Прокуратура растоптала Шанинку

Как сотрудники правоохранительных органов разрушают институт, который был построен Теодором Шаниным и Сергеем Зуевым.

Уголовное дело, которые обвиняются в соответствии с которым проходит Сергей Зуев, впрямую не соединено с Шанинкой. Зуева винят в хищении 21 миллионов рублей, которые были выделены в рамках национального проекта «Образование», в связи с расследованием по делу бывшего заместитель министра образования Марины Раковой. Следствие утверждает, что, однако договоры, подписанные Зуевым, были выполнены Шанинкой, качество работ было «ненадлежащим». Почти все наблюдатели думают, что жестокие попытки выслать Зуева в СИЗО, которые в результате увенчались фуррором, соединены с желанием следствия оказать на ректора Шанинки давление и в конечном итоге получить от него нужные показания против Раковой.

Параллельно под ударом оказалась и Шанинка, личный институт, один из наилучших в государстве. Педагоги и студенты сообщают, что развитием, которого вузу получилось достигнуть за прошедшие годы, он должен Зуеву. Специальный корреспондент «Новой» ведает, чем неповторима Шанинка и что думают о преследовании ректора и давлении на высшее образование в Российской Федерации участники академической компании.

«Еще 2-3 таковых набора, и можно быть уверенным в дальнейшем института»

Сергей Зуев — доктор, руководитель Шанинки и сразу руководитель Института публичных наук (ИОН) РАНХиГС. Награжден медалью ордена «За награды перед Отечеством» II степени и орденом Почета. Доктор Оксфордского института, врач филологических наук и научный управляющий магистратуры Public History в Шанинке Андрей Зорин, хороший товарищ и сотрудник Зуева, сообщает про то, что будущий руководитель, работая плечо о плечо с социологом Теодором Шаниным, был одним из его ближайших служащих в институте.

В 1998 году Зуев, филолог по образованию и претендент искусствоведения, сделал в Шанинке факультет культурного руководства. Согласно мнению Андрея Зорина, факультет вырастил «десяток выдающихся менеджеров, работающ?? по всей Рф с инноваторскими программами и по обновлению городов, и во всех сферах руководства культуры». В 2011 году Сергей Зуев стал ректором института. Период, предшествовавш?? его приходу на эту пост, Андрей Зорин называет сложным в истории Школы. То, что он был «сложным», замечали и соратники из остальных институтов, подчеркивает Зорин:

— Был период в истории Школы, как раз предыдущий приходу Сергея Зуева на ректорскую позицию, когда Шанин уже отошел от дел: складывалось чувство, что Школа чуть-чуть растеряла ориентацию и движется по инерции. С возвратом Сергея положение дел резко поменялась, и Школа обрела 2-ое дыхание.

Следствие посчитало, что Сергей Зуев сбежит из Российской Федерации после 3-х операций и оставит детишек и внуков, один из которых был прооперирован через двое суток после рождения. История одной семьи эры безжалостности

В 2014 году стартовал 1-ый набор в истории института в бакалавриат, раскрылись новые программы. Андрей Зорин сообщает про то, что при Зуеве институт сразу начал изменяться:

— С одной стороны, он, работая вместе с Теодором, папой-основоположником, глубоко освоил его подходы, но с иной — институт чрезвычайно трансформировался под его управлением. Неважно какая удачная институция постоянно носит отпечаток личности лидера. Незначительно феноминально, что сам Шанин, к тому же он классик истории и теории крестьянства, видел свою Школу как эксклюзивное заведение. Он считал, что, чтоб сохранить качество, институт должен сохранять эксклюзивный, нишевой характер. Сергей грезил об институте, который развивает заложенные Шаниным традиции, но при всем этом владеющем полным образовательным циклом — бакалавриатом, магистратурой и аспирантурой; институте, независимом и в кадровом, и в финансовом отношении. Разговор велся о формировании относительно маленького, но настоящего университета. Он думал про то, каким образом сохранить неповторимость Шанинки, обеспечив её рост и развитие. Сергей постоянно нам рассказывал, что институт и в принципе неважно какая институция, если она не развивается и не вырастает, то затухает и погибает.

Управлением были заложены контрольные числа при открытии новых программ — и итог затмил самые позитивные прогнозы. Андрей Зорин вспоминает: «Я сильно отлично помню наш разговор с Сергеем, когда, лишь выйдя из поликлиники после тяжелейшей операции — он тогда еще ходить не мог, передвигался кое-как, — он произнес мне, удовлетворенный и счастливый: «Еще 2-3 таковых набора, и все, можно быть уверенным в дальнейшем института».

