того, как президент подписал соответственный указ в ноябре 2016 года. О деталях сделки до этого не говорилось.

Источник богатства Реджепова постоянно был загадкой, однако почти все думают, что главную роль играет родство с руководителем. Данный договор — 1-ое официальное доказательство догадок.

Репортеры также узнали, на что он издержал часть средств.

После того как Реджепов получил от дяди прибыльный договор, он купил для собственной семьи шикарный дом в столице Туркмении Ашхабаде. Дом с внутренней стороны украсили мрамором, бронзой и хрустальными люстрами, привезенными специально из Италии — подобные богатства не по карману обыкновенному жителю Туркмении.

Ничто из данного — ни скрытый договор, ни кумовство, ни жизнь на широкую ногу в условиях нищеты — не поражает Рэйчел Денбер, замдиректора общества про защите прав граждан Human Rights Watch в Европе и Центральной Азии.

Она думает, что коррупция «заложена в генах руководящей элиты Туркмении». «Она всюду, она глубоко укоренилась, и её объемы поражают».

С Реджеповым не получилось связаться для комментария.

Семейное дело

В депеше от 2009 года, которую предала гласности ВикиЛикс, дипломатический работник США из Американского посольства в Ашхабаде сообщал, что президент Бердымухамедов «предпринимает все возможные меры, чтоб утаить от общественности данные о собственной семье и личной жизни».

В Туркменистане утаить данные нетрудно: правительство держит под контролем все средства массовой информации, цензурирует веб, а представителей СМИ задерживают и пытают. Но представителям СМИ все-же получилось кое-что выяснить о родных бывшего дантиста, ставш?? лидером 1-го из самых закрытых режимов мира.

Сначала 80-х, когда Туркмения еще заходил в состав Советский Союз, Бердымухамедов трудился в сельской поликлинике в округах Ашхабада. В последние несколько лет советского правления и после того, как государство обрела самостоятельность в 1991 году, он начал подниматься по карьерной лестнице в структуре медицинского обеспечения. К 1997 году он стал руководителем Минздрава при президенте Сапармурате Ниязове, а в 2001-м его назначили замом главу Правительства Туркмении — тогда никому и в голову не могло придти, что на данном его карьера не остановится.

Когда в декабре 2006 года Ниязов погиб, Бердымухамедова назначили исполняющим обязанности президента в нарушение конституции. Через два месяца он получил 90 процентов голосов граждан на голосовании без настоящего соперника и стал руководителем страны.

Однако инфы о богатстве родных президента не много, подтверждением того, что его племянник ведет шикарную жизнь, служат социальные сети. Судя по одному из постов в Инстаграмм, он проводил отпуск с товарищами в элитной гостинице на горнолыжном здравнице в Куршавеле. На остальных фото он летит первым классом авиаперевозчики Emirates, водит дорогие машинки и показывает люксовые часы.

Участники биржевых торгов Гурбангулы Бердымухамедова.

Хаджимурат Реджепов выложил на собственной страничке VK фото 5 дорогих часов. Некоторые из них стоят несколько сотен тысяч долларов

И однако социальные сети удостоверяют, что члены семейства ведут шикарную жизнь, непонятно, откуда у них на это средства. Но указ Бердымухамедова, с помощью которого Реджепов получил право импортировать товары, дает подсказку: государственные контракты.


Миллионы на запястье

Шурин Реджепова Ибабекир Бекдурдыев, работник государственной газовой компании, тоже любит дорогие часы.

Как до этого докладывали Turkmen.News и Gundogar, итоговая цена часов, фото которых он располагал в социальных сетях, превосходит миллион долларов. В 2018 году, когда Бердымухамедов вручил ему медаль «За любовь к Отчизне», Бекдурдыеву было двадцать восемь лет. Тогда говорилось, что он занимает пост среднего звена в гос газовой компании — сомнительно, что с его заработной платой можно было дозволить для себя подобное увлечение. У Кемала, двоюродного брата Реджепова, тоже есть коллекция дорогих часов, также швейцарские Richard Mille RM 011 ценой 400 тысяч долларов.

Заграничные компании

Одиннадцатого ноября 2016 года Бердымухамедов поставил подпись под указом номер 14995, поручив Министерству торговли и внешнеэкономических связей заключить завезенные из других стран договоры на сумму 60 миллионов долларов с семью заграничными компаниями. По меньшей мере три компании вызывают суровые вопросы.

