Сергея Фургала будут судить присяжные

Суд пройдет не в хабаровске, как просил бывший губернатор Хабаровского края, а в Люберецком районном суде города Москва.

Обыденный по нашим временам сиделец СИЗО «Лефортово». Без права сообщений. И без права на открытый суд. Бывший глава региона Хабаровского края Сергей Фургал. Пока единственный в современной российской истории региональный руководитель, чей арест вызвал протесты жителей, при этом долгие и масштабные. 

В «Лефортове», заселенном мэрами, главами регионов, генералами, докторами, главами министерств, банкирами, владельцами блогов и — с недавнего времени — репортерами, Фургал уже 18 месяцев. ЛДПР, от которого он в свое время избирался в Думу, в его биографии осталась только упоминанием. Партия его, по карайней мере, на публике не поддерживает. А чего? «ЕдРо» (почти все жители «Лефортова» в свое время состояли в ней) собственных запамятывает, что уж говорить про ЛДПР. 

Возможности? Додуматься несложно. Последнюю — самую убойную и сейчас пользующуюся популярностью статью УК, 210-ю, про организованное организованная преступная группа, — как будто запасной вагон к обвинению прицепили к Фургалу в самом конце, после окончания следствия. А еще в конце предъявили «экономику» — 159-ю («Мошенничество»). Это к существующим эпизодам в организации сначала двухтысячных 2-ух убийств и 1-го попытки совершения убийства.

Фургалу угрожает до двадцать пять лет. Вину не признает. Скоро суд, который, вероятно, пройдет без публики и средства массовой информации. Он избрал суд присяжных. Невзирая на то что вменяемые преступного деяния происходили в Хабаровске, процесс по обращению Генеральной прокуратуры пройдет в Люберецком районном суде Московской области. Прокуроры утверждали, что суд в Хабаровске будет «мешать беспристрастному изучения» дела из-за «широкого круга связей у Фургала». Ведь его задержание и арест, подчеркнули в министерстве, «сопровождались публичным волнением региона, который он возглавлял». Сам бывший губернатор против изучения дела в Люберцах. «Не сможем мы сейчас в Подмосковье сделать условия, чтоб суд прошел объективно», — говорил он на совещании Верховного суда.

Через адвокатов «Новая» передала бывшему губернатору Хабаровского края наши вопросы.  

— Губернатором вы успели поработать два года. Последние 18 месяцев находитесь в СИЗО «Лефортово». Какими были 1-ые мысли, когда перескочили порог камеры? 

— Я пробовал осознать, что случилось. Меня по магистрале на работу приостановил вооруженный силы спецназначения. Демонстративно вынули из машинки, надели наручники, запихали в тонированный минивэн и увезли в аэродром. Сходу самолетом в Москву. В столице единственное, что мне сообщили встречающие: «Ну для чего вы пошли в главы регионов?!» Меня привезли в Басманный районный суд города Москвы и на закрытом совещании, в принципе ничего не объясняя и не слушая меня, перевели в СИЗО «Лефортово». Посадили в одноместную камеру, где не было ни газет, ни телека. Не давали звонков, не передавали весточек с воли. До 21 июля я просто посиживал в информационном вакууме. Прям как в кино «Арестант замка Иф». 

Было чувство какого-то розыгрыша, чего-то мистического. Мозг отказывался принимать, что это может случиться со мной. Я не веровал ранее, что так бывает.

— Бывает. А что оказалось самым тяжелым за эти 18 месяцев?

— Принять и осознать происшедшее. У меня в голове повсевременно вертелся вопрос: «Для чего я тут сижу, что случается в итоге?» Меня просто взяли, посадили и сообщили: ты повинет без права обращении на пересмотр.  

— Поведайте о для себя: семья, воспитание, что оканчивали, кем работали, как пришли в бизнес и для чего позже — в политику?