При Зуеве прошел ремонтные работы в помещении Школы в Газетном переулке, по соседству с Институтом Гайдара. Шанинка обрела современное место — с библиотекой и коворкингом для самостоятельной работы. Аудитории получили «имена» Канта, Маркса, Арендт, Бурдьё и остальных традиционных мыслителей.

В 2019 году институт обрел нового стратегического напарника — Институт Ковентри.

— Сергей Зуев чрезвычайно органично вписался в коллектив, он отлично поддерживал атмосферу и достаточно интенсивно работал над расширением университета, — согласен доктор Шанинки Борис Кагарлицкий. — У меня есть опаски, что это и стало одной из обстоятельств наших вопросов. Как заявляется, не привлекай к для себя внимания. К несчастью, в нашем обществе это часто работает лучше, чем какие-то планы по развитию и развитию компании. Потому я не исключаю, что если б Шанинка была наименее активна в плане каких-либо новых программ, новых мыслях, то, может, на данный момент бы не было у Сергея Эдуардовича проблем. Однако это моя догадка.

«Шанинка — большой хаб, соединяющ?? Российскую Федерацию с глобальной академией»

СПРАВКА

7 октября суд арестовал бывшего заместитель министра просвещения и бывшего заместителя президента Сберегательного банка Марину Ракову — она стала фигурантом дела о хищении свыше 50 миллионов рублей на государственных контрактах в сфере образования в рамках реализации общегосударственного проекта «Преподаватель года» (части нацпроекта «Образование»). Как заявляют правоохранительные органы, Ракова пролоббировала выделение финансовых средств казны Фонду новых форм развития образования. В качестве субподрядной организации в данном деле бытует Столичная высшая школа соц и финансовых наук (Шанинка). Раковой предъявили обвинение в мошеннических действиях в особо большом размере. На данный момент она в СИЗО. Вину не признает. Под арестом также бывший-менеджеры Сберегательного банка Евгений Зак и Максим Инкин, неофициальный супруг Раковой Артур Стеценко и бывший исполнительный руководитель Шанинки Кристина Крючкова.

19 октября обвинение в хищении 21 миллиона рублей методом мошенничества было предъявлено ректору Шанинки Сергею Зуеву. Зуеву вначале выбрали другую ограничительную меру — домашний арест. Вину он также не признает. В Шанинке сообщили, что радиво выполнили свои обязанности по договору перед Фондом новых форм развития образования.

«Столичная школа — дитя перестройки, — произнес о Шанинке в беседе проекту «ПостНаука» основоположник института, выдающийся социолог, историк, спец по истории крестьянства Теодор Шанин. — Перестройка была близкой мне по духу — данному духу веры в будущее, взлету огромных надежд. Передо мной встал вопрос, могу ли я чем-нибудь посодействовать. То обстоятельство, что я говорю свободно по-русски и по-английски, делает для меня особенные условия. И то, чем я могу посодействовать, соединено с моей профессией. Я — доктор института».

В 1995 году Шанин решает сделать в Российской Федерации институт, который соединит внутри себя наилучшие российские и английские образовательные практики. Студенты не будут только слушать лекции и отвечать на семинарах. Они будут заниматься своими исследовательскими работами и проводить большое количество времени. в библиотеке. Все программы Московской высшей школы соц и финансовых наук получали валидацию (проверку качества) Манчестерского института. Например, при выпуске студенты сумели получать не лишь российский, да и британский диплом.

— Мысль Шанина состояла в том, чтоб сделать новый тип института, в каком бы студент был бы активным, сформировывал свою свою программку и свои познания, вступал бы в разговор с педагогами, писал и работал, — ведает «Новой» доктор Андрей Зорин. — У него был большой мировой опыт. Принципиальной его мыслью, очень удачно реализованной, было объединение чрезвычайно высочайшего научного уровня с ориентацией на настоящий рынок труда. Представление про то, что на рынке труда необходимы по-истинному научно приготовленные образованные люди, и большая практическая удачливость выпускников Шанинки свидетельствовали про то, что это был точно обмысленный проект.