Один из самых крупных договор — на 25,7 миллиона долларов — получила Greatcom Trade LLP. Обладатели английской компании прятались за 2-мя офшорными организациями. Greatcom обязана была поставить в Туркмения 15 100 тонн сахара, 7000 тонн куриных окорочков, 2083 тонны подсолнечного масла, 170 тонн сливочного масла и 107 тонн маргарина.

С того времени, как возникла компания GreatCom, Англия стала добиваться у всех местных компаний открывать данные о бенефициарных обладателях. В соответствии с отчетам Greatcom, в результате её держит под контролем Реджепов.

Указ Бердымухамедова, который дает Greatcom право импортировать товары, — неповторимый документ для государства, в какой президент впрямую принимает участие во всех качествах государственного управления. Репортеры исследовали тысячи президентских распоряжений, и лишь данный впрямую относится к поставкам товаров.

Вероятно, это была не разовая сделка.

«Данный указ является президентским сигналом всем туркменским государственным служащим — от заместителя премьер-министра, который отвечает за торговлю, до руководителя Министерства — что отныне они должны работать лишь с этими организациями», — сообщил человек в Ашхабаде, знакомый с системой импорта продуктов питания. Он попросил не открывать его имя.

По меньшей мере еще одну компанию из распоряжения держал под контролем инсайдер.

Turkmen.News, 16.07.2021, «Мавр сделал свое дело. Компания зятя Бердымухамедова, которая поставляла товары в Туркмения, ликвидирована»: В Англии ликвидирована компания Greatcom Trade LLP, которая принадлежит Хаджимурату Реджепову — племяннику президента Туркмении Гурбангулы Бердымухамедова. […]

Компания, зарегистрированная 9 января 2014 года, была ликвидирована 13 июля 2021 года. Из инфы на справочном веб-сайте кабинета министров Англии можно прийти к выводу, что устранение была произведена в принудительном порядке потому, что компания не подавала денежных отчетов. — Врезка К.ру

В английском корпоративном реестре Мердан Курбанов, старый деловой партнер Реджепова, числится бенефициарным обладателем компании Staunchest Holdings LP, которая этим же президентским распоряжением получила договор на сумму 7,8 миллиона долларов. (Его младший брат Максат провел с Реджеповым отпуск в Куршевеле). По данным Turkmen.News, у компании была монополия на ввоз замороженного мяса буйволов в Туркмения. В марте компания закончила существование.

Договор на ввоз выше 1200 тонн кондитерских изделий получила шотландская компания Intergold LP, которую основали наименее чем за год ранее. Данная сделка обошлась кабинету министров в 3,5 миллиона долларов.

Intergold позднее переименовали в SL024852 LP. Как и раньше непонятно, кому она принадлежит. Но Интернациональный объединение представителей СМИ-расследователей рассказывает, что в 2017 году контролеры Дойче Банк заинтересовались платежом туркменского Ведомства торговли этой организации на сумму 1,6 миллиона долларов — в назначении перевода указали «кондитерские изделия».

В соответствии с законам Туркмении, тендеры можно не проводить в «необыкновенных вариантах», также если дело касается продуктов и услуг, созданных для регулируемых внутренних рынков. Это дает кабинету министров лазейку, с помощью которой оно может отдавать договоры кому захотит, как это было в случае с договорами об осуществлении поставки продуктов питания в 2016 году.

Дом Реджепова

Инстаграмм Реджепова пестрит фото из заграничных поездок, но репортеры нашли подтверждения его богатства и на родине: имеются причины считать, что он заполучил жилье, которое и не снилось большинству обитателей Туркмении.

Участники биржевых торгов Гурбангулы Бердымухамедова.

На фото, размещенной в январе 2020 года, район Гажа в Ашхабаде, где стоит дом Хаджимурата Реджепова, заснят ночью во время снегопада

Дом размещен в центральном районе Гажа, который перестроили накануне Азиатских игр в закрытых помещениях и по боевым искусствам, которые прошли в Ашхабаде в 2017 году. Проект нового жилого комплекса обошелся государству практически в 547 миллионов долларов. По данным Amnesty International, чтоб выстроить новое поселение, которое включает детский сад, школу, торговые центры и парк, правительство снесло старые дома и выселило их жителей без адекватной возмещения.