— Родился я в поселке Поярково Амурской области в 1970 году в многодетной семье. Был десятым ребенком. Предки обыкновенные люди, труженики. Мама занималась хозяйством и воспитанием детишек, а отец, участник войны, всю жизнь работал водителем на грузовом автомобиле. Развозил запасные части для сельскохозяйственной техники по всей Амурской области. Про отца и мама могу говорить лишь в экзальтированной интонации, уж простите за пафос. Они были отличные, добросовестные и приличные люди. Их основная цель — нас, ораву, прокормить, одеть, обуть, выучить и выпустить в жизнь. Воспитание у меня было соответственное. С юношества запомнил, предки настраивали: нужно много работать, чтоб что-то собой представлять в жизни. А чтоб что-то собой представлять, нужно отлично обучаться в школе, получить высшее образование и «стать человеком» (конкретно так ранее говорили). Не случаем из 10 детишек в нашей семье шестеро в конечном итоге получили высшее образование. Для обычный рабочей семьи это, естественно, подвиг. И данный подвиг сделали наши предки. 

В школу я, к слову, пошел рано — в 6 лет. Мечты в детстве были самые обыденные, как у всех. Пилотом желал стать, когда подрос — адвокатом. Однако в конечном итоге избрал специальность доктора. В шестнадцать лет уже поступил в Благовещенский муниципальный мед институт. Работать начал на 3-ем курсе — ночами медбратом в поликлинике. А после 4-го курса устроился медработником на скорую. Тоже дежурство ночами и в выходные. Потом работал доктором-интерном, позже терапевтом, позже стал доктором-неврологом. Трудился в родном Пояркове.

А позже пришли девяностые. 

К 1998 году уже стало совершенно невмочь трудиться в Пояркове. Заработную плату докторам не платили. Шла деградация всего, и медицины также.

Мне не было и 30-ти. Естественно, хотелось развиваться, обеспечивать семью, потому решил: пойду на корабль-краболов. Тогда там можно было хорошо заработать. Думал, приду с путины, куплю квартиру (тогда грезил во Владивостоке) и опять пойду работать доктором. Однако пока готовились документы на корабль, я решил подзаработать и пошел в порт обычным приемщиком лома. График — день через двое. Там меня увидел владелец компании и предложил испытать поработать руководителем участка приема лома темных металлов в поселке Камень-Рыболов. В случае если справлюсь, то заработная плата 1000 долларов и выше. Для меня это были большие средства. Совладал. В 2001 году владелец приемки Николай Мистрюков предложил мне стать гендиректором филиала приморской компании «Проксима» в Хабаровске. Я согласился, так началась моя жизнь в Хабаровском крае. Компания развивалась хорошо, но, конечно, в то время это был небольшой бизнес.

В 2005 году мне предложили вступить в ЛДПР и выдвигаться в депутаты краевой думы. Честно говоря, в то время работать с сплавом мне надоело, хотелось чего-то реального, а тут — купил, обработал, продал… В конечном итоге стал пробовать себя в политике. Для чего? Трудно сообщить. Желал сделать лучше эту жизнь. Высокопарно, но это так. 

В 2005-м меня выбрали депутатом краевой думы Хабаровского края. Тогда и же мне поступило предложение возглавить Главную государственную экспертизу проектов МЧС по Дальневосточному общегосударственному округу. 

По прошествии двух лет я уже баллотировался в Государственную Думу и, к удивлению почти всех, прошел. Это было в первый раз в истории, чтоб народный избранник от Хабаровского края от ЛДПР прошел в Государственную Думу. В принципе много чего происходило тогда со мной в первый раз. В то время осознал, что мне не хватает познаний. Поступил в Академию государственной службы при президенте по направлению «Государственное и региональное управление». Обучался очно-заочно, в течение 3,6 года, закончил, поступил в магистратуру. Магистерскую работу защищал по теме «Диспропорции развития субъектов Российской Федерации на примере Далекого Востока». 

В 2011 году вторично прошел в Государственную Думу. А в 2016 году в первый раз был выбран в Государственную Думу по одномандатному округу. Поначалу состоял в должности заместитель руководителя Комитета по делам федерации и местной политики, потом стал замом главу Комитета по здравоохранению, а после — главой этого комитета. Ну а в 2018 году меня выдвинули претендентом в главы регионов Хабаровского края. И, как понятно, выборы я выиграл. 

Может появиться чувство, что за мной на протяжении всего времени кто-то стоял, но это не так. Весь мой политический путь — это успешно складывающиеся обстоятельства. Если кто и стоял за мной на протяжении всего времени, то это самые обыкновенные люди, жители региона. 