«Шанинка появилась в качестве ответа на положение дел, которая сложилась после развала СССР, в государстве в принципе негде было обучаться соц наукам, — разъясняет доктор Шанинки философ Григорий Юдин. — Длительное время люди приходили туда, чтоб осознать, как в принципе устроено глобальное соц общество, выяснить, какие там имеется подходы, теории, анализа».

Запрос на схожее образовательное учреждение тогда в Российской Федерации, непременно, существовал. В 1992 году была основана Высшая школа экономики. А в 1994-м — Европейский институт в Санкт-Петербурге.

— Это было время выдающихся образовательных начинаний, — не прекращает Зорин. — Было чувство, что обычная система образования потребностям нового времени не соответствует и необходимы новые образовательные институции. Шанинка имела свое лицо в данном ряду и была среди наиболее удачных начинаний. Этого университета — с данной трудной композицией российских и английских традиций образования, этот увлекательной и специфичной конструкцией — не было не лишь в российском, но, думаю, и в глобальном образовательном пространстве.

Вначале Шанинка создавалась как магистерский институт, который готовит учащихся, уже имеющих дипломы бакалавров. с помощью мысли Теодора Шанина про то, что необходимо скооперировать наилучшие элементы российского и английского образования, она стала источником наилучших научных практик, уверен Григорий Юдин. И почти все вещи, которые сейчас есть в российской системе образования, как он сообщает, в действительности исходят еще из Шанинки.

— Обычный пример: конкретно в Шанинке была в первый раз введена проверка на плагиат, дававш?? основания биться с плагиатом и исключать нерадивых учащихся. В Шанинке как и раньше нулевая толерантность к плагиату. Позже эти требования стали распространяться в институтах на территории всего государства — сейчас все должны сдавать требования по плагиату. Модульная система. Когда случается деление не на семестры, а на модули — это тоже пошло из Шанинки.

Образовательный процесс в Шанинке смотрится не так, как в большинстве российских институтов. Мы не чрезвычайно огромное внимание уделяем отлично-урочной работе, так как в принципе не верим во всю эту лекционно-семинарскую систему. Это не означает, что у нас нет лекций и семинаров. Естественно, они есть. Однако еще больший упор ставится на персональной работе, на том, чтоб у студента был собственный тьютор, на том, чтоб он разговаривал с докторами за границами аудитории. Мы всегда с ними в контакте. Студент, поступающ?? в магистратуру, получает большой обширный фидбэк на каждое свое эссе. За каждую свою работу студент получает большой лист оценивания: он оценивается по огромному количеству характеристик, получает оборотную связь — и не 1-го проверяющего, а 2-ух, что гарантирует взвешенность оценки.

Внимание к каждому — это то, что мы ставим в центр образовательного процесса. Это то, за что нас уважают слушатели.

Шанинка не прекращает выступать огромным хабом, соединяющ?? Российскую Федерацию с глобальной академией. Наша задачка (и у Теодора Шанина была такая задачка) состоит не в том, чтоб плестись кое-где в хвосте, догоняя и глупо копируя практики, имеющиеся в остальных институтах. Задачка в том, чтоб иметь собственный глас в глобальной академической коммуникации. Потому Шанинка и как институт построена не как копирование остальных институтов. У нее собственный свой стиль.

«Смысл нападения на Шанинку в том, чтоб в Российской Федерации нельзя было получить высококачественного образования»

В 2018 году Школа столкнулась с первыми суровыми наружными неприятностями. В университет с плановой проверкой пришел Федеральная служба по надзору в сфере образования и науки и отозвал у института муниципальную аккредитацию. За «бессчетные несоблюдения правил образовательных эталонов». Это случилось по прошествии двух лет после отзыва аккредитации у Евро института в Санкт-Петербурге. Так Шанинка временно растеряла возможность выдавать дипломы муниципального эталона. Однако оставила за собой возможность продолжать обучение учащихся.

Среди претензий, согласно отчету Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки, было то, что некоторые дисциплины «не сформировывают у учащихся проф полномочий». В беседе «Медузе»* декан факультета соц наук Шанинки Виктор Вахштайн охарактеризовал претензии учреждения как «бюрократическую попытку имитировать объективную оценку качества образования»: «К примеру, среди нарушений — то, что я вывожу собственных учащихся на практику за границы города Москва. Учащихся — полевых социологов. Некоторый пункт претензий — отсутствие лабораторных практикумов по «Истории политических и законодательных учений». Считаю, весь данный фарс с регистрацией — сам по для себя хороший лабораторный практикум по новой истории политических учений».