В 33-минутном видео, которое возникло в Ютуб, но позднее было удалено, дизайнер интерьеров указывает итог работы в 3-этажном коттедже. На видео, которое, вероятно, сняли в 2018 году, показано богатое внутреннее убранство дома: позолоченные смесители в форме птиц, стеклянные люстры и дизайнерская мебель.

Участники биржевых торгов Гурбангулы Бердымухамедова.

Прихожая в доме Хаджимурата Реджепова на видео, удаленном скоро после обнародования

«Стенки и потолок выполнены в римском стиле, это тоже мрамор, — ведает дизайнер о гостевой комнате. — Здесь еще кое-что увлекательное: паркетный пол. Обладатели постелили ковер, но пол и сам по для себя произведение искусства».

В гостиной он показывает на декоративные узоры на дверях. «Здесь у нас дерево, а эти детали отлиты из бронзы, — полагает он. — Все подобные детали, даже на предметах мебели, изготовлены из бронзы».

В видео есть зацепка, которая указывает на то, что дом принадлежит Реджепову.

Участники биржевых торгов Гурбангулы Бердымухамедова.

Спальная комната на 3-ем этаже дома Реджепа создана для его сына Бегенча

Демонстрируя просторную спальную комнату на 3-ем этаже, дизайнер сообщает, что она принадлежит сыну владельца дома — восьмикласснику, а означает, мальчугану должно быть приблизительно 14 лет. На изголовье большой кровати латиницей написаны инициалы B. H.

Репортеры выяснили, что B. H. — это сын Реджепова Бегенч. Он употребляет патрономическую фамилию Хаджимурадов, что приемлимо для Туркмении. Бегенч даже предал гласности изображение дома в Инстаграмм.

Данный дом также засветился на видео с празднования 60-летия отца Реджепова.


Дом в Гаже

Публикации в Инстаграмм дизайнера интерьеров посодействовали установить, где располагается дом.

На видео, которое он выложил в январе 2017 года, видна стройка: в Ашхабаде возводят дома с красными крышами. Как проявили фотографии со спутников, красные крыши в столице Туркмении — редчайшее явление, но они различают жилой комплекс, который выстроили в Гаже в 2017 году. На снимках также видны фонари на заборах вокруг расположенных в данном районе домов. Они есть и на видео.

В соответствии с государственному контракту, в каком указана информация о замещения района Гажа, стройку дома Реджепова обошлось приблизительно в 320 тысяч долларов. Непонятно, сколько стоила внутренняя отделка, но по видео понятно, что не недорого.

Обогашаться на чужом горе

Пока Реджепов услаждается шикарной жизнью, у обыденных людей Туркмении дела лучше не стают.

В условиях недостатка продуктов питания некоторые семьи обнаружили метод хоть незначительно заработать: с ранешнего утра они занимали очередь и брали товары, пока они еще были, а позже перепродавали их в коммерческие магазины подороже. В числе жителей вырастает напряжение: голодные люди переживают, как прокормить семьи. Ссоры, ссоры и драки стали обыденным делом, и кабинету министров пришлось прикрепить к магазинам сотрудников полиции для поддержания порядка и недопущения спекуляции.

В прошедшем году положение дел ухудшилась: правительство ввело систему продуктовых карточек во всех регионах, не считая столицы, и принудило обитателей брать субсидированные товары в близлежащем к месту прописки магазине. Потом в некоторых регионах Туркмении продуктовые нормы снизились.

В октябре 2020 года месячную норму субсидированных товаров обитателей города Мары в пустыне Каракумы уменьшили: два куриных окорочка на семью и 6 яиц на человека. В данном апреле месячную норму отпуска товаров уменьшили и в городе Балканабаде: один куриный окорочок, литр растительного масла и 250 граммов сахара на семью.

Рэйчел Денбер из Human Rights Watch сообщает, что недостаток товаров и очереди — «источники наисильнейшего стресса». «Мерзко, что люди из окружения Бердымухамедова либо кто-то иной обогащаются на чужом горе».


Над материалом также работал Мэттью Купфер. Ресерчинг для расследования провели Ольга Гейн и Айганыш Айдарбекова.

