ФСБ зачиталась школьным меню

Перечень задержанных по делу экс-руководителя Управления соцпитания Алексея Барабанщикова намекает на то, что пищевой рынок Петербурга окормляли совсем не местные государственные служащие.

Из 5 фигурантов только двое имели прямое отношение к поставкам школьных обедов в Санкт-Петербурге. Другие — «черные лошади», уголовное преследование которых как бы не поддается разъяснению. Мы попробуем.

Команда

В 2011 году ведущий спец публичного питания Тихоокеанского флота Олег Лукин, в день кормивший 6 000 человек, оставил службу, малую родину — Далекий Восток — и перебрался в Москву. Тут его ожидала пост замдиректора компании «СП Конкорд», только-только сделанной семьей Пригожиных.

В «СП Конкорд» Лукин отвечал за питание учащихся школ, оперативное управление персоналом из 200 человек, работал с курирующими компанию муниципальными организациями. В предстоящем — работа в организации «Соц питание Север». Оно получало субподряды на школьное питание от ООО «Комбинат питания Конкорд», 1-го из самых крупных игроков столичного рынка соцпита. В общем, можно сообщить, что пару лет Олег Лукин не выбирался из конкордовской орбиты.

Поближе к губернаторским выборам 2019 года руководитель высшего звена поменял прописку. Он переехал в Санкт-Петербург, где одновременно по стечению событий оказался его компаньон по столичным делам — бывший продуктовый государственный служащий Алексей Барабанщиков.

По прошествии голосования в Санкт-Петербурге Барабанщиков возглавил Управление общественного питания. Это каждодневный кормилец 800 тысяч детишек в учебных заведениях и детских садах. Поликлиники, училища и дома престарелых — тоже его забота.

С приходом Барабанщикова принадлежащие городу Красносельский и Василеостровский комбинаты соцпитания возглавили подобные же отставники, как и Олег Лукин. Управлять Красносельским стал Ростислав Савинов, Василеостровским — судимый за растрату Леонид Мишуров.

Условия

За назначениями последовала реформа школьного питания. Заключалась она в укрупнении лотов.

Конкурсы до 40 миллионов рублей могут проводить сами школы. Принцип «один лот — один район» увеличивал исходную стоимость аукциона и отсекал маленьких игроков. Укрупнение лотов совершенно точно вело к прореживанию рынка. «Фонтанка» писала о требованиях к претендентам: исполненный за прошедшие 3 года контракт суммой более двадцать процентов от исходной цены грядущего договора. Хочешь заявиться на 100 миллионов — имей опыт освоения 20 миллионов.

В маленьких тендерах могли принимать участие до сорока компаний. Укрупненные требования сокращали перечень кандидатов до минимума.

Симбиоз

К приходу Алексея Барабанщикова Красносельский и Василеостровский комбинаты подошли в разной кондиции.

У Красносельского был в анамнезе щедрый договор, но его промышленные площади на улице Партизана Германа малогабаритны до состояния комфорта. Они обслуживали всего пару школ, а замахивался Красносельский на 4 района.

Василеостровский комбинат пользуется просторным пищеблоком на Наличной улице, но его водянистый ассортимент договоров за прошедшие 3 года мешал роли в огромных проектах.

Ничего лучше симбиоза не выдумали. Вывеска — Красносельского комбината. Мощности — Василеостровского.

В апреле 2021 года эту схему вскрыла журналист «Фонтанки» Елена Ваганова, двое суток проработавшая посудомойкой на Василеостровском комбинате на Наличной улице, где пищу готовили по договорам Красносельского. Настоящий адрес производства школьных обедов стал сюрпризом и для Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека. Основное подтверждение соития комбинатов мы обнаружили в помойке на Наличной, куда небережно выкидывали товарные затратные с печатью Красносельского.

Материал «Объедки не попадают в рай» запустил цепную реакцию. Веб-издевайся через средства массовой информации-помойки и telegram-каналы дружно встали на защиту Управления соцпитания, Барабанщикова и комбинатов.

Щедро прошлись по власти в лице главы Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека Наталии Башкетовой за то, что санитарные врачи остановили деятельность Красносельского комбината.