Больше 200 уполномоченных лиц институтского общества написали публичное обращение в Федеральная служба по надзору в сфере образования и науки, в каком указали, какие конкретно претензии к кадровой политике озвучены ведомством:

Что не понравилось Федеральной службе по надзору в сфере образования и науки в Шанинке?

«А именно, что пост управляющего программы по права занимает человек, который не имеет специализированного диплома (несмотря на то, что общепризнанный одним из ведущих в Российской Федерации профессионалов по римскому праву), либо что пост заведующего кафедрой занимает человек, который не имеет ученого звания доцента (однако имеющий ученую степень претендента наук). Схожее осознание экспертные исследования, её содержания и назначения представляется нам просто небезопасным для предстоящего развития высшего образования в Российской Федерации».

(Из письма уполномоченных лиц институтского общества — в Федеральная служба по надзору в сфере образования и науки в условиях претензий к Шанинке)

Шанинку тогда поддержал ученый совет Высшей школы экономики. А руководитель Счетной Палаты Алексей Кудрин назвал претензии Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки к Шанинке «картонными»: «Необходимо кардинальным образом перестраивать работу контроля», — заявил политический деятель.

— После лишения аккредитации в 2018 году Шанинка продолжала работать. Она сохранила лицензию, а основное, тогда не были использованы органы правопорядка, — вспоминает Андрей Зорин. — Были претензии Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки, в существенной степени бюрократического характера. Они смотрелись удивительно и мнимо, но внести перемены в бумаги и даже привести образовательный процесс в соответствие с какими-то пусть искусственными нормативами — это одно. В конечном итоге требования Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки были выполнены и аккредитация Школе была возвращена. То, что случается на данный момент, — это другое. Идет еще одна нападение на Школу, чрезвычайно суровая. При этом не лишь на Шанинку, а на высшее образование в Российской Федерации в принципе. Даже при самом подходящем финале дела, на который мы все возлагаем надежды, все это не может не иметь тяжелых последствий. Я плохо представляю для себя мотивы, движущие людьми, которые этим занимаются. Появляется чувство, что цель этой работе — повредить российское высшее образование, достигнуть того, чтоб в Российской Федерации нельзя было получить высококачественного образования. Кому-то, возможно, это необходимо.

«Вероятно, в деле ничего нет, остается давить на Зуева»

То, что случается на данный момент, кто-то в институте считает продолжением давления 2018 года, кто-то — событиями, которые не связаны впрямую с институтом. Так как в сей раз в деле звучат фамилии, совершенно не связанные с Шанинкой. К примеру, Марины Раковой.

В октябре месяце The Bell и Meduza* ссылаясь на источники сказали, что уголовному делу против Раковой предварял её конфликт с издательством «Просвещение» из-за многомиллиардных государственных контрактов на учебники. Кроме того Meduza* сказала, что в базу дела Раковой и Зуева легла экспертиза, изготовленная в Российской академии образования. А ею руководит экс-руководитель Раковой — Ольга Васильева. Согласно мнению собеседников СМИ, меж Раковой и Васильевой был «острый конфликт».

— Я эту фамилию [Марины Раковой] вызнал в первый раз в день, когда были обыски, — ведает Григорий Юдин. — И, как я понимаю, большая часть людей в Шанинке точно так же. Это, естественно, делает какую-то зависшую положение дел. Естественно, когда мы видим, что прокуратура начинает входить в институт, объявлять внеочередные проверки, ничем не целевые, к тому же мы уже все проверки не так давно проходили, у нас появляются подозрения, что заодно пошли какие-то доп сюжеты, которые напоминают 18-й год. Однако нам не известно ничего про это, быть может, это этот метод давить на Сергея Зуева. Вероятно, в деле просто ничего нет. Раз за столько времени нам ничего не предъявлено и единственный метод чего-то достигнуть — это шантажировать людей.

Постановление о проверке в Шанинке было выдано 19 октября. Прокуратура потребовала представить документы факультета Вольных искусств и наук. Источник «Новой» в Институте публичных наук (ИОН) РАНХиГС сказал, что сотрудники правоохранительных органов пришли и туда и «запросили весь пакет документов, которые университеты, к примеру, предоставляют для аккредитации».

В соответствии с инфы источника «BBC», это была «коллективная проверка прокуратуры и Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки в Шанинке и ИОНе. Прокуратуру заинтересовывало наличие зарубежного выделения финансовых средств (которого в Шанинке, непременно, не быть может). Они затребовали последние статьи служащих ИОН и Шанинки (как они выразились, «почитать») и, что самое поразительное, рабочую программку по воспитательной работе».