— Вас винят в организации в 2004–2005 годах убийств предпринимателей Евгения Зори и Олега Булатова, в покушении на бизнесмена Александра Смольского, также в финансовых преступных действиях. Как считают следственные органы, в 2004–2005 годах «сокрытием преступлений, которые были совершены Фургалом, занимался целый штат служащих городской и краевой прокуратур». Что у вас за воздействие подобное было, в то время торговца лома металла, а ранее невролога?

— Следователи уверены, что с 2004 по 2005 год я сделал ОПГ, подчинил для себя криминалитет Хабаровского края, втянул правоохранительные органы, прокуратуру и совершал преступного деяния . И данный абсурд я слышу 18 месяцев. На закрытых судах по продлению охраны повсевременно задаю один и этот же вопрос: «Сообщите, как я это сделал? Предъявите хоть одно подтверждение». В ответ мне говорят (цитирую следователя): «Уважайте суд. У следствия все есть подтверждения вашей виновности. Дело трудное и засекреченное. В интересах сохранения тайны мы не можем озвучивать подтверждения. Они есть в материалах уголовного дела, и когда будет знакомство с делом, вы все увидите». 

На сегодня я окончил знакомство с делом: в нем нет ни 1-го подтверждения моей виновности. Напротив — все орет о грубом заказе. 

На 2-ой день моего задержания мне сообщили: «Либо вы возьмете на себя часть обвинений по убийствам, либо мы для вас добавим экономику и ОПС». И точно — на последующий день после завершения знакомства мне сказали, что на меня начали расследование дела 210-й статье УК — как будто я, являясь губернатором, «организовал организованная преступная группа» и мешал в захвате завода «Амурсталь» (головная организация — ООО «Торэкс-Хабаровск». — Ред.). 

СПРАВКА «НОВОЙ»:

«Амурсталь» — производитель стали из Комсомольска-на-Амуре. По данным SPARK INTERFAX,75 % компании принадлежат московскому АО «Армада». Обладателем еще двадцать пять процентов указана экс-супруга Фургала Лариса Стародубова, но её доля располагается в обременении по соглашению залога, залогодержателем выступает «Армада». Данная же доля принадлежала бывшему деловому партнеру Фургала — Николаю Мистрюкову, который арестован в 2019 году по этим же эпизодам обвинения, по которым сейчас посиживает Фургал. Мистрюков заключил сделку со следственными органами. пятьдесят процентов компании, согласно SPARK INTERFAX, обладает Павел Бальский,который имеет гражданство ФРГ. Ему свои двадцать пять процентов, будучи в «Лефортове», продал Мистрюков. В конечном итоге Бальский практически стал обладать сто процентов толикой в «Амурстали». Фургал не один раз говорил, что «одной из принципиальных обстоятельств» его преследования стала смена владельцев на данном заводе. 

На данный момент завод захвачен, его интенсивно готовят к банкротству и перепродаже китайцам. Меня винят в том, что я мешал олигархам из центра растаскивать имущество Хабаровского края. Это что-то мистическое. Все, у меня больше нет слов. 

— Кто, на ваш взор, стоит за вашей высадкой?

— Фамилии называть не буду, но я их, естественно, знаю. Основная причина моей высадки — это алчность и ужас тех людей, которые привыкли жить в определенной парадигме. Они не сообразили, что необходимо жить по-иному, что люди тоже что-то значат. Однако они не желают признавать правду, что нам и нашим детям жить тут. Мне лично охото жить в обычной стране, где главы регионов поставлены не с той целью, чтоб грабить, а напротив — защищать людей. Легковерно, но вот я этот. 

— Ваш арест, арест главу региона, выигравш?? выборы у члена партии Единая Россия, вызвал длительные демонстрации в Хабаровске. Этого не было ранее ни с одним иным арестованным губернатором либо мэром. Как вы сами все это оцениваете? 

— Выборы главу региона, когда народ вправду отдал свой голос за того, за кого желал, невзирая на давление сверху, — подобные выборы были в первый раз. В первый раз возник политический деятель, открытый для населения. Глава региона, ставш?? на защиту конкретно интересов края, в первый раз на самом деле, но не словестно, продемонстрировал, что можно и необходимо изменять жизнь к наилучшему, изменяться самому и вместе с народом. Я на личном примере продемонстрировал, что можно управлять регионом без краж, схем, откатов, взяток. Все обыденно: работала система, и здесь возник тот, кто в эту систему, её схемы не вписывался. Убрать просвещенным методом через выборы меня не вышло, потому решили через тюрьму и уголовные дела по тяжелым статьям. Ну и чтоб иным неповадно было. Итог: человек (другими словами я) больше не мешает.   