Исправление от 20 мая 2021 года: описание отношений Курбанова и Реджепова изменено, чтоб поточнее отразить содержание уникальной статьи на британском.

***

Коллекция часов ценой больше $1 млн и автомобильный парк племянника зятя Бердымухамедова Кемала Реджепова

О шикарной жизни родни президента Туркмении Гурбангулы Бердымухамедова и их воздействии на разные процессы в государстве прогуливаются легенды. Кто-то сообщает, что сестры президента, их супруги и дети — племянники руководителя страны — подмяли под себя весь больше либо наименее большой бизнес, монополизировали поставку продовольствия, лекарственных средств, строительных материалов и остального, извлекая выгоду не лишь от коммерческой наценки, да и от конвертации валют по муниципальному курсу. Что-то частично правда, а что-то не до конца правильно либо ошибочно совсем. Кроме того, говорят и о дорогой недвижимого имущества родни Бердымухамедова за рубежом, в том числе, в Эмиратах, и о бизнес-проектах там же.

Такие домыслы перепроверить достаточно трудно — госструктуры Объединенных Арабских Эмиратов не публикуют свои реестры недвижимого имущества и детализированную данные о бизнесе, конкретно потому это государство считается «пристанищем для коррупционеров» со всех частей света.

Однако о шикарной жизни родни Бердымухамедова можно судить по опосредованным признакам, к примеру, по публикациям на сайтах соцсетей. Наш нынешний герой — Кемал Бегназарович Реджепов. Родственником президента является условным, не прямым. Он — сын брата супруга сестры Бердымухамедова. […]

Кемал Реджепов, наверное, самый «дерзкий» из всей родни Бердымухамедова, не стесняющийся выставлять свое достояние напоказ. Вот что мы у него сумели найти и оценить:

Швейцарские часы Richard Mille RM 011 за 400 с излишним тысяч долларов

Швейцарские часы Ulysse Nardin Maxi Marine Diver (ограниченный выпуск, таковых в мире всего 100 штук!) за $95 000

Richard Mille RM 11-03 McLaren за $343 000

Ulysse Nardin Freak Cruiser за $70 000

Швейцарские часы с бриллиантами Audemars Piguet Royal Oak за $38 000

Швейцарские часы Hublot Classic Fusion с бриллиантами за $63 000

Итоговая цена одних лишь этих часов перевалила за миллион, а ведь у него еще есть куча остальных — «поординарнее», за 14 и 16 тысяч долларов.

Кроме наручных часов класса «люкс», любит Кемал и дорогие авто. Одним из его последних приобретений стал машина БМВ X4 M Competition, его стартовая стоимость в базисной комплектации составляет $80 000, но разве базисная комплектация к лицу такому человеку, как Кемал Реджепов? К слову, эту модель БМВ стали выпускать лишь в январе текущего года, потому, если вы считаете, что Кемал купил её подержанную на автомобильном рынке в Ашхабаде, вы ошибаетесь — она, как заявляется, «в масле», прямо с сборочного потока.

В числе остальных транспортных средств нашего героя — БМВ 540, Тойота Лэнд Круизер 5.7 VXR, Лексус GX 460 и иные.

Кроме часов и машин, Кемал Реджепов ценит модную одежку, дорогие телефоны Vertu и всякие девайсы типа брендовых ремней.

Где и кем работает Кемал Реджепов и работает ли он в принципе, нам не известно (может знают наши читатели и готовы поделиться этой сведениями?), но мы уверены, что в Туркменистане добросовестным трудом на подобную богатство заработать нереально.

Кемал Реджепов — не единственный родственник президента, который живёт на широкую ногу. В 2018 году мы нашли часов на миллион у Ибабекира Бекдурдыева по кличке «Гуга» — зятя иной сестры Бердымухамедова, Гульнабад Довлетовой. Позже было установлено, что Гуга работает умеренным инженером-проектировщиком 2-й категории проектной службы объединения «Туркменгазоснабжение» госконцерна «Туркменгаз». По случаю 27-й годовщины независимости Туркмении Бердымухамедов вручил собственному родственнику медаль «За любовь к Отчизне».

Вот так проживают родные президента, а в это время тысячи людей в Ашхабаде и областях готовы растерзать друг дружку за бутылку мутного и зловонного хлопкового масла. Правительство реально для человека, и все мы знаем, для какого…