Кроме того что Сергей Зуев возглавляет ИОН РАНХиГС, три программы Шанинки реализуются в сотрудничестве с Российской академией народного хозяйства и гос службы.

«Мы учили и учим построению сообществ»

Больше 400 научных работников, членов Российской академии наук и педагогов подписали публичное обращение генеральному прокурору Игорю Краснову. С просьбой «дать соответственному прокурору распоряжение отрешиться от поданного им апелляционного представления» поменять домашний арест СИЗО для Зуева.

С письмом в поддержку Зуева выступили выпускники института. Не проходит дня, чтоб в открытом чате в поддержку ректора студенты и выпускники не рассматривали, в какие издания для разглашения можно обратиться, как передать книжки в изолятор Кристине Крючковой и до какого часа можно подъехать в библиотеку подписать поручительство.

— Чрезвычайно принципиальная вещь состоит в том, что Шанинка — это все-же институт, который принадлежит обществу «шанинцев», — гласит Григорий Юдин. — с помощью Теодору и до настоящего времени Шанинка постоянно делала чрезвычайно огромную ставку на построение сообществ в самых различных областях — от культуры до образования. То, чему мы учили и учим — это почти во всем построение сообществ. Ну и Шанинка сама по для себя является обществом. Из данного получается, что институт устроен достаточно демократично. В нем нет разрыва меж администрацией и профессурой, администрацией и учащимися, который на данный момент есть, к несчастью, в почти всех российских институтах. Нет разрыва меж профессурой и учащимися, который тоже в почти всех российских институтах, к несчастью, сохраняется — это уже быстрее дурные русские практики. Этот шанинский стиль.

Теодор Шанин — человек, который в 1968 году [когда проходили студенческие восстания] был в запертой студенческой аудитории в Бирмингемском институте вместе со учащимися. Он был тогда педагогом, еще совершенно юным, и он был на стороне учащихся в данном конфликте. У него это осталось на всю жизнь. Сергей Зуев в данном смысле следует ему.

«Хватит вести войну с профессурой»

Журналист «Новой» попросила учащихся Шанинки поведать об уникальности их института и про то, какие слова поддержки ректору и исполнительному руководителю они могут сообщить.

Ведает Максим,

студент второго курса бакалавриата, направление «глобальная политика»:

— Чрезвычайно много слов накопилось. Переживаю происходящее как личную неудачу. Я для вас расскажу историю про Сергея Эдуардовича, которая лично на меня произвела мощное воспоминание. Когда мы были на первом курсе, у нас посреди года резко по бюрократическим причинам поменялся педагог по арифметике. Мы обожали его всей душой, но ему пришлось уйти, однако он сам не желал уходить. Мы решили написать письмо. Не в деканат, а сходу Сергею Зуеву. Коллективно, всей группой, собрали подписи и направили письмо на личную почту Зуева в 7 вечера. Через полтора часа мы получили ответ, что он во всем разберется. Он разобрался. У нас остался данный педагог. У меня много друзей из остальных высших учебных заведений, и когда я рассказываю им эту историю — у них глаза вылезают на лоб. Какому еще ректору института можно написать письмо на личную почту на ночь смотря и через полтора часа получить ответ?

Когда я хожу по кампусу Шанинки, он идет навстречу мне. Он тут. Он не в кабинете. Он отвечает на наши письма.

Наша группа проходила курс критичного мышления на первом курсе, и мы все научены не делать заключений о чем-или, не зная предмета конкретно.

И когда я стоял у суда, где избирали ограничительную меру Сергею Эдуардовичу, я отвечал представителям СМИ, которые ко мне подступали, что я не читал материалы дела и не могу сообщить, что там в действительности. Сфальсифицировано оно либо нет.

Однако у всех в жизни есть круг лиц, в преступного деяния которых ты не поверишь. Для меня арест Сергея Зуева и Кристины Крючковой сопоставим с тем, что сейчас ночью придут ко мне домой, арестуют моих дядю и тетю и сообщат, что они что-то похитили.

Любая сообщение о Сергее Эдуардовиче повергает в шок. Он сверстник моей бабушки, и его прямо из поликлиники забирают на многочасовой допрос. За ним этот шлейф — он награжден президентом, за него поручились подобные люди. И с данной историей его заболевания… Я правда не пойму, где душа у тех, кто направляет обращении на пересмотр и кто выносит эти решения.