Хабаровский край большой по территории, но все друг дружку знают, и когда жителям в телевизионном эфире сообщили, что глава региона, оказывается, был преступным авторитетом в 2004–2005 годах, занимался убийствами, никто не поверил. Кто являлся настоящим криминалитетом в крае в эти годы, все отлично знают. Люди сообразили настоящую причину моей высадки, и, конечно, им не понравилось, как цинично и нахально убрали человека, которого они реально выбирали. 

— Члены ОНК не один раз рассказывали, что с самого первого дня для вас не передают письма, также от родных. И ваши письма никому не посылают. На сегодня вы этот в «Лефортове», к несчастью, не один. Лишение связи с наружным миром — варварская практика, цели которой явны, — тут стала устоявшейся. Администрация ссылается на следствие, а следствие формально заявляет, что будто бы средством сообщений узники могут передать на волю секреты. Какие секреты вы сможете передать родным?

— Я сам не пойму, в чем тайна? Я что, обвиняюсь в шпионской деятельности? Положение дел чрезвычайно обычная: заказной характер уголовного дела обществу виден сходу, потому всякую связь обвиняемого/подозреваемого с волей (родными, товарищами), всякую связь адвокатов с репортерами необходимо оборвать. Мне ограничили всякую возможность получения и передачи инфы, а с адвокатов взяли обязательство о неразглашении данных подготовительного следствия. Ну и, естественно, все это время в головы обыденных людей официальные государственные средства массовой информации закачивают данные, что Фургал — правонарушитель. А ты в ответ ничего сообщить не можешь. Ну нет у тебя возможности, как следствие этого, ты молчишь, а означает, в осознании некоторых что-то утаиваешь.

И да хорошо. На данный момент следствие завершилось, и у меня есть надежда, что мне будут письма передавать. Так что я жду корреспонденцию. 

— За время, что вы в местах заключения, для вас разрешали звонки родным?  

— За весь период лишь три звонка — сыновьям. Два — младшему, Кириллу, и один старшему — Антону.

— Как переживается разлука с близкими?

— Для меня это чрезвычайно личное. Ну и система так устроена, что у человека в местах заключения постоянно находят слабенькие места и лупят по ним. Они это могут, мастера… Так что не буду давать им повода.

— Скоро у вас суд по факту. Чем он завершится, есть уже осознание?

— Если суд будет хоть немножко беспристрастным, то, естественно, меня не за что будет осудить. Ну представьте: убрали главу региона, захватили завод, разорили компании края, посадили еще 12 человек в СИЗО. И для чего? Чтоб гражданин ФРГ Павел Бальский получил несколько млрд и успешно уехал к для себя на родину? Те, кто это все задумал и провернул, наверняка, не желают отвечать. Что ж. Я буду защищаться, рассчитываю на честный суд.

— Как осязаемой ли вам оказалась поддержка ЛДПР и его лидера? Общественных заявлений единстве с вами от членов партии фактически не звучит. Имеется ли поддержка сейчас? 

От редакции: Сергей Фургал зачеркнул данный вопрос, отказавшись на него отвечать. 

— Вы избрали суд присяжных? Что вы желаете им сообщить? 

— За 18 месяцев я увидел, что подобное современное правосудие — это когда следствие и сотрудники правоохранительных органов всецело держат под контролем процесс. Суд присяжных — для меня малая надежда, что будет хоть какая-то возможность продемонстрировать всю абсурдность уголовных дел против меня.

— Что ваше свита, товарищи? Кто-то отвернулся за то время, что вы в местах заключения?

— Да нет. Все таки все соображают. Просто на данный момент мы не можем разговаривать. Думает, что возникло чрезвычайно большое количество человек, которые мне проявляют симпатию. Потому пусть люди пишут мне, все равно когда-нибудь эти письма передадут. Будет любопытно поменяться воззрениями. 


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.