Дело

Кипучая информпротекция оттенила параллельную действительность. Пока средства массовой информации лили воду, Служба финансовой безопасности ФСБ листала соглашения Красносельского комбината. Согласно ее убеждению, предприятию криминально достался договор на питание 25 школ Пушкинского района. Доступ к освоению 167 миллионов рублей оно получило через неверную заявку на конкурс. Закупочная комиссия дала комбинату победу конкретно из-за квалификационных критериев — обеспеченности трудовыми ресурсами, опыта управляющих, деловой реноме. Вред казне оценили в 24 миллиона рублей. Это разница меж предложением Красносельского комбината и предложившей наименьшую сумму «Столовой № 14», которая, как считают следственные органы, обязана была получить договор.

Разницу оценили в статью 165 УК «Причинение имущественного вреда» и обращения о задержании. 15 ноября подозреваемых попробуют выслать в СИЗО. Санкция статьи допускает настоящий срок до 5 лет.

Пятерка

Перечень тех, кто как будто манипулировал заявкой Красносельского комбината, пока ограничен пятью фигурантами. Не считая ожидаемых Алексея Барабанщикова и экс-руководителя компании Ростислава Савинова, в него попал Олег Лукин. Формально он никакого отношения к закупкам и комбинату не имеет. Как и задержанные финансист Андрей Ахрамеев и бухгалтер Ольга Печень.

По данным «Фонтанки», Ахрамеев и Печень отлично знакомы с Лукиным, а о степени их близости к комбинату ФСБ почерпнула данные из электрического почтового архива.

Юрист Александр Мисанов заявил «Фонтанке», что Олег Лукин вину не признает.

«У него с города Москва остались дружеские отношения с Алексеем Барабанщиковым. Они просто общались. Отношения к закупкам Красносельского комбината мой клиент не имел», — сообщил Мисанов.

Кабинет

Комбинатная эпопея весной 2021 года начиналась с жалоб родителей на качество школьной пищи. Елена Ваганова на двое суток погрузилась в атмосферу кислой каши и тараканов, без санкнижки и иных атрибутов «пищевки», обратившись по общественному телефону Красносельского комбината.

Было это 7 месяцев назад. 12 ноября журналист «Фонтанки» набрал этот же номер отдела кадров и избрал ту же работу посудомойщика.

Сходу на создание не позвали. Позвали для собеседования в деловой центр «Владимирский» в Щербаковом переулке.

Тесноватый двухкомнатный кабинет занимали три девицы схожей говорливости. Маленький устный опрос, и перед журналистом положили бланк анкеты-исповеди. Поведать о прошедшем, указать родных, выдать профили социальных сетей.

— А социальные сети для чего?

— Нужно! Анкету отправим на проверку в службу безопасности.

— М-меня, посудомойщика? — откуда-то проявились способности заикания.

— Ну естественно! Вы же на детишек будете работать.

Девицы выступали от Красносельского комбината, но работу предложили на Наличной улице — там, где площадка Василеостровского. По какой причине это критически принципиально?

Комбинаты — различные организации. Вину за выполнение договора (читай: безопасность школьных завтраков и обедов) несет Красносельский комбинат. Однако обслуживающий его персонал устроен на Василеостровском. Случись что — самый въедливый родитель утомится находить источник зла.

Изменения

Красносельский комбинат летом 2021 года обратился в Арбитражный суд города Москва с исками о защите деловой реноме и возмещения репутационного ущерба.

Это след весеннего проникания Елены Вагановой. Комбинат оспаривает 4 статьи «Фонтанки» о пищеварительной инфекции в гимназии, антисанитарии на производстве и итогах проверки Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека. Публикации должны быть удалены, как считают компании.

Реанимировать репутацию, следует из подписанного сейчас задержанным бывший-генеральным директором комбината Ростиславом Савиновым заявления, посодействуют 14 миллионов 50 тысяч рублей. Дело по факту рассмотрят 8 декабря.

Свежеиспеченному руководителю Леониду Мишурову «Фонтанка» пробовала задать вопрос об отношении к обращению, но он бросил трубку.

Дело Барабанщикова опять спустило с цепи информационных троллей, которым, вероятно, приплачивают за копипаст. средства массовой информации и telegram-каналы пестрят тождественными публикациями о новом Зле. Место Наталии Башкетовой занял Александр Беглов. Сейчас он — неприятель № 1 тех, кого задержание Алексея Барабанщикова задело за живое.


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.