Ведает Ася,

студентка второго курса магистратуры, направление «промышленность моды», отделение факультета социокультурного проектирования:

— Мне тридцать семь лет, и к этой магистратуре я шла по меньшей мере лет 10. Я собиратель, занимаюсь историей костюмчика. У нас чрезвычайно небольшое отделение — 4 человека, и в данном его неповторимость. Ничего такого в Российской Федерации больше нет. Не считая Шанинки, никто не готовит теоретиков моды. Ты занимаешься с чрезвычайно мощной базой, подходишь к моде с позиций социологии, финансовых теорий, философии и психологии. Для населения, которые желают относиться к моде по-суровому с теоретическими началами, а не попросту читать Vogue, Шанинка неподменна.

Для нескольких человек читаются красивые лекции, приглашаются лекторы также из британских институтов. Большая благодарность ректору, что для нас четырех наше отделение существует. Нас не закрывают. У всех девченок на отделении — работа, дети, не все могут быть всякий раз. При всем этом лекции длятся, и никто из педагогов не откажется читать, даже если придет один человек.

Наши педагоги — это живы люди, которые не много того что находятся с нами в контакте — они готовы нас слушать. Прежде всего в Шанинке нас учат мыслить без помощи других. Мы не заучиваем ничего назубок, мы все прогоняем через наше осознание. Есть главные философы в сфере моды. К примеру, Георг Зиммель. И мы можем с ним спорить на упражнениях, можем его осуждать. Педагоги будут направлять наш спор, наши мысли, но никогда не будет позиции «Я — педагог, я прав, вы все здесь должны меня слушать и кивать».

Ведает Индира,

студентка магистратуры, направление «психология»:

— Я следила то, что происходило в Высшей школе экономики. Общалась с приятелями оттуда, передававш?? ту тревогу, говорили, как закручиваются гайки, как Вышка теряет свои позиции. И складывалось подобное чувство, что есть Шанинка на карте Рф, которая так неагрессивно делает свою работу, что нереально её тронуть ничем.

Есть институция, которая крепко занимает свои позиции, к которой не быть может никаких вопросов, так как она осуществляет научную деятельность. Студенты не попросту устраиваются на работу, они могут уехать в другую государство и там найти эту работу. В ней есть атмосфера свободы. Когда ты приходишь на экзамен, у тебя его воспринимает педагог, который, может, чуток младше твоей матери, при всем этом у нее неофициальный стиль и никто не пробует это цензурировать.

Нам дают чрезвычайно много базисных ценностей, но всю вину за обучение мы всецело берем на себя. Нас никто не стращает за то, что мы опаздываем на пары.

Я ранее обучалась в ГИТИСе, и мне чрезвычайно посчастливилось: там я попала на курс к режиссеру Владимиру Мирзоеву. Он постоянно рассказывал, что чем бы ты ни занимался, принципиально постоянно находить единомышленников. Так как у населения тут, в Российской Федерации, слабость в том, что они считают, что не могут консолидироваться вместе.

Начиная с 2018 года Шанинку преследуют по политическим мотивам. После того как Сергея Эдуардовича силком вывезли из поликлиники на принудительное медобследование, ни у кого, видимо, не осталось колебаний, что это беспощадная бесталантная политическая слабость. Это походит на замедленное убийство. Когда истязают людей, зная, что они уязвимы.

Меня удивляет, что молчат соратники из РЭШ (Российской финансовой школы. — Ред.). Все постят прогулки с собаками, будто бы ничего не случается. Рэшке нужно пробудиться, могут придти и в Британскую высшую школу дизайна. Они в достаточно уязвимом положении — однако бы поэтому, что у них есть контакты с Западом.

Если не оказывать противодействие данному злу, оно сумеет перемолоть хоть какого. И если есть задачка поставить собственного человека [на место Сергея Зуева] — об этом необходимо сходу запамятовать. Быстрее Шанинка как институция будет завершена, чем туда поставят собственных людей, которые будут пробовать держать под контролем эту систему с внутренней стороны.

Хватит уже вести войну с интеллигенцией и профессурой, которая не может противодействовать этой злости. Доктор либо педагог не сумеет оказывать противодействие, если его будут пытать либо лупить. Его степень культуры не дозволит скатиться на этот же уровень.


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.